В.3. Протопопов

Ростовский митрополит Варлаам(Рогов) - "знаменному пению распевщик и творец"

Варлаам (в миру Василий Рогов) - первый Ростовский митрополит. Он получил это назначение в 1589 году, когдаббыла образована Ростовская митрополия взамен прежней архиепископской кафедры, которую Варлаам перед тем возглавлял с 1587 года. "Летопись о ростовских архиереях" повествует так:
"Варлаам, преведену бывшу Иову из Ростова на митрополию московскую, поставлен бысть от него архиепископом Ростову в то же лето 7095 (1587). Егда же Иов поставлен бысть патриархом, тогда Варлаам от него поставися первый митрополит Ростову в лето 7097 (1589)"1.

Следует заметить, что Варлаам вместе с Иовом и новгородским архиепископом Александром был кандидатом на патриарший престол. Избран был Иов, архиепископы же получили следующую степень в церковной иерархии - сан митрополита, Варлаам - митрополита Ростовского и Ярославского2.

До назначения архиепископом Ростова Варлаам был игуменом Кирилло-Белозерского монастыря. "Кормовая книга" монастыря уточняет, что Варлаам "в списке кирилловских настоятелей показан два раза: в первый раз год без семи недель, во второй - взят из Владимирского Рождественского монастыря в 1584 и был на игуменстве три года"3.

Время первого игуменства тут не указано, в фундаментальном же труде П. М. Строева "Списки иерархов и настоятелей монастырей" (СПб., 1877, стб. 55) фиксируются 1563 и 1564 годы, что, видимо, соответствует "Кормовой книге". Поскольку, однако, не говорится - где до того был Варлаам, мы предполагаем, что он был насельником того же Кирилловского монастыря. Где и когда Варлаам принял монашеский постриг - неизвестно. Современный историк Н. П. Парфентьев в своей докторской диссертации, опубликованной в виде книги в Свердловске в 1991 году, полагает, что скорее всего Варлаам постригся в монахи в Кирилловом монастыре4. Исследователь XIX века Ап. Крылов говорит иначе: "Начальное иноческое образование он (Варлаам) получил в монастырях Новгородских"5. Думается, что к 1563 году Варлаам уже имел достаточный опыт, чтобы быть избранным на пост настоятеля этой крупной обители - Кирилло-Белозерского монастыря. В 1569-1581 гг. Варлаам был (по Строеву) игуменом Соловецкого монастыря. Если время рождения Василия (Варлама) отнести к 20-м годам XVI столетия, тогда выходит, что сан игумена он получил в возрасте 40 лет, умер же 25-го (или-24-го) марта 1603 года, то есть 80-ти лет.

Брат Варлаама Савва Рогов (по-видимому, старший брат), учитель знаменитых распевщиков Федора Крестьянина и Ивана Носа, умер в 1577-1578 году, о чем свидетельствует внесенная Варлаамом плата 20 алтын за сорокоуст, т. е. за сорокадневное поминовение после смерти, в Соловецкий монастырь6. Таким образом, Варлаам пережил брата лет на 25.

Во вкладных книгах Кирилло-Белозерского монастыря есть записи о вкладах Варлаама в разные годы - и во время игуменства, и когда он был поставлен архиепископом, а потом митрополитом Ростова. В общей сумме это составляло 487 рублей с гривною7. Естественно, что в монастыре по смерти Варлаама назначены были ежегодные поминки или "корм" - 1 января и "второй корм Марта в 24 день... Пища по рассуждению, квас ячной и пироги", - как сказано в "Кормовой книге"8. Примечание "пища по разсуждению" вызвано тем, что 24-е марта могло прийтись и на время великого поста, и на страстную неделю, а иногда и на первые дни светлой седмицы. Вполне понятно, что во всех этих случаях пища должна быть разной.

Происходили братья Роговы из новгородских земель, а упоминавшийся Ап. Крылов называет Карелию. "Летописец о ростовских архиереях" (СПб. 1890, с. 20) приводит словно бы точное место рождения Варлаама - деревня Иван-Гора Бежецкой пятины Новгородской области, но это не подтверждается переписными книгами.

Для нас Варлаам это прежде всего музыкант-распевщик (композитор) и певец. Широко известное теперь "Предисловие - откуду и от коего времени начася в нашей Рустей земли осмогласное пение", относящееся к ЗО-м годам XVII столетия, говорит так: "В Велицем Иове граде были старыя мастера Сава Рогов да брат его Василий, во иноцех Варлаам, родом кореняне, и последи того тотъ Варлаам митрополитом былъ, вельми мужъ благоговеинъ, мудръ зело, Пети былъ гораздъ, знаменному и трестрочжому и демественному пению был роспевщик и творецъ"9.

Впервые этот документ был опубликован в журнале М. П. Погодина "Москвитянин" в 1846 году, а в 1849 году - в "Журнале Министерства народного просвещения" И. П. Сахаровым в его большой работе "Исследование о русском церковном песнопении". "Предисловие" явилось в сущности первым музыкально-историческим трудом в России, оно дало важные сведения о деятельности первых русских композиторов-распевщиков, среди них и о Варлааме Рогове. К сожалению, нужно сказать, что наши современные музыковеды еще далеко не полностью выявили и освоили с музыкально-стилистической точки зрения творчество Рогова и его современников, исключая Федора Крестьянина, которому посвятил свое глубокое исследование М. В. Бражников.

Приведенная выдержка из "Предисловия" говорит о разнообразии творчества Варлаама: о сочинении им одноголосных знаменных и о трехголосных ("трестрочных") и демественных песнопений. Если иметь в виду, что демественным назывался не только одноголосный распев, но и многоголосный 4-голосный склад хоровых произведений, то можно предположить, что именно Варлааму (хотя и не одному ему) принадлежали такие многоголосные произведения. Он, может быть, брал готовые мелодии и прибавлял к ним дополняющие мелодические голоса, образуя троестрочие или же демественное четырехголосие. На такую мысль наводят указания в рукописи № 123 Синодального певческого собрания Государственного исторического музея в Москве, которые читаются так: "правлено с доброго переводу" и "по красному все - с Варлаамовсково"10. Вспомним, что красным цветом (киноварью) записывался один из голосов троестрочия в крюковой нотации, - не говорит ли приведенное указание, что Варлааму принадлежит эта красная строка крюков в многоголосном песнопении?

Н. П. Парфентьев называет ряд произведений Варлаама: "Возыде Бог в воскликновении" ("Ино знамя Варлаамово"), стихиры крестные Варлаамовские". "Вполне возможно, что среди песнопений кирилловского и соловецкого роспевов есть и его (Варлаама) творения" - замечает Н. Л. Парфентьев. Весьма важно его же заключение: "...цикл из трех избранных славников, исполнявшихся в Крестопоклонную неделю, мастер выполнил в распеве мелизматического склада, с обилием пространных внутрислоговых мелодических оборотов. Позже, после смерти распевщика, за этим стилем утвердится наименование Большого роспева"11.

Варлаам мог рассчитывать свои многоголосные коллизиции на исполнение митрополичьим хором в Ростове. У нас, к сожалению, нет документов об этом хоре за годы жизни Варлаама, но сохранились они за 1619 год12, т. е. спустя 16 лет после его кончины. По переписи города Ростова тогда было десять дворов митрополичьих певчих. Хор, следовательно, состоял из десяти человек, а могло быть и больше, так как часто в семье певца были дети, которые тоже состояли певцами хора. Можно предположить, что и при Варлааме, когда было еще Спокойное время, до Смуты, хор насчитывал не меньшее число певчих. Таким образом, музыкальное творчество и хоровое исполнительство шли рука об руку.

Интересно, что Варлаам во время его первого игуменства вложил в Зосимо-Ворбозомский Благовещенский монастырь книгу Псалмов Давида своего письма: "письмо Кириллова монастыря игумена Варлаама новгородца лета 7072 (1564)13. Приблизительно в это же время, или немного раньше, Псалтырь была распета, то есть положена на музыку записана нотными крюковыми знаками Маркелом Безбородым в Новгороде14. Не были ли Псалмы, переписанные Варлаамом, этой нотной книгой? В источниках об этом не говорится, - но зачем было переписывать один текст псалмов, который был в повседневном обиходе? Нотная же Псалтырь была создана впервые, ее нужно было переписать. Интересны сведения, приводимые А. А. Титовым в примечаниях к упоминавшемуся изданию "Летописец о ростовских архиереях". Этот источник не во всем достоверен, поэтому можно сомневаться и в его сообщении о том, что Варлаам сочинил похвальный канон Иоанну Власатому, который умер 5 сентября 1580 года в Ростове15, память же его совершается 23 мая в сонме ростовских святых. Если сообщение источника справедливо, то оно вносит новую черточку в художественную деятельность Варлаама - талантливого человека.


Хотелось бы, чтоб наши молодые ученые-музыковеды заинтересовались трудами Варлаама Рогова и продолжали бы исследование его музыкальной деятельности, установили бы стилистические особенности его музыкальных творений в сопоставлении с тем, что было достигнуто Федором Крестьянином и другими прославленными мастерами второй половины XVI - начала XVII века. Выражаю надежду, что решение этой музыкально-научной задачи не заставит себя долго ждать.

  1. РГАДА, ф. 181, еl. хр. 610 "Летопись о ростовских архиереях". л. 21. То же в кн.: Титов А.А. Летописец о ростовских архиереях. Спб., 1890. С. 11.
  2. См. факсимиле подписи Варлаама 1591 г. в кн.: Парфентьев Н. П. Древнерусское певческое искусство в духовной культуре Российского государства XVI-XVII вв. Свердловск. 1991. С. 36.
  3. Записки отделения русской и славянской археологии имп. Археологического Общества. Том первый. СПб., 1851. III. Источники русской археологии. "Кормовая книга Кирилло-Белозерского монастыря". С. 65
  4. Парфентьев Н. П. Указ. соч. С. 34.
  5. Крылов Ап. Иерархи Ростово-Ярославской паствы. // Ярославские епархиальные ведомости. 1862, № 17. С. 172.
  6. Зверева С. Г. Монастырские клирошане XVI - первой половины XVII в. // Литература Древней Руси. Источниковедение. Л., 1988. С. 119.
  7. Никольский Н. Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство до второй четверти XVII в. (1397-1625). Том первый, вып. II. Спб., 1910, С. 176. То же в "Кормовой книге Белозерского монастыря", с. 65.
  8. "Кормовая книга". С. 66.
  9. "Предисловие откуда и от коего времени начася в нашей рустей земли осмогласное пение и от коего времени и от кого пошло на оба лика пети в церкви". // В кн.: Протопопов Вл. Русская мысль о музыке в XVII веке. М., 1989. С. 78.
  10. Парфентьев. Указ. соч. С. 35.
  11. Там же. С. 35-36.
  12. Ростов. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. М., 1884, с. 3. То же в кн.: Титов А. А. Дозорные и переписные книги древнего города Ростова. М., 1880, с. 6. В 1678 г. тоже было 10 певцов - они указаны поименно. // Ростов, с. 31.
  13. Успенский Н. П. Зосимо-Ворбозомский Благовещенский монастырь. // Новгородские епархиальные ведомости, 1894, № 15, с. 713. Кроме того Варлаам, уже будучи митрополитом ростовским, пожертвовал этому монастырю "кандеи булатные" (там же, с. 713). По описанию "Словаря русского языка ХI-ХVII вв." (М., 1980. Т. 7, с. 53): "кандея или кандия - металлический сосуд наподобие небольшой чаши, на ножке с поддоном, часто употребляемый как колокольчик... О Велице дни звонят на обедне перед еувангелием (из описания Иосиф. монастыря, 1545 г.)".
  14. О Маркеле Безбородом см.: Парфентьев..., с. 33-34. А также: Будовниц И.У. Русская публицистика XVI века. М., 1947.
  15. См.: Христианство. Энциклопедический словарь. Т. 1. М., 1993, с. 617, ЯЕВ, 1860, с. 240: "Блаженный Иоанн Власатый по прозванью Милостивый". Варлаам участвовал в Соборном определении 1598 г. об избрании Бориса Феодоровича Годунова на Царство (Акты Археографической Экспедиции. Т. II. СПб., 1836, с. 14) и подписал Грамоту, утвержденную 1 августа 1598 г. об этом избрании (там же, с. 41).