А.Г. Мельник (Ростов).

Ростовский вариант "Богоматери Боголюбской"

В XVI-XVII вв. в различных регионах России стали популярными иконы Богоматери Боголюбской с молящимися перед ней местными святыми1. Именно специфическим подбором святых и других персонажей, представленных перед Богоматерью, определяется отличие одних вариантов данной иконографии от других. Известны такие варианты "Боголюбской", как Московская, Соловецкая, Иосифо-Волоколамская, Псково-Печерская и др. Но о подобной Ростовской "Боголюбской" до 1995 г. ничего не было известно.

Казалось бы, это утверждение выглядит по меньшей мере странным, ведь еще в сделанном И.Н. Богословским описании икон, хранившихся в Ростовском музее (издано в 1909 г.), фигурируют иконы Богоматери Боголюбской с предстоящими ростовскими святыми2. Однако согласно его же описаниям, на таких иконах изображена Богоматерь в рост с младенцем Христом на руках, и перед ними в молитвенном предстоянии -- ростовские святители Леонтий, Исаия и Игнатий. Но ведь мы знаем, что на всех иконах Богоматери Боголюбской Иисус Христос изображается в облаках, а в руке Богоматери -- развернутый свиток. Следовательно, те иконы, которые описал Богословский, нельзя считать образами Богоматери Боголюбской. Этот же вывод справедлив и для аналогичных икон, хранящихся не только в Ростовском музее, но и во многих других музеях страны, а также в частных собраниях3. Эти иконы правильнее называть либо "Богоматерь Ростовская в молении ростовских чудотворцев", либо просто "Богоматерь в молении ростовских чудотворцев"4.

Однако в собрании Ростовского музея все-таки существует несколько практически не изученных и долгое время никого не интересовавших икон Богоматери Боголюбской. Одна из них в 1995 г. привлекла мое внимание5. Состояние ее было не из лучших, живопись находилась под записями и потемневшей олифой, а изображения святых полностью были заклеены папиросной бумагой. Следует подчеркнуть, что в музейных документах имена этих святых не были названы, поэтому и отсутствовало определение данной "Боголюбской" как Ростовской. И все-таки сквозь папиросную бумагу мне удалось рассмотреть имена всех святых, изображенных перед Богоматерью. Это были исключительно ростовские святые: Леонтий, Исаия, Иаков, Игнатий, Авраамий, Исидор, Иоанн Милостивый Власатый и Петр царевич. Так был открыт Ростовский вариант "Богоматери Боголюбской"6.

К данной иконе мы еще вернемся, а сейчас следует рассказать о другом моем открытии.

В начале 1996 г. я оказался в Русском музее на выставке "Пречистому образу Твоему поклонимся...". Уже зная о существовании ростовского варианта "Богоматери Боголюбской", я, конечно, не мог не обратить внимания на небольшую икону, которая в каталоге выставки значилась как "Богоматерь Боголюбская с избранными святыми" конца XVI-XVII в. (рис. 1). В левой части этой иконы представлена Богоматерь, стоящая на небольшом парящем облачке со свитком в левой руке, обращающаяся с молитвой к Иисусу Христу, изображенному в облаках. Перед Богоматерью в молении в два ряда представлены 7 святых. В том же каталоге были обозначены их имена, первые шесть из них -- ростовские святые Леонтий, Исаия, Игнатий, Иаков, Петр царевич Ордынский, Исидор юродивый, и последний -- новгородский святой Варлаам Хутынский7.

Внимательно рассматривая эту иконы, я обнаружил, что если первые шесть святых были определены правильно, то последний -- совершенно неверно. Над его головой ныне ясно читается надпись -- не "Варлаам Хутынский", а "Пр[е]п[о]д[обный] Авраамии". То есть это известный ростовский святой, основатель Богоявленского Авраамиева монастыря. Таким образом, на иконе перед Богоматерью изображены только ростовские святые. Следовательно, передо мной была еще одна икона Богоматери Боголюбской Ростовской8. Именно ошибка в определении имени преп. Авраамия помешала предшествующим исследователям правильно понять специфику иконографии данного образа.

Важно подчеркнуть, что состав святых на иконе из Русского музея явно не был определен чьим-то индивидуальным выбором и, значит, их нельзя назвать "избранными" святыми, так как в период написания данной иконы, т.е. в конце XVI-XVII вв., это были все официально почитавшиеся ростовские святые. Вот. например, характерное описание другой по иконографии, но близкой по замыслу в описи Кирилло-Белозерского монастыря 1601 г.: "Образ, месной, Пречистые Богородицы ростовские чюдотворцы: Леонтей, Исаия, Игнатей, Ияков, Аврамей, Исидор Твердислов, Петр царевич"9.

Можно предположить, почему именно ростовские святые оказались представленными на рассматриваемой иконе. По мнению исследователей, она принадлежит к кругу произведений строгановских мастеров, ее даже приписывают одному из них -- Семену Бороздину. И происходит она из собрания С.Г. Строганова10. А мы знаем, что главный центр владений Строгановых -- Сольвычегодск в XVI и на протяжении большей части XVII в. входил в Ростовскую епархию. Известны многочисленные вклады Строгановых в ростовский Успенский собор. Таким образом, важнейшие святые Ростова должны были рассматриваться как "свои" святые и в Сольвычегодске. По крайней мере, самими Строгановыми. Но трудно поверить, чтобы Ростовский вариант "Богоматери Боголюбской" возник вдалеке от Ростова. Гораздо более вероятно, что мастер рассматриваемой иконы с большей или меньшей точностью повторил подобный образ, происходивший из Ростова. Об этом косвенно свидетельствует наличие другой иконы Богоматери Боголюбской Ростовской, уже упоминавшейся выше. Есть также известия письменных источников о существовании в Ростовском Рождественском монастыре подобного образа11. И, наконец, для настоящей темы чрезвычайно важным является следующий эпизод пространной редакции Жития Леонтия Ростовского. Некоего попа, который "бесами мучим люте", привели однажды для исцеления к гробу святого Леонтия. Но исцелен он при этом не был. Тогда его на много дней привязали снаружи у ростовского Успенского собора "противо гроба святого Леонтия". Но и тут бесноватый "стражем церковным вкруг церкви ходити не дааше", и тогда его оттуда увели и привязали к колокольне "за великую его лютость". И вот однажды, в день праздника Исаии епископа Ростовского, в ночи бесы вновь стали мучить бедного попа. Они принялись бить его, заявляя: "Яко наш еси и кто тя измет из рук наших!". И тогда несчастный обратился к дверям церковным и стал молить Богородицу и святых чудотворцев о помощи, "и се внезапу с полудневныя страны на угле церковнем свет воссиа и является оубо беснующемуся в свете том на въздусе, яко пречистая Богородицы и с святыми чудотворци Леонтием и Исаием. Беси же, не терпяще света, оставльше его, все исчезоша"12.

Как видим, описание этого чуда почти буквально соответствует иконографии Богоматери Боголюбской. Значит, можно предположить. что оно послужило одним из толчков для выработки Ростовского варианта этой иконографии. Возможно, вначале перед Богоматерью изображались только святые Леонтий и Исаия13, а потом, на более поздних иконах, прибавились и остальные официально почитавшиеся ростовские святые. К таким произведениям и принадлежат указанные выше иконы из Русского и Ростовского музеев.

Упомянутое чудо не датировано, но, судя по косвенным свидетельствам самого Жития, оно произошло не ранее последней трети XV в., или в XVI столетии. Вероятно, и первые иконы "Боголюбской" с молящимися перед ней ростовскими святыми появились не раньше этого времени.

Тот же житийный эпизод раскрывает своеобразие понимания данной иконографии в древности. Казалось бы, событие, представленное на упомянутых иконах, можно трактовать как явление Богоматери ростовским святым. Однако такой трактовке противоречит хотя бы уже то, что все эти святые жили в разное время, и в земной жизни Богоматерь им всем сразу явиться не могла. Зная же содержание упомянутого эпизода, мы можем уверенно утверждать, что Богоматерь Боголюбская с молящимися перед ней ростовскими святыми мыслилась как единая сцена явления, суть которой заключалась в зримом выражении заступничества ростовских святых перед Богоматерью и ее -- перед Христом за людей.

Теперь пора вернуться к иконе Ростовского музея. По моей просьбе за ее раскрытие взялась реставратор С.В. Рамп. Все работы были осуществлены в 1997-1998 гг., и летом 1998 г. (рис. 2) икона была представлена на выставке "Иконография ростовских святых"14.

В процессе реставрации С.В. Рамп установила следующее. За свою долгую историю икона многократно поновлялась. Особенностью иконного щита является то, что он выполнен из единой цельной доски без шпонок. Ее тыльная сторона, вероятно, обработана скобелем. В ходе реставрации с торцов и боковых сторон иконы было удалено большое количество гвоздей, которые крепили два сменивших друг друга оклада. К началу реставрационных работ икона оклада не имела. Гвоздевые отверстия от окладов на лицевой стороне были заделаны в ходе последнего поновления, состоявшегося, по всей видимости, на рубеже XIX-XX вв. Пробное раскрытие, выполненное на левом боковом поле, обнаружило наличие нижележащего красочного слоя. Цвет записи почти точно воспроизводит темно-зеленый авторский колер. Икона была рентгенографирована в Государственной центральной художественной научно-реставрационной мастерской им. академика И.Э. Грабаря. В результате выявлена крайне плохая сохранность нижележащего красочного слоя. Почти полностью заново написана фигура Богоматери, практически без подгрунтовки, по голому дереву. Фигуры Спасителя и святых записаны; несколько изменен абрис двух верхних левых фигур, переписаны тексты свитков, все остальные выполненные белилами надписи также поздние. Над крайней справа фигурой св. Исидора видны следы плохо сохранившейся надписи, нанесенной коричневой краской. Ввиду плохой сохранности красочного слоя, находящегося под записью, реставрационный совет раскрытие авторской живописи посчитал нецелесообразным. В соответствии с заданием совета, с иконы была удалена потемневшая олифа, сохранен слой записи, выполнены подлевкаска мелких утрат, тонирование и покрытие защитным слоем15.

Итак, ныне плохо сохранившаяся первоначальная живопись скрыта поздней записью. Но в целом произведение, вероятно, сохранило если не первоначальную живопись, то, по крайней мере, первоначальную иконографическую основу. В левой части иконы представлена Богоматерь в рост. Она стоит на округлом подобии облака. Правда, это облако изображено на фоне позема, и поэтому как облако почти не воспринимается. Богоматерь молитвенно обращена к Иисусу Христу, представленному в небесах в правом верхнем углу иконы. В левой руке Богоматери -- белый развернутый свиток, на котором хорошо читается надпись: "Г[оспо]дии Ии[су]се Х[рист]е с[ы]не и Б[о]же мои оуслыш м[о]л[и]тву". Перед Богоматерью изображены, как уже упоминалось, восемь ростовских святых. Их перечисление буду вести в соответствии с их иерархией, снизу вверх и слева направо. В первом ряду коленопреклоненными представлены святители Леонтий и Исаия. Во втором ряду -- святители Иаков и Игнатий, в третьем -- преподобный Авраамий и Исидор блаженный, и в четвертом -- преподобный Иоанн Власатый Милостивый и преподобный Петр царевич.

По характеру размещения святых данная икона напоминает указанную икону Русского музея, на которой святые первого ряда также изображены коленопреклоненными, а второго -- в полный рост.

Вероятнее всего, ростовская икона была создана в XVII в. ростовским мастером. Замечательно, что в ней есть один персонаж, который позволяет несколько уточнить ее датировку. Речь идет о преподобном Иоанне Милостивом Власатом. Как мы помним, его еще не было на иконе из Русского музея рубежа XVI-XVII вв. И это закономерно, так как в то время он еще не был официально прославлен. Житие Иоанна Власатого косвенно свидетельствует, что местное его почитание установлено в середине 1610-х гг. ростовским митрополитом Кириллом16. Следовательно, исследуемая ростовская икона не могла быть написана ранее этого времени. Таким образом, ее первоначальную живопись предварительно можно датировать промежутком времени между серединой 1610-х гг. и концом XVII в.

Иконографическая преемственность между иконами "Боголюбской" Русского и Ростовского музеев очевидна. Но это не значит, что вторая создавалась по образцу первой, так как различия между ними не менее очевидны. Назову лишь наиболее явные из них. На иконе из Русского музея Христос восседает на троне в окружении небесных сил, справа и слева от него изображены два ангела. На ростовской же иконе Христос изображен в облаках в одиночестве и совсем в другой позе. На первой иконе Богоматерь поддерживает рукой нижнюю часть взметнувшегося вверх свитка, на второй -- он свисает вниз, придерживаемый Богоматерью сверху. На иконе Русского музея святые расположены в два ряда, на ростовской -- в четыре. Все это свидетельствует о том, что исследуемые иконы представляют два отдельных и достаточно далеко друг от друга расположенных звена в цепи эволюции иконографии Ростовского варианта "Богоматери Боголюбской". Наверняка в XVI-XVII вв. подобных икон существовало больше. Без сомнения, данная иконография была выработана в Ростове, скорее всего, при Успенском соборе или при Ростовском архиерейском дворе (в организационном плане этот храм являлся частью архиерейского двора). И отсюда подобные иконы в качестве подносных распространялись по всей стране17. Например, по-видимому, именно такой образ, судя по Описи 1601 г., вложил ростовский митрополит Варлаам в Кирилло-Белозерский монастырь18.

Однако в какой-то момент в качестве символа ростовского архиерейского двора стала выступать икона с иконографией Богоматери в молении Ростовских чудотворцев (см. выше). И в этом качестве данная иконография почти вытеснила иконографию Ростовского варианта "Богоматери Боголюбской". Именно поэтому, несмотря на обследование собраний иконописи большинства крупнейших музеев России, мне удалось выявить лишь две рассмотренные в настоящей работе иконы Богоматери Боголюбской Ростовской. Тогда как икон Богоматери в молении ростовских чудотворцев до нас дошло очень большое количество19.

Встает вопрос: не возник ли исследуемый вариант "Богоматери Боголюбской" исключительно на ростовской почве? Думается, это маловероятно. Слишком очевидно иконографическое родство ростовского с московским20 и другими вариантами данной иконографии XVI-XVII вв.21 Очевидно, указанный эпизод Жития св. Леонтия стал лишь одной из причин возникновения исследуемой иконографии. Другой же причиной ее появления стала характерная для XVI-XVII вв. исходившая из Москвы общерусская тенденция, в русле которой происходила выработка различных региональных вариантов "Богоматери Боголюбской".

  1. См., напр.: Овчинникова Е.С. Московский вариант "Богоматери Боголюбской" // Древнерусское искусство. Зарубежные связи. М., 1975. С. 343-353; Маханько М. "Богоматерь Боголюбская". Об использовании древних иконографических изводов в иконописи XVI века // Искусствознание. М., 2/98 (XIII). С. 240-261.
  2. Богословский И. Описание икон, хранящихся в Ростовском музее церковных древностей. Ростов-Ярославский, 1909. С. 13-14.
  3. См.: Иконография ростовских святых. Каталог выставки. Сост. А.Г. Мельник. Ростов, 1998. С. 71-75.
  4. См.: Мельник А.Г. Иконография ростовских святых по письменным источникам // Россия в X - XVIII вв. Проблемы истории и источниковедения. Тезисы докладов и сообщений вторых чтений, посвященных памяти А.А. Зимина. М., 1995. С. 347-351. Второе издание настоящей работы см. в кн.: Россия в IX - XX веках. Проблемы истории, историографии и источниковедения. М,, 1999. С. 273-276.
  5. ГМЗРК. И-651. 53,2х38х2,6. Дерево, левкас, темпера. Происхождение и время поступления в музей неизвестны.
  6. См.: Мельник А.Г. Обзор коллекции икон ростовских святых в собрании Ростовского музея //ИКРЗ. 1995. Ростов-Ярославль, 1996. С. 49.
  7. "Пречистому образу Твоему поклонимся..." Образ Богоматери в произведениях из собрания Русского музея. СПб., 1995. С. 177.
  8. Впервые об этом я заявил в газетной публикации 1996 г. (Мельник А.Г. Икона "Богоматерь Боголюбская Ростовская" // "Ростовская старина", № 57. Приложение к газете "Ростовский вестник", Ростов, 24 мая 1996 г. С. 4. Все номера "Ростовской старины" хранятся ныне в Москве в Гос. публичной исторической библиотеке). См. также: Иконография ростовских святых. С. 11.
  9. Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского монастыря 1601 года. Сост. З.В. Дмитриева и М.Н. Шаромазов. СПб., 1998. С. 83.
  10. Искусство строгановских мастеров в собрании Государственного Русского музея. Каталог выставки. Л., 1987. С. 18.
  11. "Божия Матери Боголюбские с предстоящими в молении Ростовскими чудотворцами на д[о]ске в девять с половиною вершков, на оной одиннадцать венцов серебряных малых, чеканных, золоченых" (РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 169. Л. 19 об.).
  12. Житие св. Леонтия, епископа Ростовского. С предисловием действительного члена А.А. Титова. М., 1893. С. 29-30.
  13. Любопытно, что в записи одного из чудес, относящейся к XV в., у гроба св.Леонтия фигурирует икона "Образ с[вя]тыя Б[огоро]д[и]цы и чюдотворца Леонтиа" (Житие св. Леонтия... С. 25). Не является ли эта икона первым вариантом "Богоматери Боголюбской Ростовской"?
  14. Иконография ростовских святых. С. 70.
  15. Все эти сведения извлечены из паспорта реставрации исследуемой иконы, составленного С.В. Рамп.
  16. См.: О чудесах блаженного Иоанна Милостивого Власатого Ростовского чудотворца // Ярославские епархиальные ведомости. 1877. Ч. неофиц. С. 179.
  17. Мельник А.Г. Икона "Богоматерь Боголюбская Ростовская". С. 4.
  18. См.: Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского монастыря 1601 года. СПб., 1998. С. 64.
  19. Иконография ростовских святых. С. 12-13, 71-75.
  20. Ср.: Овчинникова Е.С. Указ. соч. С. 348.
  21. Ср., напр.: Мильчик М.И. У истоков древнерусской иконографии Соловецкого монастыря // Литература и искусство в системе культуры. М., 1988. С. 317; "Пречистому образу Твоему поклонимся...". С. 228; Малков Ю.Г. Новые материалы к истории архитектурного ансамбля Псково-Печерского монастыря // Реставрация и исследования памятников культуры. М., 1982. Вып. II. С. 70.