Е.В. Жигулин

К вопросу о ростовском театральном круге святителя Димитрия

16 ноября 1702 г. ростовский стольник В. Р. Воейков жаловался в Монастырский приказ на непривычные траты: "Преосвященный Димитрий митрополит из домовой казны материи и всякие локотные товары бывших архиереев на комедии держит", - на что 9 декабря из Москвы ответили: "Без нашего указа не держать ни на что"1. Несмотря на запрет властей, экономивших средства в связи с Северной войной, подготовка к действу "На Рождество Христово" продолжалась, и 24 декабря 1702 г. было "куплено у ростовца посацкого человека Василья Зверинцова к диалогу проволоки железной четыре фунта"2. Документально известно об исполнении действа "На Рождество Христово" 27 декабря 1702 г. и декламации "На погребение Христово плач" 27 марта 1703 г.3 В полном названии пьесы "Венец Димитрию", содержащемся в Программе постановки 1704 г., есть указание на время исполнения "в день преславного праздника" св. Димитрия Солунского 26 октября и указаны авторы пьесы и действа - "от [...] питомцев грамматики учащихся младенцев стихословне [...] сплетенный"4

Первое упоминание о ростовской Архиерейской школе содержится в Указе от имени Петра 28 мая 1702 г.: "[...] по росписи преос[вя]щенного Димитрия [...] н[а]ше Великого Г[о]с[у]д[а]ря жалованье [...] учителем греческого да латинского языков по тридцати рублев ч[е]л[ове]ку, рускому пять рублев, да хлеб нищим, которые учитися будут руской грамоты по д[е]нге на д[е]нь, а которые греческого да латинского языков, тем по две д[e]нги на д[е]нь"5. Труд учителей греческого и латинского языков ценился в шесть раз выше среднего жалования служителей Архиерейского дома, видимо, и связи с их многочисленными обязанностями, в том числе и по постановке спектаклей. Собиравшиеся со всей епархии дети священников учились в ростовской школе русскому языку, а самые способные учились в особом классе греческому и латинскому языкам. 25 июля 1702 г. "поехал из Ростова в Ярославль греческой школ учител Алексей Димитриев"6. Название "греческой" употреблено как сокращенное от "греколатинской". Учителю Алексею Димитриеву адресовано стихотворное ученическое поздравление "господину Алексию" с именинами 17 марта 1704 г. на русском языке и в переводе на латынь7. 31 августа 1702 г. "домовой сын боярской Алексей Бобров ездил к Москве с учителем Иваном Филиповым для домоваго дела [...] куплено в школы для учения младых отроков пять книг граматик греческих"8. Об учителе Иване Филипове Филиповиче) известно, что он был автором словаря "латинского и славянского языков, сочиненный в Ростовe в 1701 году Иваном Филиповичем"9. Возможно, на должность учителя греческого и латинского языков митрополит вызвал в Ростов из Новгород-Северского монастыря своего бывшего "писаря Ивана Филипьева", который приезжал с Димитрием в Москву на поставление и был отпущен новопосвященным митрополитом назад 28 марта 1701 г.10

Первым лицом после учителей в школе был "сеньор", которого митрополит упоминает в так называемом "Письме к детям": "Дети, блядины дети! Слышу о вас худо. Место учениа учитеся развращениа, неции от вас и вслед блуднаго сына пошли со свинями конверсоват. Печалюся зело и гневаюся на вас. А якоже вижду, вина развращениа вышего та, что всяк живет по своей воли, всяк болший. Того ради поставлю над вами сеньора господина Андрея Юревичя, чтоб вас мунштровал як циганских лошадей, а вы ему будте покорни, послушливы, а кто будет противен, той пожалован будет плетю"11 "Сеньором" младших учеников ростовской школы был Андрей Юрьевич Бодаковский. В ноябре 1707 г. Андрей Бодаковский сделал перевод с латыни части одного из сочинений Иосифа Флавия12. В это же время он выполнял обязанности писаря: 1 января 1708 г. митрополит в распределении платы за церковные требы упомянул "писаря Андрея Бодаковского"13.

В латино-польском словаре Григория Кнапского, сохранившемся в составе библиотеки Димитрия Ростовского, которым пользовались учителя и ученики школы, в качестве закладок (?) вложены листки с именами учеников: "Ваsilius Zeleniaew, Leontius Благовещенский", "Michael Вознесенкий", "Gregorius Zwerincow"14. Григорий Зверинцев был, вероятно, сыном ростовского посадского человека Василия Зверинцова, у которого покупали проволоку к постановке "Рождественской драмы" (см. выше). Лучшие ученики ростовской школы ездили на каникулы в Москву. В 1704 г. Димитрий писал своему другу Феологу Чудовскому: "Студент школ ростовских Василий [Зеленяев (Заления)?] немного поучився, грядет к милости вашей на вакацию [...]15. Есть упоминание о тетради "польско-латинских сочинений [...] писана рукою Василия Залении"16.

В 1708-1709 гг. Андрей Бодаковский, Леонтий Благовещенский и Василий Зеленяев (Заления) учились по этике и риторике в московской Славяно-Греко-Латинской Академии. 1 октября 1708 г. Leontius Вlagowieszens и Ваsilius Zalenia послали из Москвы в Ростов письмо с благодарностью митрополиту Димитрию за заботу о них17. 23 сентября 1709 г. Димитрий писал Бодаковскому: "Возлюбленно пане Аndreas. Послах написанное de Misticis sensibus [...] То, еже преосвященному Рязанскому [Стефану Яворскому] надписано, вручете о[тцу] ректору [Феофилакту Лопатинскому], он отдаст его милости, а если и вам досуг, отдайте вы; да то чине будет покриво, что письма от мене нет к его милости, не вспех написать"18. Тогда же, за месяц до кончины, Димитрий беспокоился о задержке занятий риторикой в Московской академии: "О школах же нет до тых час учения и я печален; напрасно харчатся бедныи студенты. Пишущих себе лексиконы похваляю. Бумагу пришлю с Благовещенским"19. 24 октября Бодаковский писал из Москвы в Ростов своему товарищу "Леонтию Федоровичу Благовещенскому": "велено учить риторику отцу Воgomodlewskomu. Учитель изрядной, проезжает ргincipia, где не прогуляет"20. Продолжавший учиться в Московской Академии уже после преставления Димитрия Леонтий Благовещенский обращался за поддержкой к поставленному в 1711 г. новому ростовскому епископу Досифею (Глебову), вспоминая почившего "батюшка нашего"21.

В библиотеке Димитрия Ростовского сохранились учебники греческого (РГАДА, ф. 1251, №№ 267, 269, 307) и латинского языка Эммануила Альвара (РГАДА, ф. 1251, №№ 1879-1880 ин., 1881-1882 ин.). Сохранился рукописный сборник упражнений учебника грамматики Альвара, сделанных учеником ростовской школы Петром Курохтанским в 1703 г.:"Iп аеtегnum. Libег Аlvаrianae institutionis grammaticae primus ad guaestiones responsionibus ac singulis explicationibus recognitus in alma divinae sapieniae matris basilica Rostoviae A[nno] D[omi]ni 1703"22. Из названия сборника видно, что ученики торжественно называли свою школу "аlma [..] matris basilica Rostoviae". В первой части сборника (лл. 1-122) содержатся упражнения в латинской грамматике, вместе с которой преподавались и начала поэтики: "Хвалюся аз, яко прилежный, изучихся стихам" (л. 53). Вторую часть сборника (лл. 122 об. - 139 об.) составляет "Книга школьных и домашних сочинений, написанных мной, Петром Курохтанским, в школе аналогии в 1703 г.": Liber schlasticarum et domesticarum compositionum, schriptus perme,Petrum Kurochtanski, in schola analogiae A[nno] D[omi] ni 1703 "(л.122 об.).

Трехлетнее обучение в ростовской школе состояло из трех классов:" Infima classis, media classis,suprema classis"23. Вместе с Петром Курохтанским в 1702-1703 учебном году в начальном классе инфимы учились Иоанн Мальцевич и Евфимий Морогин. Неизвестно местонахождение в настоящее время опубликованного сборника "Книга школьных и домашних сочинений, написанных мной, Иоанном Мальцевичем, в школе аналогии в 1703 г.": "Liber schlasticarum et domesticarum compositionum,scriptus per me,Ioannem Maiceviczi, in schola anaiogiae A [nn] о D [omi] ni 1703"24, содержащего те же сочинения, что и в сборнике Курохтанского, с незначительными разночтениями. Учившегося латыни украинца Мальцевича Н. Н. Корсунский принял за учителя латинского языка25. В сборниках Курохтанского и Мальцевича имя Евфимия Морогина упоминается вместе с учениками: "Petrus Kurochtanski,Ioannes Malcevich, Evthymius Morogin"26. Учившийся латыни Ефим Морогин был подьяком ростовского Архиерейского Дома27. Неизвестно местонахождение в настоящее время частично опубликованных сборников ростовской школы 2-го учебного года (media classis 1703-1704 гг.) и З-го учебного года (suprema classis 1704-1705 гг.) Ефима Морогина и Василия Зеленяева, хранившихся в ростовской семье Вознесенских28.

Ростовская школа по примеру украинских и российских школ (в частности, Киевской и Московской Академий) была основана на лучших педагогических принципах иезуитских коллегий. Лучший ученик латинского класса назывался "императором", этого звания стремились достичь "сенаторы". "Императором" в 1703-1705 гг. чаще других был Морогин: "Господину Евфимию позволяется сидеть на императорском месте, а Гавриилу нельзя"29. Ефим пользовался "правами начальника над учениками своего класса: "В предупреждение наказаний приказываю вам быть прилежными, так как Архипастырь уполномочил меня поступать с вами по моему усмотрению"30. В домашнем сочинении 20 января 1704 г. В день своих именин Ефим риторически обращался к св. Евфимию Великому, называя однокашников "своими учениками": "учеников моих [...] отвещати научил ми [...]: 0 учителю наш! Твой ангел, святый Евфимий Великий, того ради в четверток празднуется, зане нам, твоим ученикам, обычай есть в четверток прохлаждатися точию полдня, он же и в весь день нам прохладу хощет сделати"31. Ф. Я. Никольский принял Ефима за учителя латинского языка32. Общепринятым стало мнение, что в ростовской школе преподавали "учитель русского - Евфимий Морогин, латинского - Иван Мальцевич"33.

Ученикам ростовской школы предлагали к переводу на латынь фрагменты стихов Димитрия. В домашнем сочинении из сборника Морогина, написанном 27 сентября 1703 г. в честь праздника Воздвижения Животворящего Креста, двустишие "На кресте спасение наше пригвожденно, / Без креста душа, тело не будет спасенно"34 фразеологически сходно с двустишием из монолога Отрока 11-го, заключающим декламацию "На Воскресение Христово": "На кресте спасение наше умирает, / Кроме креста спасения да никтоже чает"35. В конце сборника Курохтанского содержатся "Вирши школныя", свидетельствующие о прижизненном почитании святости Димитрия и о стихотворном навыке учеников: "Архиерей Димитрий чтити Бога учит, / За то ему бе Бог венец небесный вручит, / И подаст ему Бог с небеси честь и славу, / Повелит ему Бог венец тот на главу"36. "Вирши школныя" 1703 г. фразеологически сходны со стихами Эпилога драмы "Венец Димитрию" 1704 г.: "За то венец дадеся ти златокованный / Архиерейский, им же сей увенчанны. / Будеши потом увенчан венцем вечновластным, / Яко же и твой ангел дванатцаточастным"37.

Поэтический и театральный круг ростовской Архиерейской школы митрополита Димитрия, исполнявший действо "На Рождество Христово" 27 декабря 1702 г., создавший текст и действо "Венец Димитрию" 26 октября 1704 г., состоял из учителей Ивана Филипова (Филиповича) и Алексея Димйтриева, "сеньора" Андрея Бодаковского, старших учеников Петра Курохтанского, Ивана Мальцевича, Ефима Морогина, Леонтия Благовещенского, Василия Зеленяева (Залении), Михаила Вознесенского, Григория Зверинцова и других (известно более 20 имен) учеников "Alma Matris Basilica Rostoviae".

  1. Указы императора Петра Великого от 1702 г. в Ростов по делам церковным / Сообщены о. Архимандритом Владимиром из ризницы Ярославского Архиерейского Дома // ЯЕВ. 1890. № 23. Ч. неофиц. С. 359-361.
  2. РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Кн. 19. Расходная книга Ростовского Архиерейского Дома за 1702 г. Л. 62 об.
  3. Янковска Л. А. Литературно-богословское наследие Святителя Димитрия Ростовского: восприятие иезуитской науки XVI-XVII вв.: Автореферат докт. дисс. М., 1994. С. 23.
  4. Ранняя русская драматургия (ХVII - первой половины XVIII вв.). Пьесы столичных и провинциальных театров первой половины XVIII в. М., 1975. [Вып. 4]. С. 49.
  5. РГАДА. Ф. 381. № 420. Л. 545.
  6. РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Кн. 19. Л. 41.
  7. [Никольский Ф.Я .] Ростовское училище при св. Димитрии митрополите // ЯЕВ. 1863. № 24-45. Ч. неофиц. С. 374.
  8. РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Кн. 19. Л. 46 об.
  9. [Каразин В. Н.] Каталог славяно-российским рукописям (погибшим в 1812 году) профессора Баузе Ф. Г. М., 1862. С. 1.
  10. Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время (1651-1709). СПб., 1891. С. 280.
  11. ЯМЗ. № 71 [462]; см.: Шляпкин И. А. Св. Димитрий... С. 349-350.
  12. РГАДА. Ф. 1251. № 468; см.: Янковска Л. А. Литературно-богословское наследие Святителя Димитрия Ростовского: восприятие иезуитской науки ХVI-ХVII вв.: Дисс. докт. наук. М., 1994. Машинопись. С. 61.
  13. Шляпкин И. А. Св.Димитрий...С.319.
  14. РГАДА. Ф. 1251. № 1256 ин.; см.: Янковска Л. А. Литературно-богословское наследие... Машинопись. С. 324-325.
  15. Шляпкин И. А. Св.Димитрий...С.337.
  16. [Никольский Ф. Я.] Ростовское училище... С. 275.
  17. [Никольский Ф. Я.] Ростовское училище... С. 253.
  18. [Юрьевский А.] Драгоценные автографы // Тобольское церковное древлехранилище. Тобольск, 1902. Вып. 1. С. 32.
  19. [Юрьевский А.] Драгоценные автографы... С.32.
  20. [Никольский Ф.Я.] Ростовское училище... С. 290.
  21. [Никольский Ф.Я.] Ростовское училище... С. 330.
  22. РГАДА. Ф. 381. № 1602. Л. 1.
  23. [Никольский Ф. Я.] Ростовское училище... С. 263.
  24. Корсунский Н. Н. Материалы для истории училища Святителя Димитрия Ростовского // ЯЕВ. 1883. № 44-46. Ч. неофиц . С. 349.
  25. Корсунский Н.Н. Материалы.. С. 348.
  26. РГАДА. Ф. 381. № 1602. Л. 58 об.; Корсунский Н. Н. Материалы... С. 348.
  27. РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Кн. 19. Л. 68.
  28. [Никольский Ф. Я.] Ростовское училище... С. 233.
  29. [Никольский Ф. Я.] Ростовское училище... С. 329.
  30. [Никольский Ф. Я.] Ростовское училище... С.328.
  31. [Никольский Ф. Я.] Ростовское училище... С. 327.
  32. [Никольскнй Ф.Я.] Ростовское училище... С. 327.
  33. Шляпкин И. А. Св. Димитрий... С. ЗЗО; Берков П. Н. Школьная драма "Венец Димитрию" (1704 г.) // ТОДРЛ. М., Л., 1960. Т. 14. С. 325; Ромодановская Е. К. Морогин Евфимий // Словарь книжников и книжности Древней Руси. СПб., 1933. Вып. 3. Ч. 2.
  34. [Никольский Ф. Я.] Ростовское училище... С. 341.
  35. Украiнськая поэзiя. Середина XVII ст. Киiв, 1992. С. 318.
  36. РГАДА. Ф. 381. № 1602. Л. 150-151 об.
  37. Ранняя русская драматургия... [Вып. 4]. С. 91.