М.С. Серебрякова (Кириллов).

О дате основания Ферапонтова монастыря.

Преп. Ферапонт удалился на Белоозеро вместе с преп. Кириллом как проводник в хорошо знакомом краю. Последнее событие Н.К Никольский считает происшедшим около 1397 года1.

То, что 1398 г. -- дата основания Ферапонтова монастыря в течении XIX и XX в. не подвергалось сомнениям2.

В авторитетном справочнике Денисова читаем: "Основан в 1398 г. другом преп. Кирилла Белоозерского, преп. Ферапантом, поселившимся на месте этого монастыря в лесу, и был мужским; вскоре, когда собралось несколько человек братии, преп. Ферапонт построил церковь и ввел в обители общежитие"3.

Знаменательно, что Бриллиантов, вынеся в название своей книги дату основания монастыря -- 1398 г., ни разу не включил ее в текст. Приводя перечень игуменов, он указывает, что Феропонт был "основатель монастыря, но игуменом в нем он не был; вызван можайским князем Андреем Дмитриевичем в 1409 г., 27 мая 1426 г."4. Из какого источника Бриллиантов взял эти годы неизвестно, так как приведенное им подробное изложение текста рукописи жития Ферапонта (ныне -- в собрании РНБ, Софийское собр., № 467) не содержат дат основания монастыря, ухода Ферапонта в Можайск, его смерти5.

Действительно, XV в. в истории Ферапонтова монастыря наименее документированный период его существования. Если к этому времени можно отнести всего 43 сохранившихся и реконструированных акта, то к XVI в. -- уже более 80, к XVII в. -- около 3006.

Источниками сведений о начале Ферапонтова монастыря могут считаться жития Кирилла и Ферапонта, а также документ из архива Кирилло-Белозерского монастыря -- купчая на деревню Мигачевскую с Городищем, купленную у чеченца Ферапонта игуменом Кириллом, датировка которой (1397-1408 г.г.) основанана слодившихся представлениях и уходе Ферапонта в Можайск7.

Житие Кирилла было составлено Пахомием Логофетом в 1461 г., спустя 33 года после его представления, когда еще живы были его ученики, доставляющие биографу достоверные сведения. Единственная встречающаяся в нем дата -- дата кончины Кирилла Белозерского 9 июня 6935 (1427) г.8.

Житие Ферапонта, написанное через 120 лет, скорее по преданию, а не по памяти, не представило ни одной даты, а также не сохранило имени первого игумена монастыря, однако донесло имя первого постриженника, инока Григория, рыбака ближайшего селения.

Купчая на Мигачево подтверждает, что Ферапонт действительно во время своего пребывания на Белоозере, не был игуменом. Первая известная и точно датированная грамота Ферапонтова монастыря относится к 6943 (1434/35) г., когда можайский князь Иван Андреевич жаловал в "Фарафонтову пустынь" деревню Крохинскую. Имя игумена в ней отсутствует9. Однако, Ферапонта еже не было и на Белоозере, и на свете.

Житие передает определенную последовательность действий Ферапонта, которую считаем небесполезным пронаблюдать.

Изложим кратко. Поселение Ферапонта отдельно от Кирилла в "велми красном месте" между Бородавским и Паским озерами. Поставление малой келийцы и ограждение места. Поставление Ферапонтом келий для братии. По понуждению братии Ферапонт получает благословение от святителя и ставит церковь во имя пречистой Богородийы, славного ее Рождества, украшает ее книгами и иконами. Ферапонт отказывается видеть в себе большого. Приход брата из священнического чина. Начало совершения служб по повелению Ферапонта. Приход из ближнего селения христианина -- рыбака, желавшего подстричься. Григорий -- первый постриженник Ферапонтовской пустыни. Утверждение общежития, когда братьев собралось 10-15 человек и более. Еда вместе в одном помещении согласно монастырскому уставу. Поставление первого игумена и "прочаа вся по чину монастырскому сътворяют". Один и тот же чин в Кириллове и Ферапонтове монастырях.

В житии Кирилла об основании Ферапонтом монастыря изложено короче: "...и обрет место тамо близ Паское зовома, и ту вселися, и церковь създа тамо во имя пречистыа ея Рождества. Събраша же ся и братиа к нему. Есть же монастырь на месте том зело красен, много имуще братий, Господеви работающих, даже и до сего дне. Темже и монастырь он прозвася Ферапонтов даже и доднесь". Здесь меньше бытовых подробностей. Главное -- создание церкви, вокруг которой группируется братия.

А как описывает Пахомий основание Кириллова монастыря? Кирилл с помлщью Ферапонта поставляет сень, затем они приступили к копанию кельи и за этим занятием провели некое время вместе, но здесь Ферапонт отходил от Кирилла на 15 поприщ в другое место, а Кирилл докопал келью в земле и стал подвизаться. Приходящих к нему с желанием иноческой жизни он сподоблял ангельского образа. "Но понеже убо братиам тогда с святым суще, нужда бысть церковь въздвигнути ради общаго събраниа... и церковь поствлена бысть во имя ...приснодевы Мариа, четнаго еа Успениа"11.

Обратимся к другому, близкому по времени, источнику, совместному труду Епифания Премудрого и Пахомия Логофета -- житию Сергия Радонежского12.

О возникновении Троице-Сергиева монастыря: "...Събравшим же ся мнихом не зело множайшим, но яко чисменем до двою на десяте... Келиам же зиждемым и тыном огражденным, не зело пространнейшим ... Окрест же церкви ... различнаа сеяхуся семена, яко на устроение оградным зелием...".

Рассказывая о посещении Сергием в Переяславле епископа Афанасия Волынского, составитель жития отмечает, что он "преже бо бяше слышал яже о нем, начаткы добраго подвизаниа его, и церкви възгражениа, и монастырь основаниа...".

В рассказе "Об основании монастыря на реке Киржач" эта последовательность описана четко: "... отец наш Сергие преже постави келиа, в гих покой приимати от великаго труда. Та же посилает два ученика своа всесвятейшему митрополиту Алексию о основании церковнем, прося благословениа. И тако получив благовловение, и абие начат делати церковь, прежде молитву рече... И кончав молитву, и тако дело преспеваше благодатию Христовою. И бяху убо множьство человек, посешьствующи не дело, иноци же и белци, ови келиа зиждущеи, инии же ина потребнаа монастырю... И тако благодатию Божиею въскоре церковь поставлена бысть, и множьство братий".

В описании основания Андроникова монастыря читаем: "...Святый же прошениа святителя (Алексия) не преслуша, вдасть ему Андроника. Митрополит же вдав милостыню доволну в монастырь (Сергиев), и отиде, поим Андронника с собою. И обрете место благоугодно к строению монастырскому на реке Яузе. Первее създана бысть церкви в лепоту во имя великаго Господа Спаса нашего Исуса Христа честнаго его Образа Нерукотворенаго ...Вручив же старейшинство предреченному Андроник, и вся елика на потребу монастырьская строениа дарова ему; и тако общежитие съставляется".

То же самоу о начале Симонова монастыря: "...И по времени же мнозе брагоразумный пастырь (Сергий) благословляет Феодора и отпущает; и елици въсхотеша с ним братиа идоша, да иде же възлюбит. Обрет место зело красно на стороение монастырю близ реки Москвы, именем Симоново. Сиа слыша, святый прииде видети места, и виде угодну быти месту к сътроению оному, повелевает ему. Феодор же благословление от архиереа получив и създав церковь на том месте в имя пречистыа владычица наша Богородица честнаго ея Рожества. И тако съставляет монастырь вся по чину стройне и зело изърядно; общежмитие учини, яко же подобает по преданию святых отец".

И Ново-Симонова: "... И время строениа на другом месте основана бысть церковь камена архимандритом Феодором, чюдна зело, в имя пречистыя Богородица честнаго ея Успениа. И тако сему бывающу, на том месте благодатию Христовою устроен бысть монастырь славен, а еже и доныне от всех зрится и почитается".

Одинаково описывает автор жития Сергия основания его учениками Григорием священноиноком и Афанасием Голутвинского монастыря в Коломне и Высокого монастыря в Серпухове -- сначала Сергий благословляет выбранное место, затем ставит церковь,и вокруг нее уже строится монастырь и создается общежительство.

Как видим, в конце XIV-середине XV вв. под основанием монастыря понимается определенная последовательность действий: поселение основателя, строительство келий для приходящей братии и, главное, без чего не может быть монастыря -- строительство и освящение церкви. Таким образом, основание монастыря связывалось прежде всего с возведением церкви14.

Для середины XV в. этот же порядок устройства монастыря описан Вассианом Саниным в житии Пафнутия Боровского: Пафнутий поселяется в лесу с одним братом, к ним присоединяются другие братья, строят кельи и по повелению Пафнутия "литургия ради Божественныя" церковь во имя пречистой Богородицы, "честнаго ея рождества, и освящена бысть благославением святейшаго митрополита Ионы"15.

Для второй половины XV в. -- в Волоколамском Патерике так описывается основание Иосифом Волоцким его знаменитого монастыря: "...Игумен же Иосиф ... отъиде в лес града Волока Ламска и веселится в пустыню в лето 6987-ое ... И егда игумен Иосиф прииде на то место,и возлюби и зело... И посла Иосиф, тако ж и князь ко святителю о благословении церкви и о антимисе, и егда благослови святитель и присла антимис. И на память преподобнаго Илариона Долматьскаго и преподобнаго отца Висариона обложки церковь во имя пречистыя Богородица честнаго еа Успениа. И уведев сиа князь Борис Васильевич приеде со всеми боляры и со многими благородными отрокы. Сам князь перьвие всех со игуменом Иосифом взя берно на раме свои и положиша на основании... И не во много время церковь совершена бысть и освященна бысть того же лета (1479) августа 15-го на память пречистыя Богородица честнаго ея Успениа. И начя устрояти келиа. И братиам множащимся, овии постригахуся, инии же прихождаху"16.

Для конца XV в. -- житие Кассиана Грека, постриженника Ферапонтова монастыря, уплывшего из него на берега реки Учмы и Волги около 1490 г. Кассиан, получив разрешение на устройство монастыря, возврыщается в пустынь м "поставляет церковь во имя причистыя Богородицы честнаго и славнаго ея Успения, таж трапезу м кели поставляет братиям ж множащимся, овии туто постригашеся, а инии от далных манастыреи прихожаху к нему сожителствоваху с ними, хотяще душа своя спасти. Старец же по благословению архиепископа ростовскаго Тихона и повелением благовернаго и христолюбиваго князя Андрея Васильевича и детей его церковь свящав и учреждает общее житие и поставляет игемена. Сам же старец Касиян от архиепископа и от князя Андрея звашеся строителем..."17.

Следую смыслу этих повествований и выраженной в них традиции в понимании начала монастырей, приходим к выводу о том, что без церкви нет монастыря, а начало его связывается с благословением местного святителя, присланным от него и положенным на престол церкви антиминсом, т.е. освящением.

Такое понимание порядка основания монастыря находим у митрополита Макария. Так передает он рассказ об основании Даниилова монастыря в Переяславле Залесском: Даниил погребал в общей могиле, или усыпальнице, и отпевал по-христиански людей, умерших безвестною или нужною смертью. "Он пожелал еще построить над общею усыпальницею храм Божий и, получив благословение от митрополита Симона, ...построил его во имя всех святых. А как нашлись и такие, которые возревновали построить себе тут же, вокруг храма, кельи и постричься в иноки, то преподобный согласился на это и основал (в 1508 г.) монастырь"18.

Обобщая характер основания монастырей XV в., Макарий замечает: "И действительно, едва представлялась возможность, уходил (инок) в дремучий лес или другое безлюдное место -- а таких мест тогда, особенно на севере России, было весьма много -- ставил себе небольшую келью и часовню. К нему присоединялись иногда еще два-три инока, строили себе кельи, иногда небольшую церковь -- и вот являлся монастырек или пустынь"19.

Такое же представление о "монастырке", за основу которого он принимал как центр сельской общины, погост с церковью, дополненный кельями, дает Н.К. Никольский20.

Таким образом, дата освящения первой монастырской церкви должна считаться датой основания монастыря.

Время освящения первой церкви Ферапонтова монастыря не было известно до 1921 г. При проведении в 1913 г. реставрационных работ в соборе Рождества Богородицы А.Г. Вальтер обнаружил девять антиминсов XV-XVII вв., пять из них находились в каменном престоле главного алтаря, четыре в таком же престоле придельной церкви Николая Чудотворца. Публикуя тексты антиминсов в 1921 г. К.К. Романов не сомневался в их принадлежности Ферапонтову монастырю21.

Текст на самом древнем антиминсе собора Рождества Богородицы гласит: "Олтарь святые Богородици свящинодействован бысть свящино Григорием епископом Ростовьским при благоверном великом князе Васильи Дмитреевичи всея Руси и при брате его князе Андреи Дмитреевиче в лето 6918 месяца сентевра в 8 день на праздник Рождества ея в славу Святыя Троица. Аминь". Это обозначает, что епископом ростовским Григорием 8 сентября 1409 г. (в данном случае юлианский год одинаков для мартовского и сентябрьского календарей, так как дата сентябрьская) был освящен алтарь церкви Рождества Богородицы начинающего свое существование Ферапонтова монастыря. Имя игумена отсутствует -- его еще нет, а Ферапонт, как указывает его житие, быть игуменом отказывался.

Романов замечает: "Судя по месту находки и именам лиц, упоминаемых в тексте, не может быть заподозрена принадлежность антиминса Ферапонтову монастырю и в нем -- церкви Рождества Богородицы; последнее подчеркивается освящением "алтаря святой Богородицы сентября в 8 день на праздник Рождества ее".

Хотя антиминс относится к эпохе наиболее темной в истории монастыря, известной лишь по преданиям жития, восходящего к XVI в., Романов считает: "нет основания думать, что первая церковь в Ферапонтове-Белозерском монастыре могла быть построена ранее начала XV в.". Признание Строевым 1398 г. годом основания монастыря, трудно вяжется с рассказом жития22.

Все вышеизложенное позволяет нам сделать следующий вывод: дата основания Ферапонтова монастыря -- дата освящения алтаря его первой церкви -- 8 (с 2001 г. 22) сентября 1409 г. Исходя из этого, годом ухода Ферапонта в Можайск не может быть 1408. Он лежит в промежутке между 1409 и 1432 годами (1432 г. -- год смерти можайского князя Андрея Дмитриевича).

Принятые сокращения

АСЭИ - "Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси". Т. П. М., 1958.

ТОДРЛ - Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский дом) АН РФ.

  1. Никольский Н.К. Кирилло-Болозерский монастырь и его устройство. Т.I. Вып. I. Спб., 1897. С. 15.
  2. Амвросий (Орнатский), архив. История российской иерархии. Т. VI. Ч. 2. М., 1815. С. 850; Строев П.М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб.,1877. Стл. 81-83; Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о правослывных монастырях в Российской империи с библиографическим указателем. Т. I. СПб., 1892. С. 280; Бриллиантов И.И. Ферапонтов Белозерский, ныне упраздненный монастырь, место заточения патриарха Никона. К 500-летию со времени его основания 1398-1898 г. СПб., 1899.
  3. Денисов Л.И. Православные монастыри Российской империи.
  4. Бриллиантов И.И. Указ. сог. С. 242.
  5. Там же. С. 4-14.
  6. Серебрякова М.С. Принципы реконструкции свода грамот Ферапонтова монастыря XV в.//Ферапонтовский сборник. Вып. 6. (в печати).
  7. Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1971. С. 272-273; Житие Ферапонта Белозерского//Преподобные Кирилл, Ферапонт и Мартиниан Белозерские. Спб., 1994. С. 198-233; Терентьева Е.Э. Житие Ферапонтова Белозерского//Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2, ч. 1. Л., 1988. С. 339-341; Житие Кирилла Белозерского//Преподобные Кирилл, Ферапонт и Мартиниан Белозерские. Спб., 1994. С 173.
  8. Житие Кирилла... С. 134; Прохоров Г.М. Пахомий Серб//Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2, ч. 2. Л.,1989. С. 173.
  9. АСЭИ. № 317.
  10. Житие Ферапонта... С. 210-218.
  11. Житие Кирилла... С. 76, 82.
  12. Житие Сергия Радонежского//Памятники литературы Древней Руси. XIV-XV века. М., 1981. С. 256-429; Дробленкова Н.Ф. Житие Сергия Радонежского//Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2,ч. 1. Л. , 1988. С. 330-336.
  13. Житие Сергия... С. 320, 326, 370-372, 378, 382, 384, 390.
  14. Примечателен составленный в промежутке между 1476 и 1484 гг. рассказ Паисия Ярославова обосновании Спасо-Каменного монастыря: "... На острове же том жителствоваху иноцы пустынножители, состаревшееся многими леты в подвизех духовных. Бе же их число 23. Церкви же у них не бысть за скудость имениа и нападаниа ради неверных человек. Еще бо тогда невси пиаша святое крещение, но множество живуще неверных человек всескраи Кубенскаго великаго езера по брегом. Точию у них молитвенный храм, сиречь часовня, и ту собрающеся, иноцы молитвы возсылаху Богови втаи. Приста же князь ко острову Каменному и видев, яко по устроению Божию сиа быша. Хотя же обет свой исполнити, еже обещася Господу Богу, и повеле поставити церковь древяну во имя Господи Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, честнаго его Преображениа. И украсив иконами и книгами, и монастырь устроив, и старейшинство монастыря того вручив старцу богобоязниву именем Феодору - строити монастырь той, и дасть милостыню доволну на строение монастыря того. И оттоле прозвася Каменной монастырь". (Прохоров Г.М. Сказание Паисия Ярославова о Спасо-Каменном монастыре//Книжные центры Древней Руси. XI-XVI вв. СПб., 1991. С. 156.).
  15. Житие преподобного Пафнутия Боровского, написанное Вассианом Саниным/Изд. и вступ. Статья А.П. Кадлубовского//Сб. Ист.-филол. О-ва при Ин-те кн. Безбоодко в Нежине. Нежин, 1899. Т. 2, отд. 2. С. 98-149; Лурье Я.С. Вассиан Санин//Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2, ч. 1. Л., 1988. С. 125-126.
  16. Волоколамский патерик//Богословские труды. М., 1973. Т. 10. С. 197-198; Лурье Я.С. Патерик Волоколамский//Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2, ч. 2. Л., 1989. С. 163-166.
  17. Житие Константина Макнупского, в иноках Кассиана. РНБ, Погод. 1563. Сборник XVII. Лл. 70-72; Каган М.Д. Кассиана житие//ТОДРЛ. Т. 39. Л., 1985. С. 206-209.
  18. Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский. История Русской церкви. Книга четвертая. Часть первая. М., 1996. С. 209.
  19. Там же. С. 237.
  20. Никольский Н.К. Указ. соч. С. 7.
  21. Романов К.К. Антиминсы XV-XVII вв. собора Рождества пр. Богородицы в Ферапонтове-Белозерском монастыре//Известия Комитета изучения древнерусской живописи. Вып. I. Петроград., 1921. С. 21-46.
  22. Там же. С. 25, 26, 36.