С.М. Каштанов

Еще раз о ямской гоньбе в XVI в.

Мы уже касались вопроса о ямской гоньбе в XVI в. в связи с расшифровкой названий ямских станций, упомянутых в записках англичанина Э. Дженкинсона, совершившего 1-6 декабря 1557 г. переезд из Вологды в Москву1. В настоящей статье хотелось бы обратить внимание на некоторые известия о тех же станциях, не привлекавшиеся нами ранее. Эти данные источников проливают дополнительный свет на историю ямской гоньбы в XVI в. и подтверждают предложенные автором идентификации ямов, фигурирующих у Дженкинсона.

На пути из Вологды в Москву Дженкинсон встретил сначала Комельский ям, названный им «Commelski». Затем ему попался ям «Olmor», отождествляемый с Обнорским ямом. Об этом яме мы обнаружили два новых упоминания в источниках XVII в. В межевой памяти разъезда земель Павлова Обнорского монастыря и галичанина сына боярского Григория Дмитриева сына Карпова в Ухтомском стану Пошехонского уезда 1652 г. отмечено, что данную «розъезжую память писалъ Обнорского яму ямской дьячекъ Андрюшка Алексеевъ»2. В 1677 г. «Обнорского яму ямщикъ Иван Макаровъ сынъ Углан» был одним из свидетелей разъезда земель между Павловым Обнорским и Кирилло-Белозерским монастырями в Ухтомской волости Пошехонского уезда3, т.е. в том же районе, где ранее действовал обнорский ямской дьячок. Следовательно, во второй половине XVII в. в штате Обнорского яма состояли не только ямщики, но и дьячок, который мог, подобно площадному подьячему, заниматься написанием актов для третьих лиц.

Миновав следующие после Обнорского яма Теляцкий, Ухорский и Вокшарский (Вокшерский) ямы, Дженкинсон прибыл в Ярославль, а оттуда в Ростов. Между Ростовом и Переславлем-Залесским, ближе к последнему, существовал ям, названный английским путешественником «Rogarin». Этот пункт мы отождествили предположительно с Рогозиным или Рогозининым, находящимся, по Дженкинсону, в 10-ти, а по карте Владимирской губернии XIX в. – в 16-ти верстах к северо-востоку от Переславля.

Данное отождествление полностью подтверждается грамотами 1557 и 1599 гг., которые не были нами упомянуты в предшествующих статьях. Указная грамота Ивана IV 1557 г. адресовалась «в Переславской уезд в Рогозининскую слободу старосте ямские слободы Васюку Швалю и всем охотникам Рогозининские слободы»4. Грамота была выдана 25 апреля 1557 г., за 7 месяцев до проезда через «Rogarin» Э. Дженкинсона. Уже тогда «Rogarin» представлял собой ямскую слободу со старостой и набором «ямских охотников». На грамоту 1557 г. ссылается указная грамота царя Бориса Годунова от 1 августа 1599 г., где вместо «Рогозининские слободы» говорится «Рагозинские ямские слободы»5. Таким образом, взаимозаменяемость названий «Рогозинино» и «Рагозино», которую мы наблюдали в источниках XIX – XX вв., имела место уже в XVI в.

Проехав Переславль-Залесский, Дженкинсон останавливался в пункте «Dowbnay». Все комментаторы записок Дженкинсона единодушно расшифровывают это название как «Дубна». Мы предложили идентифицировать «Dowbnay» с позднейшим владельческим сельцом Дубки (Дубна) при р. Дубне. На карте Владимирской губернии XIX в. оно показано в 38,4 в., а на современных картах – в 37-38 км к югу от Переславля. Дженкинсон, правда, считал, что от Переславля до «Dowbnay» 30 верст, но его указания не всегда точны6. Наличие яма в Дубне в XVI в. засвидетельствовано «выписью ис книгъ» (около 1536/37 г. – о датировке источника см. ниже): «На Дубне ям делают и с подводами стоят 103 сохи без полутрети сохи»7.

Следующий пункт, названный Дженкинсоном, - «Godoroke». Его мы отождествили с позднейшим казенным селом Городок при р. Паже, притоке Вори, в 9-11 в. к юго-западу от Сергиева Посада. Другое название «Городка» - Радонеж8. «Городком» называлась иногда еще волость Шеренка, расположенная восточнее Радонежа. Так, в 1530/31 г. Семен Семенов сын Баскакова купил д. Машино и селище Багаево «в Московском уезде в волости в Городке в Шеренке»9.

Факт существования в XVI в. яма в «Городке», или «Радонеже», подтверждается не только грамотой 1564 г., на которую мы ссылались в прежних работах, но и более ранними источниками. В указной грамоте Ивана IV от 5 мая 1534 г. предписывалось отводить «на ям на Городок» использованных (усталых) лошадей троицких крестьян (последние могли их оттуда, видимо, забрать). Грамота направлялась «в станы и в волости, которые обошли около Переславские дороги, от Учи до Дубны, старостам и десятцким, и всем хрестьяном…, чей хто ни буди». В грамоте предусматривалась возможность обмена великокняжескими гонцами ямских лошадей на крестьянских и наоборот: «Погонят наши гонци от Москвы или к Москве, и где на дорозе обменят подводу троетцких Сергеева монастыря хрестьян в селе или в деревне и на дорозе, и вы б, все хрестьяне, те подводы устали отводили на ям на Городок, не издержав ни часу»10.

В уже цитированной выписи (около 1536/37 г.) недвусмысленно говорится о Радонежском яме: «На Радонеже ям делают и з подводами стоат 100 сох»11.

Следующая после «Городка» (Радонежа) и последняя перед Москвой смена лошадей произошла у Дженкинсона в местечке, которое он называет «Owchay». Еще Ю.В. Готье предположил, что здесь имеется в виду ям, расположенный у р. Учи в районе Пушкина. В середине XIX в. Пушкино – удельное село при р. Уче, притоке Клязьмы, в 25 в. на северо-восток от Москвы, на Ярославском шоссе12. Наличие яма в Уче подтверждается выписью около 1536/37 г.: «На Уче ям делают и с подводами стоят 100 сох и пол-4 сохи»13.

Указная грамота от 5 мая 1534 г., очерчивая пределы Переславской дороги «от Учи до Дубны», не случайно предписывает отводить «усталых» троицких лошадей, оставленных гонцами в окрестных селениях или на дороге, не на Учу или Дубну, а именно в Городок, расположенный в середине пути между Учей и Дубной. В целом же грамота придерживается «москвоцентристской» точки зрения, называя сначала пункт, более близкий к Москве (Уча), затем – более отдаленный (Дубна). Еще последовательнее этот принцип соблюдается в выписи около 1536/37 г., где ямы названы в таком порядке: 1) Уча, 2) Радонеж, 3) Дубна, 4) Стогово, 5) Шухобальский ям, 6) Рожественский ям14. В данном перечне имеется в виду дорога, поворачивающая после Дубны в сторону Суздаля, где находился Шухобальский ям.

Попробуем обосновать датировку выписи, перечисляющей ямы. Выпись содержится в древнейшей сохранившейся копийной книге Троице-Сергиева монастыря (№ 518) на л. 73 об., который не принадлежит к основному составу книги, сформированному в начале 1534 г.15 Бумага л. 73 не имеет филиграни; число основных понтюзо в ней не 8, как в листах основной части, а 6, и интервалы между ними больше, чем в беззначных листах первоначального состава. Там И1=2,1-2,4 см; И2= 2,1-2,3 см, И3= 2,1-2,4 см, И4= 2,1-2,3 см, И5= 2,1-2,3 см, И6= 2,1-2,2 см, И7= 2,1-2,4 см, И8= 2,1-2,3 см. На листе 73 И1= 3,23 см, И2=3,18 см, И3=3,08 см, И4= 3 см, И5=3,05 см. Пространство между И5 (п6) и краем листа равно 1,55 см. По типу бумаги л. 73 ближе всего к л. 72. У них одинаковая высота (длина), составляющая по корешку 20,05 см, и практически совпадающие интервалы между понтюзо. Разница лишь в том, что на л. 72 понтюзо вдавлены с оборота, а на л. 73 – с лицевой стороны. Но эта разница дает основание думать, что л. 72 и 73 составляют пару, являясь двумя частями одного листа in-2° (кн. 518 – рукопись in-4°). Ближайший к ним лист с филигранью – л. 71. Его водяной знак – змея (нижняя часть). Знак датируется 1536-1537 гг.16 Интервалы между понтюзо на л. 71 следующие: И1=3,23 см, И2=3,05-3,12 см, И3=3,05-3,25 см, И4=3 см, И5=3,05 см. Пространство между И5 (п6) и краем листа равно 1,55 см. Как видим, И1-И5 л. 71 вполне соответствуют интервалам на л. 72-73. Другими словами, весьма вероятно, что л. 71, с одной стороны, и л. 72-73, с другой, являются частями одного и того же большого листа бумаги in-1°.

Почерк л. 72-73 об. тождествен почерку л. 330, 331-331 об. В общей схеме классификации почерков кн. 518 этому почерку мы присвоили номер X a117. На л. 330-331 нет филиграни, но, как и на л. 72-73, имеется 6 основных и одно дополнительное понтюзо. Создается впечатление, что на л. 330 понтюзо вдавлены с лицевой стороны, а на л. 331 – с оборотной. Сопоставим размеры интервалов на л. 72, где понтюзо вдавлены с оборота, с соответствующими интервалами на л. 331, и проведем аналогичное сравнение величины интервалов л. 73 и 330.

Таблица 1.
Размеры интервалов между понтюзо на л. 71-72 и 330-331 Тр. кн. 518.
№ листаРазмеры интервалов (И) в см
И0И1И2И3И4И5
721,53,253,15-3,23,0833,05
3311,53,15-3,23-3,053,053,033,03
731,45-1,53,233,183,0833,05
3301,45-1,53,13,0233,053,03

Совпадение величины интервалов соседствующих листов (л. 72, 73 и 330, 331) более разительно, чем сходство размеров интервалов отдаленных листов, сравниваемых попарно. Кроме того, л. 330-331 немного короче л. 71-72. Их высота равна 19,1-19,2 см. Определенное сходство с бумагой л. 330-331 имеет л. 338. Он тоже короткий (19,35 см по корешку), в нем 6 основных и 1 дополнительное понтюзо. Размеры интервалов приближаются к тем, которые характерны для л. 330-331: И0=1,45-1,55 см; И1=3,02 см; И2=2,98 см; И3=3,1 см; И4=3 см; И5=3,03 см. Правда, почерк л. 338-338 об. – другой (XIII б)18.

На л. 330-331 расстояние между И5 (п6) и краем листа составляет всего 1,05-1,08 см в то время как на л. 72-73 и 338 соответствующее расстояние равно 1,45-1,55 см. Думается, что при всем типологическом сходстве л. 330-331 и л. 72-73 они не являлись частью одного большого листа in-1°, представляя скорее части разных листов одной серии.

Об однотипности л. 72-73 и 330-331 говорит, помимо близости размеров их И0 – И5, еще и то обстоятельство, что рядом с ними помещены листы с одним и тем же водяным знаком – змеей. На л. 333 – точно такой же фрагмент водяного знака, как на л. 71: нижняя часть змеи. У этих листов совпадают и размеры интервалов между понтюзо. Верхняя часть знака (голова змеи) находится на л. 332. На л. 333, как и на л. 71, филигрань и понтюзо вдавлены с лицевой стороны, на л. 332 – с оборотной. Скорее всего, л. 332-333 являются двумя частями одного листа in-2°.

Идентичность почерка и почти полное совпадение структуры водяных знаков л. 72-73 и 330, 331-331 об. дают основание считать, что тексты, помещенные на этих листах, были включены в копийную книгу в один и тот же период времени. По филиграни соседних и, вероятно, генетически связанных с ними листов обе вставки датируются 1536-1537 гг. В текстах, скопированных на л. 72-73 и 330-331 об., нет дат. На л. 338 приведена данная грамота Авдотьи Нетребуевой 1536/37 г., а на л. 338 об. – сопровождающее эту грамоту письмо19. Поскольку л. 338 близок к л. 330-331 по размерам и структуре понтюзо, хронология его текстов может быть с известной долей вероятия распространена на тексты л. 330-331. Правомерность такого допущения подтверждается анализом текстов самих л. 330-331 об.

На л. 330 находится окончание текста разъезжей грамоты, начало которой в копийной книге отсутствует. По-видимому, это часть разъезжей на с. Тураково в Радонеже, полученное Троице-Сергиевым монастырем по жалованной грамоте от 4 октября 1536 г.20 На л. 330 об. помещен список с разъезжей на д. Назариевскую. На л. 331-331 об. – список с другой разъезжей на с. Тураково, отличающийся по тексту от окончания разъезжей на л. 330 об. В начале л. 331 написано: «Подьячеи Давыдко Зазиркин розъежщал». И далее следует текст: «Селу Туракову з деревнями межа…». Указание подьячего выглядит тут не как концовка текста на л. 330 об., написанного несколько иным почерком (X ao)21, а как введение к тексту разъезжей на л. 331-331 об. Этот текст кончается на л. 331 об. словами: «Подьячеи Давыдко по сеи записи межу учинил, то его рука».

Время межевой деятельности подьячего Давыда Зазиркина в районе с. Туракова выясняется из его же разъезжей на с. Дерябино, пожалованное Троице-Сергиеву монастырю одновременно с с. Тураковым. Разъезжая на Дерябино, список с которой включен в кн. 518 на л. 332-333 об., имеет дату: 16 октября 1536 г.22 Разъезжая на с. Тураково относится, скорее всего, к тому же моменту, что и разъезжая на с. Дерябино. Следовательно, можно полагать, что запись текста на л. 330-331 об. была произведена не раньше октября 1536 г.

Датировка списков на л. 330-331 об. определяет и хронологию записей на кодикологически родственных им л. 72-73 об. Эти списки возникли, видимо, осенью 1536 г. или в начале 1537 г.

На л. 72-73 находится выпись из бежецких писцовых книг. По составу упомянутых в ней лиц мы пришли к выводу, что здесь имеются в виду не какие-то бежецкие книги конца 30-х годов XVI в. (например, Дмитрия Козлова сына Милославского 1537/38 г.), а, скорее, более ранние книги: возможно, Андрея Чоботова и Федора Ходынки, около 1519-1521 гг.23 Сама же выпись появилась около 1536/37 г. в связи с земельными тяжбами Троице-Сергиева монастыря со светскими землевладельцами Бежецкого Верха.

Из каких «книг» была сделана выпись о ямах на л. 73 об., сказать трудно. Переславские и московские книги второй половины 30-х годов неизвестны. Отнести выпись к звенигородским или дмитровским книгам 1537/38 г.24 едва ли возможно. Вообще имелись в виду, вероятно, не писцовые, а какие-то особые книги, возможно, ведомства конюшего, типа книг дьяка Тимофея Казакова 1534 г., где было зафиксировано, например, право Троице-Сергиева монастыря взимать пошлину с актов купли-продажи ногайских лошадей25.

Ниже мы помещаем обе выписи из книг на л. 72-73 об. в качестве приложения к настоящей статье (представлены только в бумажном варианте).

  1. Каштанов С.М. На путях к Москве (по запискам англичан середины XVI в.) // Археографический ежегодник за 1997 год. М., 1997. С. 107-119; Он же. К истории ямской гоньбы в XVI в. // Сообщения Ростовского музея. Ростов, 2000. Вып. X. С. 12-27.
  2. ГМЗРК. Р-169. Гл. 57, л. 237.
  3. Там же. Гл. 47, Л. 216.
  4. Акты феодального землевладения и хозяйства. Л., 1983. Ч. IV (далее – АФЗХ. Ч. IV). № 118. С. 130; уп.: Каштанов С.М. Хронологический перечень иммунитетных грамот XVI века. Часть вторая // Археографический ежегодник за 1960 год. М., 1962. С. 151. № 762.
  5. АФЗХ. Ч. IV. № 216. С. 263.
  6. Подробнее см.: Каштанов С.М. К истории ямской гоньбы в XVI в. С. 21-22.
  7. РГБ. Отдел рукописей. Ф. 303. (Архив Троице-Сергиевой лавры). Кн. 518. Л. 73 об.
  8. Подробнее см.: Каштанов С.М. К истории ямской гоньбы в XVI в. С. 22-23.
  9. РГБ. Отдел рукописей. Ф. 303. Кн. 530. Москва, № 104, л. 116-116 об.
  10. РГАДА. ГКЭ, Переславль-Залесский, № 95 / 8819; ААЭ. СПб., 1836. Т. 1. № 180. С. 151-152; Каштанов С.М. Хронологический перечень иммунитетных грамот XVI века [Часть первая] // Археографический ежегодник за 1957 год. М., 1958. С. 346-347. № 340.
  11. РГБ. Отдел рукописей. Ф. 303. Кн. 518. Л. 73 об.
  12. Подробнее см.: Каштанов С.М. К истории ямской гоньбы в XVI в. С. 23.
  13. РГБ. Отдел рукописей. Ф. 303. Кн. 518. Л. 73 об.
  14. Там же.
  15. См.: Каштанов С.М. Копийные книги Троице-Сергиева монастыря XVI века // Записки Отдела рукописей (Гос. б-ки СССР им. В.И. Ленина). М., 1956. Вып. 18. С. 25.
  16. Подробнее см.: Каштанов С.М. По следам троицких копийных книг XVI в. (Погодинский сборник 1846 и архив Троице-Сергиева монастыря) [Часть 4] // Записки Отдела рукописей (Гос. б-ки СССР им. В.И. Ленина). М., 1982. Вып. 43. С. 14-15.
  17. Каштанов С.М. По следам троицких копийных книг XVI в. (Погодинский сборник 1846 и архив Троице-Сергиева монастыря) [Часть 2] // Записки Отдела рукописей (Гос. б-ки СССР им. В.И. Ленина). М., 1979. Вып. 40. С. 38. Табл. 16.
  18. Там же.
  19. Каштанов С.М. Частное письмо 1536/37 г. // Лингвистическое источниковедение. М., 1963. С. 140-145; ср.: Он же. Копийные книги. С. 28.
  20. Каштанов С.М. Хронологический перечень…[Часть первая] С. 348. № 348.
  21. См.: Каштанов С.М. По следам….[Часть 2]. С. 38. Табл. 16.
  22. Другой, 1641 г. список с этой разъезжей см.: РГБ. Отдел рукописей. Ф. 303. Кн. 530. Рознь, № 79, л. 1447 об. – 1449 об. (по верхней, чернильной пагинации; по нижней, карандашной пагинации л. 1444 об. – 1445 об.; по буквенной пагинации л. 411 об. – 413 об.).
  23. Каштанов С.М. Финансы средневековой Руси. М., 1988. С. 77-78.
  24. См.: Милюков П. [Н.] Спорные вопросы финансовой истории Московского государства. СПб., 1892. С. 160-161.
  25. Каштанов С.М. Очерки русской дипломатики. М., 1970. С. 437-438.