Е.И. Сазонова.

Ростовские каменьщики и кирпичники в XVII-XVIII вв.

В настоящем сообщении рассматривается одна из категорий ремесленников ростовского посада - каменщики и кирпичники. Каменщиками на Руси называли строителей, производящих различные работы из камня и кирпича, кирпичниками - изготовителей кирпичей. Во второй половине XVI в. эти строительные ремесленники были выделены в особую категорию записных ремесленников для обеспечения рабочей силой строительства крупных оборонительных и других сооружений. Записные каменщики и кирпичники, жившие на посадах, освобождались от посадского тягла и могли заниматься различными другими ремеслами, но в летнее время они должны были являться в Москву, в Приказ каменных дел, который распределял их по местам казенных работ. (Известно, например, что ростовские каменщики и кирпичники, в 1670 г. участвовали в строительстве гостиного двора в Архангельске)1. Освобождение от посадского тягла было подкреплено и Уложением Алексея Михайловича 1650 г.: "к... городовым записным каменщикам и кирпичникам... по прежнему в каменщиках и кирпичниках, а в посады их не имать".

Среди каменщиков и кирпичников в XVII в. следует различать каменных дел мастеров, обжигальщиков, рядовых каменщиков и кирпичников, и ярыжников. Каменных дел мастера - это наиболее квалифицированные строители, руководители артелей. Обжигальщики - это мастера по изготовлению кирпичей, которым подчинялись простые кирпичники; ярыжниками называли чернорабочих. Среди ремесленников ростовского посада в переписных книгах XVII в. значатся только рядовые каменщики и кирпичники. В отличие от мастеров рядовые каменщики и кирпичники в период строительных работ денежное жалование не получали. Им выдавали лишь, поденный корм - 8 денег в день2.

Первое упоминание о ростовских каменщиках и кирпичниках XVII в. находим в дозорной книге Ростова 1619 г., которая зафиксировала положение ростовского посада после разорения Ростова поляками. В данном источнике отмечено 16 дворов каменщиков и кирпичников3. Здесь ни имена, ни места жительства данных ремесленников на посаде не обозначены. Эти сведения существенно дополняет выпись с писцовой книги 1624 г. с указанием новых дворовладельцев, выполненная в 1677- 78 гг4. Выпись показывает, что за несколько лет (с 1619 по 1624 гг.) количество каменщиков и кирпичников в Ростове увеличилось на 7 человек. В 1624 г. на посаде им принадлежало 22 двора, 1 изба и 40 земельных участков ("мест"). Выпись отмечает, что все дворы и земли данных ремесленников находились на "белых местах", т. е. не облагались государственным тяглом. Указанный источник называет имена ростовских каменщиков и кирпичников первой половины XVII в. Среди них отметим каменщиков и кирпичников, род которых прослеживается до конца XVIII в. Это Кречковы, Щеткины, Хухоревы. Выпись указывает, что среди записных ремесленников был шапошник - Родька Ермолин и саловолоны - кирпичники Алексеевы.

В середине XVII в., по переписной книге 1646 г., в Ростове было 18 дворов каменщиков и кирпичников, в которых проживало 39 человек ("с братьями, детьми и племенниками")5.

Прежде чем перейти к анализу источников второй половины XVII в., отметим, что переписные книги Ростова XVII Б. не отмечают наличие на ростовском посаде специальной слободы каменщиков и кирпичников. Их дворы и места были разбросаны по всей территории города. Так, например, дворы и места кирпичников и каменщиков отмечены в Горицкой и Троицкой десятне, "на Заровье", у "Семиона Столпника" и др. местах. А двор кирпичника Афоньки Акильева с. Пуришева находился в Пищальной слободе. Переписная книга Ростова 1646 г. прямо указывает, что дворы ростовских каменщиков и кирпичников находились на посаде и в слободах.

Переписные книги Ростова второй половины XVII в. дают нам следующие сведения о ростовских каменщиках и кирпичниках. В 1670-е годы на посаде проживало 20 каменщиков и кирпичников (среди них две вдовы), Многих записных ремесленников, как отмечают источники, "не стало" в результате моровой язвы 1654 г. Опустевшие "белые дворы и места" Распределились следующим образом. Большая часть из них осталась во владении самих каменщиков и кирпичников. Некоторые семьи смогли завладеть двумя и даже тремя дворами. Например, кирпичники Иван и Авдей Дыбакины имели шесть дворов. В двух дворах они проживали со своими семьями, один пустующий двор в Пищальной слободе сдавали в наем, а три пустующих двора (у монастыря Петра и Павла, у ц. Симеона Столпника и ц. Св. жен мироносиц) заняли под пашню. Вскопали огороды на опустевших "белых дворах" кирпичники Оска Бурлов и Томилка Сутыгин, пустующий же двор каменщика Петрушки Будилова остался "лежать в межах". Двумя пустующими дворами завладел город и представители духовенства. Так на месте, где находился двор каменщика Васки Веренина "поставил двор соборный дьякон Иван Павлов с. Ключарев", а на месте, где был двор кирпичника Богданки Репкина построен погреб кружечного двора. Если пустующие "белые дворы" (кроме 2-х) остались во владении записных ремесленников, то земельные места (17 ед.), оставшиеся без хозяев, правительство отдало на оброк городскому посаду и представителям церкви. (Посадским людям отошло 6 мест, соборным дьяконам и приходским священникам - 9). Каменщики и кирпичники крепко держались за землю, которая давала им определенную стабильность. Два строчных участка им удалось сохранить. На одном из них построили двор кирпичники Кречковы, другим завладел упоминавшийся уже кирпичник Иван Дыбакин. Но потеря значительных участков земли вынудила некоторых каменщиков и кирпичников занимать пустующие дворы посадских людей. Так, например, в выписи 1677-78 гг. встречаем такую запись: "Место дворовое с огородом бывало Ваньки Стрелки, пашет из оброку Ивашка Петров, про Ивашку сказали, что его не стало; а ныне тем местом владеют насильством каменщики и кирпичники"6. По всей видимости огородничество было вторым основным занятием ростовских записных ремесленников. Некоторые каменщики и кирпичники занимались и торговлей. В окладной книге торговых лавок Ростова 1691 - 92 гг. указывается, что в сапожном ряду две лавки принадлежали Ивану Дыбакину (Цыбакину). Обе лавки им были куплены (в 1658 и в 1688 гг.). В мясном ряду была лавка кирпичника Михаила Якимова7.

В конце XVII в., как отмечают исследователи А.Н. Сперанский, Н.В. Устюгов и др., записных каменщиков и кирпичников начинает вытеснять наемная рабочая сила. Правительству становится выгоднее производить строительные работы подрядным способом. Постепенно вывоз каменщиков и кирпичников заменяется денежной повинностью, т. е. с них брали деньги (по 2 рубля с человека)8, которые шли на подрядные строительные работы. В 1700 г. Каменный приказ был закрыт, а категория записных ремесленников упразднена. Правда записные каменщики и кирпичники исчезли не сразу. Еще в начале XVIII в. Канцелярия каменных дел, образованная вместо Каменного приказа, продолжала вывозить записных ремесленников из провинции. Так, например, в 1708 г. из Ростова были вывезены посадские каменщики и плотники на строительство Петербурга9. По-видимому, ростовские каменщики так и остались в новой столице, так как в переписных книгах XVIII в. они уже не значатся. То же самое произошло и с каменщиками Ростовского архиерейского дома. В одном из доношений казначея Ростовского архиерейского дома Филарета в Монастырский приказ прямо указано, что архиерейские каменщики с семьями были высланы в Петербург "на вечное житье". Всего из вотчин Ростовского архиерейского дома было вывезено 134 семьи каменщиков10. В отписке дьяка Луки Палицына в Монастырский приказ находим некоторые подробности отправки архиерейских каменщиков. На 10 человек им давалась одна подвода, за которую нужно было уплатить 3 рубля. На дорогу на каждого человека выдавались по пол-осьмины овсяной крупы и по пол-осьмины толокна11.

Итак, с начала XVIII в. каменщики на ростовском посаде не значатся. Что же касается ростовских кирпичников, то они продолжали числиться на посаде как особая категория, то есть они "по-прежнему оставались отверстанными от посада в отношении податных тягот"12, оставались на льготном пополнении. А.Н. Сперанский пришел к выводу, что окончательно записные ремесленники перестали существовать после выхода Указа 1722 г. об устройстве ремесленных цехов13. Это не совсем так. Действительно, записных ремесленников начали приписывать в цехи. Но процесс фактического образования цехов в России был сложным. В провинциальных городах ремесленные цехи возникли очень поздно. Так в Ростове цехи стали образовываться только в 1770 - 80-х гг.14. До этого времени ростовские кирпичники продолжали оставаться на ростовском посаде как особая категория: в городских ведомостях об уплате подушного оклада они записывались отдельно, как и ростовские кузнецы и сокольи помытчики, категории которых также являлись пережитками XVII в15.

В XVIII в. в Ростове проживало всего 5 семей кирпичников. В переписной книге Ростова 1749 г. названы семьи Кречковых, Хухоревых, Щеткиных, Васильевых, Козминых (всего мужского пола 15 человек)16. Фамилии Кречковых, Хухоревых, Щеткиных известны нам с XVII в., а Васильевы и Козмины записались в кирпичники в XVIII в. из других по

Увы, но заключительная часть статьи отсутствует..., равно как и начало ссылок.

  1. Дозорная книга Ростова 1619 г. // Ростов. Материалы для истории города XVII и XVIII столетии. М., 1884. С. 3.
  2. Переписные книги Ростова Великого второй половины XVII в. Изд. А.А. Титовым. СПб., 1887. О датировке выписи см.: Сазонова Е.И. Ремесло и торговля ростовского посада по переписным книгам второй половины XVII в. // СРМ. Вып. 1. Ростов, 1991. С. 46.
  3. Переписная книга Ростова 1646 г. // Ростов. Материалы для истории города... С. 17.
  4. Переписные книги Ростова Великого второй половины XVII в. С. 43.
  5. Дозорные и переписные книги древнего города Ростова. Изд. А.А. Титова. М., 1880. С. 40, 41, 50.
  6. Устюгов Н.В. Ремесло и мелкотоварное производство в Русском государстве XVII в. С. 170.
  7. Семенова Л.Н. Обучение мастеровых в Петербурге в первой трети XVIII в. Промышленность и торговля в России в ХVII - ХVIII вв. М., 1983. С. 83.
  8. РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Д. 3420. Л. 1 об.
  9. РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Д. 2509. Л. 1 об. За предоставленные сведения об архиерейских каменщиках благодарю А.Е. Виденееву.
  10. Сперанский А.Н. Очерки по истории Приказа каменных дел Московского государства. М.-Л., 1930. С. 199.
  11. Там же. С. 204.
  12. Сазонова Е.И. Организация финифтяного промысла в Ростове в конце ХVIII - ХIХ вв. // СРМ. Вып. III. Ростов, 1992. С. 36.
  13. См., напр., ведомость 1764 г. // Ростов. Материалы для истории города... С. 64.
  14. Переписная книга Ростова 1749 г. // Ростов. Материалы для истории города... С. 64.
  15. Дело по указу Ярославского наместничества о записи здешних кирпичников в ростовский цех 23 нюня 1780 г. РФ ГАЯО Ф. 204. Оп. 5. Д. 134. Л. 10, 15 - 17.
  16. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 85. Л. 90 - 91.
  17. Добровольская Э.Д. Новые материалы по истории Ростовского кремля. // Материалы по изучению и реставрации памятников архитектуры Ярославской области. Древний Ростов. Ярославль, 1958. С. 42.
  18. Обывательская книга Ростова 1793 - 1795 гг. РФ ГАЯО. Ф 1 Оп. 1. Д. 221.
  19. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 5. Д. 134. Л. 15 - 17.
  20. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 337; Д. 91. Л. 27 - 30.
  21. Дело об использовании пожалованных городу бывших каменщичьих земель. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 378. Л. 1 об.