А.Е. Леонтьев

Некоторые данные о топографии Ростова X-XIV вв.

(по материалам археологических исследований)

После работ в Ростове Н. Н. Вороника в 1954-1956 гг. археологическое изучение города было начато только в 1983 г. Планомерные исследования и наблюдения за культурньным слоем позволили получить новые данные по истории древнего города. В общей сложности раскопки охватили 1742 кв. м городской территории, сохранившей древние отложения. В сравнении с некоторыми другими русскими городами это немного, но .достаточно для того, чтобы получить новую информацию об истории Ростова, столь скупо освещенной письменными источниками. Предлагаемая статья знакомет с некоторыми возможными выводами о развитии территории города.

О предпосылках возникновения Ростова

Летопись совершенно права, называя жителями побережья оз. Неро финское племя Меря. Ростов и окружавшие его селения возникли в хорошо освоенном земледельческом районе, отличившемся большой, для своего времени, плотностью населения. Появление именно здесь Ростова как княжеского форпоста представляется закономерным1.

О "первых насельниках" и времени возникновения Ростова

И в этом случае прав автор ПВЛ, полагая. мерянское начало Ростова. Как показали раскопки 1983 г. и 1985 г., в основании культурного слоя сохранились отложения с типично мерянской керамикой2. Мерянское поселение занимало край береговой террасы к западу от устья р. Пижермы. Его размеры установить затруднительно, но по результатам раскопок поселок тянулся вдоль берега не менее чем на 200 м. Ростов возник на месте рядового мерянского поселка в тот период, когда еще существовал на склоне своей трехвековой истории меранский центр - Сарское городище, находившееся в 14 км от города.

Отчего город вырос на неудобном низком участке побережья - вопрос едва ли разрешимый3. По своим топографическим особенностям - расположению на открытом, лишенном естественных оборонительных рубежей месте, близ кромки берега. Ростов схож с виками - "открытыми торгово-ремесленными поселениями" стран Балтики и Руси VIII-XI вв.4 Однако, по мнению исследователей, ОТРП представляли собой особый тип раннегородских поселений, не получивших развития позже указанного периода5.

Летописная дата - 862 г. как указание на время, когда Ростов уже существовал, пока археологического подтверждения не нашла. Ко второй половине IXболее раннему времени) могут относиться слои мерянского поселка, но это предположение требует доказательств. По имеющимся данным город со свойственными ему особенностями начинает складываться не ранее середины X в. Наиболее ранняя из имеющихся дендрохронологических дат 963 г.6 Нужно отметить, что дата получена при раскопках не самого древнего участка городской территории (раскоп у Часозвона в Кремле).

Историческая топография города

Для выявления динамки изменения городской территории использованы данные раскопок, геологического бурения, наблюдений за культурным слоем при строительных работах.

Первоначальный Ростов занимал правый берег в устье ныне засыпанной р. Пижермы и располагался вдоль берега по надпойменной террасе озера на месте мерянского поселка. Границы города для конца X в., времени Ярослава Мудрого определить затруднительно. Однако по результатам раскопок можно полагать, что внапольную сторону город тянулся не менее чем на 260 м и вдоль берега к западу от р. Пижермы более чем на 300 м. Приводимые данные не полны и в дальнейшем потребуют уточнения: нет сведений о раннем этапе освоения побережья к востоку от Пижермы.

В последующие столетия Ростов интенсивно рос. Уже в начале XI в. городская черта почти доходит до границ, очерченных ныне существующим валом XVII в.7 В дальнейшем осваивается озерное побережье и участки в напольную сторону к северу от центра. В результате к началу ХIII в. городская территория составляла около 200 га, что ставили Ростов в число крупнейших городов Древней Руси. Для сравнения: размеры Киева и Новгорода превышали 300 га, территория Чернигова равнялась 160 га, Владимира - около 145 га, Суздаля - 49 га. Таким образом очевидно, что упоминание Ростова как "Великого" ("великого") в обращении князя Вачеслава Владимировича к Юрию Долгорукому в 1151 г.9 не было случайным и отражало истинную значимость города. Сведения о планировке древнерусского города не полны. Раскопки показали, что застройка Ростова имела, как и в других городах Руси, усадебный характер с неизменяемым столетиями границами участков10. Удалось обнаружить лишь одну уличную мостовую, которая в начале XII в. вела к озеру со стороны двора епископа11. Впоследствии мощение на этом участке не возобновлялось. След еще одной мостовой того12 времени отмечен также на современной Соборной площади города13.

Особым местом была площадь, на которой стояла легендарная дубовая церковь Успения Богородицы 991 г.14, а после пожара 1160 г. был воздвигнут первый белокаменный Усленский собор. Как показали исследования, территория к западу от храма изначально и вплоть до наших дней никогда не застраивалась14. С других торон пространство вокруг собора было расширено за счет примыкавших освоенных участков после начала белокаменного строительства. Учитывая топографические особенности Ростова, едва ли вся городская территория была равномерно освоена и имела уличную застройку. Скорее, наличие болотистых участков побережья естественным образом вели к сохранению пустошей в черте города, а в дальнейшем определили расположение городских слобод. Археологические наблюдения подтвердили заселение в ХII-ХIII вв. таких частей города как Пески. Горицы (западная окраина города), Чудцы, Чудской конец (восточная окраина, в районе ц. Козьмы и Дамиана). Вполне возможно, что отдельные части городской территории могли называться "концами" (пример - Чудской конец, о существовании которого известно из источника XVII в.15

Нерешенным остается вопрос об укреплениях Ростова Великого. Бесспорно существование городской крепости, предшествовавшей бастионам 1632 г., вероятно существование внешнего городского рва, но о времени строительства оборонительных сооружений в источниках сведений нет. В 1992 г. удалось проследить стратиграфию культурного слоя на участке от валов 1632 г. до Успенского собора, но никаких следов прежних валов и рвов не было обнаружено16. Понижение первоначальной поверхности непосредственно к северу от стены Успенского собора17 едва ли связано с древним рвом. По видимому, справедливо мнение Н. Н. Воронина о том, что укрепления XVII в. в целом повторили линию валов предшествовавшего времени18. Однако, расположение церкви Бориса и Глеба "что на княжьем дворе", оказавшейся в насыпи вала19, показывает, что в прибрежной части укрепления проходили в другом месте. Впрочем, учитывая топографические особенности Ростова, сильную влажность грунта, затруднявшую земляные работы, можно полагать, что поначалу обязательные для любого города оборонительные сооружения представляли собой бревенчатую стену с башнями на незначительной подсыпке.

Обозначенные на планах Ростова ХVIII-ХIХ вв. и до сих пор местами заметные низины и пруды, тянувшиеся цепочкой с изгибом к озеру, традиционно считаются остатками городского рва20. Об этом свидетельствовали и названия приходских церквей, местоположение которых так или иначе связано с рвом (Св. Леонтия на Заровье, Св. Власия, что за Рвом, Благовещения Богородицы на Рву, Николая Чудотворца на Сполье, то есть за рвом), а также расположение и названия некоторых улиц (Большая и Малая Заровские)21. Отмеченный на некоторых участках вблизи рва культурный слой XII (?) - ХIIIвв. позволяет предполагать его давность. Но полное отсутствие каких-либо признаков, существовавшего вала, важнейшего элемента оборонительной системы, заставляет сомневаться в военном назначении рва, тем более, что нет следов и свидетельств его существования на значительной части территории города. Серьезные изменения в жизни Ростова наступили в ХIVв. На всех исследованных участках культурный слой XIV-XV вв. отличается сравнительно слабой насыщенностью и меньшим количеством строительных остатков22. Некоторые ранее освоенные участки городской территории пустеют В черте города и его ближайшей округе в продолжение процесса, начавшегося в XIII в., возникают многочисленные новые монастыри: Лазаревский, Андреевский, Сретенский, Златоустовский, Спассопесоцкий, Петровский23. Это распространенное раненное и характерное не только для Руси явление, вызванное общеисторическими причинами. Применительно к истории Ростова следует отметить, что основанные обители в большинстве своем так и остались на периферии города: отложения ХIV-ХV вв. на окружающей территории не зафиксированы. Это обстоятельство свидетельствует о том, что потенциальные возможности роста города, столь явно проявившиеся в предшествующие столетия, оказались исчерпанными.

Приведенные наблюдения позволяют сделать вывод, что переломными в истории Ростова стало XIV столетие, происходившие в то время политические и социально-экономические изменения в условиях феодальной раздробленности и, в конечном итоге, подчинение Москве. Эта мысль в исторической науке не нова, но археологические наблюдения служат серьезным подтверждением ранее высказанных предположений.

  1. Леонтьев А. Е. Ростов. Предпосылки возникновения древнерусского города. // Труды пятого международного конгресса славянской археологии. Т. 1, выл. 2. М., 1987. С. 151-157.
  2. Леонтьев А. Е., Самойлович Н. Г. Керамила Ростова X- XIII вв. // Керамика раннего железного века и средневековья Верхневолжья и соседних территорий. Тверь, 1991. С. 56-66.
  3. Леонтьев А. Е. Заметки о ранней истории Ростова // Сообщения Ростовского музея, выл. 1. Ростов, 1991. С. 3-7
  4. Херрман И. Славяне и норманны в ранней истории Балтийского региона, и //Славяне и скандинавы. М., 1986. Голочко П. П. О торгово-ремесленном пути становления древнерусских городов, // История и культура древнерусского города. М., 1989. С. 159-167.
  5. Толочко П. П., ук. соч.; Седов В. В. Становление европейского раннесредневекового города. // Становление европейского раннесредневекового города. М., 1989.
  6. Определение Н. Б. Черных и А. Ю. Урьевой. Лаб. ИА РАН.
  7. Леонтьев А. Е. Отчет о работе Волга-Окской экспедиции ИА РАН в 1992 г. /Архив ИА РАН. С. 22-34.
  8. Куза А. В. Древнерусские города. // Древняя Русь. Город, замок, село. Археология СССР. М., 1985. С. 56, 122-125.
  9. ПСРЛ. Т. II. Ипатьевская летопись. М., 1962. Стб. 431.
  10. Леонтьев А. Е. Отчет о работе Волга-Окской экспедиции ИА РАН в 1988 г. /Архив ИА РАН, № 12858. С. 48-49.
  11. Леонтьев А. Е. Отчет о работе Волга-Окской экспедиции ИА РАН в 1991 г. /Архив ИА РАН. С. 33, 34.
  12. Леонтьев А. Е. Отчет о работе Волга-Окской экспедиции ИА РАН в 1992 г. /Архив ИА РАН. С. 30.
  13. ПСРЛ. Т. VII. Воскресенская летопись. СПб., 1856. С. 313, 314.
  14. Леонтьев А. Е. Новые данные археологии об истории Успенского собора. // История и культура Ростовской земли 1991. Ростов 1991 С. 3-6.
  15. Титов А. А. Переписные книги Ростова Великого второй половины XVII в. СПб., 1887. С. 74. Он же. Рукописи славянские и русские, принадлежащие действительному члену Императорского Русского археологического общества И. А. Вахрамееву. Выл. V. СПб., 1906. С.357.
  16. Леонтьев А. Е. Отчет о работе Волга-Окской экспедиции /ИА РАН в 1992 г. С. 23-50.
  17. Леонтьев А. Е. Новые данные археологии...; Иоаннисян О. М., Зыков Л. Л., Леонтьев А. Е., Терший Е. Н. Архитектурно-археологические исследования памятников древнерусского зодчества в Ростове Великом. //Сообщения Ростовского музея. Ростов, 1993. Вып. VI. С.215.
  18. Воронин Н. Н. Отчет Ростовского отряда Среднерусской экспедиции.
  19. Иоаннисян О. М., Зыков П. Л. ... С. 189-200.
  20. Титов А. А. Ростов Великий и его святыни. М., 1909. С. 61. Собинов В. А. Ростов в прошлом и настоящем. Ростов Яросл., 1928. С. 13. Горюнова Е.И. этническая история Волга-Окского междуречья МИА № 96 М., 1961. С.201
  21. Титов А.А. Дозорные и переписные книги древнего города Ростова. М., 1880. С. Х, план.
  22. Леонтьев А. Е. Стратиграфия и хронология культурного слоя Ростова Великого. // Археологические памятники на территории РСФСР. М., 1985. С. 105 - 112.
  23. Титов А.А. Вкладные и записные книги Иосиф Волокаламского монастыря и упраздненные пустыни в Ярославской епархии. М., 1900. С. 132 - 135, 142.