Священник А.Парфенов (Ростов).

О некрополе Ростовского Богоявленского монастыря.

Богоявленский монастырь был основан на заре христианизации Ростова. Со времени основания любой монастырь ожидало либо накопление духовно-культурных ценностей, либо полное забвение. Основанная преподобным Авраамием Ростовским обитель получила положение первой среди всех ростовских обителей и сохраняла его в течение всего средневекового периода. Набор культурных памятников древнерусских монастырей достаточно типичен. Это памятники архитектуры, письменности и прикладного искусства. Немалое значение среди этих памятников, и с христианской точки зрения, имеет некрополь на территории монастыря. Данный материал представляет собой первый обзор некрополя Богоявленского монастыря. Для полного его освещения необходимо закончить начатые по некрополю археологические работы и провести полную сверку доступных источников. В основном под словом некрополь здесь будет подразумеваться совокупность надгробных памятников и надписей на них.

История изучения некрополя

К началу исследования некрополь представлял собой две группы надгробий. Около 10 памятников XIX в. находились на поверхности земли, к северу и востоку от Богоявленского собора. Другая группа ряд средневековых белокаменных надгробий, к этому времени попала в ГМЗ "Ростовский кремль". В книге Л.А. Беляева, ведущего специалиста в области христианской археологии, "Русское средневековое надгробие"1 сделано важное наблюдение, что надгробие этой эпохи всегда представляет собой плиту. Такова была особенность времени и места -- Московской Руси. Поэтому надгробие этого типа будет называться здесь плитой. Третью группу составили памятники и их фрагменты, найденные в ходе работ. В 1992 г. рабочие реставрационной мастерской А.С. Рыбникова получили задание выровнять пол и сделать засыпку в подклете Богоявленского собора. Для этого они ломом и кувалдами разбили хранящиеся там белокаменные плиты. Когда разбитые плиты были найдены на улице, то сотрудниками Ростовского музея А.Г. Мельником и С.В. Сазоновым они были увезены в музей. Там они были описаны сотрудницей архитектурного отдела Никитиной. В 1997 г. на территории Богоявленского монастыря проводились огромные земляные работы. Как известно, такая работа необходима для сохранения ростовских архитектурных памятников. Земляные работы проводились бульдозером, и поэтому приходилось наблюдать за тем, что выходит из-под ножа этой мощной машины. Так было открыто много неизвестных до этого надгробий. Когда к востоку от алтаря Богоявленского собора, т.е. в месте наибольшей концентрации памятников, было обнаружен фундамент известной часовни преподобных Пимена и Стахия, то механизированные работы были в этой зоне приостановлены. По просьбе Патриаршего подворья здесь начались раскопки силами археологического отдела ГМЗ "Ростовский кремль" под руководством В.С. Бейлекчи2. По окончании работ коллекция надгробий некрополя Богоявленского монастыря увеличилась вдвое. Раскопки проходили в три сезона, в 1997, 1998 и 1999 г.г. В первый год эта работа была сосредоточена на раскрытии вновь открытой часовни. В последующие годы были расчищены участки кладбища Богоявленского монастыря и при раскопках также найдены надгробия разных времен, как целые, так и фрагменты. Найденные при механизированных работах надгробия были сложены на не затронутой планировкой земле. Там они и находятся и теперь. В описании памятников помогали студентки Московского Гуманитарного университета Н. Нор и Е. Нечаевская, а также упомянутая выше Т. Никитина. Для описания всего комплекса его удобно разделить на три части:
1. Часовня, как сердце некрополя.
2. Средневековые белокаменные надгробия-плиты.
3. Надгробия Нового времени.

О часовне

Легенда говорит, что часовня, стоявшая у алтаря Богоявленского собора, была построена конце XVIII в. первым городским головой, купцом Н.А. Хлебниковым3 над могилами преподобных отцов Пимена и Стахия. Поводом, по этому преданию, послужило исцеление от головной болезни по молитвам старцев. Разрушена часовня была после 1930 г. Преподобные отцы Пимен и Стахий являются местночтимыми Ростовскими святыми. Жития их не сохранились, как и вообще какие-либо надежные сведения. Жили они, приблизительно, в XVI-XVII в.в. Слово "старец" относилось в то время к должности обительского духовника, а может быть к особо почтенным монахам, много лет прожившим в монастыре. Еще в начале XX в. в часовне имелись свидетели подвига преподобных отцов -- железный камзол или рубашка весом 1 пуд 19 фунтов и две кувшинообразные гири по 4 пуда каждая. Только мы не знаем кому именно, Пимену или Стахию, они принадлежали. По литературе, усердные богомольцы одевали эти вериги на себя и обходили трижды вокруг часовни4. Вот, что рассказывает о часовне опись монастыря 1851 г.: "Часовня каменная против алтаря Соборной церкви, в окружности имеет XIV аршин, крыта листовым железом, окрашена медянкою, крест на оной по железу на гольдфарбу вызолочен, об одном с южной стороны окне, с решеткою и дверию стекольчатою. В ней имеются следующие иконы: ...Затворников, погребенных в этой часовне, Пимена и Стахия, из коих один упоминается в жалованной грамоте царя Михаила Федоровича, и ... посреди на потолке Господа Вседержителя. Пол в часовне деревянный"5. Упоминаемая грамота хорошо известна и издана. Вот ее фрагмент: "В 1618-м году по прошению Архимандита Иосифа и жительство тогда в монастыре имевшаго затворника старца Пимена, от Государя Царя и Великаго князя Михаила Феодоровича пожалована новая подтвердительная грамота на владение Богоявленскому монастырю вышеозначенными местами"6. Кроме этой грамоты, мы не имеем письменных источников по этому поводу. В "книге достопамятностей монастыря" начала XIX в. сказано: "1855 год... /Июля/ 24-го почивающим Препод. Отцем Пимену и Стахию -- по усердию Дворянскаго Предводителя Николая Павловича Лупандина начали отправляться панихиды в часовне от сего числа каждодневно, а вскоре после сего в этой часовне были написаны их лики Пимена и Стахия."7 Не забыли о часовне и впоследствии. Книга достопамятностей пишет: "С 1-го марта 1873 года по 1-е сентября 1878 года ... Ростовский купец Иван Алексеевич Рулев возстановил во всем нашем соборном храме и во всем приделе Преподобнаго Авраамия стенную иконопись на собственное иждивение, и еще он же, Рулев, устроил иконостас в часовне, находящейся над гробами иноков Пимена и Стахия, на иждивение другаго жертвователя, С.Петербургскаго купца Сивухина"8. Когда в 1997 г. при земляных работах были обнаружены ее фундаменты, то в первую очередь открылась картина осквернения - часовню превратили в помойку. Внутри остатков стен В.С. Бейлекчи были найдены и определены как впускные два погребения, примерно рубежа XIX-XX веков. Датируются они так на основании найденных в сопутствующем погребению песку монет и по сохранности костных останков. На всякий случай, эти останки хранятся теперь в галерее надвратного монастырского храма. В стенах, оставшихся от самой часовни, в юго-восточном и северо-восточном углах при строительстве были заложены белокаменные надгробные плиты XVI-XVII в.в.; скорее всего, это вторичное их использование. Верхняя грань северной плиты скрыта кладкой, такая же грань южной плиты не имеет надписи. По завершении в том сезоне работ по остаткам часовни, эти остатки были законсервированы. Предполагается, что возвращение археологов внутрь стен часовни принесло бы новые открытия и прояснило бы ситуация в условиях молчания письменных источников. Необходимо сказать, что задача поиска святых мощей никогда не ставилась, наверно, не будет ставиться и впредь. В настоящее время можно говорить о воссоздании часовни, причем необязательно в первоначальном каменном виде, а в деревянном. Священнослужители Патриаршего подворья восстановили почитание преподобных старцев Пимена и Стахия служением литургии и панихиды в день памяти преподобного Пимена Великого (вероятного Ангела затворника Пимена).

Средневековые белокаменые надгробия

Первое надгробие из разбитых белокаменных плит имеет размеры: 84 х 56 х 13 см. Верхняя и нижняя части утрачены, по краям полосы орнамента из мелких неглубоко врезанных встречных треугольников, в нижней части фрагмент розетки и две расходящиеся тяги. Плита имеет надпись, расположенную в пять строк (начало текста утрачено, верхняя строка почти полностью утрачена): "на память святаго мученика ... преставися к..р..л смола (?) андреев сын Бурина во иноцех Кирил". Другой памятник это фрагмент надгробия из белого камня размером: 44 х 37 х 19 см. Принадлежит средней части плиты, несет две строки текста: "...и сергии иовано снъ смолина". Род Смолиных известен по синодику Богоявленского монастыря,9 большими сведениями об этих лицах автор не располагает. Чтение приведенных надписей не окончательно, в силу плохой сохранности. Всего в музей попало тогда 8 плит и фрагментов средневековых белокаменных надгробий. Сейчас эти плиты с подписями хранятся на галерее надвратного храма монастыря, остальные -- в подклете того же храма. В подклете собора, под бывшим Авраамиевым приделом, автора ожидала замечательная находка! Это надгробие из белого камня размером: 104 х 50/45 х 15 см. По краям расположены полосы жгута шириной 5 см., в возглавии - сегмент с орнаментом, в изножье -- три орнаментальные тяги, соединенные розеткой с орнаментом (диаметр 19,5 см.). Надпись: "Лета 7073 (1565) апреля в 22 день на память отца нашего Феодора Секиота преставися раба Божия Наталия Стефана Сабурова жена". Поскольку на плите имелась датирующая надпись, не составило труда предположить, что под ней могла быть погребена жена ростовского городового приказщика времен Ивана Грозного Стефана Сабурова. Этот человек упомянут в царской грамоте, отрывок которой опубликован С.М. Каштановым10. Высокое положение погребенной позволило ей быть положенной у стен только что отстроенного собора древнейшей из ростовских обителей. При огородных работах автором был найден фрагмент плиты из белого камня размером: 50 х 28 х 34 см. Он принадлежит верхней части надгробия, имевшего орнаментальную полосу по верхнему краю, орнаментированный сегмент в возглавии и надпись (сохранился текст "Лета 7000..." (без продолжения). На боковой грани выполнен орнамент в виде полосы встречных врезанных треугольников и ряда арочек между двумя встречно закрученными жгутами. В ходе земельной планировки были найдены еще два белокаменных надгробия без надписей, а также несущественные фрагменты. На одном из них читается стандартная фраза: "...бна(го) оца / ...тавися...", т.е. "на память преподобного отца имярек преставися раб/ раба Божий/ия имярек". По справедливому мнению Леонида Беляева, эта надпись несла важные сведения для отправления ритуала "годин". На плите были помечаемы имя поминаемого и дата поминовения -- число и месяц, также, на всякий случай, память празднуемого в этот день святого. Спустя время, при благоустройстве действующего надвратного храма, в северном основании проездной арки ворот на западной стороне этого храма в толще стены была обнаружена плита с надписью. Не может быть сомнения, что это вторичное использование, т.к. надпись перевернута сверху вниз. Характер надписи на плите -- глубоко высеченная вязь, типичная для XVII в. Напомним, что Никольский надвратный храм построен до 1684 г. Получается, что плита попала в основание храма спустя несколько десятилетий. Сложилась впечатляющая коллекция средневековых надгробий, для Ростова, наверное, уникальная. Повторимся, в ее составе 6 целых и множество фрагментов, в том числе и с надписями. Поэтому и встал вопрос о воссоединении этой коллекции на территории Патриаршего подворья и ее описании.

Надгробия нового времени

От XVIII в. на монастырском некрополе нам известно только три надгробия:
М... Николай Семенович, московский купец. 1789 г.
Яковлева Матрена Васильевна. 1786 г.
"Начальницы Игумении Павлы/ родившейся в 1739 году/ жизнь свою посвятила Богу в 1746/ на 8 году от рождения/ в монашество пострижена в 1760 и про/ ходила послушании в монастырях Троиц/ ком девичьем что на Бору 8 лет с/ половиною, отправляя тут и казначейскую/ должность чрез 6 лет,/ а из сего произведена во Игумении в/ Углицкий Богоявленский, управляя сим/ монастырем 13 лет и 8 месяцов/ откуда уволена на смирение в Ро/ ждественский монастырь, где жила 3 года/ и 2 месяца/ Скончалась в 1799 году Апреля 4 дня/ на 60 году от рождения своего".
Форма и материал надгробия -- плита из раствора наподобие бетона.

К ним примыкают по внешнему виду надгробия той же эпохи:
Андронова ... Петровна, младенец, купеческая дочь. 8 октября 1812 г.
Петр Баранов, младенец. 1807 г. Текст: "На сем месте погребено тел в Боге почившего младенца Петра ... вича Баранова родившегося в 1803 году апреля 12 преставлшегося ко Господу в 1807 году июня в ... сей младенец сын генерал маиора ... а;". На другой грани: "В путешествии с родители своими родителями из Архангельска в крепость святаго Димитрия Ростовского на Дон. На дороге заболел тяжкою болезнию от которой преселился от сея временныя жизни в вечное блаженство". На северной грани: "сей памятник соорудила ему мать неутешно о нем плачущая".
Материал для надгробий этой эпохи -- белый камень, излюбленная форма -- подобие саркофага. Чтобы соорудить такой памятник над захоронением, необходимо сделать фундамент, на нем -- постамент. При раскопках нашлись своеобразные ножки. Необходимы две пары таких ножек, чтобы на них покоилось саркофагообразное надгробие. При раскопках, проведенных археологическим отделом ГМЗ "Ростовский кремль", было найдено множество фрагментов организации надгробных памятников этой эпохи. Это склепы, фундаметы, постаменты, детали металлических решеток. Есть и оригинальные, например, коллоны с базами, ваза, которые в сочетании с материалом (белый камень), навевают ассоциации с античными памятниками.

Самое популярное надгробие новой эпохи это комплекс из постамента, памятника с надписью, и иногда креста над ними. Ни один крест из некрополя Ростовского Богоявленского монастыря не сохранился. Материал -- черный гранит, реже -- мрамор. Стоит упоминания изящный памятник из мрамора Рахмановой Александры Ивановны. 1897 г. Вот текст на нем: "Александра Ивановна/ Рахманова / урожденная Родионова / Родилась 5 апреля 1869 / Скончалась 8 мая 1897". На противоположной "Господи, приими / дух мой / с миром". На цоколе клеймо "Мастер В. Шерехов в Ростове Яр". Найденное спустя 100 лет надгробие позволило легко подсчитать возраст усопшей -- 28 лет. Не утеряла своей актуальности плита. К северу от Богоявленского собора лежит надгробие купца Лосева Николая Ивановича, умершего в 1858 г. Интересно, что у Лосевых с монастырем было общее дело -- Исадские мельницы, из-за которых они потом судились. Изготовление плиты из бетона связано не с бедностью, скорее всего эта плита являлась крышей находящегося под ней склепа. Заканчивая обзор, можно сказать, что на кладбище этого периода можно выделить только один семейный куст Храниловых, надгробия которых найдены поблизости друг от друга.

Хранилов Василий Яковлевич, младенец. 1855 г.
Хранилов Иван Васильевич, купец. 1871 г.
Хранилова Глафира Васильевна. 1900 г.
Хранилова Серафима Козминична, младенец. 1842 г.

Вот имена и фамилии остальных известных погребенных:

Владимиров Иван Алексеевич. 1901 г.
Владимирова Мария Васильевна. 1901 г.
Куликов Иван Павлович, купеческий сын. 1895 г.
Макария, монахиня. 1896 г.
Миколаевская Марья Михайловна. 1830 г.
Морокуев Андрей Петрович, купец. 1829 г.
Чижев Иван. 23 апреля г.

Материалы о некрополе по письменным источникам

Как видим, за исключением инока XVI в. Кирилла, мы почти не встречаем на монастырском некрополе монашествующих. Монахини игумения Павла и строительница Макария похоронены здесь, может, быть за недостатком места для погребения в женской обители. В 1853 г. при архимандрите Никодиме (Казанцеве) очень подробно велась монастырская книга достопамятностей. В ней можно почерпнуть информацию как об иноках, погребенных в обители, так и о месте их погребения. Приведем отрывок из этой соеообразной летописи: "17 апреля сего 1853 года умер послушник здешняго монастыря Флегонт Федоров Бахтиаров (родом он Мологскаго уезда села Брейтова ... Он похоронен у паперти соборной церкви рядом с теперешнею угольницею, немного отдавшись к дорожке. Да почиет с миром! ... Гнев Божий -- холера доселе 1 сентября непрестает шествовать в Ростове -- и здесь первою жертвою ея был в нашей обители иеромонах Феодосий,... Могила его находится на общем братском кладбище, у самой паперти соборной церкви на левой стороне, близко к дорожке, ведущей к настоятельскому дому... Сего же года октября 14 дня, помер духовник всей братии иеромонах Дорофей... Могила его находится у ризничной палатки, против самаго у перваго окна от дорожки, ведущей к настоятельскому дому, за деревянным рундуком, близко"11.

На других страницах книги достопамятностей читаем: "1888 года маия 18 дня скончался настоятель сего Богоявленскаго монастыря Архимандрит Геласий, и погребен в сем монастыре с западной стороны у церкви С. Иоанна Богослова"12. Ряд надгробий действительно виден на фотографии западного фасада Богоявленского собора. В записи 1894 г. говорится: "Внутри нижняго помещения Соборной церкви отделаны три подвальных покоя для будущих усыпальниц, полагая по шести мест в каждой усыпальнице"13. Внутри подклета Богоявленского собора в самом деле найдены захоронения, нельзя только сказать какому времени они принадлежат. Рассказывают, что захоронения эти сделаны в советскую эпоху.

Весной 1901 г. на монастырском кладбище был похоронен замечательный священник той эпохи -- протоиерей Аристарх Израилев. "Согласно воле покойного, он был похоронен в Ростовском Богоявленском монастыре у могил близких ему людей. На могиле был поставлен памятник из белого мрамора с вырезанной сценой Моления о чаше и финифтянной фотографией"14. Где находится это надгробие, к сожалению, неизвестно и могила считается утраченной. Не было бы грехом восстановить памятник отцу Аристарху Израилеву на территории Патриаршего подворья15.

  1. Беляев Л.А.. Русское средневековое надгробие. М., 1996. С.10.
  2. Отчет о работах Археологического отдела 1999 г. ГМЗРК. Ростов 2000.
  3. Титов А.А. Ростовский Богоявленский Авраамиев монастырь. Сергиев Посад, 1894. С. 56.
  4. Иустин, архим. Описание Ростовского Богоявленского Аврамиева мужескаго второкласного монастыря. Ярославль, 1862. С. 45.
  5. РФ ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 354. Л. 25.
  6. Иустин, архим. Указ. соч. С.52.
  7. ГМЗРК. Р-536. Л. 70 об.
  8. Там же. Л. 57 об.
  9. ГМЗРК Р-221. Л. 76; Р-760. Л. 106.
  10. Каштанов С.М. Иван Грозный и Ростов // ИКРЗ 1993. Ростов, 1994. С.74.
  11. ГМЗРК. Р-536. Л. 49 об. - 51.
  12. Там же. Л. 72.
  13. Там же. Л. 83 об.
  14. Плешанов Е.В. СРМ, Вып.IV. Аристарх Александрович Израилев // Соборная звонница Ростова Великого Ростов, 1993. С. 79-80.