Е.В. Плешанов

К вопросу о происхождении города Ростова

В начале 1980-х гг. А.В. Куза, разрабатывая социально-историческую типологию древнерусских городов и в целом признавая существование большого домонгольского Ростова, не счел нужным включить его в число известных городских центров Древней Руси, как археологически не подтвержденного1. Ранняя история города продолжала оставаться загадкой. Проблема его происхождения стояла уже перед историками XVII в. Квинтэссенцией их взглядов можно считать отрывок из «Географического описания Ярославской губернии...», в котором сообщалось, что «о начале сего города... и по какому случаю построен... в летописи не упоминается, но известно только то, что Ростов был за долгое время прежде избрания и прихода князя Рюрика в пределы Российские», а народ меря «имел тот город столичным»2. В XIX в. М.П. Погодин увидел в Ростове один из центров власти славянских племен в землях чуди, заселяемых силой3. Скудость источников и ограниченность возможностей их интерпретации вынудили историков обратиться к общетеоретическому вопросу о происхождении древнерусских городов вообще, выйти в плоскость сравнительно-исторических параллелей и сопоставить города древней Руси с античными полисами. Такой подход стал одной из особенностей историографии Х1Х – нач. XX вв. Новая концепция «превратила» древнерусский город в центр волости (округи), государственное образование общинного типа, управлявшее «тянувшими» к нему территориями, как и античные города-государства4. С. М. Соловьев высказал мысль, что «Ростов Великий... при самом начале русской истории находился в тесной связи с Новгородом и его князьями, поэтому Ростовской области с главным ее городом суждено было стать государственным ядром Великороссии5.

Мысль о возможном сходстве происхождения Ростова и Новгорода утвердилась в исторической литературе. Ее разделял ростовский краевед А.А. Титов, полагавший, что новгородцы основали город в земле мери6. Известный ярославский краевед П.А. Критский замечал, что точное время постройки Ростова определить уже невозможно7.

Это попытался сделать В.О. Ключевский. По его мнению Ростов был «восточным форпостом» славянской торговли в направлении Каспия и возник в VIII в. в результате успехов этой торговли, будучи «пунктом склада и отправления русского вывоза», центром «промышленного округа», со временем сделавшись «политическим центром» городовой волости8.

А.А. Шахматов, тщательно изучавший русские летописи, сделал сенсационный вывод: летописные статьи 862 и 907 годов с упоминаниями Ростова являются вставками сводчика начала ХII в.9 К концу 1920-х гг., были получены новые данные о Сарском городище. Как выяснилось, оно существовало в летописное время и действительно участвовало в международной торговле. Выходило, что не Ростов, а другой населенный пункт возглавлял огромную округу. В 1934 г. В.И. Равдоникас предположил, что Сарское городище и есть первоначальный Ростов, «перенесенный» на новое место10. Идею «переноса города» подхватили многие исследователи11.

Однако в исторической науке утвердилась разработанная М.Н. Тихомировым концепция, согласно которой города на Руси, в том числе и Ростов, возникли в результате выделения ремесла и торговли в самостоятельные отрасли хозяйства в густонаселенных районах, где имелся хороший сбыт ремесленной продукции. К дате 862 г. М.Н. Тихомиров относился крайне осторожно и соглашался с существованием в X в. 25 летописных городов, причисляя к ним и Ростов, относимый им к категории «больших городов»12.

В 1955-56 гг. Н.Н. Воронин произвел первые серьезные археологические раскопки в Ростове и обнаружил остатки построек из бревен, датировав их IX-X вв.13 В дальнейшем он отверг идею В.И. Равдоникаса о «переносе» Ростова с Сарского городища14.

Сводку памятников и подведение итогов исследования городов Северо-Восточной Руси сделала Е.И.Горюнова15. Она предположила, что Ростов возник «не в IX в., а несколько позднее», а на его месте с VIII века находился мерянский поселок16.

В 1969 г. одновременно вышли две статьи. В одной сообщалось о том, что в 1968 г. в результате раскопок в Ростовском Кремле обнаружен мощный домонгольский культурный слой и делался вывод, что археологическое изучение Ростова, хотя и трудоемко, но эффективно17. Во второй статье подчеркивалось, что первые достоверные сведения о Ростове относятся к рубежу X-XI вв.18, то есть ко времени прекращения существования Сарского городища Теория «переноса города» получила дополнительный стимул для своего развития. А.В. Дубов, изучая материалы раскопок на Сарском городище за 100 лет, пришел к выводу, что это многоэтничное поселение заселяли в основном славяне, и оно уже в X в. развивалось в раннегородской древнерусский центр. Выводы Н.Н. Воронина были подвергнуты критике19.

Далеко не все придерживались взглядов М.Н. Тихомирова. А.Н. Насонов высказал мысль, что города-это оплоты феодального властвования и сосредоточения знати, собиравшей сюда дань, которые лишь по мере дальнейшего развития становились экономическими центрами20. В.В. Мавродин и И.Я. Фроянов доказывали, что ранние города появились на базе племенных центров, позже, с оживлением внешней торговли на транзитных магистралях возникли поселения городского типа, и лишь в XI в. развитие ремесла и внутреннего обмена становятся фактором градообразования21. О.Г. Большаков и В.А. Якобсон, определили город «как населенный пункт, в котором концентрировался и перераспределялся прибавочный продукт», изымаемый феодалами, в большинстве своем пребывавшими здесь, перерабатывался ремесленниками и реализовывался на международных рынках22. А.В. Куза конкретизировал данное определение применительно к древнерусским условиям. Он показал, что город аккумулировал средства и способы реализации продукта и имел достаточное для выполнения этой задачи население. В этом состояла суть его административно-хозяйственной функции. Поэтому у истоков города стояли феодалы, а завершили процесс купцы и ремесленники23. А.В. Куза отнес к городам городища площадью более 2,5 га24. В начальное звено цепочки всех этих положений вполне укладывается Сарское городище, занимавшее в конце Х в. площадь в 2,7 га25 и имевшее отчетливо выраженные в археологическом материале военную и торговую функции, свидетельствовавшие о сосредоточении здесь племенной знати и ремесленников26. События, предшествовавшие появлению города Ростова, во многом не ясны.

В этом отношении интересен параллельный материал, связанный с изучением происхождения Новгорода, В.Л. Янин и М.Х. Алешковский предположили, что он возник из нескольких разноэтничных поселков – племенных центров, группировавшихся вокруг языческого капища и погоста-кладбища27. А.В. Куза добавил, что политическое и административное устройство Новгорода ХП-ХШвв. подтверждают возможность появления последнего путем слияния поселков-концов28. Чудской конец известен и в Ростове29.

Археологические раскопки подтвердили, что города не были только центрами ремесла и торговли30. Возникновению их способствовали многие причины. Е.А. Мельникова и В.Я. Петрухин сочли реальными городскими признаками набор функций, свойственный не отдельному раннегородскому поселению, а всей городской сети в которую входили открытые торгово-ремесленные поселения (ОТРП) VIII-Х вв., расположившиеся на магистральных путях сообщения, типа Гнездова или Тимерева31 У ОТРП отсутствовали укрепления, население было разноэтничным, наличествовал дружинный элемент, а в хозяйственной деятельности преобладали как раз ремесло и торговля. С переходом на волостную систему управления объединенной Русью, они прекратили существование32. Но все ли?

В 1975-1 981 гг. археологическое обследование бассейна о. Неро выявило 20 поселений 2-й пол. I – нач. II тыс. Мерянская поселенческая структура возникла за 100 лет или, скорее всего, меньший срок после появления в конце VII в. Сарского городища33 Археологи открыли культурный слой 2-й пол. X в. городского и славянского облика с усадебной застройкой и срубной строительной техникой в самом Ростове. Итоги практической полевой работы и теоретических разработок за 150-200 лет, касающихся дославянского населения Ростовской земли подвел А.Е. Леонтьев в монографии, вышедшей в 1996 г.34 В одной из ранних работ он уточнил, что Сарское городище являлось оплотом мери, а Ростов – опорным пунктом княжеской власти35. Леонтьев предпочитает вести речь не о «переносе города», а о смене политического, экономического и социального центра в новых исторических условиях36. Он полагает, что летописный Ростов – это еще не город, а местность с целым рядом поселений на Неро, самое крупное из которых – укрепленное Сарское городище – предшественник Ростова – города 37.

На рубеже VIII-IX вв. на север Восточной Европы хлынуло арабское монетное серебро. Вместе с ним на прилегающие к Ростову территории начали поступать предметы роскоши из Византии и Прибалтики. Путь «из варяг в греки» еще не функционировал38, волжский торговый путь также не использовался на всем его протяжении39. Поэтому включение мери в международную торговлю могло произойти только через владения новгородских славян, и ее территория во 2-й пол. IX в. вошла в состав Древней Руси. П.Н. Третьяков думал, что мерянская земля подверглась славянской колонизации в 1-й пол. IX в.40 В.С. Баниге и другие авторы путеводителя по Ростову отнесли ее начало на конец этого столетия41. Ю.А. Кизилов вообще считал, что первый этап проникновения славян в землю мери охватил Х-XI вв.42 И.В. Дубов и А.Е Леонтьев по материалам Тимеревских курганов и кладу куфических монет 860-х гг. датировали начало славянской колонизации земли мери концом IX в.43 Сюда же в IX в.через о. Ильмень, р. Полу и о. Селигер или по системе рек Волхов-Мста-Тверца пробирались и скандинавы44. В районе Ярославля в IX в. возникло славяно-скандинаво-финское торгово-ремесленное поселение-Тимерево, испытавшее особый подъем в X в., связав Северо-Западную Русь с Ростово-Суздальским опольем45, Начавшаяся в конце IX в., славянская колонизация широко развернулась спустя полстолетия, и заселение Ростовской земли шло со стороны Новгорода и, в меньшей степени, из земли кривичей. А.Е. Леонтьев допустил, что включение мери в состав державы Рюрика, означавшее установление дани и выполнение союзнических обязательств без затрагивания этно-социальной структуры финского племени, могло привести к возникновению государственного центра новой территории – Ростова – и поселений типа Тимерева с военизированным населением. Становление города Ростова отнесено им к концу X в.46 А.Е. Леонтьев отметил особенности славянской колонизации: поселения колонистов возникали либо на местах мерянских памятников, либо близко от них. Ростов появился в наиболее обжитом районе47. Дославянский слой Ростова датирован серединой X в. С этого времени началась новая история поселения, о чем свидетельствуют, помимо традиционной для русских городов усадебной планировки, новые формы лепной керамики48. Примерно во 2-й пол. X – 2-й пол. XI вв. в Ростове появляется и утверждается круговая керамика49, 963 г.– наиболее ранняя дендрохронологическая дата, относящаяся к Ростову-городу50. Два центра сосуществовали при очевидном господстве Ростова и возглавляли две несхожие этносоциальные структуры в процессе их смены51.

Археологи нашли городской слой Ростова, относящийся ко 2-й пол. X в. Однако, по выражению Б.А.Рыбакова, «рождающиеся города – это не сказочные палаты, возникающие в одну ночь, будучи воздвигнутые неведомой волшебной силой»52. Ростов прошел длительный путь развития, занявший многие десятилетия. И. Ковалев – автор одной из немногих монографий, посвященных Ростову, разделил его историю на два этапа На первом этапе – это мерянское торгово-ремесленное поселение, на втором – в Х-XI вв. – славянский город53. Однако, определение мерянского поселка как торгово-ремесленного сделано в русле взглядов М.Н. Тихомирова и весьма спорно. Ремесленный характер его ранней стадии явно преувеличен54.

Итак, Сарское городище появилось в конце VII в.55 Мере понадобилось менее 100 лет, как отмечал А.Е. Леонтьев, чтобы освоить приозерную котловину. Напрашивается вывод: поселение в устье р. Пижермы на месте будущего Ростова – назовем его условно Прото-Ростов – возникло не позднее конца VIII в.или, скорее всего, раньше. Раскопки 1983 и 1985 гг. показали, что оно занимало край береговой террасы к западу от устья р. Пижермы. Прото-Ростов походил на древнерусские ОТРП: его искусственных укреплений той поры мы не знаем. Но естественной защитой со стороны суши служили р. Пижерма, непроходимый лес с буреломами и засеками, топкие болота и заболоченная низина р. Ишни. Существовали разные способы сигнального оповещения и осуществлялись особые меры оборонительного свойства Исследователь мордовских древностей Б.Е. Смирнов сообщил, что родственная мере мордва-мокша для ловли рыбы в небольших озерках создавала в воде специальные лабиринты с помощью вбитых в дно кольев56. Он уверен, что и в Ростовской земле они применялись. Не исключено, что подводный частокол создавался на р. Которосли и на озере в момент опасности.

Место, где впоследствии вырос город Ростов, имело для мери сакральное значение57, находилось напротив острова – огромного камня-останца, почитавшегося аборигенами. Среди основных мерянских божеств числился аналог славянскому Велесу. Его можно сопоставить с мокшанским «Велезь-шкаем» – «Покровителем населения» и «Волозьшкаем» – «Покровителем земной природы и урожая». Оба эти божества выступали помощниками Шкабаса – создателя мира58. Корни представлений о Велесе восходят к медвежьему культу, распространенному у мери. Генетически с ним сходен образ демона Валу из ведийской мифологии – пожирателя скота Долго сохранялись в Ростове представления о злобности Велеса, следы которых дожили до XIX в. в поговорке: «Он зол, как идол Велес»59. Велес сделался хозяином и покровителем животных, а значит и богатства, достигаемого посредством торговли. Как бог торговли и богатства Велес находился там, где происходили контакты мери и славян. Можно предполагать, что одной из таких точек соприкосновения двух культур стал Прото-Ростов. Обнаруженный еще Н.Н. Ворониным при раскопках в митрополичьем саду Кремля толстый слой навоза свидетельствует о скоплении здесь скота, который мог, во-первых, принадлежать жрецам языческого капища, во-вторых, мог выступать в качестве одной из статей выплачиваемой дани. Именно пункт сбора продуктов дани, как полагали А.Н. Насонов, В.Л. Янин, А.В. Куза и другие, имел перспективу превращения в город.

Секрет «мирности» мери в предприимчивости. Ее первые контакты со славянами произошли где-то на Волге, поскольку клады куфических монет, обнаруженные на Сарском городище и в районе С. Угодичи, относятся к 1-й четверти IX в., когда славяне еще не проникли в район Ростовского озера. Сведений о том, что меря способствовала вокняжению Рюрика, нет. Видимо, это племя продолжало жить обособленно, сохраняя выгодные связи с Новгородом так прочно, что это отразилось на облике Ростова, в котором ряд историков увидел упомянутый в восточных источниках третий центр складывающейся Руси-легендарную Арсу60. Не допуская даньщиков к себе, меря везла дань, видимо, в Тимерево, пережившее по этой причине значительный подъем. На пути к Волге Прото-Ростов, возможно, стал одним из главных промежуточных пунктов хранения дани, поступающей из окрестных поселений, обладая функцией ее сбора, являясь местом обитания сборщиков из числа племенной знати, и постепенно приобретал главенство над поселениями у западного побережья озера.

В конце IX в. на месте будущего города Ростова появился форпост центральной власти61. Это несомненно создавало предпосылки перехода поселения к самостоятельному участию в транзитной торговле. Жрецы, игравшие большую роль в жизни племени, первыми должны были приступить к реализации своих богатств, приобретая взамен, судя по археологическим материалам Сарского городища и других поселений мери, пряности, некоторые виды инструментов, украшения, оружие. Связанная союзническими обязательствами, меря находилась в вассальных отношениях с Новгородом, куда поступали все положенные выплаты. Прото-Ростов являлся новгородским форпостом в земле мери и начал приобретать городские черты: ведал сбором дани, контролируемым пребывавшими здесь представителями племенной знати, опиравшимися на военную силу, был сакральным центром, занимался торговлей и, благодаря всему этому, неизбежно развивался как ремесленный центр.

Лишь административно-политическая функция оставалась пока целиком у Сарского городища, там же сосредотачивалась основная военная сила. Как отмечают медиевисты, подлинные города раннего средневековья имели резко выраженный деревенский характер62, поэтому отсутствие данных о наличии у Прото-Ростова военных укреплений особого значения не имеет.

После смерти в 912 году Олега, при котором «в Ростове сиде князь, под Олегом суще»63, «держава Рюриковичей» временно распалась и очередному Великому князю Игорю пришлось покорением древлян заново ее восстанавливать64, отстранившись от северо-восточных дел. В этот период Сарское городище, вполне вероятно, искало возможность завязать торговлю вниз по Волге, и не обязательно через р. Которосль, что не соответствовало интересам Новгорода и части обитателей Прото-Ростова – славян, немногочисленная колония которых уже могла проживать здесь и заниматься торговыми делами или от имени центральной власти контролировать сбор дани. Этот небольшой островок иного этнического элемента в Прото-Ростове и стал плацдармом для расширения славянского присутствия в крае. Большинство исследователей считает, что славянская колонизация началась в конце IX в., но массовой стала через полвека65, то есть примерно в 920-930-е годы. Союзнические обязательства мери аннулировались. Ее уже нет в войсках князя Игоря во время столкновений с Византией в 941 и 944 гг. Прото-Ростов превратился в славянский Ростов, включенный в общерусскую городскую сеть по реформе княгини Ольги, отмеченной в летописи под 947 г.66

Расцвет Сарского городища к середине X в. был бы невозможен без развития сети поселений на пути к Новгороду, таких как Тимерево, Михайловское, Петровское и Прото-Ростов. Последний оказался в числе тех «прогрессивных образований», которые «синтезировали функции торгово-ремесленных и княжеско-административных центров и центров местной округи»67. Он возглавил гнездо поселений, сделался межплеменным центром. Удобное расположение на берегу богатого рыбными ловлями озера, близость соляных источников, плодородные земли предопределили переход к нему верховенства на огромной территории. Археологи обнаружили Ростов в культурном слое X в., датировав древнейший его след пока 963 г. Формально он стал городом в 988 г., когда в нем утвердилась великокняжеская администрация, возглавляемая Ярославом. Фактически он уже был таковым в 940-е гг.

Таким образом, процесс развития раннего Ростова занял три этапа: 1) 2-я пол. УIII в.– 880-е гг., то есть от появления маленького поселения на берегу озера до того времени, когда, с захватом Киева Олегом в 882 г., это поселение могло превратиться в форпост для сбора киевской дани с ближайшей округи68. 2) 880-е гг. – 920-930-е гг.: этап развития «пригорода» Сарского городища, обладавшего функцией сбора дани, во второй центр земли мери, крепко связанными с Новгородом и начавший конкурировать во всех областях с прежним центром. З) 920-930-е гг. – 988 г.: завершение процесса формирования уже славянского города Ростова, ставшего административной столицей бывшей мерянской земли.

Представленная периодизация является гипотетической и может быть уточнена. Что касается Сарского городища, то оно перестает существовать к началу XI в. и уже в ХШ в. его точное название не помнили. Возможно, название было похожим, оттого и забыли.

  1. Куза А.В. Социально-историческая типология древнерусских городов X-ХШ вв. // Русский город (исследования и материалы). Вып. 6. Изд-во МГУ, 1983. С. 30-31.
  2. Пономаренко Н. Город Ростов состоит... // «Путь к коммунизму». 1983. 20 апреля.
  3. Погодин М.П. Древняя русская история до монгольского ига. М., 1872. Т. 1. С. З.
  4. Самоквасов Д.Я. Древние города России. СПб, 1873. С. 39,47,48,52-53. Никитский А.И. Очерки внутренней истории Пскова СПб, 1873, С. 60, 87, 161. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. СПб, Киев., 1907. С. 13. Забелин И.Е. История русской жизни с древнейших времен. Ч. 1. М. 1908. С. 596, 598, 617-618.
  5. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн.1. Т. 1-2. М., «Мысль». 1988. С. 67-68.
  6. Титов А.А. 1) Ростов Великий (историческое обозрение). М., 1884. С. 8-9. 2) Описание Ростова Великого. М. Д 891. С. 4. 3) Ростов Великий и его святыни. М.,1901. С. 5. 4) Ростов Великий в его церковно-археологических памятниках. М. 1911. С. 1.
  7. Критский П.А. Наш край. Ярославль. 1907. С. 124.
  8. Ключевский В.О. Курс русской истории. Т. 1. М. 1987. С. 140-141. Его же. Боярская дума на Руси. Пг. 1918. С. 20, 21, 29.
  9. Шахматов А.А. Повести временных лет. Т. 1. Вводная часть. Текст. Примечания. // ЛЗАК Вып. 29. Пг. 1917. С. 20, 31.
  10. Равдоникас В.И. Возникновение феодализма в лесной полосе Восточной Европы в свете археологических данных. // Известия ГАИМК, Л., 1934. Вып. 103. С. 118-119. В.И. Равдоникас подхватил гипотезу А.А. Спицына о нахождении первоначального Смоленска на Гнездовском поселении.-См. Спицын А.А. Гнездовские курганы в раскопках С. И. Сергеева // ИАК. СПб, 1905. Вып. 15. С. 7-8.
  11. Третьяков П.Н. К истории племен Верхнего Поволжья в первом тысячелетии Н.Э. // МИА. 1941. № 5. С. 93. Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории древнерусского государства М. 1951. С. 181 и др.
  12. Тихомиров М.Н. Древнерусские города. // Уч. зал. МГУ. 1946. Вып. 99. С. 32-35. Его же. Древнерусские города, М. 1956. С. 52, 64.
  13. Воронин Н.Н. Археологическое исследование архитектурных памятников Ростова // Материалы по изучению и реставрации памятников архитектуры Ярославской области. Вып. 1. Древний Ростов, Ярославль, 1958. С. 22. Самым первым раскопки в Ростове производил А. А. Титов в 1880-е годы.-См. Титов А.А. Раскопки в Ростовском Успенском соборе. // ЯЕВ. 1884. № 45. С. 357-358.
  14. Воронин Н.Н., Раппопорт П.А. Археологическое изучение древнерусского города // КСИА. Вып. 96. М., 1963. С. 11.
  15. Горюнова Е.И. К истории городов Северо-Восточной Руси. // КСИИМК. Вып. 59. М. 1955. С. 59.
  16. Горюнова Е.И. Этническая история Волго-Окского междуречья. // МИА. М., 1961. № 94. 109, 201.
  17. Матвеева В.И. Ростов Великий. // АО. 1968. М., 1969. С. 80.
  18. Кучкин В.А. Ростово-Суздальская земля в Х-первой трети ХIII веков (центры и границы). // История СССР. 1969. № 2. С. 64.
  19. Дубов И.В. Археологическое изучение городов Северо-Восточной Руси. // Город и государство в древних обществах. Л. 1982. С. 114-115, 116.
  20. Насонов АН. «Русская земля»..., С. 22.
  21. Мавродин В.В., Фроянов И.Я. Ф. Энгельс об основных этапах развития родового строя и вопрос о возникновении городов на Руси // Вестник ЛГУ. Серия «История, язык и литература». 1970, № 3.
  22. Большаков О.Г., Якобсон В. А. Об определении понятия «город». // История и культура народов Востока (Древность и средневековье). Л. 1983.
  23. Куза А.В. Города в социально-экономической системе... С. 9.
  24. Куза А.В. Социально-историческая типология... С. 29.
  25. Леонтьев А.Е. Археология мери. (К предыстории Северо-Восточной Руси). М., 1996. С. 77.
  26. Там же. С. 188-189.
  27. Янин В.Л., Алешковский М.Х. Происхождение Новгорода. (К постановке проблемы). // История СССР. 1971. № 2. С. 60.
  28. Куза А.В. Новгородская земля. // Древнерусские княжества Х-ХП1 вв. М., 1975. С. 171-173.
  29. Фадеев Л.А. Происхождение и роль системы городских концов в развитии древнейших русских городов. // Русский город. (Историко-методологический сборник). М., Изд-во МГУ. 1976. С. 19. ПСРЛ. Т. 15. СПб,1863. C. 114. Автор называет 5 концов в Ростове, но не указывает источник, откуда взяты эти данные.
  30. Карлов В.В. О факторах экономического и политического развития русского города в эпоху средневековья. (К постановке вопроса). // Русский город. (Историко-методологический сборник). М., Изд-во МГУ. 1976. С. 38.
  31. Мельникова Е.А., Петрухин В.Я. Формирование сети раннегородских центров и становление государства, (Древняя Русь и Скандинавия). // История СССР. 1986. № 5. С. 66.
  32. Булкин Б.А., Дубов И.В., Лебедев Г.С. Археологические памятники древней Руси IX-XI вв. М., 1978. С. 138.
  33. Леонтьев А.Е. Археология мери. К предыстории Северо-Восточной Руси. М. 1996. С. 187.
  34. Леонтьев А.А. Указанная работа.
  35. Леонтьев А.Е. Сарское городище в истории Ростовской земли.(VIII-ХI вв.). Автореф. канд. дис. М. 1975. С. 22. Петрухин В.Я. и Пушкина Т.А. придерживаются мнения, что именно летописный Ростов следует считать племенным центром мери.-См.: Петрухин В.Я., Пушкина Т.А. К предыстории древнерусского города. // История СССР. 1979. № 4. С. 108.
  36. Леонтьев А.Е. Археология мери... С. 192.
  37. Зякин В.В. Как начинался город. // «Путь к коммунизму». 1986. 16 декабря.
  38. Петрухин В.Я. Варяги и хазары в истории Руси. // Этнографическое обозрение. 1993. № 3. С. 69-70.
  39. Леонтьев А.Е. Волжско-Балтийский торговый путь в IX В. // КСИА. № 138. М., «Наука» 1986. С. 8.
  40. Третьяков П.Н. Восточно-славянские племена. М. 1953. С. 236-237.
  41. Баниге B.C., Брюсова В.Г., Гнедовский В.Б., Щапов Н.Б. Ростов Ярославский. Ярославль. 1957. С. 5-6.
  42. Кизилов Ю.А. Земли и народы России в VIII-XV вв. М. 1984. С. 26.
  43. Дубов И.В. Северо-Восточная Русь в эпоху раннего средневековья. Л, 1982. С. 144; Леонтьев А.Е. Тимерево. Проблемы исторической интерпретации археологического памятника. // СА. 1989. № 3. С. 81.
  44. Голубева ЛА. Весь, скандинавы и славяне в Х-XI вв. // Финно-угры и славяне. М. 1979. С. 131.
  45. Там же. С. 135. Дубов И.В. Тимеревский комплекс-протогородской центр в зоне славяно-финских контактов. // Финно-угры и славяне. Л ,1979. С. 118.
  46. Леонтьев А.Е. Археология мери... С. 271, 272.
  47. Там же. С. 276, 277.
  48. Леонтьев А.Е., Самойлович Н.Г. Керамика Ростова Х-ХIII вв. // Керамика раннего железного века и средневековья Верхневолжья и соседних территорий. Тверь. 1991. С. 56-66.
  49. Кадиева Е.К. Круговая посуда Ростова кон. Х-ХIII вв.: классификация, орнаментация, хронология // Сообщения Ростовского музея. Вып. 8. Ярославль. ФГИ «Содействие». 1996. С. 200.
  50. Леонтьев А.Е., Самойлович Н.Г., Черных Н.Б. Частные аспекты хронологии Ростова. (По результатам дендрохронологического анализа материалов археологических раскопок). // История и культура Ростовской земли 1995. Ростов. 1996. ФГИ «Содействие». Ярославль. С. З.
  51. Леонтьев А.Е. Археология мери... С. 281.
  52. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества ХII-ХIII вв. М. 1982. С. 94.
  53. Ковалев И. Ростов Ярославский. Ярославль. 1957. С. З.
  54. Еще Б.А. Рыбаков доказал, что массовый переход ремесленников к работе на рынок начался лишь в ХII в.-См.: Рыбаков Б.А. Ремесло Древней Руси. М. 1948.
  55. Леонтьев А.Е. Археология мери... С. 187.
  56. ГМЗРК. Опись 3. Дело № 125. Л. 23.
  57. Плешанов Е.В. К вопросу о происхождении названия «Ростов». // ИКРЗ. 1997. Ростов. 1998. С. 25-27.
  58. ГМЗРК. Опись 2. Дело № 125. Л. 54,57,66,67.
  59. ГМЗРК. КП-10055/374. Р-378. С. 297.
  60. Новосельцев А.П. Образование Древнерусского государства и первый его правитель. // Вопросы истории. 1991. № 2-3. С. 9; Мачинский А.А. О времени и обстоятельствах первого появления славян на северо-западе Восточной Европы по данным письменных источников. // Северная Русь и ее соседи в эпоху раннего средневековья. Л., 1982. С. 22.
  61. Леонтьев А.Е. Археология мери... С. 272.
  62. Стам С. М. К проблеме города и государства в раннеклассовом и феодальном обществе. // Город и государство в древних обществах. Л., Изд-во ЛГУ. 1982. С. 99.
  63. ПСРЛ. Т.П. М. 1962. Стб.22. Т. XX. 4.1. СПб, 1910. С. 47.
  64. ПСРЛ. Т.П. Стб. 31. Т. XX, С. 51.
  65. Леонтьев А.Е. Археология мери... С. 271.
  66. Мельникова Е.А., Петрухин В.Я. Формирование сети... С. 75.
  67. Там же.
  68. Олег «нача города ставитн и устави дани словеном, кривичем и мери».-См.: Летопись по Лаврентьевскому списку... С. 23.