А.Е. Леонтьев

Ладейные шпангоуты X в. из Ростова

В 1955 г. во время раскопок Н.Н. Воронина в Митрополичьем саду Ростовского кремля были найдены два парных дубовых шпангоута, явно предназначавшихся для корпуса крупной ладьи. В настоящее время они хранятся в Государственном Эрмитаже.

Автор раскопок датировал находку X в. При сопоставлении с данными раскопок в Ростове последних лет это определение можно уточнить: судя по стратиграфии, встреченным предметам и керамике, отложения, в которых найдены шпангоуты, относились к рубежу Х - ХI столетий - времени Ярослава Мудрого. Для Ростова - это период начала интенсивного развития города, связанный с появлением различного рода новаций в жизни горожан.

Шпангоуты представляют собой два выгнутых, суживающихся кверху дубовых бруса прямоугольного сечения, длиной 2,51 - 2,52 м и толщиной в нижней части 0,16 и 0,13 м с вырубками для крепления по меньшей мере 6 рядов обшивки с внешней стороны. Сохранность дерева не очень хорошая, особенно в верхней, частично деформированной части. Усыханием дерева, видимо, объясняется неравная толщина шпангоутов при одинаковой длине и симметричности вырубок для обшивки. Не исключено, что по той же причине изгиб верхней части шпангоутов может не соответствовать первоначальному.

Найденные детали принадлежали судну с наборным корпусом. Реконструкция его поперечного сечения при наиболее вероятном способе соединения шпангоутов с килевым брусом показывает, что ширина ладьи могла достигать 4,35 м при высоте борта 1,3 - 1,6 м. Если это мидель-шпангоутов (серединный), то, учитывая пропорции судов того времени, длина ладьи могла достигать 18 м, если же шпангоуты других рядов, то размеры были еще больше. В другом, первоначальном варианте реконструкции Н.Н. Воронина, ширина судна равнялась 3,35 м при высоте борта 1,7 м. Ширина килевого бруса в месте соединения со шпангоутами составляет 0,32 м. Полученные результаты сопоставимы с данными о размерах средневековых судов IХ - ХI вв. Способ обшивки бортов - внакрой (в клинкер) также обычен для своего времени.

Для Руси Х - ХI столетий суда с наборным корпусом не характерны. Упоминаемые Константином Багрянородным "моноксилы" - однодеревки славян, использовавшиеся для плавания по Днепру и Черному морю, набойни, насады, струги, челны - суда иной, более простой конструкции, восходящие к архаичной долбленке. Археологические материалы подтверждают существование тех же долбленок и, не позднее XII в. - довольно крупных плоскодонных судов.

Поиск аналогов уводит на Балтику, где в эпоху викингов строились разнообразные по назначению и размерам военные и торговые корабли (драккары, кнорры) с наборными корпусами, в которых использовались шпангоуты сходней конструкции. Судостроение этого и последующего времени хорошо известно по находкам затонувших и использованных при погребении знатных людей кораблей IХ - ХIII вв. в Норвегии, Швеции, Дании, Польше, Германии.

Нет уверенности в том, что ладья была построена именно в Ростове: для озера суда такого класса не нужны, а создание большого корабля для далекого плавания при отсутствии кораблестроительных традиций кажется сомнительным. Более вероятно, что ладья принадлежала иноземным гостям ("заморская ладья" "Русской Правды"). Известность Ростова подтверждает его упоминание в числе немногих русских городов в раннесредневековых скандинавских источниках. Широкие торговые связи края, по археологическим данным, сложились еще в IX в., в эпоху мери.

Впоследствии попавшее в Ростов судно было разобрано: шпангоуты найдены на территории городской усадьбы в отдалении от озера.