Л.Б. Сукина (Переславль-Залесский).

К истории художественной культуры Переславля-Залесского XVII века (новые данные о местном иконописании).

В XVII в. древний Переславль-Залесский все еще принадлежал к числу крупных русских городов. Известный путешественник Адам Олеарий помещал его с свой список значительных городских центров Московии между Ростовом и Ярославлем1. Но былую политическую роль Переславль к тому времени уже окончательно утратил и был знаменит преимущественно своими монастырями и хранящимися в них святынями и историческими реликвиями. Святые места города привлекали к нему внимание известных людей, включая членов царствующей династии. В здешних монастырях велось интенсивное храмовое строительство. А над украшением местных храмов трудились десятки художников и мастеров ювелирного искусства из разных городов России. До нашего времени дошла значительная часть культурного наследия той эпохи (памятники архитектуры, иконы, лицевое шитье, ювелирные изделия). Кроме того, данные о работавших здесь мастерах и создававшихся произведениях искусства содержатся в документах этого времени, надписях на иконах и других художественных предметах. Тем не менее, именно XVII столетие в истории культуры Переславля изучено хуже всего, и еще совсем недавно даже в музейной экспозиции этот период был представлен очень слабо2.

В рамках данной небольшой статьи автор попробует представить некоторые новые сведения об иконописцах Переславля-Залесского XVII столетия, опираясь на собственные исследования различных письменных источников.

Иконописание в Переславле имело давние традиции. Переславских икон ранее XV в., не сохранилось, но даже дошедшие до нас произведения XV-XVI столетий свидетельствуют о наличие особой местной манеры, отличной от ростовской или московской. В начале XVII в., в Смутное время, Переславль пережил страшные несчастья (большая часть города и его населения погибли)3, но каким-то образом сумел сохранить не только свои святыни, но и художественную преемственность в иконописании.

Сколько иконописцев жило в городе в XVII столетии, неизвестно. По подсчетам И.А. Кочеткова, основанным на данных архива Оружейной палаты, в 1660 г. их было 10,а за весь век упоминалось всего 26 имен4. Это, в основном, те художники, которые выполняли работы в Московском Кремле и подмосковных царских резиденциях или были переведены в Оружейную палату5. Думается, приведенные цифры не совсем точны, так как в XVII в. далеко не все городовые и монастырские изографы проходили освидетельствование в Москве или вызывались в столицу для исполнения государственных заказов и оказывались упомянутыми в официальных документах. И список имен со временем может быть дополнен по мере обнаружения новых источников.

В собрании Переславского музея хранится несколько икон XVII в., авторы которых -- местные художники обладали достаточно высоким уровнем мастерства. Надписи на некоторых из них содержат информацию об иконописцах. Так, на нижнем поле великолепной большой иконы "Николай Чудотворец", выполненной в стиле московского барокко с использованием богатого тиснения по левкасу и обильной позолотой, хорошо просчитывается текст следующего содержания: "Лета 7191 (1682) сентября в 28 день писал сей образ Переславля Залесского Горецкого монастыря иконописец Григорий Андреев да того же Переславля Залесского иконописец Григорий Никитин сын Попов"6. "Николай Чудотворец" поступил в музей из Крестовоздвиженской церкви Переславля. Можно предположить, что названная икона была совместной работой монастырского (трудившегося в иконописной мастерской Успенского Горицкого монастыря Переславля) и городового иконописцев, выполненная по чьему-то частному заказу для этого храма.

Надписи на иконах позволили также выявить и одного из иконописцев переславского Троицкого Данилова монастыря. Две из трех икон, находившихся ранее в Преображенской церкви принадлежавшего Данилову монастырю села Усолье Переславского уезда, подписаны художником Михаилом Бахлычевым.

Особенно информативна надпись на "Благовещении": "1741 году месяца марта в 20 день написал сей образ в Переславский уезд в вотчину живоначальные Троицы Данилова монастыря в село Оусолье при архимандрите Варлааме и при священике Владимире Иоаннове а писал того же Данилова монастыря иконных дел мастер Михайло Бахлычев"7. В Переписной книге Переславль-Залесского уезда XVII в. автору статьи удалось отыскать довольно подробные биографические сведения о Михаиле Бахлычеве или Бухлычеве (второй вариант той же фамилии) и его семье8. Михайло Никитин Бахлычев (около 1671-после 1741) родился в Переславле-Залесском в семье наемных работников Данилова монастыря, посадских людей Никиты Васильева и Домны Ильиной Бахлычевых (Бухлычквых). Жил в родительском доме в подмонастырской слободке. Был женат на Феодоре Андреевой, имел сыновей Матвея и Алексея.

Никаких других работ Бахлычева кроме усольских икон пока обнаружить не удалось. Сохранившиеся произведения художника "Сергий Радонежский и Даниил Переславский" (1708), "Борис и Глеб" (первая четверть XVII (?) в.) и "Благовещение" (1741) предназначались для местного ряда иконостаса9. Иконы Бахлычева отличаются ярко выраженной индивидуальной манерой письма, представляющей собой своеобразную смесь традиций московского барокко с приемами провинциальной иконописи конца XVII в. Для них характерны простые и ясные композиции с крупными фигурами персонажей на бледно-охристом фоне, мягкая теплая цветовая гамма.

Заметной фигурой среди переславских иконников был, судя по всему, и Федот Феофанов Протопопов, Личность которого ныне отождествляютт с иконописцем Феодором Ухтомским, работавшем в конце XVII в. в Москве10. В Переславле до сих пор хранятся два подписных произведения Протопопова (Ухтомского): житийная икона Никитины Великомученика, написанная в 1677 г. для Никитского монастыря по заказу подьячего переславской съезжей избы Никиты Максимова Ведерницына11, и образ Богоматери Елеусы 1703 г. -- вклад самого художника в городской Спасо-Преображенский собор12. В надписи на первой иконе ее автор называет себя "изограф Федот Феофанов сын Протопопов". Принадлежность обоих произведений одному художнику не вызывает сомнений. Они выполнены в единой стилистической манере, в традициях московской иконописи второй половины XVII в., и отличаются характерным холодноватым колоритом с преобладанием серебристых розовых и зеленых тонов.

Особый исторический интерес представляет вторая икона, в надписи на которой содержатся существенные подробности биографии мастера: "1703 году сий образ писал в Переславль Залесский в соборную церковь Преображения Господня Федот Феофанов сын протопресвитера Алексия Духовского по обещанию сестры своей вдовой попадьи Параскевы девича монастыря что на Москве бывшего священника Ивана Гаврилова по своей душе и по родителях". Из текста явствует, что прозвище Протопопов происходит от наименования духовного сана отца иконописца. В переписной книге Переславля-Залесского 1677 г. указан двор протопопа переславкого Спасо-Преображенского собора Феофана Филатьева, сыном которого, возможно, и был Федот Протопопов13. В пользу нашей версии свидетельствует и тот факт, что художник с сестрой -- вдовой попадьей, жившей в Москве, сделали вклад "по своей душе и по родителех" именно в этот храм. Правда, в тексте надписи иконописец назыавет своего отца Алексием Духовским. Вероятно, это монашеское имя овдовевшего протопопа Феофана, ставшего протопресвитером переславского Духовного монастыря -- маленькой обители, находившейся возле восточных городских ворот на берегу реки Трубеж, и приписанной после разорения в Смуту или мировой язвы 1654 г. к Никитскому монастырю14. Все эти данные подтверждают предположения исследователей о том, что московский художник второй половины XVII -- начала XVIII в. Федот Протопопов-Ухтомский был родом из Переславля-Залесского.

Было ли иконописание семейным делом Бахлычевых и Протопоповых-Ухтомских, пока выяснить не удалось. Зато на основе сохранившихся источников хорошо восстанавливается творческая биография династии переславских иконописцев Казариновых. В настоящее время известно пятеро художников Казариновых -- все они приходятся друг другу близкими родственниками. Автором данной статьи уже опубликована часть материалов о художественном наследии этой семьи, оставившей заметный след в иконописи Переславля XVII-XVIII вв.15 Казариновы -- старинный переславский род, впервые упоминавшийся в грамоте царя Василия Шуйского 1606 г.16 В XVII в. все пердставители мужской части этой семьи находились на государственной службе: исполняли обязанности площадных подьячих и сокольих помытчиков17. С середины XVII столетия в связи с постепенным угасанием царской соколиной охоты в окрестностях Переславля основой существования рода Казариновых стало иконописание. Неизвестно, были ли они официально освидетельствованы в качестве иконописцев, но во всех известных нам документах вплоть до середины XVIII в. они так и числились сокольими помытчиками. В Москву для выполнения работ общегосударственной значимости не вызывались. Занимались выполнением монастырских и частных заказов. Причем какие-то их иконы попали даже в столицу.

Особенной известностью пользовались работы братьев Стефана, Якова и Алексея Логиновых Казариновых. Сохранились сведения об их произведениях, а также некоторые подлинные иконы, последней четверти XVII -- первой XVIII в.18 Образа братьев Казариновых отличались барочной замысловатостью композиций, отдельные элементы которых заимствовались из западноевропейских гравюр, и нарочитой декоративностью.

Сколько всего икон было написано в мастерской Казариновых за более чем столетие ее существования, мы не знаем. Но о машатабах их творческой деятельности можно судить по следующим цифрам. В настоящее время в музейных собраниях Переславля-Залесского, Санкт-Петербурга и Москвы выявлено семь икон, написанных членами семьи Казариновых19. Кроме того, нам удалось обнаружить сведения еще о 24 произведениях, по-видимому до нас не дошедших20. Таким образом, существовавшая долгое время в Переславле устная традиция считать Казариновых основателями местного "богомазного" промысла, имевшего место в XVIII-XIX вв. опирается на вполне реальное основание21.

Высокое художественное качество работ переславских иконописцев, их стремление следовать новейшим художественным тенденциям времени свидетельствуют о наличие хорошей местной школы, позволяющей, даже не выезжая в столицу, обучаться приемам такого сложного ремесла. В творчестве местных мастеров XVII в. нередко соединялись лучшие достижения московской и провинциальных школ иконописания. Этому немало способствовало и географическое расположение Переславля на большой дороге из Поволжья в центр государства. Через год проезжали артели художников, следовавших в столицу к "государеву письму" в Московский Кремль и обратно. Здесь происходило общение между ними и местными иконописцами. В самом же Переславле иконописание в этот период, видимо, было достаточно доходным делом, если к нему стремились даже люди, ранее занимавшиеся весьма далекими от искусства вещами, а наработанные приемы мастерства старались сохранить в рамках семьи. Судя по надписям на иконах и сохранившимся документам, переславские иконописцы обслуживали в основном нужды родного города и уезда, лишь изредка выполняли сторонние заказы. Что и не удивительно, во второй половине XVII столетия в Переславле было много работы -- только в самом городе в период моровой язвы 1654 г. и после нее было построено несколько новых церквей, строились и украшались храмы и по всем местным монастырям и пустырькам22.

На основании вышесказанного можно сделать вывод, что в Переславле в XVII в. сложились благоприятные условия для развития иконописного дела. Поэтому город и занимал по количеству проживающих здесь мастеров девятое место после Нижнего Новгорода и Пскова, замыкая собою список самых заметных центров иконописания этого времени, хотя по числу дворов был лишь четырнадцатым23.

  1. Олеарий Адам. Описание путешествий в Московию и через Московию в Персию. Спб., 1906. С.148.
  2. Исследование художественной культуры Переславля пытался предпринять известный краевед С.Д. Васильев. Но его рукопись 1958 г. представляет собой только библиографический обзор дореволюционных публикаций. См.: Васильев С.Д. Заметки о переславских иконописцах // ПЗИХМ. НА. № 233. Лл.78-81 (Машинопись).
  3. Смирнов М.И. Переславль-Залесский. Переславль-Залесский, 1996. С.154-168.
  4. Кочетков И.А. Иконописание в российских городах во второй половине XVII века // ИКРЗ. 1997. Ростов, 1998. С.122.
  5. Упомянутые документы Оружейной палаты опубликованы И.Е. Забелиным и А.И. Успенским (Забелин И.Е. Материалы для истории русской иконописи // ВМОИДР. 1850 Кн.7: Успенский А.И. Царские иконописцы и живописцы XVII века. Спб., 19010-1914. Т.1-4).
  6. ПЗИХМ. Инв.2155.
  7. ПЗИХМ. Инв.8969. Впервые подпись мастера на иконе была обнаружена сотрудницей Переславского музея Т.Л. Поповой.
  8. Переписная книга Переславль-Залесского уезда // Переславль-Залесский. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. М., 1884. С.34.
  9. ПЗИХМ. Инв.8974; ПЗИХМ. Инв.8971; ПЗИХМ. Инв. 8969. Следует отметить, что первая из названных икон была написана по частному заказу. Это явствует из надписи на нижнем поле: "1708 года месяца февруария в 5 день построил сей образ села Оусолья крестьянин Стефан ...сков сын Деньгин в село Оусолье в церковь Преображения господня а писал иконных дел мастер Михайло Бахлычев".
  10. Изучением творчества Ухтомского (Протопопова) занимается научный сотрудник МиАР Н.И. Корнеева. Этот аспект его биографии был рассмотрен исследовательницей в докладе на конференции 1999 г., посвященной 80-летию Переславского музея. Текст доклада находится в печати в сборнике трудов конференции. Автор искреннее благодарит Н.И. Корнееву за сообщенные сведения о Федоте Протопопове.
  11. ПЗИХМ. Инв. 2750.
  12. ПЗИХМ. Инв. 2148.
  13. Переписная книга г. Переславля-Залесского 1677 г. // Переславль-Залесский. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. М., 1884. С.13.
  14. Смирнов М.И. Переславль-Залесский. С.183.
  15. Сукина Л.Б. К творческой биографии переславских иконописцев XVIIвека // ИКРЗ. 1996. Ростов, 1997. С.89-94.
  16. Шумаков С.И. Обзор грамот коллегии экономии. М., 1917. Вып.IV. С.300.
  17. Смирнов М.И. Переславские сокольи помытчики. Владимир, 1912. С., 40.
  18. Овсянников Ю.М. Ново-Девичий монастырь. М., 1968. С.135; Коробко О., Ченская Г. О некоторых подписных иконах конца XVII -- I трети XVIII веков из фондов государственного музея истории религии // Филевские чтения. 1998. М., 1993. Ч.П. С.52-53; Сукина Л.Б. К творческой биографии переславских иконописцев XVII в.
  19. Там же.
  20. Библиографию и ссылки на архивные документы см.: Сукина Л.Б. К творческой биографии переславских иконописцев XVII в.
  21. Ильинский П. Преораженский собор в г. Переславле // ВГВ. 1892. № 1. С.7.
  22. Смирнов М.И. Переславль-Залесский. С.169-190.
  23. Подсчеты произведены И.А. Кочетковым. См.: Кочетков И.А. Иконописание в российских городах половине XVII века. С.123.
Список сокращений

ВГВ - Владимирские губернские ведомости
ВМОИДР - Временник для Московского общества истории и древностей российских
МиАР - Музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева
НА - научный архив
ПЗИХМ - Переславль-Залесский историко-художественный музей