В.В. Денисов

Архитектурный ансамбль угличского Богоявленского монастыря по сообщениям письменных источников

Ансамбль Богоявленского женского монастыря относится к числу наиболее интересных и хорошо сохранившихся архитектурных памятников Углича. На его территории имеется несколько каменных храмов: церковь Смоленской Богоматери (1700 г.), летний Федоровский собор (1818 г.) и зимний – Богоявленский (1853 г.). Кроме того, в монастыре сохранились практически без изменений келейные и хозяйственные корпуса, возведенные на протяжении XVIII-XIX вв. Среди наиболее значительных утрат этого архитектурного ансамбля, понесенных в советский период, стоит назвать ярусную колокольню Федоровского храма, каменную ограду по всему периметру монастыря и въездные ворота с трех сторон – северной, восточной и южной.

Ансамбль угличского Богоявленского монастыря известен специалистам. Он неоднократно упоминается в путеводителях по Угличу и других аналогичных изданиях научно-популярного характера. Среди наиболее ценных в научном отношении трудов следует упомянуть статьи и публикации В.И. Серебренникова в «Ярославских губернских ведомостях»1, К.М. Ярославского в «Ярославских епархиальных ведомостях»2, брошюры игуменьи Измарагды3 и А.Н. Ушакова4. Конечно, список литературы по Богоявленскому монастырю не столь обширен, как по другим ярославским обителям, но, в целом, он позволяет исследователям получить наиболее общие представления о его истории и архитектурном ансамбле.

Однако существует ряд вопросов, связанных с историей формирования архитектурного ансамбля Богоявленского монастыря, которые практически не были затронуты предшественниками, либо рассматривались без должного внимания к проблеме. Так, например, в литературе очень мало сведений о состоянии монастырского ансамбля в начальный период существования в XVII-XVIII вв., об основных этапах увеличения размеров территории обители, о характере деревянной застройки: культовых, жилых и хозяйственных помещениях. Таким образом, угличский Богоявленский монастырь представляет собой весьма интересный и ценный объект исследования для специалистов самого разного профиля.

Существенную помощь в изучении архитектурного ансамбля монастыря могут оказать письменные источники. В них содержится информация о деревянных и каменных постройках, не сохранившихся до настоящего времени, об изменениях в облике существующих храмов, происходивших в различные периоды истории обители, и целый ряд других, важных для науки фактов. Среди наиболее ценных опубликованных источников можно назвать несколько редакций «Угличского летописца»5, а также «Писцовые книги М.Ф. Самарина и М. Русинова по Угличу» 1674-1676 г.6 Основной массив неопубликованных источников сосредоточен в Угличском филиале Государственного архива Ярославской области, где находится на хранении документальный фонд Богоявленского монастыря7.

Угличский Богоявленский женский монастырь было основан, вероятно, в первые годы XVII в. и первоначально находился в юго-западном углу кремля. «Тогда же и монастырь девичь Богоявления Господня на старом месте за прудом в крепосьти же городовой, построен был назади прудища, к полуденной стороне пригорожен был к острогу зобором. Во оном монастыре вновь построены были церкви и кельи деревянныя: церковь Богоявления Господня, шатровая на подклетах и с пределом Иоанна Милостивого; вторая церковь – Смоленские пресвятые Богородицы, теплая, и с пределом святых триех святителей Василия Великаго, Григория Богослова и Иоанна Златоустаго»8. Древнейшее описание Богоявленского монастыря позволяет нам выявить истоки традиции, связанной с наименованием монастырских храмов и сохранявшейся в дальнейшем.

В 1661 г. обитель была выведена из крепости и возобновлена на новом месте, где находится и по сей день. Первое по времени описание Богоявленского монастыря, сделанное стольником М.Ф. Мезецким, относится к 1663 г.9 Документ вызывает затруднения для исследователей, поскольку в нем упоминается Богоявленский каменный храм с приделами Иоанна Богослова, Андрея Первозванного и Иоанна Милостивого, который на самом деле возводился в самом конце XVII в. Более точны в описании обители писцовые книги 1674-1676 гг., в которых упоминаются деревянная церковь Богоявления Господня, колокольня на столбах и забор10. И, наконец, исключительно важным источником является рядная запись на строительство каменного Богоявленского храма, датированная 18 марта 1689 г.11 Таким образом, данные об архитектурном ансамбле Богоявленского монастыря за вторую половину XVII в. весьма немногочисленны и позволяют составить лишь самое общее представление о его состоянии в указанный период.

Значительно более интересны для исследователей описания монастыря, сделанные в XVIII в. Показательно, что все они относятся к 1760-1770 гг. Самое раннее из них датируется июлем 1763 г. и было сделано поручиком Бутырского пехотного полка Евдокимом Петиным12. В это время в монастыре имелась одна каменная церковь Богоявления Господня, пять глав которой были покрыты зеленой поливной черепицей. С левой стороны находился придел Смоленской Богоматери, а под церковью – престол во имя Иоанна Милостивого. К храму была пристроена одноглавая каменная колокольня. В подклете также размещалась кладовая палатка.

Из деревянных строений на территории Богоявленского монастыря в этом документе упоминаются жилые и хозяйственные помещения. Так, например, настоятельнице принадлежали две кельи: теплая и холодная, объединенные общими сенями. В длину они имели 5 саженей с аршином, в ширину 3 сажени с аршином. Кельи были старого строения, покрыты тесом, но за ветхостью они не использовались. В обители имелось 10 монашеских келий. Практически все они имели в длину 4 сажени, а в ширину – 3 сажени. Кельи были крыты тесом или дранью. Более половины из них относились к новым постройкам и использовались по своему первоначальному предназначению. Меньшую часть составляли старые и ветхие кельи.

Монастырская житница имела размеры 1 сажень с аршином на 1 сажень. Размеры богадельни составляли 6 саженей с аршином на 3 сажени с аршином. Два амбара несколько отличались по размерам: первый имел в длину 2 сажени с аршином и в ширину 1 сажень, второй – в длину 2 сажени и в ширину 1 сажень. Все здания, крытые дранью, также были ветхи.

Относительно монастырской ограды в документе имеются следующие сведения. С западной стороны в клетке до Святых каменных ворот насчитывалась 21 сажень с аршином, ширина ворот составляла 33/4 сажени, и за воротами ограда продолжалась еще на 17 саженей. С южной и восточной сторон длина ограды составляла 30 саженей, с северной – рублена в клетки на 58 саженей.

Следующее по времени описание Богоявленского монастыря относится, вероятно, к сентябрю 1768 г. Оно в значительной степени повторяет информацию, содержащуюся в предыдущем документе, однако по некоторым объектам сделаны существенные уточнения.

Так, например, более подробно описана каменная Богоявленская церковь: «о пяти главах древняго здания, по левую сторону предел во имя Смоленския Пресвятыя Богородицы единоглавной, под оною ж церковью теплая во имя Святых апостол Иоанна Богослова и Андрея Первозванного в них престолов три, в коих и ныне во всех служба производится»13. Автором описания также было указано, что стены и свод памятника находятся «в твердости», а вот тесовая кровля обветшала. «На той же церкви и пределе главы по кирпичу обиты были черепицею зеленою, те главы совсем обветшали и во многих местах обвалились, и та ветхость травой поросла, от чего не без опасности чтоб во время дождевой погоды не могло учиниться сводам повреждения»14.

Против церкви имелся выход, настланный кирпичом по деревянному накатному потолку, а под ним дверь в теплый нижний храм. Накат и бревна подгнили от времени, а потому находились в плохом состоянии. Над папертью Богоявленской церкви стояла одноглавая каменная колокольня, ее глава была опаяна белой жестью. Автор описания затруднился указать дату ее постройки, однако отметил прочность сооружения.

На территории монастыря упоминаются те же две настоятельские кельи, соединенные сенями и крытые тесом. Кельи были построены давно, а потому на момент составления описания сильно обветшали, «и та кровля погнила и бывает теча, а в одной келье за крайнею ветхостию и жить неможно, и в переделку негодные»15. Число монашеских келий в этом документе возросло до 13. Из общего числа 8 келий были отнесены к старой постройке и названы ветхими. Одни кельи названы новыми, но покрыты старою дранью, одни – «старого строенья, токмо до ветхости не пришли»16. Из двух келий, построенных вновь, одни были крыты тесом, а другие дранью. Весьма любопытна приписка автора документа, о том, что за неимением средств в монастырской казне все кельи строились на средства монахинь.

В числе деревянных хозяйственных строений на территории Богоявленского монастыря упоминается одна житница, крытая дранью и весьма ветхая. Здание богадельни с сенями длиной 5 саженей 2 аршина и шириной 3 сажени 1 аршин, было покрыто тесом и дранью и находилось в ветхом состоянии. В таком же состоянии находились два амбара старой постройки. Новым сооружением стала монастырская баня с предбанником длиной 2 сажени 2 аршина и шириною 1 сажень 2 аршина.

Вокруг монастыря имелась деревянная ограда, описание которой также сделано более подробно, чем в предыдущих документах. С западной стороны она была рублена в клетки длиной до каменных Святых ворот 20 саженей, шириной в клетках 21/4 аршина. Каменные ворота длиной 1 сажень 1 аршин 12 вершков и шириной 2 аршин. От ворот далее еще 17 аршин ограды в клетках. С южной и восточной стороны огорожено заборником в столбы на 30 саженей. С восточной и северной сторон ограда рублена в клетки на 58 саженей, вся она, кроме заборника, крыта тесом и весьма ветхая.

Следующее по времени описание Богоявленского монастыря относится к июлю месяцу 1776 г. Оно, в основном, повторяет сообщения предыдущего документа, поскольку за этот период значительных изменений в ансамбле монастыря не произошло. То же можно сказать и об описании, сделанном в январе 1779 г., которое, к сожалению, сохранилось не полностью.

В архивном фонде Богоявленского монастыря имеется также аналогичный документ, год составления которого неизвестен, однако в заголовке имеется упоминание о месяце и дне – 29 июля. Тщательный анализ содержания источника позволяет предположительно датировать его началом 1780-х гг. На это указывают ссылки на события прошлых лет, наиболее позднее из которых относится к 1777 г., а также указания об изменениях основных архитектурных памятников.

Так, например, в описании каменной Богоявленской церкви имеется следующее уточнение: «На оной церкви главы были прежде обиты черепицею зеленою, но за ветхостию... кроются белым железом»17. Настоятельские кельи были построены заново после 1774 г., на средства, полученные из Государственной коллегии экономии. Монашеских келий насчитывалось 16, их строительство оплачивалось из собственных средств монахинь. Богадельня оставалась прежней, в ней «на подаяния христолюбцев» содержалось 8 человек. «Вокруг того монастыря ограда деревянная старая, рублена в клетки, в коей с западной стороны святые ворота имеются каменные»18. В целом необходимо отметить, что для изучения архитектурного ансамбля Богоявленского монастыря в период XVIII в. письменные источники имеют исключительно важное значение. В них зафиксирована информация о деревянной застройке обители, которая впоследствии полностью была утрачена. Поэтому в настоящее время только на основе архивных документов исследователи могут произвести реконструкцию монастырского ансамбля.

В период ХIХ – начала XX в. роль письменных источников в изучении архитектурного ансамбля Богоявленского монастыря существенно изменилась. Практически все основные постройки этого периода дошли до наших дней в неплохой сохранности и без существенных переделок. Кроме того, памятники этого монастырского комплекса имеют точную датировку, что снимает целый ряд вопросов при их изучении. Документы по архитектурным сооружениям Богоявленского монастыря составляют лишь небольшую часть архивного фонда и хранятся подшитыми в общих делах по хронологическим периодам.

Описаний монастыря за первую половину XIX в. встречается лишь несколько листов. Они очень краткие по содержанию, а сведения об архитектурном ансамбле обители занимают только незначительную часть от общего объема. Описания монастыря, сделанные во второй половине XIX в., были опубликованы в периодической печати и отдельными брошюрами и давно известны специалистам.

Значительно более интересна для исследователей переписка, в которой сохранились материалы о состоянии культовых, жилых и хозяйственных построек, согласования по отводу участков под новое строительство, разрешения на проведение ремонтов и поновлений. Так, например, сохранились письма 1835-1836 гг. по выбору места для строительства каменной ярусной колокольни, которую впоследствии возвели с западной стороны Федоровского храма19. В январе 1840 г. в монастырь поступило письмо с предложением приобрести чертежи архитектора Тона, по образцовому проекту которого был возведен новый Богоявленский собор20. 1844 г. датируется документ, свидетельствующий о плохой сохранности древнейшего каменного сооружения монастыря21. В августе 1881 г. завязалась переписка о перезолочении глав нового Богоявленского собора22, а в марте 1884 г. – о поновлении фасадов и интерьеров Федоровской церкви23.

В заключение можно сделать вывод о том, что письменные источники имеют большое значение для изучения архитектурного ансамбля угличского Богоявленского женского монастыря. Они позволяют существенно дополнить и уточнить результаты натурных обследований памятников, а также являются основанием для реконструкции утраченных построек монастырского комплекса.

  1. Серебренников В. Богоявленский девичий монастырь в Угличе // ЯГВ. 1853. Ч. неофиц. № 44.
  2. Ярославский К. Об основании и месте первоначального существования Угличского Богоявленского женского монастыря // ЯЕВ. 1886. Ч. неофиц. № 41; Он же. Угличский Богоявленский монастырь // ЯЕВ. 1886. Ч. неофиц. № 50.
  3. Исмарагда, игум. Угличский Богоявленский женский монастырь. Ярославль: Тип. Г.В. Фальк, 1873. С. 41; Она же. Угличский Богоявленский женский монастырь // ЯЕВ. 1873. Ч. неофиц. № 10-13.
  4. Ушаков А.Н. Угличский Богоявленский женский монастырь в Угличе, Ярославской губернии. Ярославль: Тип. Губ. Правления, 1891. С. 29.
  5. Угличский летописец / Под ред. А.А. Севастьяновой. Ярославль: УИХМ и Ярославская старина, 1996. С. 82.
  6. Писцовые книги стольника Михаила Федоровича Самарина и подьячего Михаила Русинова 1674 года // Труды ЯГУАК. Вып. 2. М.: Тип. А.И. Снегиревой, 1892. С. 1-297.
  7. УФ ГАЯО. Ф. 37. Оп. 1, 2.
  8. Угличский летописец. С. 85.
  9. Там же. С. 107.
  10. Писцовые книги. С. 99, 102.
  11. Кириков Б.М. Углич. Л.: Художник РСФСР, 1982. 212 с. с ил.; Ерохин В.И. Углич: фотопутеводитель. М.: Планета, 1991. 159 с. с ил.
  12. УФ ГАЯО. Ф. 37. Оп. 2. Ед. хр. 4. Л. 2.
  13. Там же. Л. 6.
  14. Там же. Л. 6 об.
  15. Там же.
  16. Там же. Л. 7 об.
  17. Там же. Л. 9.
  18. Там же. Л. 9 об.
  19. Там же. Ед. хр. 9. Л. 107, 169.
  20. Там же. Ед. хр. 11. Л. 71.
  21. Там же. Ед. хр. 12. Л. 42-42 об.
  22. Там же. Ед. хр. 18. Л. 20.
  23. Там же. Л. 76.