Е.В. Плешанов.

Осветительные приборы в собрании Ростовского музея

В одном из древнеегипетских мифов рассказывается о том, как на возникшем из первобытного хаоса холме вырос цветок лотоса, из которого родился солнечный бог Ра. Он победил силы мрака, рассеял тьму и освободил от страха перед нею человеческие сердца. Мотив цветка, рождающего свет, а вместе с ним жизнь, прочно вошел в область декоративно-прикладного искусства, вылился в художественный образ светильника. Форму цветочной чашечки с отогнутым венчиком получили профитки - гнезда для свечей - у старинных подсвечников, канделябров и люстр, сохраняя отголоски древних представлений о зарождении жизни на земле, начавшейся с разделения тьмы и света.

Тема осветительных приборов не получила должного отражения в литературе. Для основной не парадной массы этих предметов характерно было превалирование утилитарного назначения над эстетическим. С течением времени усиливалась роль осветительных приборов в оформлении и восприятии интерьеров. Они приобретают высокохудожественные формы, нередко превращаются в подлинные произведения искусства и становятся неотъемлемыми элементами убранства парадных залов дворцов царей и высшей знати. Их проектируют ведущие архитекторы и скульпторы, которые и сами участвуют в создании канделябров, торшеров и люстр. Кузнецы, бронзовщики, позолотчики, резчики, стеклодувы - мастера многих профессий, имена которых большей частью забыты, творили настоящую красоту из металла, дерева, стекла и других материалов.

Основными центрами производства осветительных приборов стали Санкт-Петербург и Москва. В Академии Художеств во второй половине XVIII века велось обучение учеников "деланию люстр и паникадил", как о том свидетельствует рапорт директора Академии архитектора А.Ф. Кокоринова И.И. Бецкому от 3 октября 1763 г.1 Но это касается главным образом парадных образцов. Значительная масса осветительных приборов, использовавшихся в народном быту, нередко изготовлялась и в провинции. Каждый мало-мальски искусный кузнец имел навык создания светцов и подсвечников из железа. Мастера имелись и при дворянских усадьбах и могли работать по бронзе и дереву. Как правило, клейма, на их изделиях редки, что не позволяет точно указать место производства.

В Ростовском музее около 280 предметов освещения и более 20 инструментов для зажигания и гашения огня. В большинстве своем они поступили от частных лиц. Среди вкладчиков есть такие известные люди, как А.А. Титов, И.А. Шляков, В.Л. Мордвинов и др. Немало вещей передали в музей священнослужители. Этому способствовал циркуляр главы Ярославско-Ростовской епархии Преосвященного Ионафана о передаче в музей обветшавших или неиспользуемых в богослужении предметов. Такие вклады имели место и в 1920-е годы в период разворачивания компании по ликвидации церквей и монастырей, имущество которых переходило в музей. Этнографические экспедиции тоже пополняли коллекцию, но, если судить по материалам поступлений, их было не так много, или результаты их оказались не столь значительными.

Коллекцию осветительных приборов можно разделить на три основные группы: стоячие, навесные и подвесные. Каждая, в свою очередь, разбивается на подгруппы по видам и стилям. Сложность в том, что только репрезентативные и парадные образцы следовали общей эволюции стилей, а продукция средней руки дольше сохраняла неизменные формы и декоративные мотивы. Коллекция не претендует на полное представление истории русской и тем более мировой осветительной арматуры, но она достаточно интересна, не смотря на то, что многие экспонаты нуждаются в пристальном внимании реставратора. В нормальном физическом состоянии любой из них обладает тем важным качеством музейного предмета, благодаря которому современный зритель получает живое впечатление от той предметной среды, что окружала человека в прошлом.

Самая многочисленная группа осветительных приборов - стоячие. Древнейшие из них - античные светильники, выполненные из красной и серой глины и покрытые лаком. Их более 20. Небольшие, округлой формы, с отверстием в прочно укрепленной крышке для горючего масла и носиком для отвода дыма, покрытые скромными украшениями, отдаленно напоминающими растительные, они соединили в себе красоту и целесообразность. У большинства имеется ушко или след от него. Они вряд ли были изготовлены ранее I в. н. э. - в то время, когда возникло нечто вроде их серийного производства. Некоторые экземпляры несут изображения Пана, Гефеста (Вулкана) в мастерской, а на одном можно различить масличную ветку. Видимо ее держит в клюве голубь. Это изображение - символ мира, нередко встречающееся на глиняных светильниках в эпоху раннего христианства. Античные светильники были приобретены на месте раскопок Херсонеса и Пантикапея у частных лиц хранителем музея И.А. Шляковым и делегатом Императорской археологической комиссии, заведующим музея К.К. Костюшко-Волюжиничем.

Главная находка этнографической экспедиции - светцы. В крестьянской среде они бытовали вплоть до начала XX в. Участники экспедиции находили их в сараях, на чердаках заброшенных домов, даже на пашне, забытыми и неиспользуемыми, а ведь когда-то они украшали крестьянские избы, стоя в корытцах с водой или песком под специальным колпаком-лучником, отводившим дым. Присмотришься - словно сказочный цветок распускается: полутораметровый железный стержень на 3 - 4 изогнутых ножках, соединенных обручем - будто стебель на холме, а вверху держатель смолистой лучины, искусно украшенный полосками, завитками, лепестками. Порой весь светец сверху донизу в орнаменте из полос. Даже самые несложные конструкции поражают виртуозностью обработки такого твердого материала, как железо, приемами ковки, гнутья и просечки. Это искусство корнями своими уходит в древнюю языческую Русь и широко проникло в народный быт. В коллекции музея примерно 20 железных светцов.

В северных районах, местах традиционно развитого искусства резьбы по дереву, в частности, объемной скульптуры. также связанного с языческим прошлым, использовались деревянные светцы с металлическими держателями. В конце прошлого века от А.А. Делицына поступил светец, выполненный в виде человеческой фигурки в 1-й половине XIX в.2 Подобного рода изделия, не блещущие ни тонкостью отделки, ни изяществом пропорций имелись в крестьянском обиходен были нередки.

В городской среде использовались кованные подсвечник, на одну свечу, высотой, как правило, не более 30 см. Они стояли на изогнутых ножках, а стержни изготовлялись из спиральных железных полос. В коллекции музея 10 таких подсвечников, и все снабжены механизмом перемещения свечника со специальным рычажком.

Самая многочисленная подгруппа - это переносные подсвечники на 1 - 3 свечи, отлитые из меди, бронзы, изготовленные из мрамора, стекла и других материалов. Они выполняли, главным образом, служебные функции и использовались всюду, начиная от кухни и кончая парадными залами. В коллекции около 100 подсвечников, относящихся к концу ХVIII - ХIХ вв. и несколько более ранних экземпляров XVII в. иностранного происхождения. Два из них изготовлены в Аугсбурге и поступили из Успенского собора в 1922 г.3 Их стояны выполнены в виде фигурок путти, а двойной поддон украшен чеканными листьями аканта и связками плодов.

Основная конструкция подсвечника восходит к египетским образцам. Русь восприняла эту форму через Византию. Первоначально подсвечник состоял из пирамидального основания, стояна из конусов и колец и чаши, отдаленно напоминая лотос на холме. За многие века произошли значительные изменения, но основная конструкция сохранялась, лишь детали видоизменялись и разнообразились. Так вместо чаши появилась цветовидная профитка-свечник. Классицизм - а большинство экспонатов относится именно к этому стилю - придал подсвечникам совершенство формы. Нередко традиционная конструкция уступала место подсвечникам, повторяющим форму античного глиняного светильника. В конце XVIII в. они были популярны4. Но чаще всего стояны у подсвечников с традиционной конструкцией выполнены в виде колонн с каннелюрами или стержней с дисками. Стояны в первую очередь становились объектом новаций. В коллекции есть подсвечники со стоянами в виде лебедей, амуров, путти. Встречаются произведения, копирующие европейские образцы. Этому способствовали публикации лучших осветительных приборов. В музейной коллекции есть несколько экземпляров, повторяющих популярные в позднее средневековье, особенно в Центральной Европе, подсвечники со стоянами в виде слуг в современных одеждах, держащих свечники в обеих руках.

Имена некоторых мастеров-серебряников известны, Так, петербургский мастер Людвиг Иоганн-Вильгельм, родом из Гамбурга, исполнил трикирий и дикирий. поступившие в музей из Спасо-Яковлевского монастыря5. На них стоит клейма пробирного мастера Михаила Карпинского. В коллекции есть также изделия петербургского мастера Матнаса Весселя, подсвечник фабрики Дубинина. Этими именами можно и исчерпать список, сделав оговорку, что некоторые экспонаты имеют пока нерасшифрованные клейма: ИБСО, МВА, МФБ и др.

На рубеже ХVII - ХIХ вв. особенное развитие в России получает бронзовая промышленность, в первую очередь в Москве и Петербурге. Бронзовое производство приобрело своеобразные черты, позволившие говорить о собственно русской классике первой трети XIX в. Этот период наиболее богато представлен в музейной коллекции и дает основу для общей ее оценки.

Необычайно красивы русские канделябры. До середины XVIII в. они создавались в рост человека. Из ликвидированной в 1936 г. церкви села Погорелово музей получил 4 многосвечника, напоминавшие барочные канделябры XVIII в. Но на одном из них оказалась надпись, свидетельствующая о том, что он сооружен в 1903 г. трудами Вахромеева6. Это еще один пример позднего копирования. А вообще со 2-й половины XVIII в. канделябры делаются меньшего размера - в пределах 50 - 70 см. Стоян у них чаще всего фигурный: в виде путти, олицетворения крылатой Свободы или Победы, держащей над головой светильник, орла, садящегося на гнездо. Чувствуется влияние на классические изделия стиля ампир. Особенность русского канделябра - изысканный, украшенный фигурками козлов, львов и т. п., постамент в виде треножника или, реже, квадрата. С развитием стекольной промышленности стояны подсвечников и канделябров делаются стеклянными со сложной огранкой, но это относится уже ко 2-й четверти XIX в.

В коллекции имеется два жирандоля. Это - разновидность канделябра, распространившаяся во 2-й половине XVIII в. Оба жирандоля на подставках. Их стержни из бирюзового и синего стекла, используемого в 4-й четверти XVIII в. Завершаются они своеобразным "дождем" из металлических полосок. Жирандоли внешне напоминают люстры. Канделябры и жирандоли были связаны с определенным интерьером и редко переносились в другие места. Канделябры освещали стены, жирандоли находились между колоннами. Исключение составлял театр. В антракте в зрительный зал вносили канделябры, а перед открытием занавеса уносили.

Оба жирандоля и часть канделябров поступили из двора Юсуповых в Ленинграде, а остальные переданы из вещей Титова и Макалинского.

Из 20 церковных напольных подсвечников есть один серебряный, поступивший из Успенского собора7. Он изготовлен в XVII в., покрыт чеканкой, канфарением и золочением. Высота его более метра. Конструкция проста: круглый поддон, стоян с пятью вздутиями - "яблоками", завершающийся диском с подзорами вверху, на котором укреплены свечные гнезда. Остальные напольные подсвечники - железные и деревянные ХVII - ХIХ вв. - поступили из уездных церквей или подарены Амфилохием, епископом Угличским. Деревянные изделия расписаны зеленой, коричневой, багровой и желтой краской. Есть еще крышка от серебряного напольного подсвечника, изготовленная мастером И.Ефимовым в Москве в 1797 г.

Самый ранний из фонарей относится к концу XVII в. Он имеет завершение в виде шатровой постройки, слюдяные стенки. Интересен фонарь рубежа ХVII - XVIII вв. По преданию, его несли перед гробом Димитрия Ростовского. Он 10 гранный, с завершением в виде многоглавой церкви. Еще в 1880-е годы фонарь был пожертвован из Спасо-Яковлевскогс монастыря. Из остальных фонарей интересен небольшой ручной немецкий фонарик конца XVIII в. с пока еще непрочитанной надписью.

Группа навесных приборов по количеству самая незначительная. В нее входят настенники с барочным хрусталем и настенники из бронзы или из дерева - бра. Первые поступили из имения Шереметьевых, находившегося в селе Ващажникове бывшего Ростовского уезда, вторые - от В.П. Мордвинова и А.А. Титова. Все относятся к началу XIX в., а хрустальный убор со стилизованными дубовыми листьями барочного типа, от более раннего предмета. Деревянные бра покрыты золоченым левкасом. Они выполнены во 2-й четверти XIX в.

Подвесных осветительных приборов насчитывается менее 60. Среди них большие паникадила, обычно подвешивавшиеся под центральным куполом храма и в палатах. Центральный ствол у каждого завершается шаром. В дисках закрепляются S-образные отроги - "перья", расположенные кругами в несколько ярусов и напоминающие пышные побеги. На изгибах стилизованные кресты, херувимы и ангелы. Расположенные по кругу свечи символизировали колесниц, восхитившую Илью Пророка.

В Белой палате Ростовского Кремля по четырем углам подвешены четыре паникадила. Во времена барокко люстры располагались по оси зала8, а в конце XVIII в. принцип из размещения изменился, и интерьер Белой палаты получил соответствующее классическому оформление, с той разницей, что вместо люстр здесь находятся паникадила, которые и в более ранние времена употреблялись в гражданских постройках.

Церковный иконостас освещали красиво оформленные кандила ("свечники"), подвешиваемые на трех цепях. Зажигали обычно 7 свечей по кругу, по числу иереев и даров святого духа. В центре вставлялась крупная свеча, или маленькая лампадка.

Из лампадок интересна серебряная, выполненная Матиасом Весселем и принадлежавшая вначале - до 1751 г. - пятой роте лейб-гвардии конного полка, а затем поступившая в Спасо-Яковлевский монастырь9.

Коллекция люстр насчитывает 18 единиц. Все они требуют серьезной реставрации. Первые стеклянные люстры в России выделывали на казенном стекольном заводе в Измайлове, построенном "про обиход великого государя" в 1669 г.10. Внешне они напоминали русские паникадила ХVI - ХVII вв., состояли из множества деталей, соединенных стальным стержнем с деревянными дисками. В 1880-е годы А.П. Иванов передал в музей такую люстру из богемского стекла, тяжелого и твердого. Рожки S-образной формы укреплялись в дисках по кругу в два яруса. Хрустальные подвески не сохранились.

В 1890-е годы у неизвестного куплена люстра переходного периода. У нее стеклянная балясина, но композиция уже легкая, а стеклянные дубовые листья заменены классическими пирамидками и бусинами. Такие люстры изготовлялись в 1770 годы, когда наступил период русской классики. В это время у люстр четко просматривается членение по вертикали, подчеркиваемое хрустальными подвесками. Стержень-балясина вверху завершается проволочным "дождем" с хрустальными "слезками" на концах. На стержне цветное стекло в виде вздутий. Четко просматриваются и горизонтали, благодаря обручам с рожками. Обычно обручей несколько. Они крепятся к стержню и верхнему диску. В коллекции есть люстры с тонкой бронзовой работой, ажурным ободом, со вставленными в него пирамидками и головками херувимов.

На рубеже ХVII - ХIХ вв. наступил переходный период к так называемой русской классике XIX в., когда создаются упрощенные люстры в виде подвешанных на цепях обручей со свечниками и коронами из акантовых листьев над ними.

Это своеобразные венки победы. Подобные висели в Военной галерее Зимнего дворца, посвященной героям Отечественной войны 1812 г. В. обруч вставлялось стеклянное дно. Люстры покрывались гравировкой, плоской чеканкой, накладными просечными пластинками в виде пальметок, меандров и фигур, а также огневым золочением.

Золоченая бронза в 1-й половине XIX в. заняла одно из важнейших мест в русском декоративно-прикладном искусстве. Основные центры ее производства - мастерские Академии Художеств в Петербурге, частные предприятия Павла Шрейбера и его сына Андрея, фабрика Брауна, а также московское заведение Споля11. В России появились собственная передовая технология и высококвалифицированные мастера. Три люстры из коллекции относятся к этому периоду. У них ажурные обеды, накладные декоративные детали с литыми украшениями в виде акантовых листьев, сложных фигур и растительных композиций. Поверхность, покрыта искусной чеканкой. Поддоны фигурные - из листьев акантов и пальметок. Люстры подвешивались на цепях, большей частью утраченных и сохранившихся только во фрагментах.

Бронзовые изделия были дорогими, поэтому осветительные приборы изготовлялись и из других материалов. В коллекции есть деревянная люстра начала XIX в., украшенная резным вызолоченным орнаментом и херувимами. Это - одно из самых первых приобретений музея: люстра поступила в 1883г.

Самыми дешевыми были проволочные люстры с левкасом под "бронзу". Техника их изготовления получила название "бумажной резьбы". На первой художественно-промышленной выставке 1829 г. в Петербурге они получили высокую оценку за свои декоративные качества12. Однако материал этих люстр непрочен, и сейчас они очень редки. В коллекции три подобных экземпляра.

Так называемый "современный стиль", или модерн представлен двумя люстрами, приобретенными в 1971 г.: тяжелым светильником в виде отдыхающей в гамаке среди экзотических цветов женщины; подсвечника, выполненного из чугунных ядер с тисненой надписью: "Память о Севастополе" и др.

Отдельно можно упомянуть керосиновые лампы, вошедшие в быт в 1853 г. В основе каждой - полая ваза - постамент куда вставлен резервуар для горючего. Вытяжное стекло увенчано абажуром. В музее 6 керосиновых ламп, поступивших в 1920-е годы и в 1970-е. Среди них две лампы берлинской фабрики Бреннера, нач. XX в.

Имеются комбинации различных предметов: письменный прибор-подсвечник с отражателем, зеркало-бра, проскомидное блюдо со свечником и др.

В заключение можно остановиться на инструментах для зажигания и гашения свечей. Стальные огнива, выполненные в виде ножевого клинка и пистолета, имеются в нескольких экземплярах. Фитильных ножниц насчитывается 17. Они внешне похожи на обыкновенные ножницы, но снабжены коробочками для обрезания кусочков фитиля и имеют разной конфигурации кривизну. Их поверхность гравирована изображениями цветов. Они изготовлены из стали, бронзы и латуни. Есть также гасильник XVII в. в виде железного колпачка.

Такова в общих чертах коллекция осветительных приборов Ростовского музея. Она небольшая, многие предметы находятся в плохом состоянии, но при соответствующей работе с ней и при более внимательном изучении можно получить хороший материал, дающий представление о русской осветительной арматуре, являющейся одной из ярких страниц в истории мирового декоративно-прикладного искусства.

  1. Соловьев К.А. Русская осветительная арматура ХVII-ХIХ вв. М. 1950. С. 9.
  2. РЯАХМЗ. Инв. № Д-146.
  3. РЯАХМЗ. Ига. № ДМ-559-560.
  4. РЯАХМЗ. Инв. № М-276.
  5. РЯАХМЗ. Инв. № ДМ-557-558.
  6. РЯАХМЗ. Инв. № Ц936/13-14.
  7. РЯАХМЗ. Инв. № ДМ-633
  8. Соловьев К.А. Указ. соч. С. 15.
  9. РЯАХМЗ. Инв. № ДМ-561.
  10. Никифорова Л.Р. Выставка русских осветительных приборов кон. XVII - нач. XX в. в Эрмитаже. // Научно-исследовательская работа в художественных музеях. Вып. 3. М., 1975. С. 107.
  11. Соловьев К.А. Указ. соч. С. 28.
  12. Никифорова Л.Р. Указ. соч. С. 116.