А.Г. Мельник

Обзор коллекции икон ростовских святых в собрании Ростовского музея

Рис. 1. Петр Воржский. "Леонтий епископ Ростовский", 1738 г.
Рис. 2.
Рис. 3.
Рис. 4.
Рис. 5.
Рис. 6. "Богоматерь в молении ростовских чудотворцев Леонтия, Исаии, Игнатия". Около 1695/96 г. Оклад 1695/96 г.

В собрании Ростовского музея имеется значительная группа живописных памятников, которую мы предлагаем, условно, конечно, рассматривать как особую коллекцию. Это иконы ростовских святых. В музейных книгах поступлений и инвентарных карточках большинство интересующих нас произведений получило краткое описание. Но степень их изученности явно оставляет желать лучшего. Более того, многие из них еще не подвергались реставрации1. Лишь единичные памятники из указанной коллекции стали предметом специального рассмотрения2. Только иконографии св. Димитрия Ростовского была посвящена отдельная работа3. И хотя иконы этого святого исследованы недостаточно, все-таки они в настоящий обзор не включены.

Оговоримся, что, поскольку многие из рассматриваемых произведений находятся на начальной стадии изучения, большинство их датировок, за исключением специально оговоренных случаев, имеет сугубо предварительный характер.

Ранее, в основном, на основании анализа письменных источников нами была сделана попытка классификации иконографии ростовских святых. Согласно ей, все иконы, на которых представлены эти святые, делятся на пять групп. Первую составляют единоличные изображения, вторую - житийные иконы, третью - групповые изображения ростовских святых, в иконах четвертой группы отчетливо выражена идея контакта ростовских святых с высшими небесными силами и моления перед ними, в пятую группу включены иконы с групповыми изображениями ростовских и других святых4. В настоящем обзоре мы будем придерживаться данной классификации, несколько ее уточнив и дифференцировав.

Итак, обратимся к иконографии старейшего из ростовских святых - епископа Леонтия. Иконы с его единоличными изображениями в нашей коллекции распадаются на две подгруппы: деисусные и, условно говоря, наместные.

Среди первых выделяется единственное поясное изображение св. Леонтия (ХVI в.) из известного Гуменецкого чина5, остальные иконы полнофигурные, представленные в двух основных иконографических вариантах. К первому из них принадлежат произведения ХV - ХVII вв., на которых Леонтии одной рукой держит Евангелие, а другой показывает на него6. Ко второму - иконы ХVI - ХVII вв., на которых он поддерживает Евангелие обеими руками7.

Вторая подгруппа опять-таки делится на два иконографических варианта. Первый из них - 4 иконы ХVI - ХVII вв., на которых Леонтий представлен в рост, фронтально, с воздетыми руками, в левой находится Евангелие, правой он благословляет8. Несомненно, данный вариант иконографии св. Леонтия был создан по образцу "Николы Зарайского". Второй вариант представляют две иконы, одна из них, происходящая из Белогостицкого монастыря, датируется рубежом XVII и XVIII вв. Изображение неясное, отличается от первого варианта тем, что Леонтий держит Евангелие левой рукой на уровне груди, благословляющая правая также находится на том же уровне9.

Сходное по иконографии, но только полнофигурное изображение Леонтия имеется на другой иконе10 (рис. 1). Совсем недавно мы совместно с хранителем Ростовского музея Н.А. Дементьевой обнаружили в нижней части этого произведения ранее совершенно неизвестную надпись: "Писасий образ Петр Bоржский 1738 го декеври". Весьма вероятно, что этот художник являлся сыном ростовского иконописца Ивана Воржского, действовавшего в самом конце XVII в.11

Единоличные изображения св. епископа Исаии делятся на две подгруппы. Первую составляют близкие иконографически полнофигурные деисусные иконы XVII в.12

Во вторую подгруппу входят три иконы. Первая из них, поступившая из Белогостицкого монастыря13, явно писалась по единому замыслу и одновременно с упомянутой выше иконой св. Леонтия из того же монастыря (И-283). На остальных двух произведениях мы видим сходные фронтальные полнофигурные изображения св. Исаии, в левой руке которого Евангелие, находящееся у груди, правая рука застыла в жесте именословного перстосложения. На первой иконе фигура святого заполняет все поле доски14. В верхней части второй над головой Исаии в облачном секторе неба представлен Иисус Христос, с державой в левой руке и благословляющий правой15 (рис. 2). Оба произведения подчеркнуто монументальны, размеры первого 195х70 см, второго - 236х89,Зсм. К каждой из этих двух икон как иконографически, так и по размерам соответственно близки две иконы св. епископа Игнатия. Размеры первой - 186,5х65,516, второй - 237,6х69,6 см17 (рис 3).

Недавно в беседе с нами В.Г. Пуцко предположил, что упомянутые две иконы Исаии и Игнатия с изображениями Иисуса Христа были созданы в 1697 г. ростовским иконописцем Афанасием Петровым. Действительно, согласно приходо-расходной книге Ростовского архиерейского двора, в 1697 г. этот мастер "написал в соборную церковь над гробы святителей Исаия да Игнатия епископов ростовских чудотворцев два образа их же святительские со Вседержителем Спасом"18.

Казалось бы, до нас дошли оба произведения упомянутого художника. Однако из доношения о ростовском пожаре 1730г. мы узнаем, что во время его уцелела только икона Исаии, а также его рака19. Рака же св. Игнатия и образ его сгорели20. Следовательно, надгробная икона Игнатия со Вседержителем Спасом написана, вероятнее всего, вскоре после пожара в 1730-е гг.

Вторая пара икон св. Исаии и Игнатия поступила в музей в 1883 -1887 гг. из ростовской приходской церкви Николая во Ржищах. В старых книгах поступлений они фигурируют как "крышки рак". И их оборотные стороны свидетельствуют, что они действительно первоначально использовались в этом качестве. Значит, до нас дошли крышки рак свв. Исаии и Игнатия, находившихся когда-то в ростовском Успенском соборе. Анализ описей как этого храма, так и церкви Николая во Ржищах, позволяет уверенно предполагать, что после изготовления новых рак Исаии и Игнатия в самом конце XVIII в. крышки старых рак были переданы в церковь Николая во Ржищах, в которой их установили как иконы по краям местного ряда иконостаса21, то есть точно так же, как стояли иконы Исаии и Игнатия со Вседержителем Спасом в ростовском Успенском соборе. В последующем обе крышки-иконы были убраны в ризницу церкви Николая во Ржищах22, и после длительного там пребывания переданы в ростовский музей церковных древностей.

Крышку раки св. Исаии можно датировать второй половиной ХVII в. Возможно, именно она указана в следующем фрагменте описи Ростовского архиерейского дома 1691 г.: "Подле стены гроб Исаия ростовского чудотворца на нем образ его писан на празелени"23. С датировкой крышки раки св. Игнатия дело обстоит сложнее. Как будто бы упоминание о сгоревшей в 1730 г. раке последнего свидетельствует, что сгорела и ее крышка. Но стилистически изображение на крышке раки св. Игнатия весьма близко образу Исаии со Вседержителем Спасом 1697 г. Не была ли крышка раки св. Игнатия спасена во время пожара 1730 г.? Косвенно данное предположение подтверждается следующим. Хотя рака св. Игнатия сгорела, но мощи его были спасены. Но ведь, чтобы спасти мощи, надо открыть раку. А уж коли ее открыли, то, значит, могли спасти и крышку последней.

Так или иначе, но до нас дошел уникальный комплекс четырех надгробных изображений свв. Исаии и Игнатия, одно из которых, несомненно, принадлежит кисти ростовского иконописца Афанасия Петрова. Группу единоличных изображений св. Игнатия дополняет его деисусная полнофигурная икона (ХVI в.?)24.

Единственная в нашей коллекции единоличная икона св. архиепископа Феодора достаточно хорошо известна25. Возможно, она была создана в 1690-е гг.

Все три единоличных изображения св. Иринарха Борисоглебского очень поздние и относятся к XIX - началу XX вв.26

Житийные иконы нашей коллекции немногочисленны. Это икона преподобного Авраамия в житии XVII в.27 (рис. 4), икона Петра царевича в житии конца XVII в.28 и икона св. Иринарха в житии29. Последняя была совершенно неизвестна, и легла на стол реставраторов буквально в последнее время. Предварительно ее можно датировать концом XVII - началом XVIII вв. Она отличается от двух предыдущих произведений свободным размещением житийных клеим на своем среднике. (Рис. 5).

Групповые изображения ростовских святых когда-то, судя по письменным источникам, весьма распространенные в Ростове, представлены в данной коллекции лишь тремя иконами XIX - начала XX вв.30 Среди них выделяется икона XIX в. св. Леонтия, Исаии, Игнатия, Федора и князя Василько31. Интересна она именно изображением последнего, которое встречается довольно редко.

Иконы четвертой группы в музейной коллекции отличаются особым своеобразием. К таким произведениям относятся четыре иконы "Явления апостола Иоанна Богослова Авраамию Ростовскому". Это икона около 1687 г. из ц. Иоанна Богослова на Ишне32, икона того же "Явления" с 24-мя клеймами жития Авраамия конца ХVI - середины XVIII вв.33 из той же церкви, и две небольшие иконы XIX в.34

К этой же группе относится икона "Явление апостолов Петра и Павла Петру царевичу" XVIII в.35

В ХVI - ХVII вв. в различных регионах России стали особенно популярными иконы Богоматери Боголюбской с молящимися перед ней местными святыми. Известны такие варианты Боголюбской, как Московская, Соловецкая, Угличская, Иосифа-Волоколамская и др.

В Ростове, по-видимому, в то же время возник свой вариант Богоматери Боголюбской. Такие иконы в ХVII - ХIХ вв., видимо, имели довольно широкое распространение. В нашей коллекции имеется единственная подобная икона XVII в. - Богоматерь Боголюбская в молении ростовских чудотворцев Леонтия, Исаии, Игнатия, Исидора, Авраамия, Иоанна Власатого Милостивого, Иакова и Петра царевича36.

Пожалуй, наиболее своеобразной иконографией в четвертой группе отличается икона "Богоматери в молении ростовских чудотворцев". Их две, одна датируется временем около 1695/96 г.37 (рис.6), другая пока еще не раскрыта, предварительно ее можно отнести к XVII в.38 В средниках того и другого произведения представлена Богоматерь в рост, с Младенцем Христом на руках, стоящая на облаке. Перед ними в молитвенном предстоянии изображены ростовские святители Леонтий, Исаия и Игнатий. Христос благословляет их. Очевидно, данная иконография была выработана при Ростовском архиерейском доме и являлась его своеобразным символом39. Уже в XVII в. к трем ростовским святителям на подобных иконах стали добавляться и другие святые. Такова икона, на которой перед Богоматерью с Младенцем представлено 16 как ростовских, так и иных святых40. Или на пока еще не совсем раскрытой иконе кроме трех упомянутых ростовских святителей изображен Афанасий, патриарх Александрийский41. Данная икона замечательна тем, что на ней Богоматерь с Младенцем названа Ростовской, чем как бы было подчеркнуто местное происхождение ее иконографии. Вероятно, иконография Богоматери Ростовской в молении ростовских чудотворцев возникла не позже XVI в. в результате переработки иконографии "Богоматери Боголюбской" и, возможно, "Богоматери Максимовской".

К четвертой группе следует отнести небольшую икону, в среднике которой представлены апостолы Петр и Павел в рост и коленопреклоненные св. Авраамий и Петр царевич в молении перед распятием42.

В иконах пятой группы ростовские святые часто количественно преобладают над другими святыми, что позволяет предположить ростовское происхождение программ данных икон.

Старейшим в нашей коллекции и широко известным произведением этой группы является икона начала XVI в. святых Леонтия, Исаии, Игнатия, Авраамия и Сергия Радонежского с Исидором Ростовским и Максимом Московским на полях43.

К одним из наиболее значительных памятников пятой группы принадлежит пока еще не до конца раскрытая икона "Спас Нерукотворный с избранными и ростовскими святыми", созданная, судя по поздней надписи, в 1644/45 г.44 и помещенная тогда же над проездом западной надвратной башни земляной крепости Ростова. В XVII в., очевидно, эта икона призвана была выполнять охранительные функции.

К той же группе следует отнести иконы "Воскресение Христово с ростовскими и избранными святыми" (1729 г.)45, "Ростовские и избранные святые в молении перед иконой Богоматери Владимирской" (ХVIII в.)46, "Исидор Ростовский и мученик Харлампий"47 (ХVIII в.) и выносную двустороннюю икону-хоругвь, на лицевой стороне которой представлены Иона митрополит Московский и Иаков епископ Ростовский (ХVIII в.)48.

Особый интерес представляет икона второй половины XVII в.49, в которой объединены признаки 4-й и 5-й рассмотренных выше групп. Она явно создана в Ростове по особой программе. В центре на ее переднем плане представлено явление апостолов Петра и Павла Петру царевичу в своеобразном иконографическом изводе. Прямо над этой сценой изображена икона Богоматери Владимирской, покоящейся на облаках. Боковые части средника плотно заполнены двумя большими группами ростовских и избранных святых. Данная икона как бы вводит нас в ту интеллектуальную среду, в которой существовала духовная элита Ростова второй половины XVIII в.

В заключение подчеркнем, что при всей значимости рассмотренной коллекции, она, к сожалению, далеко не столь полно, как хотелось бы, представляет бытовавшую в прошлом иконографию ростовских святых50.

  1. В начале 1995 г. нами была составлена программа по реставрации икон ростовских святых из собрания Ростовского музея, которая уже начала осуществляться.
  2. Мельник А.Г., Сазонов С.В. Икона "Ростовские святые и Сергий Радонежский" // Научная конференция, посвященная 125-летию со дня рождения Михаила Ивановича Смирнова. Тезисы докладов. Перeславль-Залесский, 1993. С. 63 - 67; Вахрина В.И. Икона "Феодор архиепископ Ростовский" из собрания ростовского музея-заповедника // СРМ. Ростов, 1993. Вып. 5. С. 85 - 92; Мельник А.Г. Об иконографической программе житийной иконы конца XVII в. "Святой преподобный Петр царевич" // СРМ. Ярославль, 1995. Вып. 8. С. 105 - 113; Его же. Житийная икона Авраамия Ростовского XVII века // "Минувших дней связующая нить..." (V Тихомировские чтения). Ярославль, 1995, С. 17 - 19.
  3. Федорова М.М. Димитрий Ростовский. Иконография в собрании Ростовского музея // СРМ. Ростов, 1991. Вып. 2. С. 48 - 70.
  4. Мельник А.Г. Иконография ростовских святых по письменным источникам // Россия в Х - ХVIII вв. Проблемы истории и источниковедения. Тезисы докладов и сообщений вторых чтений, посвященных памяти А.А. Зимина. М., 1995. С. 350 - 351.
  5. ГМЗРК. И-550.
  6. ГМЗРК. И-530 (ХV в.); ГМЗРК. И-788 (ХVI в.?); ГМЗРК. И-688 (XVII).
  7. ГМЗРК. И-664 (ХVI в.?); ГМЗРК. Ц 930/24 (ХVII в.); ГМЗРК. И-557 (ХVII в.): ГМЗРК. И-901 (ХVII в.).
  8. ГМЗРК. И-535 (ХVI в.); ГМЗРК. И-383 (ХVII в.); ГМЗРК. И-968 (ХVII в.); ГМЗРК. И-433 (ХVII в.).
  9. ГМЗРК. И-283 (кон. XVII - нач. XVIII вв.).
  10. ГМЗРК. И-865 (1738 г.).
  11. (11) См.: Добровольская Э.Д. Новые материалы по истории Ростовского кремля // Древний Ростов. Ярославль, 1958. Вып. 1. С. 45.
  12. ГМЗРК. И-778 (ХVII в.); ГМЗРК. И-556 (ХVII в.).
  13. ГМЗРК. И-284 (кон. XVII - нач. XVIII вв.).
  14. ГМЗРК. И-988 (втoр, пол. XVII в.).
  15. ГМЗРК. И-990 (1697 г.).
  16. ГМЗРК. И-989 (кон. XVII в.?).
  17. ГМЗРК. И-991 (1730-е гг.?).
  18. Добровольская Э.Д. Указ. соч. С. 45; РГАДА. Ф. 235. Оп. 2. Кн. 162. Л. 41.
  19. См.: Титов А.А. Великий ростовский пожар 1730 года. Ярославль, 1902. С. 7.
  20. Там же. С. 10.
  21. ГМЗРК. № 460, КП-10055/455. Л. 5, 7; РФГАЯО. Ф. 371. Оп. 1. Д. 825. Л. 4 об. - 5.
  22. РФ ГАЯО. Ф. 196. Оп. 1. д. 12110. Л. 13.
  23. ГМЗРК. Р-1083. Л. 3.
  24. ГМЗРК. И-666 (ХVII в.?).
  25. ГМЗРК. И-790 (конец XVII в.).
  26. ГМЗРК. № 23001 (ХIХ - начало XX вв.); Борисоглебский филиал ГМЗРК. Ж-56Р-158/91 (ХIХ в.)
  27. ГМЗРК. ММ (вторая половина XVII в.); Мельник А.Г. Житийная икона Авраамия... С. 17 - 19.
  28. ГМЗРК. И-940 (конец XVII в.); Мельник А.Г. Об иконографической программе... С. 105 - 113.
  29. ГМЗРК. № 23008.
  30. ГМЗРК. И-367 (ХIХ в.); ГМЗРК. И-895 (нач. XX в.); ГМЗРК. И-211 (1902г.).
  31. ГМЗРК. И-367 (ХIХ в.).
  32. ГМЗРК. И-814 (около 1687 г.). Датирована на основании свидетельства об освящении ц. Иоанна Богослова на Ишне в 1687 г. К тому же времени относится и большая часть икон иконостаса этого храма.
  33. ГМЗРК, И-582 (кон. XVII - сер. XVIII вв.).
  34. ГМЗРК. И-222 (ХIХ в.); ГМЗРК. И-39 (ХIХ в.).
  35. ГМЗРК. И-404 (ХVIII в.).
  36. ГМЗРК. И-651 (ХVII в.).
  37. ГМЗРК. И-341 (около 1695/96 г.). Датировка иконы установлена по датированному этим годом клейму на ее окладе. Приношу благодарность главному хранителю Ростовского музея В.М. Уткиной, помогшей мне установить датировку обнаруженного мною данного клейма.
  38. ГМЗРК. И-198 (XVII в.).
  39. Мельник А.Г. Иконография ростовских святых... С. 350 - 351.
  40. ГМЗРК. И-340 (ХVII в.).
  41. ГМЗРК. И-446.
  42. ГМЗРК. И-85 (ХVII в.).
  43. ГМЗРК. И-517 (нач. XVI в.); Мельник А.Г. Сазонов С.В. Указ. соч. С. 65 - 67.
  44. ГМЗРК. И-861 (1644/145 г.). О датировке иконы см.: Титов А.А. Ростов Великий в его церковно-археологических памятниках. М., 1911.
  45. ГМЗРК. И-571 (1729 г.).
  46. ГМЗРК. И-428 (ХVIII в.).
  47. ГМЗРК. И-744 (ХVIII в.).
  48. ГМЗРК. И-307 (ХVIII в.).
  49. ГМЗРК. И-123 (втoр, пол. XVII в.).
  50. Ср.: Мельник А.Г. Иконография ростовских святых... С. 347- 351