Т.А. Третьякова (Углич).

Культ Димитрия Ростовского в Углических церквях

Почитание местных святых следует рассматривать как социо-нравственное явление бытоистории определенной территории определенной территории, заложенное в основе формирования местной культуры в аспекте православных традиций и религиозного воспитания. В этом явлении определяется не самоцель народа, а его самовыражение, самодостаточность и духовно-религиозный патриотизм, который был неотъемлемой частью патриотического самосознания нации.

Ореол святости, культ святого и чинопочитание в лике святых зависели не столько от мирской ипостаси почитаемой личности, сколько от ее персонификации в церковной иерархии и сонме общерусских святых. Хотя на восприятие образа святого и его территориальное почитание, безусловно, влияли некоторые доминирующие факторы мирской жизни. Как то -- прижизненные божественные видения святого, его страдания, христианское послушание, "дела мнози добры" и другие подобные моменты.

Следует отметить, что уровень и степень поклонения, ореал почитания святого не зависели от его положения в миру, чинов, сана, должностей, званий, социального происхождения, жизненного достатка и прочих бытийно-мирских условностей. Поскольку для культа святого единственными условиями являлись востребованность в народе, его массовая религиозно-духовная персонификация, его нравственная эквивалента приходской традиции. Ярким предметом в истории православия может служить фигура Иоасафа, немало достойного сделавшего при жизни, но не сподобившегося признания святости.

Огромное значение для почитания святого имел временной критерий, период канонизации, общегосударственные процессы и, в целом, духовно-нравственная ситуация в стране.

Примером вышеизложенного может служить культ святителя Димитрия митрополита Ростовского Чудотворца в углических церквях.

Святитель Димитрий (в миру Даниил Саввич Туптало) был шестым, и последним, ростовско-ярославским владыкой, причисленным к лику святых, после св. Феодора, Леонтия, Исайи, Игнатия, Иакова (в данном случае, не берется во внимание канонизация августа месяца 2000 г. с утверждением имен Ярославских новомучеников)1. Обретение нетленных мощей митрополита Димитрия в сентябре 1752 г. явило народу угодняка Божия, а вершившиеся чудеса при гробе утвердили народное мнение. Через 5 лет -- 22 апреля 1757 г. Димитрий митрополит Ростовский был причислен к лику святых. По поручени. Св. Синода Арсений митрополит Ростовский, тогда же, написал жизнеописание святого, а служба составлена Амвросием епископом Переславским, впоследствии архиепископом Московским2.

Служба разрешалась для богослужения во всех православных храмах. С этого же времени разрешалось прославление имени св. Димитрия и в образно-художественном исполнении -- в иконописи и стенной живописи. Поздняя по времени канонизация (середина XVIII в.) после Никоновских церковных реформ и Петровских государственных преобразований не играла препятствующей роли в прославлении имени Ростовского митрополита. Достаточно быстро имя святого утвердилось среди прихожан, охватывая широкий ареал почитания. Поскольку еще при жизни Димитрий снискал славу, почет и уважение среди паствы. Уже к рубежу XIX в. образ св. Димитрия был один из любимейших в сонме местных святых, в т.ч. и среди прихожан угличских церквей. А в XIX в. Димитрий -- неотъемлемый образ во многих храмах. На период сер. XIX в. в г. Угличе приходских и ружных церквей насчитывалось 23, по уезду -- 703, в большинстве из которых в той или иной форме почитался Димитрий Ростовский. Отмечается несколько форм почитания:
1) существование главного приходского храма или придела во имя Димитрия;
2) наличие образов с различными иконографическим сюжетом (житийные, в сонме местных углических и ярославских святых, в предстоянии и пр.);
3) изображение образа Димитрия Ростовского в стенных росписях (стенописание);
4) имянаречение (крещение младенцев в честь Ростовского митрополита);
и, 5-я, особая форма почитания -- признание богословского письменного наследия св. Димитрия. Почти в каждой церковной библиотеке и в домашнем пользовании прихожан имелись нравоучения, поучения, четьи Минеи Димитрия Ростовского.

В качестве примера остановимся на первых двух формах почитания Ростовского чудотворца.

Из всех углических церквей (городских и уездных) лишь одна имела придел св. Димитрия Ростовского. Это церковь Успения Божьей матери в с. Заозерье, приписанная в качестве кладбищенской к главной Казанской церкви этого села4.

Самой же распространенной формой почитания были иконы с изображением Димитрия Ростовского. Кстати, территориальое нахождение храма (вблизи или отдалении от г. Ростова) не влияло на наличие в нем подобных икон. Случалось, что храм дальнего прихода имел не один образ Димитрия и в более украшенном виде, чем ближайшие к Ростову церкви. Украшение образов было различное -- в ризах, окладах, с венцами, цатами, чистое письмо без украшений (зависело от сюжета иконы). Местоположение икон св. Димитрия, также, было разное -- в местном ряду иконостасов (главных и придельных), на клиросах, в настенных и пристенных киотах, без киот на стенах в холодных церквях, трапезах, на папертях и пр.

Итак, пример нескольких углических городских храмов:
-- в церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы икона Архангела Михаила с изображением над ним коронования Божьей Матери, а по сторонам Иоанн Предтеча, свв. Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Николай архиепископ Мирликийский, Димитрий митрополит Ростовский и преподобные Сампсон Странноприимец и Кирилл Белозерский5;
-- в церкви Обновления храма Воскресения Христова (при Воскресенско-Георгиевском городском кладбище) в холодном храме за правым клиросом образ Димитрия Ростовского с изображением Венецкой Божьей матери Чудотворной. Украшена серебряными полями, венцом и ризой6;
-- в церкви Иоанна Богослова на сухом пруду в приделе Николая Чудотворца икона Димитрия Ростовского без украшения7;
-- в церкви Корсунской Божьей матери штилистовый (пядичный) образ Димитрия над смежными арками в трапезу. Украшен чеканным серебряным венцом, пред ним лампада8;
-- в теплой церкви Печерской Божьей матери (при Благовещенском храме) в паперти образ св. Димитрия Ростовского. Пред ним стеклянный фонарь9;
-- в Казанской церкви в трапезе нижнего храма Сретения Господня образ Димитрия Ростовского с 3-мя святителями10;
-- в церкви Успения Пресвятой Богородицы икона Димитрия Ростовского, украшена чеканным серебряным венцом. Кстати, образ Димитрия был и в росписях этой церкви в клеймах с Игнатием и Леонтием Ростовскими, Иоанном Златоустом, Ионой и Петром святителями Московскими. Росписи выполнялись в 1818 г. Тимофеем Медведевым11.

Далее приведем примеры наличия икон св. Димитрия по церквям углического уезда.

Приход близ Углича:
-- церковь в с. Чурьякове -- образ Димитрия в трапезе12.

Приходы дальние от Углича и, тем более, от Ростова:
-- с. Новое (при р. Юхоть), церковь св. Леонтия епископа Ростовского чудотворца -- икона Димитрия в трапезе13;
-- с. Георгиевское в Юхти -- первый образ Димитрия Ростовского в настоящей церкви в серебряной золоченой ризе с 3-мя венчиками, в приделе св. Георгия -- икона в 3-х лицах -- едино с Димитрием Роствоским изображены св. Иоанн Кущник и мученица Надежда14;
-- с. Угольники -- церковь во имя святителя и чудотворца Николая -- в местном ряду главного иконостаса за северной дверью образ Димитрия Ростовского вместе с преподобным Сергием Радонежским, над ними Спаситель. Икона украшена серебряными венцами15;
-- в с. Петрозаручье -- икона Димитрия Ростовского в полотняной ризе16;
-- иконы Димитрия Ростовского простой работы были в церквях с. Никольского в Курбице, с. Богоявленского в Игрищах, с. Звенячева (в приделе Николая Чудотворца храма во имя св. Архистратига Михаила), с. Малахова (в приделе св. великомученика Димитрия Селунского Благовещенской церкви)17;
-- простой же работы икона св. Димитрия Роствского в местном ряду иконостаса придела св. Апостола и евангелиста Луки в церкви Одигитрии Божьей Матери Смоленской в с. Лучинском18;
-- икона св. Димитрия Ростовского с чудесами имелась и в местном ряду Никольского придела Казанской церкви на погосте Никольское на Вороме19.

И теперь несколько примеров по территориально близким к Ростову приходам:
-- с. Троицкое в Устье, церковь св. Живоначальной Троицы -- в местном ряду главного иконостаса за северной дверью образ Димитрия Ростовского с серебряным венцом20;
-- в Никольской церкви с. Нефедьева в разное время упомянуто три образа Димитрия -- в иконостасе, в холодной части храма (в серебряной ризе) и в трапезе на одной доске с пророком Илией21;
-- в церкви Обновления храма Воскресения Христова в с. Воскресенское в Поречье -- образ Димитрия Ростовского с позолоченым венчиком в серебряной ризе с простыми сибирскими камнями (помещался в дубовом киоте), -- в приделе св. Леонтия Ростовского Чудотворца этой церкви -- икона с изображением Димитрия Ростовского и св. Григория Богослова22;
-- в храме пророка Илии в с. Ильинское в Поречье, в приделе св. Нила Столбенского -- икона Димитрия Ростовского в посеребряной ризе23;
-- в с. Зубареве в церкви святителя и Чудотворца Николая два образа: первый -- в главной иконостасе; второй -- в приделе св. Леонтия Ростовского в иконостасе за северной дверью, св. Димитрий в окружении Ростовских чудотворцев Леонтия, Исайи, Игнатия, Иакова с житием св. Леонтия Роствоского24.

Таким образом, вышеизложенное определяет следующие выводы:
1) Несмотря на позднюю канонизацию, Димитрий Ростовский в Угличском Верхневолжье стал одним из самых почитаемых святых;
2) Доминирующая роль в прославлении и почитании св. Димитрия принадлежала комплексу субъективных факторов, зависящих от социо-культурных, нравственно-этических и духовно-религиозных традиций приходского общества;
3) Ореол святости и почитания исторической личности в лике святых есть качественный показатель позитивного социо-культурного развития общества в целом и Углического Верхневолжья в частности;
4) Прославление святого может рассматриваться как один из основных критериев бытоистории и православного воспитания;
5) Изучение культа Димитрия Ростовского в углических церквях расширяет знание иконографии данного святого.

  1. Булгаков С.В. Настольная книга для священно-церковно-служителей (Сборник сведений, касающихся преимущественно практической деятельности отечественного духовенства). Изд. Репринтное. Ч.2. М., 1993. С.14717-1418
  2. Жития русских святых. Сентябрь-октябрь. Кн. 4. М., 1994. С.189, 195.
  3. Крылов А. Историко-статистический обзор Ростовско-Ярославской епархии. Ярославль, 1861.
  4. Там же.
  5. УФ ГАЯО. Ф.43. Оп. I. Ед.хр. 40. Л. I об.
  6. Там же. Ед.хр. 120. Л.4 об.
  7. УФ ГАЯО. Ф.18. Оп.3 Ед.хр.197 Л.10 об.
  8. УФ ГАЯО. Ф.43. Оп.I. Ед.хр.212. Л.7 об.
  9. Там же. Ед.хр.3. Л.9.
  10. Там же. Ед.хр.207. Л.6.
  11. УФ ГАЯО. Ф.18. Оп.3. Ед.хр.207. Лл.5, 14.
  12. УФ ГАЯО. Ф. Р-113. Оп.I. Ед.хр.881. Л.13.
  13. УФ ГАЯО. Ф.43. Оп.I. Ед.хр.846. Л.3 об.
  14. УФ ГАЯО. Ф. Р-27. Оп.I. Ед.хр.188. Лл.16, 23 об.
  15. УФ ГАЯО. Ф.18. Оп.3. Ед.хр.205 Л.4 об.; Ф.43. Оп. 2а. Ед.хр.8. Л.3 об.
  16. УФ ГАЯО. Ф. Р-27. Оп.I. Ед.хр.190. Л.116.
  17. УФ ГАЯО. Ф.18. Оп.3. Ед.хр.151 Л.10; Ед.хр.153. Л.10; Ф. Р-27. Оп.I. Ед.хр.183. Л.34 ед.хр.199. Л.56.
  18. УФ ГАЯО. Ф.43. Оп.I. Ед.хр.750 Лл.15, 66..17 об.
  19. УФ ГАЯО. Ф.18. Оп.3. Ед.хр.215 Лл.7 об. - 8.
  20. Там же. Ед.хр.217. Лл.5, 21, об.
  21. УФ ГАЯО. Ф.43. Оп.I. Ед.хр.783 Л.4 об.; Ф. Р-27. Оп.I. Ед.хр.198. Л.197 об.
  22. УФ ГАЯО. Ф.43. Оп.I. Ед.хр.486 Л.16 66.; Ф. Р-27. Оп.I. Ед.хр.187. Л.6.
  23. УФ ГАЯО. Ф. Р-27. Оп.I. Ед.хр.189 Л.127.
  24. УФ ГАЯО. Ф.18. Оп.3. Ед.хр.216 Лл.3, 4 об.