Л.Б. Сукина

К творческой биографии переславских иконописцев XVII века

В отличие от предыдущих столетий истории древнерусского искусства XVII век сохранил достаточно много имен зодчих, иконописцев, резчиков по дереву, мастеров ювелирного дела. В настоящее время выявление подробностей жизни и творчества отдельных художников этого периода становится одной из приоритетных задач искусствоведения. Сейчас уже восстановлены биографии некоторых выдающихся изографов XVII в. - Симона Ушакова, Гурия Никитина, Федора Евтихиева Зубова. Но наряду с мастерами, работавшими над крупными заказами государственной важности или произведениями, получившими широкую известность, существовал целый ряд провинциальных - городовых и монастырских иконописцев, оставивших заметный след лишь в художественной культуре своего региона. Тем не менее, изучение их творчества значительно расширяет наши представления об иконописной практике XVII столетия.

В XVII в. иконописание было широко распространено во всех городах и больших монастырях. Переславль-Залесский не принадлежал к числу крупных художественных центров, но и здесь, особенно во второй половине столетия, трудилось несколько десятков городовых и монастырских мастеров. Известны имена четырнадцати из них1.

На протяжении почти целого столетия, во второй половине XVII - первой половине XVIII в., исполнением монастырских и частных заказов в пределах Переславля и уезда занималась семья иконописцев Казариновых. В прошлом переславскими краеведами М.И. Смирновым и С.Д. Васильевым предпринимались попытки систематизировать сведения о Казариновых, содержащиеся в архивных документах и литературе2. Но в обоих случаях был допущен ряд существенных неточностей. К настоящему времени нам удалось установить о семье Казариновых следующее.

Свой род они, видимо, вели от Казаринки Петрова - государева сокольего помытчика (этот вид промысла был одним из самых распространенных в окрестностях города), упоминающегося в грамоте царя Василия Шуйского 1606 г.3 Его сын Антипа Петров Казаринов с женой Антонидой значатся среди исцеленных посмертными чудесами местного святого Даниила Переславского4. Последним в роду, кто ограничивал свою деятельность лишь государственной службой, был площадной подъячий г. Переславля-Залесского Логин Антипьев Казаринов5. Его дети и внуки в официальных документах и церковных поминаниях числились сокольими помытчиками6. Но в связи с постепенным угасанием царской соколиной охоты в окрестностях Переславля основой существования семьи Казариновых стало иконописание. Нам не известно, были ли они официально освидетельствованы в качестве иконописцев. В Москву для выполнения работ общегосударственной значимости не вызывались, но в пределах Переславского уезда пользовались особым почетом, их работы высоко ценились у местных заказчиков со средствами. Имели учеников. Династии переславских иконописцев второй половины XVIII-XIX вв. Гусевых и Шеманаевых, занимавшихся росписью храмов и "починкой" икон, считались последователями Казариновых7.

Нам удалось выявить сведения о пятерых представителях семьи Казариновых. Самым известным из них был сын (вероятно, старший) площадного подъячего Логина Антипьева Казаринова - Стефан (Степан) Логинов (родился в середине XVII в. - умер после 1690 г.). Стефан Казаринов писал пышные торжественные иконы в стиле московского барокко. Кажется, самым плодотворным периодом его творчества был конец 70-х - 80-е гг. XVII в. Сохранились две иконы "Троица Ветхозаветная" (1678) и "Распятие с семью таинствами" (1682), написанные Стефаном по заказу подъячего переславской Съезжей избы Никиты Максимова Ведерницына для местных храмов - церкви Входа во храм Богородицы (позже ц. Иоанна Богослова) и Спасо-Преображенского собора8. Оба произведения - подписные. "Распятие с семью таинствами" интересно своей символико-аллегорической композицией и "реалистическими" элементами. Возможно, что в сцене "Таинство брака", расположенной у подножия процветшего креста, а не в медальонах-цветах его кроны, как все остальные "таинства", изображены члены семьи Ведерницыных (в эти годы Максим Ведерницын должен быть женить своих сыновей)9.

В краеведческой литературе приводится надпись с иконы "Богоматерь Владимирская", написанной Стефаном Казариновым в 1690 г. по заказу архимандрита Троицкого Данилова монастыря Варфоломея для Рождественской церкви в сельце Твердилкове Переславского уезда, только что полученном монастырем в дар от князя Ивана Петровича Барятинского. В XIX в. эта икона была заново переписана и до настоящего времени не дошла10.

Не сохранились и работы родного брата Стефана Казаринова - Иакова (Якова) Логинова. Известно, что в ныне не существующей Воскресенской церкви Переславля-Залесского была икона 1693 г. с его подписью11.

В собрании Переславского музея находится произведения младшего брата Стефана и Якова Казариновых - Алексея Логинова, работавшего уже в первой половине XVIII в. Это икона "Преображение" (1731) - храмовый образ Преображенской церкви с. Усолье Переславского уезда, подписанный автором12.

Кроме него из Казариновых, писавших иконы в XVIII., нам известны сын и внук Иакова Логинова - Антипа Яковлев и Василий Антипов. В иконостасе церкви с. Махра Александровского уезда Владимирской губернии еще в начале XX в. находилась икона "Отечество" с надписью: "Писал Антипа Казаринов. 1718 год"13. До настоящего времени сохранился образ Николая Чудотворца (1738) из Спасо-Преображенского собора Переславля-Залесского, написанный Антипой вместе с сыном Василием в стиле барокко14.

Возможно, самой значительной работой, выполненной семьей Казариновых, было изготовление полного набора икон для иконостаса Всехсвятской церкви Троицкого Данилова монастыря в Переславле-Залесском в 1688 г. Сведения об этом заказе нам удалось обнаружить в Ростовском филиале Государственного архива Ярославской области15.

Всехсвятская церковь - самый древний храм на территории обители. Ее первоначальное деревянное здание, согласно преданию, было построено самим основателем монастыря святым Даниилом Переславским в 1508 г.16 Вероятно, церковь погибла в период Смуты начала XVII в. В 1683 г. архимандрит Данилова монастыря Варфоломей испросил разрешение на строительство больничных келий с храмом при них, так как "больничная братия старые дряхлые живут по разным братским кельям и на соборное пение в церковь божию ходить не могут"17. Денег на строительство дал крупный переславский землевладелец и известный полководец князь Юрий Никитич Барятинский с условием освящения церкви во имя Федора Стратилата, в память о погибшем сыне Федоре Юрьевиче18. Патриарх Иоаким не только дал разрешение, но и определил своей грамотой архитектурные формы и внутреннее убранство храма: "...построить церковь во имя святого великомученика Федора Стратилата, а верх на той церкви построить против прочих церквей, а не шатровой и олтарь велел зделать круглой тройной, а в церкви б во олтарной стене царския двери были б посреди, а по правую их сторону южныя, а по левую северныя, а подле царских дверей по правую сторону между южных в начале поставить образ Всемилостивого Спаса, а подле Спасова образа поставить образ настоящаго того святого храма, а по левую сторону царских дверей между северных в начале поставить образ пречистыя Богородицы и иныя образы по чину"19.

Строительство храма продолжалось четыре года, и за это время настроение монастырской братии изменилось. В нарушение слова, данного князю Барятинскому, решено было освятить церковь во имя Всех святых, в память храма преподобного Даниила, на что было получено и благословение патриарха20. Естественно, претерпела изменения и программа иконостаса.

Порядная роспись сохранила имена заказчиков и художников21. В октябре 1688 г. даниловский архимандрит Варфоломей и казначей старец Иона Гносин наняли Стефана и Иакова Логиновых детей Казариновых писать иконы в новую церковь. По условиям договора работа должна была завершиться к концу того же года, для чего мастеров обязывали трудиться прямо в монастыре и при необходимости до позднего вечера. В качестве вознаграждения братьям Казариновым полагалось тридцать рублей денег, три четверти ржаной муки, две четверти солоду, две четверти пшеничной муки, четверть овсяных круп, осьмина гороху, два ведра вина "в краски" и казенные свечи по мере надобности.

Всехсвятская церковь имеет широкое, но небольшой высоты внутреннее пространство. Иконостас Казариновых имел всего два ряда. Местный состоял из шести икон: Спас Вседержитель (поясной), Собор всех святых, Пр. Даниил Переславский (поясной), Богоматерь Иверская, Св. Федор Стратилат, Св. Николай Чудотворец. При этом образ Федора Стратилата перемещался в иконостасе на левую сторону, после иконы Богоматери, по сравнению с первоначальной программой 1683 г., так как храм стал Всехсвятским, а во имя Федора Стратилата был освящен лишь один из приделов. На царских вратах помещались шесть икон: Богоматерь и Архангел из Благовещения и Евангелисты (поясные). На надвратной сени - Тайная вечеря. Деисус представлял собой икону "Предста царица одесную Спасову образу" (с Иоанном Предтечей и Архангелами) и двенадцать отдельных досок с изображениями Апостолов (по шесть с каждой стороны). Все иконы "самого доброго мастерского письма" пробелялись золотом, кроме апостольских, ризы которых пробелялись красками.

Работа, видимо, была исполнена в срок, и художники получили, как свидетельствует приписка на обороте порядной, "деньгами и запасом ... сполна"22.

На протяжении последующих столетий Всехсвятская церковь дважды ремонтировалась. Во время второй "починки" в 1882 г. в ней был сооружен новый иконостас с другими иконами23. Судьба произведений братьев Казариновых неизвестна24.

Как мы убедились, расцвет династии иконописцев Казариновых приходится на последние десятилетия XVII - первую половину XVIII в. Сохранилось не так уж много их подлинных произведений. Тем не менее, фамилия Казариновых еще в начале нашего века была в Переславле почти такой же легендарной, как имя Симона Ушакова. Здесь их причисляли к сонму выдающихся изографов XVII столетия. Иконами их письма гордились, их показывали приезжим любителям искусства (например, профессору С. Шевыреву), они служили для местных знатоков церковной старины эталоном вкуса и художественного качества, хотя на самом деле были весьма далеки от совершенства. Уже этот любопытный феномен провинциальной культуры вызывает дополнительный интерес к творческой биографии Казариновых. Дальнейшие поиски, возможно, позволят выявить имена и других представителей династии, которые, по мнению некоторых исследователей, продолжали заниматься иконописью и во второй половине XVIII, и в XIX в.25, а также установить их творческие связи с прочими переславскими иконописцами позднего времени.

Приложение

Порядная роспись 1688 г. на написание икон во Всехсвятскую церковь Троицкого Данилова монастыря Переславля-Залесского

Л. 1 196 /1688/ году октября в 6 день.
Переславль-Залесского живоначальной Троицы Данилова монастыря архимандрит Варфоломей да казначей старец Иона Гносин с братией порядили мы иконописцов Переславля-Залесского Стефана да Иакова Логиновых детей Казаринова написать во обители чудотворцеве в каменую больничную церковь местных икон. Вначале Вседержителя образ поясно.
Всех святых образ же.
Да образ же Даниила преподобного поясно.
Да на другую сторону от царских дверей образ Пресвятой богородицы Иверския.
Образ же Федора Стратилата.
Да образ же Николы Чудотвоцра.
Всех местных шести икон венцы сиятельные двойничным золотом.
Да царские двери писать только в вемках опрись пола.
Струговых золоченья богородицын образ да архангельский и евангелисты поясные.
Да сень а на ней так же писать опричь золочения полевого и стругового писать тайная вечеря.
Да деисус вначале предста царица одесную Спасова образа да предтечи Иоанна со архангелами стоящих на одной иконе.
Да апостольских дванадесять образов.
А пробелять все иконы твореным золотом опричь деисусных икон двунадцати апостолов а апостольские ризы красками пробелять.
Писать им все иконы самым добрым мастерским письмом в нынешнем же 196 году а венци на всех иконах золотить двойничным золотом а золото и краски самые добрые цельные их мастерской своей, а не монастырской.
Поряжено им за всех мастерство и за золото и за краски всех денег тридцать рублев да запасом ржаной муки три четверти да солоду две четверти да пшеничной муки две четверти да круп овсяных четверть гороху осмину вина в краски два ведра а запас им давать в переславскую таможенную меру. Писать им у нас в Даниловом монастыре в каке прилучится по вечерам за нашими казенными свечами и писать здесть им (монастырское) покаместа дело отвершитца
Л.2 а наперед дела дано им Стефану да Иакову Логиновым детям Казаринова из той выше писаной ряды десять рублев денег в том с ними и росписи написали и розняли себе по противнам а сию росписку писа по властину приказу казенный подьячий Савка Подобедов к сей расписке Данилова монастыря казначей старец Иона Гносин казенную печать приложил.
Л. 1об. Против сей росписи с иконописцами деньгами и запасом росплачен сполна.
(РФ ГАЯО. Ф. 329. Оп. 1. Д. 69. № 74).

  1. На основании надписей на сохранившихся произведениях и архивных данных в настоящее время мы считаем, что в Переславле-Залесском в XVII в. постоянно жили и работали следующие художники: Федор Никитин, Фадей Потапов, Федор Иванов, Иван Москалин, Иван Семенов, Дмитрий Григорьев (тезка знаменитого ярославского изографа Дмитрия Григорьева Плеханова), Евтифий Богданов, Федот Протопопов, Никифор Андреев, Григорий Попов, Михайло Бахлычев, Стефан Казаринов, Иаков Казаринов, Антипа Казаринов. См. также: Забелин И.Е. Материалы для истории русской иконописи //Временник имп. Московского общества истории и древностей российских. М., 1850. Кн. 7; Он. же. Перечень иконописных и живописных работ московских дворцовых и городовых мастеров //Русский художественный архив. СПб., 1894. Вып. 2; Успенский А.И. Царские иконописцы и живописцы XVII в. М., 1910-1916. Т. I-IV; Шилов В.С. К вопросу о художественном наследии Дмитрия Григорьевича Плеханова //Отечественное и зарубежное искусство XVIII века. Основные проблемы.. Л., 1986. С. 167-171.
  2. Смирнов М.И. Переславщина. Источники и материалы краеведения, их систематизация и обзор // Переславль-Залесский, 1929. Вып. 9. С. 64-65; Васильев С.Д. Заметки о переславских иконописцах (машинопись) //ПЗИХМ. Научный архив. № 233. Л. 78-79.
  3. Смирнов М.И. Переславские сокольи помытчики. Владимир, 1912. С. 16.
  4. Смирнов С.И. Житие преподобного Даниила Переславского чудотворца, Повесть об обретении мощей и Чудеса его. М., 1908 С. 107-108, 115-116.
  5. Шумаков С.И. Обзор грамот коллегии экономии. М., 1917. Вып. IV. С. 300; Титов А.А. Синодики XVII в. Переславского Никитского монастыря. М., 1903. С. 70.
  6. Переславль-Залесский. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. М., 1884. С. 11, 22; Смирнов М.И. Переславские сокольи помытчики. С. 40.
  7. Ильинский П. Преображенский собор в г. Переславле //Владимирские губернские ведомости. 1892. № 1. С. 7.
  8. ПЗИХМ. Инв. 2158 и Инв. 2147. См. также: Шевырев С. Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь. М., 1850. Ч. 1. С. 52; Монастыри и церкви Владимирской епархии. Под ред. В.В. Касаткина. Владимир, 1906. Ч. 1. С. 71.
  9. Подробнее о Ведерницыных см.: Переславль-Залесский. Материалы для истории... С. 4, 5, 17.
  10. Смирнов М.И. Актография Переславль-Залесского края XVIII ст. //Труды Переславль-Залесского историко-художественного и краеведческого музея. Переславль-Залесский, 1929. Вып. X. С 80.
  11. Там же.
  12. ПЗИХМ. Инв. 8972.
  13. Смирнов М.И. Переславщина. С. 65.
  14. ПЗИХМ. Инв. 346. См. также: Ильинский П. Преображенский собор в г. Переславле. С. 7.
  15. Порядная роспись на написание иконостаса во Всехсвятскую церковь Троицкого Данилова монастыря. 1688 г. // РФ ГАЯО. Ф. 329. Оп. 1. Д. 69. № 74. Л. 1 - 2.
  16. Добронравов В.Г. История Троицкого Данилова монастыря в г. Переславле-Залесском. Сергиев Посад, 1908. С. 58.
  17. Грамота патриарха Иоакима на постройку церкви Федора Стратилата при больничных кельях. 1685 г. //РФ ГАЯО. Ф. 329. Оп. 1. Д. 69. № 23.
  18. Там же.
  19. Там же. Текст грамоты опубликован: Добронравов В.Г. История Троицкого Данилова монастыря в г. Переславле-Залесском. Приложения. С. 12-13.
  20. Грамота патриарха Иоакима на освящение церкви в Даниловом монастыре г. Переславля во имя Всех святых //РФ ГАЯО. Ф. 329. Оп. 1. Д. 69. Б/н.
  21. РФ ГАЯО. Ф. 329. Оп. 1. Д. 69. № 74. Л. 1- 2. Порядная роспись представляет собой любопытный документ, характеризующий некоторые обстоятельства иконописной практики второй половины XVII в., поэтому мы публикуем его полностью в приложении к статье.
  22. Там же. Л. 1 об.
  23. Монастыри, соборы и церкви ... С. 71.
  24. Поздний иконостас до нас также не дошел, как и все иконы Данилова монастыря. Видимо, в 1920-е гг. они оказались в распоряжении Комиссии по борьбе с голодом. Что с ними стало - неизвестно. В настоящее время Всехсвятская церковь - теплый храм действующего мужского Троицкого Данилова монастыря Ярославской епархии. Иконостас в ней временный, составлен из репродукций массового типографского производства.
  25. Смирнов М.И. Переславщина. С. 65.