О.Б. Полякова

Древнерусское шитье в собрании Угличского музея

Коллекции лицевого художественного и орнаментального шитья, хранящиеся в собраниях музеев старых русских городов, вызывают заслуженный интерес современных исследователей. Они, в отличие от крупнейших собраний Москвы, С.-Петербурга, Сергиева Посада, не могут похвастаться большим числом памятников, принадлежащих известным мастерским. Однако и здесь ждут ученых интересные открытия. К тому же шитые произведения, происходящие из местных мастерских, достойны внимания и изучения, т.к. связаны исторически с регионами происхождения, местными художественными традициями, архитектурными памятниками, личностями.

Собрание Угличского историко-художественного музея располагает небольшой коллекцией памятников шитья XVI-XIX вв. Она начала формироваться еще в конце прошлого столетия. Тогда в Угличский музей Древностей поступали шитые произведения в качестве даров от частных лиц - жертвователей из числа угличан различных сословий. Еще одним источником пополнения были угличские церкви. Сильно обветшавшая от долговременного использования шитая церковная утварь передавалась в музей и дополняла коллекцию. Но значительную часть составляют памятники шитья, поступившие в музей в 20-30-е гг. XX в., когда пополнение шло за счет имущества из закрытых церквей и монастырей Углича и района. В эти годы, наряду с иконами и другой церковной утварью, в музей поступали многочисленные произведения лицевого и орнаментального шитья.

Ценный материал для исследователей истории и культуры Угличского края представляют памятники шитья, вышедшие из светлиц местных именитых граждан. Упоминаемые в документах вклады в церкви и монастыри свидетельствуют о широком распространении вышивального мастерства в домах угличан в XVII в. Четкость композиционных построений шитых произведений, строгая каноничность изображений, отточенная техника говорят о достаточно высоком мастерстве угличских вышивальщиц и наличии местной традиции.

В коллекции шитья Угличского музея привлекают внимание вклады в Покровский Паисиев монастырь. Эта обитель, основанная в XV в., играла большую роль в духовной и культурной жизни края в период XV-XVII вв. В ризнице монастыря хранились шитые произведения - вклады угличской боярыни Татьяны Ивановны Супоневой.

Супоневы - старинный дворянский род, известный в Угличе с XVII в. Многие Супоневы занимали высокие административные должности в городском управлении. В 1651 и 1683 гг. угличским воеводой был стольник Матвей Семенович Супонев1. Жена его брата Григория являлась вкладчицей в Покровский монастырь. Супоневы продолжали играть важную роль в управлении Угличской провинцией и в XVIII в. С именем Супоневых в Угличе связана сохранившаяся до наших дней на Малой стороне усадьба Григорьевское, или Супоневский дворец, построенный якобы для дочери императрицы Елизаветы Ольги (по мужу Супоневой)2.

В июле 1928 г. в Угличский музей Древностей поступило имущество из Покровского монастыря3. Среди церковной утвари в описи поступлений значились и шитые памятники - вклады Татьяны Ивановны Супоневой: покров на престол с изображением Положения во гроб, покровец "Се агнец", покровец "Знамение"4. На первых двух на вкладной надписи значилось только имя вкладчицы и что это вклад "... по иноке Ионе и по своей душе"5. Принадлежность Т.И. Супоневой этих покровов не вызывает сомнения, поскольку все они упоминаются в едином комплексе. Очевидно, все они были вложены или одновременно, или через короткий промежуток времени. О вкладе Т.И. Супоневой в Покровский монастырь сейчас в коллекции музея напоминает лишь один покровец на потир "Знамение".

Покровец на потир "Богоматерь Знамение", посл. четв. XVII в. 45х48; Инв. 837.

В среднике в круге изображение Богоматери "Знамение", по углам четыре серафима. Фон средника - малиновый атлас. Лики шиты атласным швом телесного цвета шелком. Черным шелком выделены глаза, нос, брови, губы светлого шелка практически сливаются со светлым тоном лика. Одежды Богоматери и Христа шиты золотными и серебряными прядеными нитями швами "ягодка" и "черенок" с шелковой серой прикрепой. Нимб Богоматери шит швом "ягодка", нимб Христа - швом "клопчик" в 2 нитки; крылья серафимов шиты швом "перышки". Нимб Христа и плат Богоматери обведен низкой из мелкого жемчуга в одну прядь.

Общий тон шитого произведения производит впечатление нарядности. Золотное шитье одежд Богоматери в среднике перекликается с блестящей золотисто-желтой каймой покровца. Грамотно выстроена композиция средника: фигура Богоматери хорошо вписана в окружность, изображения небесных сил заполняют угловые пространства. Несколько наивное выражение ликам придают схематизированно шитые округлые без зрачков глаза Христа и серафимов. Однако, несмотря на схематизм, перед нами образец тщательного технического исполнения шитого рисунка.

По кайме вокруг средника шита серебром надпись: "Пейте от нее все сия есть кровь моя нового завета за вас и за многих изливаемая о оставлении грехов". На поздней подкладке из серого коленкора - надпись чернилами: "Сие покров положен вкладу в церковь Покрова Пресвятые Бцы и Паисия Чудотворца положила Григорьева жена Семеновича Супонева Татьяна Ивановна".

Покровец реставрирован.

Из Покровского монастыря происходит покров "Паисий Угличский" (экспонируется в отделе прикладного искусства на втором этаже палат удельных князей).

Покров "Паисий Угличский", втор. пол. XVII в. 228х134; Инв. 590.

Паисий изображен в рост, в монашеских одеждах; правая рука его согнута перед грудью в молитвенном жесте, в левой - свернутый свиток. На поздней кайме - тропарь Преподобному Паисию. Фон покрова - зеленоватая шелковая ткань (видна в местах стыков средника и малиновой бархатной каймы). Лик и руки шиты атласным швом серого цвета шелком по форме; глубокие морщины на лбу и щеках трактованы графично и выделены шелком более темного тона. Здесь предпринята попытка создания психологического облика святого и передачи портретного сходства. Одежды Паисия шиты кручеными шелковыми нитями различных оттенков зеленого, коричневого, голубого цветов "в прикреп" швами "ягодка", "черенок"; нимб шит золотными нитями швом "перышки". Контур фигуры обведен толстым четким контуром темно-коричневого шелка. Фон средника сплошь зашит пряденым золотом и серебром растительным орнаментом из вьющихся стеблей и крупных стилизованных листьев "на аксамитное дело".

Кайма малинового бархата с тропарем Паисию была сделана в XIX в. В исторической записной книге Покровского монастыря есть запись от 1824 г., в которой значится, что "рака Преподобному Паисию сделана серебряная (в 6 фунтов весу)"6. Возможно, тогда же был починен и обветшавший покров на раку и к нему была пришита новая кайма. По кайме золотными нитями "косым рядком" шит тропарь Паисию: "Христовой ради любви отечество и род оставил еси ангельскому житию поревновал и в пустыню вселился и жестокое житие показал и чудес дарованных от бога принял еси".

Мы склонны отнести этот покров к работе московской мастерской. Композиционное построение изображения, художественные особенности роднят покров "Паисий Угличский" с покровом на раку Нила Столбенского, являющегося вкладом Ивана Михайловича Милославского в Столбенский монастырь (1664 г.)7.

Покров реставрирован.

Необходимо отметить хранящиеся в коллекции музея шитые произведения, происходящие из Богоявленского девичьего монастыря. Женские монастыри, как известно, были центрами рукоделия. Из монастырских мастерских выходили шитые изделия светского и церковного назначения, они обеспечивали шитой утварью окрестные мужские монастыри, занимались ее починкой и исправлением.

6 июня 1892 г. игуменья Богоявленского женского монастыря принесла в дар Угличскому музея Древностей сударь "Се агнец".

Сударь "Се агнец", XVII в. 56,6х50,7; Инв. 812.

На среднике изображен агнец в дискосе, по сторонам два стоящих ангела с рипидами, вверху над ними два серафима. Под верхним полем надпись: "Се агнец божий вземяй грехи мира". Фон средника - бежевого цвета атлас, широкая кайма того же цвета камка. Лик, тело Христа шиты телесного цвета шелком атласным швом без притенений. Нимб Христа, дискос, звездица с восьмилепестковой розеткой шиты нитями пряденого золота и серебра "в прикреп", основной шов "ягодка", прикрепа - нежно-голубой и светло-зеленый тонкий крученый шелк. Контур изображения шит по веревочке серебром. Лики ангелов шиты атласным швом, одежды, нимбы, крылья - золотными и серебряными нитями "в прикреп" швами "ягодка", "перышки", "клопчик" с прикрепой телесного, нежно-голубого, светло-желтого, светло-зеленого, коричневого тонкого шелка. Серафимы и херувимы шиты золотными и серебряными нитями "в прикреп" "косым рядком". Миниатюрное изображение на сударе: тонко трактованные лицевые изображения (правого ангела в особенности), утонченные руки ангелов, графическая четкость изображения младенца Христа свидетельствуют о достаточно высоком мастерстве художника-знаменщика. Надо отметить и большое мастерство вышивальщицы: шитье тонкое с незаметной прикрепой, швы тщательно исполнены. Со вкусом подобраны шелковые нити нежных, светлых тонов.

В качестве подкладки использована синяя крашенина. Сударь не реставрирован.

После закрытия Богоявленского женского монастыря в 1930 г. в Угличский музей поступила подвесная пелена "Иоанн Милостивый".

Подвесная пелена "Иоанн Милостивый", кон. XVI в. 58х46; Инв. 4931.

На среднике - поясное изображение Иоанна Милостивого шито "по карте", одной рукой (правой), святой благословляет, в другой держит евангелие. Личное шито атласным швом телесного цвета тонким крученым шелком, волосы и удлиненная клином борода - шелком более темного тона. Контуры лица, глаза, нос, губы, брови, морщины на лбу шиты крученым тонким шелком коричневого цвета. Одежды святого шиты пряденым золотом швом "черенок" с зеленой прикрепой крученого шелка, исподь - золотом с прикрепой малинового шелка швом "ягодка", омофор - пряденым золотом с зеленоватой прикрепой. В левой руке Иоанн держит платочек, шитый шелковыми нитями малинового цвета атласным швом. Нимб святого обнизан крупным жемчугом в одну прядь. Изображение святого переложено на поздний фон малинового бархата, шитый золотными нитями стилизованным травным орнаментом со вставками цветной фольги. Фон не вышивался специально, а,ы видимо, был переделан из церковных одежд, так как фигура святого перекрывает травный узор. Кайма пелены шита рубленым перламутром, в касты в виде цветка вставлены стекла. Контуры каймы обнизаны уродливым жемчугом, чередующимися с голубыми бусинами.

Датировка пелены XVII веком (в инвентарных книгах) нам представляется неверной. Художественные особенности шитого памятника свидетельствуют о более раннем его появлении. Лик святого шит тонким шелком плавью. Образ Иоанна Милостивого психологичен. Перед нами благородный лик мудреца, к которому применимы слова М.В. Алпатова, сказанные об искусстве Дионисия: "Много одухотворенности, нравственного благородства, тонкости чувств..." О более раннем времени создания пелены говорит также трактовка рук; они утонченные, с длинными пальцами. Благословляющая правая рука святого с несколько отставленным мизинцем и плавный изгиб левой, держащей сулок, напоминают образы Дионисия.

Привлекают внимание некоторые детали в изображении. Например, отсутствует конец омофора, традиционно спускающегося с левого плеча, необычно трактованы складки одежд; они изображены в виде широких полос в местах сгибов рук и одежд. Святой не держит евангелие в руке, как это принято, а как бы прижимает его левой рукой к груди.

Традиционен для XVI в. подбор шелковых нитей благородных зеленых и малиновых (шитье исподи) тонов.

Богоявленский женский монастырь, откуда происходит пелена, был основан в нач. XVII в. и находился первоначально в Кремле, впоследствии был перенесен на посад и возобновлен на землях церкви Иоанна Милостивого, принадлежащей Ростовскому архиерейскому дому. В этой церкви и находилась пелена, и была подвесной к местному образу. При строительстве Богоявленской соборной церкви один из престолов был освящен в честь Иоанна Милостивого, и туда поместили икону и пелену. Согласно документам церковь Иоанна Милостивого уже существовала в нач. XVII в.8 Однако нам предстоит выяснить точное время ее строительства. Таким образом, возможно, подтвердится предположение о датировке пелены XVI веком.

Пелена не реставрирована.

Из церкви Рождества Иоанна Предтечи на Волге происходит подвесная пелена "Спас Нерукотворный".

Подвесная пелена "Спас Нерукотворный", втор. пол. XVII в. 58х 51; Инв. 926.

В центре на убрусе образ "Спаса Нерукотворного", по сторонам - держащие убрус ангелы. Лики шиты кручеными шелковыми нитями телесного цвета атласным швом в вертикальном направлении. Глаза Христа, тонкий нос и тонкие линии морщин на лбу выделены черными шелковыми нитями. Черным шелком вышиты волосы Христа, нимб шит пряденым золотом "в прикреп" швом "черенок", контур нимба зашит серебряной нитью по веревочке. Убрус шит пряденым серебром с серой прикрепой, которой создан рисунок из параллельных горизонтальных полос. Фигуры ангелов, держащих убрус, удлиненные и непропорциональные, как бы втиснуты в узкое пространство между убрусом и шитым полем каймы. Одежды ангелов шиты золотными и серебряными прядеными нитями "в прикреп" швом "двойная ягодка", прикрепа - малиновый крученый шелк. Надпись по кайме пелены шита серебряными нитями с серой прикрепой: "Пречистому твоему образу покланяемся, благий, просяще прощения согрешений наших, Хрте Бже: волею бо благоизволил еси взыти на крест, да избавиши аже созда от работы вражия. Тем блгодарственно вопиите радости всия исполнил вся, спсе наше, пришедый спасти мир" (тропарь).

Пелена упоминается в писцовых книгах XVII в.9, церковной описи Угличской Предтеческой церкви10 и в числе святынь этой церкви в "Путеводителе по церквам г. Углича" Н.Ф. Лаврова11.

Упоминаемая в описаниях жемчужная обнизь венца Спаса, подписей, венцов ангелов не сохранилась. Очевидно, в 1922 г. пелена в плохом состоянии была передана в музей Древностей.

Пелена реставрирована.

Мы представили в данном случае лишь отдельные памятники из коллекции шитья Угличского музея. Она еще до конца не изучена. В научный оборот введены только некоторые произведения. Наша задача в настоящее время в описании коллекции: уточнении датировок, сборе исторических документальных сведений. Таким образом мы получим исходный материал для дальнейших исследований.

  1. Дмитриев Б.А. К истории возникновения Супоневского дворца в Угличе //Исследования и материалы по истории Угличского Верхневолжья. Углич, 1957. Вып. 1. С. 15-23.
  2. Там же.
  3. УИХМ. Д. 4. Ч. 2.
  4. Там же. Л. 21, 29.
  5. Там же.
  6. РГАДА. Ф. 1450. Оп. 1. Д. 2. Л. 8.
  7. Манушина Т. Художественное шитье древней Руси в собрании Загорского музея. М., 1983. С. 81-82.
  8. Липинский М.А. Угличские акты XVII в. Ярославль, 1889-1890. С. 81.
  9. Выпись с писцовых книг письма и меры стольника Михаила Федоровича Самарина да подъячева Михаила Русинова 1674, 1675, 1676 годов //Труды ЯГУАК. Вып. 11. М., 1892. С. 84.
  10. Церковная опись Угличской Предтеческой церкви //Архив А.Н. Горстки. С. 16.
  11. Лавров Н.Ф. Путеводитель по церквам г. Углича. Углич, 1994. С. 79.