Ростов великий. Ростовский кремль

rostmuseum@gmail.com

rostkreml@mail.ru

"Дерево в русской культуре"

Дерево – один из наиболее излюбленных и распространённых материалов из-за присущих ему свойств: живой теплоте, доступности и удобстве обработки. Из него строили дома, делали мебель, домашнюю утварь и прочее. Деревянные изделия вошли в повседневный обиход и отразили в себе многие стороны жизни русского человека.

Вновь открытая в Ростовском кремле в залах Красной палаты выставка «Дерево в русской культуре» обращена к двум аспектам этой обширной темы:
I. Роль деревянных предметов из коллекции Ростовского музея в формировании всеобщих представлений об особенностях национальной культуры.
II. Предметная бытовая среда как отражение христианского мировоззрения.

Выбор этих направлений продиктован вновь возрастающим интересом к отечественной культуре, её характерным внешним и внутренним чертам. Прежде на материалах собрания Ростовского музея эти темы не рассматривались.

Самобытность и красота русского деревянного зодчества общепризнанна. В основе традиционной деревянной постройки - клеть. Издревле были выработаны характерные национальные способы её рубки - соединения брёвен в углах стен, создана система особых кровельных перекрытий и покрытий.

Дерево – материал недолговечный. Из тех построек, что дошли до наших дней самой старой считается церковь праведного Лазаря (выстроена до 1391 г. и ныне находится в Кижах). Недостаток научных сведений восполняют археологические находки. В результате раскопок 1986-1987 гг. на территории Соборной площади г. Ростова были обнаружены детали архитектурной конструкции и резьбы первого в Северо-Восточной Руси храма, возведённого в 991 г. Из летописи известно, что он был построен целиком «из древес дубовых». Летопись донесла до нас восторженный отзыв современника о красоте этой церкви: «чюдна зело и преудивлена». Обнаруженный единственный небольшой фрагмент резного убранства, указывает на несомненное наличие декора, хотя пожар, уничтоживший древнюю постройку не оставил других свидетельств. Единственная сохранившаяся деревянная церковь Ярославской области – св. Иоанна Богослова на Ишне близ Ростова (1687 г). Храмы и дома XVIII – первой половины XIX вв. не сохранились. Представление о них даны по старым рисункам и гравюрам, а также фотографиям ульев-макетов современного мастера Ивана Григорьевича Налимова. Образцами для них послужили здания, некогда существовавшие в соседней Угличской земле. Вид одних из них он помнил сам, другие делал по фотографиям и описаниям старожилов.

Мнение о том, что Ростов в древности, несомненно, был центром резьбы по дереву, камню и кости впервые высказал известный учёный, реставратор Николай Николаевич Померанцев. Его последовательница – Ирина Михайловна Соколова выделила в собраниях центральных музеев Москвы ряд резных по дереву икон XVI в., создание которых увязала с Ростовом. При этом, одним из явных признаков всей группы она называет характерный орнамент в виде побега, аналогичный тому, что присутствует на представленных на выставке царских вратах XVI в., происходящих из ц. Иоанна Богослова на реке Ишня близ Ростова. Известно, что вырезал эти врата монах Исайя и первоначально они предназначались для собора ростовского Богоявленского Авраамиева монастыря.

Интерес к городу, как средоточию резного по дереву ремесла возник в 1870-х гг. В этот период Ростов привлекает к себе внимание как исторический центр национальной культуры. Вышеназванные царские врата получили тогда международную известность. В 1873 г. гипсовые слепки с них демонстрировались на международной художественно-промышленной выставке в Вене. В 1876 г. фрагментарное изображение этого памятника вошло в первую, изданную на Западе (в Париже), книгу о русском искусстве. Автор её - известный французский учёный Эжен Виолле ле Дюк. Это произведение характеризовало собой тогда резное искусство Руси периода расцвета её культуры. В 1879 г. книга была переведена на русский язык академиком Н.В. Султановым. В конце 1880-х – начале 1890-х гг. знаменитый художник-баталист В.В. Верещагин пишет ряд натурных этюдов самой церкви, её интерьеров и тех же врат. Обнаружив в городе профессиональных резчиков, он поручает им изготовление рам для своих картин в «русском стиле». Для этюда с изображением иконостаса ишненской церкви он заказывает раму с использованием мотивов резьбы вышеназванных врат. В таком оформлении эта картина вместе с другими, выставленными в Париже, недвусмысленно указывала на Ростов, как на сохранившийся с древних времён центр резьбы. Эти врата неоднократно копировались, а их мотивы использовались для разработок произведений в русском стиле.

В 1883 г. в Ростове был открыт Музей Церковных Древностей. Резной ящик для свечей из его коллекций послужил образцом для создания впоследствии широко распространившихся музейных витрин и мебели в русском стиле.

Общерусская святыня на Ростовской земле - животворящий крест-распятие, явленный в 1423 г. на Сахотском болоте близ села Антушково Ростовского уезда, сохранявшийся до революции в Никольском Погосте. Вероятно, он послужил образцом для многих произведений. В собрании музея есть экспонат, созданные под его несомненным влиянием – крест распятие XVI века.

В 1898 г. в Ростове открылась школа резьбы и позолоты по дереву, которая просуществовала двадцать лет. Работы её учеников были на трёх промышленных выставках страны. В экспозиции представлена одна из работ её учеников - херувим.

Несмотря на то, что христианству на Руси уже более тысячи лет, вопросы его проявления в народной культуре, являясь на сегодняшний день актуальными, малоизученны. На материале коллекции народного резного и расписного дерева из фонда ГМЗРК показана специфика бытования христианских представлений в крестьянской среде.

Духовный мир в народной культуре всегда символически присутствовал в окружающем быту, «небесное» соотносилось с «земным». Все мироздание мыслилось в виде Древа или огромного храма. На Руси говорили: «Дом мой – храм мой». В своей основе изба имела сходную с деревянным храмом конструкцию, в основе которой – клеть. Органично входя в систему представлений о мироздании, по вертикали она символически членилась на три уровня: чердак - небо, жилье – земля, подполье – подземелье. По горизонтали, как и церковь, ориентировалась на четыре стороны света.

Подобно храму она имела и особо значимую зону - красный угол, который соотносился с алтарем и где обычно размещали иконы. В красном углу находился стол, скамья, на которую сажали только особо уважаемых гостей: старших родственников, священника. Тут происходили все домашние священнодействия – свадебные и погребальные обряды.

Стол уподоблялся церковному престолу, поэтому посторонние предметы помещать на него не разрешалось. На Руси говорили: «Стол – ладонь Богородицы, подающей нам хлеб», отсюда особый символический смысл находившейся на нем выпечки: «Хлеб на стол, так и стол престол, а хлеба ни куска, так и стол доска».

Хлебная выпечка со времен язычества имела значимость сакральной ритуальной пищи. С принятием христианства она не только сохранилась, но и повысилась за счет внесения новых смыслов: хлеб начали считать «Божьей благодатью» и жертвенной пищей, ассоциирующейся с телом Спасителя. В связи с этим особый статус получили и емкости, которые вмещали этот ценный продукт – хлебницы. Не случайно на них часто изображали рыбу как символ причастия или трапезы.

Как и хлебница, столовой утварью, связанной с христианскими представлениями, являлась солонка. Ее важность также определялась значимостью содержимого – соли, воспринимавшейся в православии как символ духовной истины.

Особую символическую роль могли также выполнять пряничные доски, которые часто имели изображение креста, Древа Жизни, и формы для Благовещенских просфор, использовавшиеся при начале с/х работ, в случае болезни домочадцев и скота.

Все названные предметы обычно хранились в красном углу.

Для народа вера имела большое значение: любое дело - новый день, трапеза, сельскохозяйственные или другие работы, обряды и ритуалы начинались с христианской молитвы. Вся жизнь, начиная от крещения и кончая отпеванием, «воцерковлялась».

Появление младенца на свет, свадьба, похороны сопровождались иконой, а самый первый образ изготавливался в соответствии с размерами ребенка при рождении.

Особым значением наделялся сундук, имеющий ассоциации с ветхозаветным переносным храмом - скинией. Он мог уподобляться также царским вратам: во время тяжелых родов его, как и царские врата храма, было принято открывать. На внутренней поверхности крышки сундука часто помещались назидательные сцены.

Важнейшим бытовым предметом являлась люлька. Сначала новорожденного держали в корзине, лукошке, корыте, подложив в них солому в память о яслях, где родился Христос, поскольку ему уподоблялся младенец. После крещения, непременно благословясь, его укладывали в люльку, которую обычно окуривали ладаном. До этого момента ребенок считался не вполне чистым, хотя и полагали, что еще в утробе матери-дети освящаются ее молитвами, чтением слова Божия и принятием святых таинств. Поскольку колыбель почиталась местом, освященным памятью о Спасителе, на ней часто изображали важнейший христианский символ – крест, помещали молитвы. В связи с этим запрещалось класть в колыбель посторонние предметы, вещи; ее хранили, дарили, но никогда не выбрасывали.

Другим значимым для ребенка предметом являлся стульчик – предмет, использовавшийся для обучения стоянию, носившего ритуализированный характер. Это объясняется тем, что человек, по христианским представлениям, был сотворен по образу и подобию Божьему: не только душа, но и тело уподоблялось воплощенному Богу – Иисусу Христу, Сыну, явившемуся во плоти, поэтому необходимым качеством человека считалось умение стоять, а слова «стоять» и «жить» становились синонимами. Детский стульчик красочно декорировался сюжетными росписями, являющимися своеобразной «программой», по которой ребенку предстояло подрастать и взрослеть. Редкой разновидностью такой мебели являлся выполненный в виде небольшого креслица с колесиками.

Вступление в супружество являлось важнейшим этапом в жизни любого человека, но законным признавался только церковный союз, обязательным атрибутом которого были брачные венцы. Во время сговора, предшествующего венчанию, отец с матерью давали будущей паре благословение, без которого брак не считался полностью законным. В Ярославской губернии нареченные во время этого ритуала наклоняли головы, а родители обводили кругом их иконой три раза, передавая из рук отца в руки матери. После благословления нареченные делали три земных поклона, целовали образ и потом – родителей, а икона затем переходила в приданое невесте.

Со свадебным обрядом связывалось большое количество обязательных народных ритуалов, способствующих благополучию и благоплодию, даруемому Богом. Например, для обеспечения хорошего урожая молодожены парами съезжали на санях с ледяных гор так, чтобы их путь оказался длиннее. Существовал специальный обычай и на тот случай, если кто-то из молодых на момент венчания болен: во время исполнения обряда клали под подножье брачующимся ложку, а они, обходя аналой, старались раздавить ее, чтобы не «завенчать» болезнь.

Необходимым свадебным ритуалом было застолье и поедание большого, часто разнообразно украшенного каравая или пряника, своеобразного благопожелания будущей паре. Неслучайно в одной из загадок Ярославской губернии спрашивается: «Что на земле рай?» Ответ: «Каравай!».

В окрестностях Ростова существовала уникальная народная свадебная выпечка – так называемая пряница, Она украшалась фигурами юношей и девушек, елочек, звездочек и зеркальцем, которое устанавливалось в центре. Наподобие иконы с него свисало полотенце из папиросной бумаги. Зеркало считалось атрибутом Богородицы, и символизировало ее чистоту. Деревца ассоциировались с райским садом, звездочки - с Вифлеемской звездой. Фигурки расписывались сусальным золотом и серебром соотносившимся, по народным представлениям, со светом, солнцем, божественным, сакральным. Золото ассоциировалось не только с богатством, но и с образом мира горнего – раем. Согласно бытовавшим представлениям, из «чистого золота» был выстроен небесный Иерусалим. Серебро же символизировало нравственную чистоту, духовную и телесную целостность, святость и целомудрие. Оно также связывалось с луной – атрибутом Богородицы - Приснодевы Марии.