А.К. Камкин

Святой Кассиан Грек, в миру князь Константин Макнувский, и основанная им Учемская обитель

Между Русью и Византийской империей с давних пор существовали тесные связи. После принятия Русью Христианства от Византии можно говорить даже о наступлении периода особых отношений между одной из крупнейших держав тогдашнего мира и молодым восточно-славянским государством. В первые века после принятия Православия и во времена монгольского ига Византия была своеобразным духовным светочем для Руси, откуда, также как из Болгарии и Сербии, на Руси привозили литературу, приезжали иерархи Церкви, мастера-живописцы, архитекторы.

Во времена же упадка великой империи ее взаимоотношения с набирающей силы Русью вышли на принципиально новый уровень. На Русь ехали от ужасов внутренних междоусобиц и от зверств захватчиков турок не только церковные деятели, но и многие представители знати. Широко известен выходец из Византии – Михаил Триволис, более известный как Максим Грек (1470-1556), приехавший на Русь около 1480 года.

После падения Константинополя в 1453 году Русь приняла тысячи знатных греков, среди них особенно следует выделить Софью Палеолог, приехавшую на Русь с большой свитой из знатных греков и итальянцев в 1473 году. Среди них был князь Константин Макнувский, впоследствии сменивший княжеский титул на монашеское служение и прославленный Церковью в лике святых2.

Биографические сведения о князе Константине до его приезда на Русь очень скупы. Достоверно известно, что он был выходцем из рода византийских императоров Комнинов, правивших империей до династии Палеологов. Их потомки были владетельными князьями различных провинций Византии в XIII-XIV веках. Так, например печальную известность приобрел один из предков Константина – Фома Комнин, деспот Эпира, живший в середине XIV века. В хронике инока Комнина, тоже, кстати, из этого рода, о Фоме сказано буквально следующее: «Кто тайно бежал от него, кто явно уезжал и переселялся в другое место, не будучи в силах переносить его неистовую злобу...Всякая порочность оказалась бы слабой в сравнении с порочностью Фомы... Этот христоненавидец был до того жаден, что кажется больше всех людей накопил в себе этого крайнего из всех зол»3.

Князь Константин всей своей жизнью представлял полную противоположность своему жуткому предку. Родился он около 1427 года в области Готфии на южном берегу Тавриды близ города Макнув (по другим источникам – Магнуп), находившегося в 25 километрах от нынешнего Севастополя и в 28 километрах от Бахчисарая4. В достаточно раннем возрасте он уехал в Морею (местность в Греции) к деспоту Фоме Палеологу. Затем, после захвата турками Константинополя и других областей, он перебрался в Рим. После кончины Фомы Палеолога его дочь Софья с большой свитой, в которой был и князь Константин, отправилась на Русь, в Москву византийское посольство прибыло в 1473 году. После бракосочетания Софьи с Великим князем Иваном Третьим многие дворяне из ее свиты остались на Руси, где были наделены богатыми вотчинами. Князь же Константин выбрал иной путь. Скорбя об участи своей родины и православных христиан под гнетом иноверцев, Константин тяготился славы и блеска мира сего и роскоши княжеского дворца предпочитал уединение. Как пишет летописец, на предложение Великого князя Константин ответил: «Аз убо, господине Великий княже, свое отечество оставих Бога ради, и хощу яко же Господь Бог изволит и Пресвятая Пречистая Богородица»5.

Получив согласие Ивана Васильевича, Константин был отправлен боярином к ростовскому архиепископу Иоасафу. В скором времени архиепископ оставил труды по епархиальному управлению и удалился в Ферапонтов монастырь на Белом озере. Вместе с ним в Ферапонтов монастырь отправился и Константин. Живя там, он являл собой пример монашеской добродетели, проводя время в молитве и уединении под руководством старца священномонаха Филарета. Там же Константин принял монашеский постриг. В его житии это событие описывается так. Однажды Константин уснул и увидел сон, в котором ему явился игумен Мартиниан6 и призвал его принять монашеский постриг. Житие святого Кассиана так описывает рассказ самого святого об этом видении:

«Видел я церковь каменну велию, украшену, и монахов множество предстоящих и среди церкви престол превознесен, на нем же седяще преподобный Мартиниан, в руце своей имея жезл, и глаголаше: постригися! И отвещах ему: не постригуся. И паки глаголаше божественный Мартиниан: аще сего не сотвориши, начну бить тя жезлом сим»7.
Вскоре архиепископ и игумен постригли князя и дали ему имя Кассиан. В то же время в монастыре жил преподобный Нил, будущий основатель Сорского скита. Кассиан проводил многие часы в беседах с преподобным.

В 1477 году Кассиан по благословению игумена Ферапонтова монастыря отправился с двумя иноками Филаретом и Ефремом в лодке по реке Шексне и далее по Волге. Вечером 23 июня (ст. ст.), в день Рождества Иоанна Предтечи, Кассиан со спутниками остановился на ночлег у впадения в Волгу речушки Учмы, в 22 верстах ниже по течению от Углича и в 8 верстах выше по течению от Мышкина. Именно в том месте преподобный основал свою обитель. История основания обители такова. Проведя всю ночь в молитве, на рассвете Кассиан увидел яркий свет, ниспадающий на него с неба, а в лучах света образ святого Иоанна Предтечи. Житие преподобного Кассиана так описывает это событие: «И предстал пред ним святой Предтеча Господень Иоанн, блистающий ярче солнца. Святой Предтеча, став близ него, сказал ему: «Встань, Кассиане, и не ужасайся меня. Я послан к тебе от Бога, которого ты ныне призывал в своих молитвах, воздавая мне хвалу... Ныне я пришел навестить тебя. На сем месте уже поселишься ты, во имя Рождества моего поставишь здесь храм и после трудов твоих получишь вечный покой. Не уходи отсюда. Во все дни жизни твоей я буду помогать тебе и не отступлю от храма твоего во веки»8.

Преподобный в точности исполнил все, как ему было заповедано. На месте явления ему Иоанна Предтечи он поставил деревянный крест и начал жить с двумя иноками, положив тем самым начало Учемской обители. Известность о благочестивой жизни Кассиана быстро распространялась по окрестным местам, к преподобному приходили новые люди, желавшие посвятить свою жизнь служению Богу. В монастырь приезжали даже послушники из других стран9. Поэтому вскоре иноками были возведены деревянная церковь во имя Успения Богоматери с приделом во имя Рождества Иоанна Предтечи, а также трапезная и келейный корпус. При этом заслуживает внимания скромность и смирение самого Кассиана. Когда монахи выбирали игумена, то преподобный пожелал остаться простым монахом, в Синодике Учемского монастыря он именовался «рода начальник и строитель святыя обители сей»10.

Очень быстро слава о подвижнической жизни преподобного Кассиана дошла до угличского князя Андрея Васильевича Большого (1446-1493), родного брата Иоанна III. Князь приезжал в обитель на богомолье, часто встречался с Кассианом, делал богатые вклады в монастырь. Преподобный был крестником княжеского сына Димитрия.

Спустя несколько лет после основания обители (предположительно после 1480 года) монастырь и братию постигло тяжкое испытание – в результате необычайно сильного наводнения после весеннего паводка почти все монастырские постройки оказались разрушены. Как писал протоиерей Петр Васильевский – приходской священник села Учма и одновременно краевед и исследователь истории Учемской обители, – «монашествующие очень испугались, пришли в отчаяние и хотели разойтись. Тогда преподобный Кассиан стал утешать братию свою: «Не скорбите, братия мои, и не унывайте... Не оставит нас Бог, собранных во имя Его. Аще скорби не стерпим, како покой обрящем? Мало зде претерпим, да во веки возрадуемся»11.

Очень скоро обитель была устроена заново. Князь Андрей Васильевич, ставший с самого зарождения монастыря его покровителем, наделил монастырь землями с деревнями, назначил ругу (денежное довольствие на содержание церковного причта), послал мастеров и материалы для восстановления построек. Так, в 1494 г. был освящен новый храм во имя Успения Божией Матери, в то же время был построен каменный храм во имя Рождества святого Иоанна Предтечи, а также надвратная церковь во имя святых равноапостольных Елены и Константина.

Во вновь отстроенной обители преподобный Кассиан жил до самой своей кончины, последовавшей в 1504 году. Как гласит его житие, Кассиан заранее узнал о конце своего земного пути, незадолго до кончины он призвал к себе всех иноков и напутствовал их такими словами: «Се уже, братия моя возлюбленная, приходит день скончания моего, аз убо отхожу от вас к Богу... И по моем отшествии имейте между собою мир и любовь Божию, собрания не отлучайтеся сиречь пения церковного, молебны пойте и на литиях умерших поминайте и синодик чтите, то бо суть книги животныя... Старннолюбия не забывайте, молю вас, нищих питайте, христиан же своих берегите, государю же и вельможам пожалуйтеся о них»12.

Похоронен преподобный Кассиан был в одном из каменных приделов Успенской церкви. По описаниям 19 века, на наружной стене храма находилась кафельная плита с фамильным гербом князей Макнувских – черный орел с опущенными крыльями без корон, а по бокам от него – два сосуда с цветами13. В житии святого Кассиана Грека и в синодике Учемского монастыря приведены многочисленные случаи исцелений, получаемых прихожанами у гроба святого, а также чудес, связанных с защитой обители от посягательств разбойников и завоевателей. Так, в книге протоиерея Петра Васильевского приведены случаи небесного заступничества святого Кассиана за свою обитель во время польского нашествия в 1609 году:

«Разорив Углич, поляки устремились в Учемский монастырь... Один из литовских воинов хотел проникнуть в монастырь не иначе, как на коне и через Святые врата. Связанные монастырские христиане поведали ему, что в монастырь в Святые ворота не ездят. Он не хотел послушаться их, обнажил свой меч и хотел всех изрубить... Даже многие товарищи злого ляха останавливали его, чтобы не въехал, он не послушал также и их и хотел силою въехать в Святые врата обители. Лишь только конь его ступил через подворотню, как некая сила Божия внезапно оттолкнула воина и вместе с конем поразила его о землю»14.
«И ворвались в монастырь поганые поляки, нашедших тут людей порубили и устремились к соборной церкви, хотели ломать двери церковные, тогда заступлением преподобного Кассиана, пораженные слепотой и одержимые ужасом, не зная, куда идти, едва от обители были отведены своими и возвратились назад»15.
В 1629 году ростовским митрополитом Варлаамом преподобный Кассиан Грек был прославлен в лике святых, дни его памяти отмечаются 4 октября (день кончины) и 21 мая (день тезоименитства). Почитание святого Кассиана не ограничивалось ростовским регионом, по свидетельству Дмитрия Струкова – крупного исследователя православной культуры, икона преподобного Кассиана в конце 19 века находилась в частности в Свято-Даниловом монастыре в Москве16.

В 1764 году указом императрицы Екатерины монастырь был закрыт, а его церкви были сделаны приходскими.

В годы большевистского ига это святое место не избежало участи сотен тысяч храмов и монастырей России. В 1930-е г.г. все монастырские постройки были уничтожены.

Но все возвращается на круги своя. В 1993 году на месте древней обители стараниями местного краеведа В. Г. Смирнова была восстановлена часовня, старейшее сооружение обители, в 1994 году на окраине села Учма был поставлен храм во имя преподобного Кассиана Учемского и святой Анастасии Узорешительницы17. Память народа священна, и Бог поругаем не бывает.

  1. Историческое сказание инока Комнина и инока Прокла о разных деспотах Эпирских, о тиране Фоме Прелумбове Комнине, деспоте. СПб, 1858, С. 2.
  2. Историческое сказание инока Комнина и инока Прокла о разных деспотах Эпирских, о тиране Фоме Прелумбове Комнине, деспоте. СПб, 1858, С. 12-13.
  3. Струков Д. Благоверный князь Константин Магнупский, в иночестве Кассиан. СПб, 1874. С. 1.
  4. Васильевский П.В. Преподобный Кассиан Грек, угличский чудотворец и основанная им Учемская обитель, Мышкин, 1997, С. 10.
  5. Игумен Ферапонтова монастыря Мартиниан скончался в 1483 году.
  6. Струков Д. Цит. произв., С. 3.
  7. Васильевский П.В. Цит. произв., С. 12-13.
  8. Струков Д. Цит. произв., С. 5.
  9. Васильевский П.В. Цит. произв., С. 42.
  10. Васильевский П.В. Цит. произв., С. 18.
  11. Струков Д. Цит. произв., С. 5-6.
  12. Струков Д. Цит произв., С. 12.
  13. Васильевский П.В. Цит. произв., С. 23.
  14. Васильевский П.В. Цит. произв., С. 24.
  15. Струков Д. Цит произв., С. 12.
  16. Карсаков О.Б. Мышкин – город классической провинции. Мышкин, 1997, С. 68.