К.А. Степанов (Ростов).

Об устройстве в г. Ростове телефонной связи

Учитывая значимость телефона в наши дни, автора заинтересовала история устройства и становления городской телефонной связи. Оказалось, что данная тема не изучена.

Точную дату устройства в г. Ростове телефонной связи установить не удалось. Однако, судя по отчету о состоянии телефонной сети города городского инженера В. Дьякова, а так же заявлению ростовского купца Николая Дмитриевича Кострулина1 в городскую думу о выдаче ему разрешения на проведение телефона, то годом основания в нашем городе телефонной связи является 1897. Так, на очередном заседании Ростовской городской думы от 24 сентября 1897 г. рассматривалось заявление купца Кострулина о разрешении "постановки столбов для телефона от барака к его дому и к вокзалу железной дороги". По этому заявлению дума определила: "...Постановку... столбов для телефона Кострулину разрешить, но с тем, чтобы столбы эти были вполне приличны и окрашены, ежели же будет устроен в Ростове городской или правительственный телефон, то чтобы Кострулин подчинился уже последнему, уничтожив собственный"2.

В постановлении думы ничего не говорится о телефонной станции, которая в начале XX века уже имелась в городе и находилась в частном доме Кострулина3. По-видимому, под первым телефоном подразумевалась установка одно, двух прямых линий с микротелефонами телеграфного типа, которыми можно было пользоваться только по одному направлению без помощи телефонной станции. В подтверждение этому может служить заявление крестьянина Ростовского уезда д. Ломы Александра Алексеевича Лыкова к этому же заседанию городской думы о разрешении "постановки столбов для устройства телефона от дома его, на Успенской улице, к лавке в корпусе крестьян Приимковской волости"4. Дума, как и Кострулину, также разрешила ему установить столбы для "устройства телефона" по указанной им линии. Подтверждением того, что телефонная связь в г. Ростове была основана в 1887 г. может служить и отчет о телефонной связи города, сделанный в 1910 г. инженером Дьяковым, в котором он указывает, что в городе "имеется телефонная сеть с 1897 г."5

С момента открытия телефонной связи в городе и до 1907 г. она находилась в ведении купца Кострулина. По-видимому, содержать в городе телефонную станцию в одиночку было довольно сложно и в 1906 г. между владельцем станции и городской управой стали проводиться переговоры о передаче телефонной станции городу. Учитывая всю ответственность и значимость для города этого мероприятия на очередном заседании Ростовской городской думы от 21 июня 1906 г. была выбрана Исполнительная комиссия по заведованию телефоном, в состав которой вошли Л.Я. Богданов, А.Т. Царьков, А.Т. Смыслов, А.Ф. Куликов, Н.Д. Кострулин, И.А. Казаков и А.А. Титов6.

Местным городским общественным управлением было направлено заявление в министерство внутренних дел с просьбой разрешить передачу телефонной связи от купца Кострулина городу. В ответ на это заявление начальник Нижегородского почтово-телеграфного округа отношением от 31 июля 1906 г. уведомил Ростовскую городскую управу о том, что "министр внутренних дел разрешил принадлежащую купцу Кострулину... частную сеть передать в ведение местного городского общественного управления"7. При этом было специально оговорено, что "проектируемые телефонные линии должны быть устроены во всем согласно правилам, принятым для телефонных линий в городах"8. Это отношение было рассмотрено 20 сентября 1906 г. на очередном заседании думы, по которому приняли постановление: "...Поручить управе совместно с Исполнительной комиссией по заведыванию телефоном принять от Н.Д. Кострулина телефонную сеть, приспособить помещение для центральной станции на Мытном дворе при конторе электрической станции..."9 К концу 1906 г. все вопросы о передаче телефонной сети городу были оговорены и согласно извещения городской управы за подписью городского головы А.Х. Оппеля абонентам частной телефонной связи и жителям города было сообщено, что "с 1-го января 1907 г. центральная телефонная станция от Н.Д. Кострулина перешла в ведение города"10. Здесь же сообщалось, что те абоненты, которые пожелают в дальнейшем пользоваться телефоном, теперь уже через городскую станцию, должны уплатить 40 руб. годовой оплаты за телефон с ремонтом не позднее 1-го февраля 1907 г. Если же абоненты не уплатят деньги в срок, то они будут отключены от телефонной сети. Этим извещением управа сообщала так же о своей готовности ходатайства перед вышестоящей организацией на соединение в будущем телефонной станции г. Ростова с Ярославлем11.

На время приемки телефонной станции от частного лица в телефонной сети состояло 38 абонентов. После того, как станция перешла в ведение города, число ростовцев и организаций, имеющих в пользовании телефон, значительно увеличилось и к ноябрю 1909 г. стало составлять 60 абонентов12.

Касательно телефонных аппаратов, то в начале 20-го века абоненты, как правило, приобретали аппараты фабрики Л.М. Эриксон и Ко, завода Н.К. Гейслер и Ко и супругов Белля13. Следует заметить, что в Ростовского городской телефонной сети в пользовании находились аппараты с микротелефонами телеграфного типа фабрики Л.М. Эриксон и Ко.

Абоненты, подключенные к городской центральной станции, могли пользоваться телефоном круглосуточно в течение всего года за исключением 1-го дня Св. Пасхи и дня Рождества Христова14. Абонент, желающий соединиться с другим абонентом, должен был вызвать продолжительным непрерывным звонком центральную станцию, поворачивая ручку 3-4 раза. Получив звонок и заявление, "центральная", вызывающий абонент сообщал номер нужного абонента. Получив ответ "звоните", абонент вновь должен был продолжительно звонить один или несколько раз, вызывая соединенный с ним номер. Получив ответный звонок вызываемого абонента, вызывающий абонент должен снимать трубку с крючка, подносить к уху и вести разговор. По окончании разговора с вызываемым абонентом он должен был дать сигнал на станцию отбой, т.е. несколько коротких звонков. Сигнал "отбой" должен был дать также и вызываемый абонент по окончании разговора. По желанию, абоненты могли получать с почтово-телеграфной конторы содержание телеграмм, полученных на их имя, а также посылать телеграммы, сообщая их почтово-телеграфной конторе по телефону. 24 ноября 1908 г. начальник Нижегородского почтово-телеграфного округа уведомил городскую управу о том, что "передача и прием телеграмм по телефону за утвержденную плату 10 коп. с телеграммы"15.

Когда телефонная связь перешла в ведение местного самоуправления, ремонт телефонных аппаратов и наружных проводов стал производиться за счет городской управы. Абоненты за пользованием телефонным сообщением через городскую центральную станцию обязаны были вносить в городскую казну установленную думой и утвержденную губернатором плату. Эта плата должна была вносится раз в полугодие и к 1 января и 1 к июля ежегодно и в 1909 г. составляла 40 руб. в год с каждого аппарата и 10 руб. с дополнительного.

После передачи частной телефонной станции в ведение города, она была переведена весной 1907 г. из дома купца Кострулина, находящегося возле Успенского собора (см. фото) и в котором он занимал часть помещений (сегодня это дом №2 на Соборной площади), на Мытный двор, где расположилась рядом с городской электростанцией16 (см. схему). В штате по обслуживанию телефонной связи в 1909 г. состояло 5 человек. Среди них были: городской инженер за присмотром, 3 телефониста и 1 мастер. Три дежурные телефониста работали посменно в следующее установленное по графику время: ночь -- с 22 часов вечера до 7 часов утра, день с 7 часов утра до 14 часов дня, вечер с 14 часов дня до 22 часов вечера17. Что касается обслуживающего персонала, то известно, что в ноябре 1913 г. на городской станции работали телефонистки Л.Н. Николаева, Е.И. Шибаева, Л.Н. Казицкая.

В 1909 г. протяженность городских телефонных линий составляла 20 верст, не считая линии на водокачку в 12 верст, а сама телефонная станция имела 2 коммутатора. Валовой доход от телефонной связи в этом году составлял 1923 руб. 14 коп., а расход -- 2293 руб. 14 коп.18 Общее количество телефонных аппаратов, подключенных к телефонной связи в 1910 г. было 65 единиц, из которых 54 основных и 3 дополнительных, а также 8 бесплатных. Стоимость всей телефонной связи в это время составляла 6000 руб.19 без учета стоимости аппаратов, которые абоненты покупали за свои деньги.

Выполняя 2-ой пункт "Условий" о передаче телефонной связи от Кострулина в ведение местного городского общественного управления, городской инженер Гуляев в мае 1909 г. подготовил доклад по переустройству отдельных линий телефонного сообщения. В частности, он предложил перенести линию "Станция" - пожарный двор - булочная Галашиной - лавка Стрижникова - Б. Заровская улица на следующую линию: "Станция" - вал - почтово-телеграфная контора - лавка Стрижникова - Б. Заровская улица. Часть проводов, идущих на Покровскую улицу направить по прямой к городскому саду вместе с проводами, протянутыми на Ярославскую улицу. Стоимость работ оценивалась в 595 руб.20 эти работы проводились под руководством надсмотрщика Н.А. Орлова, а контроль за ходом проведения этого усовершенствования телефонного сообщения осуществлял городской инженер В. Дьяков.

Важным событием в деле обеспечения телефонной связью остальных граждан города, не имеющих телефона, стала установка в 1913 г. телефона-автомата фабрики Л.М. Эриксона и Ко для общего пользования во 2-м классе пассажирского здания станции "Ростов" Северной железной дороги21. В этом году телефонная сеть города насчитывала уже 128 телефонов, из которых 118 были основные и 10 добавочные22. Примечательно, что 14 мая 1913 г. в помещении почтово-телеграфной конторы была установлена одна переговорная "будка" с телефоном, подключенным к линии междугородного телефонного сообщения Москва-Ярославль. Начальником Московской загородной телефонной связи 8 мая 1913 г. в Ростовскую почтово-телеграфную контору была направлена таблица переговорных такс, по которой трехминутный разговор с Москвой стоил 60 коп., Ярославлем -- 30 коп., а Переславлем -- 20 коп.23 Деньги, получаемые от междугородних переговоров поступали на счет почтово-телеграфной конторы.

Из приведенных ранее данных по валовому доходу и расходу телефонная станция была убыточна для города, тем не менее с конца 1912 г. плата для частных лиц была уменьшена. Так, на заседании технической комиссии от 27 ноября 1912 г. было обсуждено заявление члена комиссии В.Я. Дударева о понижении абонентской платы за пользование телефонами через городскую телефонную станцию. Согласно заявления, все абоненты были разделены на 3 категории. К первой категории относились фабрики и заводы, для которых ежегодная плата устанавливалась в 50 руб. Ко второй категории -- торговые заведения с платой 40 руб. в год и к третьей категории отнесены квартиры частных лиц и учреждений с платой 30 руб. с аппарата. За дополнительные телефонные аппараты плата осталась прежняя -- 10 руб. в год24.

Необходимо заметить, что в процессе эксплуатации телефонной сети органы местного самоуправления постоянно поддерживали отношения с Русским акционерным обществом Л.М. Эриксон и Ко, контора которого находилась в С.-Петербурге. Согласно общей договоренности, это общество поставляло для станции г. Ростова вызывные клапана к коммутатору, микротелефоны телеграфного типа, специальные шнуры для коммутаторов. В сентябре 1910 г. между обществом Л.М. Эриксон и Ко и городской управой проводились переговоры о поставке для телефонной станции нового добавочного коммутатора №645 на 50 однопроводных линий с нумерацией гнезд и клапанов от 51 до 100 на сумму 300 руб.25

Устройство телефонной связи стало важным событием в истории г. Ростова. С ее помощью стало значительно удобнее решать разные хозяйственно-бытовые проблемы не только на территории города, но и за его пределами.

  1. Н.Д. Кострулин родился около 1867 г., в семье крестьянина. В 1897 г., заявленный в купцы 2-й гильдии с семейством, имел жену Евлампию Семеновну и детей: Анну, Евдокию, Валентину, Катерину, Софью (РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.126. Лл.11 об., 14; Д.515. Л.12). С декабря 1892 г. по март 1914 г. являлся гласным Ростовской городской думы (РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.1391. Л.208; Д.1504. Лл.17 об., 19, 26, об., 28) В конце XIX в нач. XX вв. регулярно получал подряды на поставку керосина для освещения учреждений и улиц города (РФ ГАЯО. Ф.2 Оп.1 Д.1422. Лл.137, 143; Д.1458. Л.61 об.) Для облегчения транспортировки керосина с ж.д. станции до склада им были проложены газовые железные трубы по которым керосин перекачивался в емкость (РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.1405 Лл.108, 115, 115 об.). В ноябре 1898 г. обратился в Ростовскую думу с заявлением о "дозволении провести конно-железную дорогу", на что в последствии, получил разрешение и к 1906 г. "конка" уже имелась в городе (РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.1422. Л.137; Д.1458. Л.49). в 1913 г. он получил разрешение из МВД "к замене конной тяги моторной, по... конно-железной дороге в г. Ростове" (РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.1498. Л.58 об.) 15 декабря 1918 г. торговый дом Н.Д. Кострулина, А.Е. Иванова и Ко был национализирован (РФ ГАЯО. Ф.Р. 140. Оп.1. Д.12. Л.320, 321.).
  2. РФ ГАЯО Ф.2. Оп.1. Д.1417. Л.117, 117 об.
  3. Согласно промысловому свидетельству на промышленные предприятия 4-го разряда, выданному Ростовской городской управой от 18.12.1904 г. за №1075 известно, что купец Кострулин имеет телефон в собственном доме "близ собора" и заведует этим "телефоном" сам (РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.685, Л.204 об.).
  4. РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.1417. Лл.117, 117 об.
  5. РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.741. Л.135.
  6. РФ ГАЯО Ф.2. Оп.1. Д.1458. Л.35.
  7. РФ ГАЯО. Ф.2 Оп.1. Д.741. Л.1.
  8. Там же. Л.4.
  9. РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.1458. Л.52.
  10. РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.741. Л.42.
  11. Там же. Л.42 об.
  12. Там же. Л.94., 94 об.
  13. Там же. Лл.120, 122, 135 об.
  14. Там же. Л.55 об.
  15. Там же. Л.62.
  16. Там же. Л.24; Д.685. Л.204 об.; Д.1400. Л.193 об.
  17. РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.741. Л.54, 135.
  18. Там же. Л.127.
  19. Там же. Л.135.
  20. Там же. Л.54.
  21. РФ ГАЯО. Ф.2 Оп.1. Д.1022. Л.8, 41.
  22. Там же. Л.144.
  23. РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.1498. Лл.46, 47 об.; Ф.96. Оп.1. Д.90. Лл.5, 8-12.
  24. РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.741. Лл.137, 138.
  25. РФ ГАЯО. Ф.2. Оп.1. Д.741. Лл.137, 138.