М.К.Павлович (Москва).

Документы РГАДА о праздновании 200-летия кончины св. Димитрия Ростовского.

В фондах Спасо-Яковлевского монастыря и Московской Синодальной конторы в РГАДА немало источников, так или иначе связанных с Ростовским святителем Димитрием. Есть среди них и документы, рассказывающие о праздновании юбилеев основных событий его жизни, рождения или смерти. Это, например, дела о торжествах, проходивших по случаю 200-летия прибытия св. Димитрия на Ростовскую кафедру в 1902 г. и о памятных мероприятиях, приуроченных к 200-летию его кончины, состоявшихся 26-28 октября 1909 г.1. Последнее из них, до сих пор обойденное вниманием исследователей, и стало предметом данной статьи. Это дело на 308 листах, хранящееся в фонде Спасо-Яковлевского монастыря, представляет , на наш взгляд, несомненный интерес и содержит самую различную информацию о подготовке к торжествам. К сожалению, входящие к него документы не систематизированы ни по хронологическому, ни по тематическому, ни по номинальному признакам, что существенно затрудняет работу , однако нам удалось объединить их в несколько разновеликих групп в зависимости от тематики и принадлежности источников.

Прежде всего, это материалы о деятельности Комитета по подготовке к проведению памятных мероприятий , открытого в Ростове 15 декабря 1908 г. по распоряжению Ярославской епархии под председательством настоятеля Спасо-Яковлевского монастыря Архимандрита Анатолия. Членами Комитета являлись Ростовский городской голова А.Х. Оппель, староста Ростовского общества хоругвеносцев и член Археологической комиссии И.А. Шляпкин, настоятель Авраамиева монастыря в Ростове Архимандрит Герман, протоиерей Ростовского собора А.А. Пречистенский, смотритель Ростовского духовного училища А. Троицкий, Ростовский уездный предводитель дворянства Н.А. Дмитриев, Директор Ростовского музея С.П. Моравский, сотрудники музея Д.А. Иванов и А.Д. Иванов, а также А.А. Титов и некоторые другие лица, всего 20 человек2. Судя по документам, заседания Комитета состоялись довольно часто, например, они имели место 15 ноября 1908 г., 15 и 23 января 1909 г. -- то есть не реже, чем раз в месяц. В марте председателем Комитета стал Епископ Угличский Иосиф, Викарий Ярославской епархии, назначенный новым настоятелем обители. Одно из заседаний проходило незадолго до торжеств -- 2 октября, и на нем присутствовало 18 человек3.

Были среди ростовчан и желающие помочь Комитету в его работе. Так, Александр Федорович Борщевский, издававший газету "Русский народ", выходившую два раза в неделю, предложил воспользоваться этим печатным органом для освещения юбилейных дней4.

Особый интерес представляет черновой список мероприятий, намеченных к торжествам. В него входят работы по храмам монастыря -- побелка стен и потолков, покраска дверей, ремонт пола, закупка специальных тазиков для умывания, крестов и икон с образом св. Димитрия, предстояло также вымести пыль со стен и окон в помещениях. Однако наиболее важным было проведение ремонта и реставрации в Зачатьевском храме, где предполагались промывка и золочение иконостаса, промывка стенописи от копоти и ее поновление, проводка электрического освещения5. Заслуживает упоминания и тот факт, что реставрация данной церкви стала темой определенного конфликта монастырского руководства и Императорской Московской Археологической комиссии, требовавшей соблюдения всех установленных законами правил и порядка при проведении работ. Но из Археологической комиссии напрасно приходили многочисленные письма с настойчивыми просьбами прислать сведения о Зачатьевской церкви, снимки фрагментов стенописи, сметы и тому подобные материалы. Безрезультатно было и напоминание о том, что "никакие работы в древних храмах не могут быть проведены без надлежащего разрешения, каковое могло быть испрошено заблаговременно, и работа была бы произведена под надлежащим наблюдением и руководством", но этого в данном случае, "к сожалению не было"6. Таким образом, все обращения Археологической комиссии монастырем были проигнорированы, и за счет многочисленных пожертвований в храме было проведено электрическое освещение, промыт и вызолочен иконостас, промыта живопись, в алтаре над престолом устроена новая сень. Собственно реставрационные работы проводились известным иконописцем М.И. Дикаревым, трудившимся и в соборах Московского Кремля, запросившим, судя по составленной им смете, 5000 рублей7.

Сохранились и документы по оплате счетов за штукатурные и малярные работы, а также счет фирмы "Оловянников и сыновья" за изготовленное оплечье к архиерейским одеждам. К юбилейным дням были выпущены и специальные памятные медали, приобретены иконки и кресты для верующих8.

Комитетом предусматривалась буквально каждая мелочь. Так, заблаговременно было составлено расписание дежурств у раки св. Димитрия 26-28 октября, чтобы члены монастырской братии наблюдали за порядком9.

Помимо мероприятий, проводимых в Спасо-Яковлевском монастыре, Ярославская Ученая Археологическая комиссия планировала устроить в Ростове торжественное заседание, посвященное святителю, и пригласить на него видных ученых10. Состоялось ли оно, нам неизвестно.

Заслуживает упоминания и уведомление, поступившее в Комитет от Управляющего акцизными сборами, в котором сообщалось, что 28 октября в Ростове будут закрыты все "казенные винные лавки и все частные питейные заведения с подачею крепких напитков...", в том числе и буфеты на станции, "дабы не омрачить торжества" какими-либо беспорядками11.

Отдельную группу источников составляют письма от священнослужителей и простых верующих -- с просьбой прислать им иконы с образом Св. Димитрия или частицу его мощей12. Особенно трогательно послание настоятеля Успенского собора в г. Сувалки, стремившегося "всею душою примкнуть к светлому торжеству Великого Ростова..., слиться в единодушной молитве" о святителе и иметь 28 октября "перед молитвенным взором священное изображение угодника Божия", для чего он и просил прислать в Сувалки икону Св. Димитрия и частицу его мощей13.

Довольно много сохранилось документов, рассказывающих о лицах, стремившихся попасть в Ростов на юбилейные дни, а также о тех, кому направлялись пригласительные билеты и телеграммы. Так, в деле подшит список приглашенных Комитетом по подготовке к празднествам, куда вошли Московский губернатор князь В.Ф. Джунковский, настоятель Донского монастыря Архимандрит Иаков, граф С.Д. Шереметев, неоднократно делавший различные вклады в Спасо-Яковлевский монастырь, Предводитель Ростовского дворянства князь И.А. Куракин, Ярославский городской голова П.П. Щапов, известные историки В.О. Ключевский и Д.Я. Самоквасов и многие другие. Была среди них и игуменья Вознесенского монастыря Евгения, приславшая благодарственное письмо в Ростов за это приглашение и сообщившая, что по причине нездоровья она сама не сможет приехать в Ростов, однако обязательно пришлет делегацию от вверенной ей обители14.

Пригласительный билет был направлен и знаменитому в первой четверти столетия протодиакону, а позднее архидиакону Успенского собора в Москве К.В. Розову, потрясавшему слушателей своим великолепным басом не менее Ф. Шаляпина. Об этом факте, кстати, неизвестном его дочери, Л.К. Розовой, свидетельствует его письмо настоятелю Спасо-Яковлевского монастыря Епископу Иосифу: "Принося мою особенную благодарность за любезное приглашение Вашего преосвященства, имею честь сообщить, что 24-го сего октября я выезжаю из Москвы к Вам на торжественное служение. Вашего Преосвященства нижайший послушник протодиакон Константинъ Розов. 17-е октября 1909 года"15. Однако, был ли Розов на торжествах, утверждать наверняка невозможно, так как в разделе "Хроника" в "Прибавлениях к Церковным ведомостям" № 45 за 1909 г., рассказывающем о событиях в Ростове, довольно подробно перечислены присутствующие там лица -- Митрополит Московский и Коломенский Владимир, архиепископ Ярославский Тихон, Епископ Рыбинский Евсевий, Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Назарий, Епископ Чигиринский Павел, 14 архимандритов и игуменов, Ярославский губернатор Татищев, Костромский губернатор Веретенников, граф Лобанов-Ростовский и другие. Однако упоминаний о присутствии в Ростове К.В. Розова и о его участии в торжественных богослужениях нет16.

Сохранилась и телеграмма, посланная княгиней Марьей Лобановой-Ростовской в монастырь из С.-Петербурга с просьбой прислать приглашение ей и ее супругу17.

К данной группе источников можно отнести и список лиц, которым было поручено рассылать и раздавать приглашения. В основном в него входят члены Комитета -- А.А. Титов, С.П. Моравский, Д.А. Иванов, И. А. Шляпкин и другие. Подшиты в деле и сами образцы пригласительных билетов18.

Немало сохранилось посланий, в которых верующие просто выражали свое благоговейное отношение к св. Димитрию и поздравляли ростовчан с торжествами19.

Нельзя не сказать несколько слов и о пожертвованиях, поступавших в Ростов от различных организаций и частных лиц на проведение памятных дней. Возможно, их поступлению способствовала публикация в "Церковных ведомостях" № 29 обращения Ярославской археологической комиссии к верующим, обсуждавшей вопрос о "достойном чествовании памяти святителя Димитрия, как выдающегося и исключительного по многогранности и продуктивности деятеля в Ростово-Ярославской епархии", и призывавшей присылать на ее адрес как денежные суммы, так и любые материалы -- книги, портреты, иконы, какие-либо записанные предания, рассказы, предметы, связанные со святителем, для организации юбилейной выставки в его честь в Ростове. После проведения торжеств присланные материалы обещали вернуть их владельцам в сохранности20.

Судя по выписке из рапорта Епископа Угличского Иосифа "О лицах, сделавших наиболее крупные денежные пожертвования ко дню юбилейных торжеств", 15 мая 1910 г. им было передано "Архипастырское благословение". Этой награды удостоились Ростовское общество хоругвеносцев, пожертвовавшее 500 рублей, А.И. Вахромеев, выделивший 700 руб., Ростовская городская управа -- 300 рублей, Ярославское общество хоругвенсцев -- 100 рублей, А.А. Титов, Е.Г. Оловенникова -- по 100 руб., И.А. Шляпкин -- 50 руб. От остальных жертвователей поступали суммы в пределах от 3-х до 45 руб. Любопытно, что в деле содержатся сведения и о пожертвованиях, собранных в 1902 г. Тогда поступило 2763 рубля 15 копеек.К сожалению, мы не располагаем данными об общей сумме, поступившей на торжества 1909 г., но даже по подсчетам взносов, указанных в имеющихся в деле списках, можно сделать вывод о том, что она была значительно больше21.

Надо сказать, что не все пожертвования производились в денежной форме. Общество хоругвеносцев Троице-Сергиевой лавры преподнесло 2 хоругви и 2 пуда древесного масла, а также образ преподобного Сергия Радонежского. От Ярославского городского головы П.П. Щапова, выразившего волю жителей Ярославля, "движимых благоговейным чувством к памяти святителя", поступила серебряная золоченая лампада к иконе Божьей матери, бывшей у него келейною. От Архиепископа Ставропольского и Екатеринодарского, который не смог посетить Ростов, был заказан в Москве на известной ювелирной фирме Немирова-Колодкина наперсный крест для храма, где покоятся мощи св. Димитрия. А в сентябре следующего, 1910 г., от княгини Екатерины Волконской была прислана пелена, выполненная ею собственноручно, с просьбой "водрузить ее" на гробницу святителя22.

Есть в рассматриваемом нами деле и документы, не имеющие никакого отношения к проходившим торжествам. Это материалы о церковных доходах монастыря за сентябрь 1909 г., розданных братии. Так, из 143 рублей 25 копеек 47 рублей75 копеек -- около трети получил настоятель Иосиф, его наместник -- всего 6 рублей, а остальным полагались еще меньшие суммы -- по 4 рубля иеромонахам, от 2 рублей 50 копеек до 2 рублей 90 копеек -- иеродиаконам, а остальным -- псаломщикам, послушникам и пономарям от 1 рубля 65 копеек до 1 рубля 80 копеек. Всего по данному списку в обители насчитывалось 28 человек23.

Подводя итог приведенным сведениям, можно сделать вывод о том, что Дело о праздновании 200-летнего юбилея преставления св. Димитрия Ростовского содержит ценную и разнообразную информацию о подготовке и ходе самих торжеств, получивших большой отклик по всей России, а также по истории Спасо-Яковлевского монастыря того времени.

  1. РГАДА. Ф. 1407. Оп. 1. Д. 1529, 1477.
  2. Там же. Д. 1477. Л. 131.
  3. Там же.
  4. Там же. Л. 4.
  5. Там же. Л. 15-16.
  6. Там же. Л. 23, 55-56, 172.
  7. Там же. Л. 56.
  8. Там же. Л. 57, 61, 52, 54.
  9. Там же. Л. 122.
  10. Там же. Л. 180.
  11. Там же. Л. 123.
  12. Там же. Л. 45- 45 об., 173.
  13. Там же. Л. 10.
  14. Там же. Л. 234.
  15. Там же. Л. 159.
  16. Прибавления к Церковным ведомостям № 45 за 1909 г. Церковные ведомости за 1909 г. СПб., 1909. С. 2142-2143.
  17. РГАДА. Ф. 1407. Оп. 1. Д. 1477. Л. 9.
  18. Там же. Л. 30, 31.
  19. См., например, там же, л. 214-220.
  20. Прибавления к Церковным ведомостям № 29 за 1909 г. Церковные ведомости за 1909 г.. СПб., 1909. С. 1354-1355.
  21. РГАДА. Ф. 1407. Оп. 1. Д. 1477. Л. 148, 129-129 об.
  22. Там же. Л. 162, 168, 210, 105.
  23. Там же. Л. 239.