О.В. Гладкова

Житие Исидора Твердислова, ростовского юродивого в ярославских и московских древлехранилищах: к истории текста

Исидор Твердислов – ростовский юродивый, подвизавшийся в XV в. – умерший в 1474 или, по другим данным, в 1484 г.1 Облик ростовского святого, каким он предстает в Житии, несколько загадочен, немаловажную роль играет в этом его происхождение: по свидетельству агиографа, Исидор пришел на Русь ^ западныхъ оубо странъ ^ латынскаго зыка. ^ нhмечьскыа же земл#2. По всей вероятности, это первый случай «западного» происхождения русского святого3.

Его почитание началось сразу после кончины: уже в месяцеслове 1487 г.4 под 14 мая указана память Исидору, правда, ростовское происхождение рукописи5 может свидетельствовать в первую очередь о распространении местной традиции почитания. Исследователи с уверенностью называют время, когда почитание Исидора уже точно стало общерусским – между 1552 и 1563 гг.6 Житие Исидора вошло в ВМЧ митрополита Макария под 14 мая7, а также под тем же числом в Минеи Четии Иоанна Милютина, Германа Тулупова и др.8 Согласно исследованию С.В. Минеевой, в сборниках, включавших в себя Житие Зосимы и Савватия Соловецких, Житие Исидора встречалось так же часто, как Сказание о Борисе и Глебе и Житие Леонтия Ростовского9, то есть обладало столь же большой популярностью, как и более изученные памятники.

Житие Исидора не являлось еще объектом специального исследования и упоминалось лишь в «фоновом» материале научных работ. Время создания Жития называлось разное: его относили к концу XV в.10, ко времени митрополита Макария11, к 1584 г.12 По мнению М.Д. Каган, «составление житийного ядра может быть отнесено к XV в.»13.

Поскольку Житие Исидора не издано14, каких–либо текстологических исследований памятника не проводилось, за исключением первоначальных наблюдений в указанной словарной статье М.Д. Каган, а также перечисления отдельных списков в труде Н.П. Барсукова15, изучение Жития ростовского юродивого необходимо было начать с текстологических изысканий, первые результаты которых и представлены в настоящей статье.


В хранилищах Москвы (РГАДА) и Ярославля (ГАЯО, ЯМЗ) нами было обнаружено 17 списков Жития Исидора Твердислова. Водяные знаки древнейшего из них (ГАЯО, Коллекция рукописей, оп. 1, № 446 (196). Сборник памятей и житий – далее ГАЯО-446), по определению Б.М. Клосса, привлекавшего рукопись при исследовании Жития Сергия Радонежского, относятся к 1500-1508 гг.16 Еще одна рукопись, представляющая собой лист без водяных знаков (РГАДА, ф. 196 (собр. Ф.Ф. Мазурина), оп. 3, № 134, в своей работе мы называем его «Мазуринский фрагмент»), по мнению О.А. Князевской, можно датировать рубежом XV-XVI в.17 В целом подтвердились первоначальные наблюдения М.Д. Каган о составе Жития: его полный текст состоит из нескольких частей, наличие и сочетание которых нестабильно в разных списках – заглавия18, стиха, вступления, собственно жития (агиобиографии), чуда о купце, чуда о князе, рассказа о преставлении святого, чуда о пресвитере, дерзнувшем проверить святость его тела, чуда о сошедшем с ума (от пьянства), чуда о страдавшем от болезни глаз и головы и похвалы. ГАЯО-446 включает в себя все названные части, что говорит о том, что Житие Исидора в его полном виде уже сложилось к первому десятилетию XVI в., а, скорее всего, и раньше19. Всего нам встретилось 6 вариантов текста Жития Исидора, которые при относительной стабильности каждой части отличаются по наличию или отсутствию самих частей. Д.С. Лихачев считал, что такие варианты текста, «вызванные стремлением расширить фактическую сторону произведения»20, следует называть редакциями. Таким образом, можно выделить 6 редакций Жития Исидора, последовательность возникновения которых не всегда ясна, однако гипотетически может выглядеть следующим образом:
1) Основная редакция – содержащая неизменную во всех редакциях основу (текст собственно Жития, 3 чуда – о купце, о князе и о пресвитере (посмертное), рассказ о преставлении и похвалу). К Основной редакции относятся всего 2 списка (ЯМЗ-14945, по Лукьянову21 № 520 (114). Сборник, перв. четв. XVII в. и РГАДА, ф. 181, № 301/680. Сборник житий русских святых (преимущественно ростовских), сер. XVII в.).
2) Редакция с добавлением двух посмертных чудес – чуда о сошедшем с ума, чуда о страдавшем от болезни глаз и головы (3 списка – ЯМЗ-15326, по Лукьянову № 482 (60). Сборник, нач. 30-х гг. XVI вв.; РГАДА, ф. 181, № 563. Сборник житий, нач. XVII в. и, ЯМЗ-15358, по Лукьянову № 537 (651). Сборник, втор. пол. XVII в.).
3) Редакция с добавлением стиха (2 ярославских списка – ЯМЗ-15691, по Лукьянову № 481 (57). Cборник, нач. XVI вв. и ГАЯО, Коллекция рукописей, оп. 1, № 471 (636). Сборник слов и житий, кон. XVI – нач. XVII в.). Строго говоря, последовательность возникновения 2 и 3 редакций пока неизвестна: они могли возникнуть даже в одно и то же время, независимо друг от друга, поэтому их очередность в нашем перечислении условна.
4) Редакция с добавлением двух посмертных чудес и стиха. Могла возникнуть в результате объединения 2 и 3 редакций. Включает в себя один список – РГАДА, ф. 188 (Рукописное собрание РГАДА), оп. 1, № 1381. Сборник, перв. пол. XVI в.
5) Редакция с добавлением стиха и вступления, близкого к вступлению из Пахомиевской редакции Жития Кирилла Белозерского, восходящего к Вступлению из Жития Стефана Пермского Епифания Премудрого, и встречающегося в разных редакциях в разных житиях русских святых22. Также включает в себя один список – РГАДА, ф. 181, № 486/966. XVI в. Трефолой, жития русских святых (сборник содержит много памятей ростовским святым). Последовательность появления 4 и 5 редакции так же неизвестна, как и в случае со 2 и 3 редакциями.
6) Полная редакция. Помимо уже называвшейся самой ранней на настоящий момент рукописи ГАЯО-446, к Полной редакции относятся еще 4 списка: РГАДА, ф. 181 (собр. Московского государственного архива Министерства иностранных дел), № 692/1204. Торжественник, 1560 г. (новгородского происхождения); РГАДА, ф. 357 (собр. Саровской пустыни), оп. 1, № 90 (218). Сборник житий преимущественно ростовских святых, 1759(60) г.; ГАЯО, Коллекция рукописей, оп. 1, № 512 (3). Сборник, втор. пол. XVIII в. и РГАДА, ф. 357, оп. 1, № 216. Сборник житий ростовских чудотворцев, трет. четв. XVIII в.

Два списка из названного количества пока трудно соотнести с какой-либо редакцией – это уже упоминавшийся «Мазуринский фрагмент», включающий в себя отрывок из начала собственно Жития, по которому сложно судить о целом тексте, и дефектный список ЯМЗ-15105, по Лукьянову № 539 (796). Сборник, XVII в., в котором повествование обрывается на начале чуда о купце, а начинается со стиха (при отсутствии вступления).

Список ГАЯО, Коллекция рукописей, оп. 1, № 460 (615). Сборник, XVII в., в котором интересующий нас памятник предстает в предельно сокращенном виде – только собственно Житие, даже при отсутствии прижизненных чудес, вероятнее всего заключает в себе еще одну – Проложную редакцию Жития, о которой упоминала Каган, предположив, что возникновение Проложной редакции относится к XVII в.23 Заглавие Проложной редакции24 говорит о стремлении к лаконизму: если в рукописях обычны два варианта заглавия, либо мца. того ж въ нь. пам#т сго исидора оуродиваго хта рад(и). нарицаемаго твердислова. ростовскаго чюдотворца.25, либо мца маї# въ ., житїе и подвизанїе. и ^части чюдесъ, бжнаго исидора, юродиваго а рад(и) нарицаемаго, твердислова. ростовьскаго чюдотворца.26, то заглавие ГАЯО-460 пока единственно в своем роде: Житїе бженнаго исидора ростовскаго чюдотворца.


Если предпринять попытку датировать Житие Исидора на основании самого произведения, то, полагаясь на его скудные данные, можно заметить, что автор основного текста27 вначале не утверждает, что он сам видел Исидора или был знаком с ним. Автор пользуется осторожными ссылками: ко же повhдают нhцы, ко же гютъ или оувhдhвшю ми (= мне известно), и лишь в чуде о князе автор говорит, что он видел это событие сам, однако, учитывая явно легендарный характер чуда, это заверение «очевидца» как раз менее всего убедительно. Кроме того, автор, находясь в русле агиографической традиции, сообщает, что на самом деле чудес, творимых Исидором, было гораздо больше, но он рассказывает не о всех: н@жно же есть ^ многыхъ сго изр#дныхъ чюдесъ. оувhдhвшю ми w нhкыхъ что мало. въспом#ноув же и тако изъwставити слово. Еще В.О. Ключевский, как историк, отмечал недостаточность фактов в Житии: «Несмотря однако на сравнительно недалекое расстояние биографа от времени жизни блаженного, содержание этого жития очень смутно и почерпнуто преимущественно из легендарных источников»28. М.Д. Каган отмечала в Житии «отсутствие ... местных ростовских мотивов и реалий»29. Действительно, при чтении Жития Исидора создается впечатление, что автор, при всем его ростовском патриотизме, не знал Святого, и только видел его жилище, описание которого – одна из наиболее выразительных частей основного Жития и к тому же опирающееся на реальную топографию30, а также мог быть свидетелем возведения церкви Вознесения на месте хижы Исидора.

Можно предположить, что почитание Исидора сначала сложилось в ограниченном кругу лиц – в рассказе о преставлении святого говорится, что в гроб его положили люди, которые ему верили. Следовательно, были и такие, которые не верили или сомневались. Сомнения могли разрушиться после известия о свершении посмертного чуда о пресвитере. Возможен и другой вариант – из всех чудес, известных автору, скорее всего, по устному преданию, агиограф выбрал наиболее убедительное, на его взгляд, доказательство святости юродивого. В Чуде о пресвитере рассказывается, как был убежден некий иерей(!), служащий в церкви Св. Вознесения(!), засомневавшийся в святости юродивого – в наличии его мощей. Этому чуду Исидора найдена легендарная параллель31. Добавим, что мотив наказания «безумного дерзнутия»32, восходящий к Евангельскому мотиву уверения Фомы, был не редок в новгородских памятниках33, его появление может быть связано с разницей, «которая существовала между московскими и новгородскими обычаями хранить мощи своих святых: москвичи выставляли их для открытого поклонения, новгородцы – хоронили под спудом»34. С момента смерти Исидора до чуда о пресвитере прошло, как говорится в Житии, «много лет». Событиями Чуда о пресвитере заканчивается Основная редакция Жития Исидора. Если предположить, что Исидор преставился все-таки в 1474 г. (а не в 1484), то через «много лет», например, через 7 или 10, создается Основная редакция, следовательно, к 1487 г. (память в Месяцеслове) она уже могла быть написана.

Два посмертных чуда (чудо о сошедшем с ума (от пьянства) и чудо о страдавшем от болезни глаз и головы) позже вошли в текст Жития одновременно: об этом говорят и рукописные данные (вида текста с отсутствием/наличием только одного из указанных посмертных чудес нет), и особенности самого текста, отчасти отмеченные еще Каган35, к замечаниям которой мы добавим некоторые свои наблюдения. Чудо о пресвитере завершается неким обобщением – рассуждением о многочисленных чудесах, свершающихся у гроба Исидора, и о том, как получают исцеление многие «верные христиане», взяв от гроба или от покрова частицу. Два же последующих чуда имеют собственные вступление и заключение и предстают, таким образом, как композиционно завершенное целое внутри всего произведения. Автор двух чудес первое чудо воспринимает как новhишее, утверждает, что был его свидетелем, а о втором говорит, что оно произошло через некоторое время. Теоретически присоединение двух чудес могло произойти с середины 80-х гг. XV в. до начала XVI в. То же самое можно сказать о времени присоединения вступления (автор которого говорит лишь о том, что он сам видел чудеса, происходящие у гроба святого, но нигде не сообщает о своем знакомстве с юродивым) и стиха.

Итак, сделаем некоторые выводы на основании сказанного.
1. Основная редакция Жития Исидора Твердислова сложилась, скорее всего, в 80-е гг. XV в. На протяжении какого-то времени в нее вносились дополнения, однако этот процесс, в результате которого появилась Полная редакция, закончился достаточно быстро – по крайней мере, к началу XVI в.36 Все 6 редакций Жития, возникшие в этот промежуток времени, продолжали существовать в рукописной традиции последующих веков.
2. У Жития Исидора было по меньшей мере 4 автора и 2 редактора, из которых, скорее всего, ни один не знал лично своего «героя»(!), хотя и авторы, и редакторы, и сам Исидор жили приблизительно в одно время. Возможно, что такая «отстраненность» автора от героя была продиктована и другой причиной – стремлением следовать топосам канона, но это тема отдельного исследования.
3. Вряд ли нужно доказывать ростовское происхождение Жития: сам культ Исидора, возникший в Ростове, обилие ростовских рукописей, в том числе и ранних, обычное бытование Жития Исидора в ряду житий ростовских святых тому доказательство. Наряду с этим, однако, при всем почтении, выказанном автором Основной редакции к Ростову, возникает сомнение в ростовском происхождении агиографа – на том основании, что автор, как, впрочем, и его «коллеги», не видел Исидора, а довольствовался впечатлениями от его жилища (или рассказами о нем)37 и легендами новгородского происхождения, не называя при этом ни одного исторического лица. Иными словами, автором38 Жития вполне мог быть человек, приглашенный специально для создания жизнеописания ростовского юродивого, или же неизвестный агиограф, в силу ряда причин оказавшийся в Ростове уже после смерти Исидора. Если сделать еще один смелый шаг на пути предположений, то можно сказать, что автор мог быть и новгородцем, о чем говорят не только его пристрастие к новгородским легендам, но и скрытый мотив противостояния Москве (в чуде о купце Исидор, например, подает князю и епископу пресfирu от Киевского, а не Московского митрополита, что, наверное, следовало бы ожидать39). Справедливости ради следует признать, что последний мотив мог возникнуть не только у жителя Новгорода, но и целого ряда других мест, в том числе и самого Ростова.
4. В результате наших изысканий теперь можно более конкретно рассуждать по поводу «вопроса о первородстве» возникновения некоторых житий русских юродивых, а также тесно связанного с этой проблемой мотива западного происхождения этих святых. М.Д. Каган считала, что Житие Исидора Твердислова «в известной мере послужило образцом для создания канонической формы жития юродивого», в первую очередь для Жития Прокопия Устюжского40. Действительно, несмотря на то, что Прокопий жил раньше (он умер в 1285 или 1303 г.) и его культ «сложился не раньше второй половины XV в. ... (,) на раннем этапе этого сложения ... не было никаких письменных свидетельств о биографии местного святого»41. По мнению исследователя Жития Прокопия А.Н. Власова, «самый ранний список, в котором зафиксирована биография героя, относится к середине XVII в.»42. Власов связывает появление в Житии Прокопия известий о немецком происхождении, о хождении юродивого по разным городам, а также о том, что его отцом был богатый купец (этого факта нет в рукописном тексте ростовского Жития), с прямым заимствованием – «с появлением в печатном Прологе 1642 г. Жития Исидора Ростовского»43. Однако не все разделяют такой взгляд на последовательность возникновения «западного мотива» в житиях русских юродивых. Так, например, исследователь византийского юродства С.А. Иванов пишет, видимо, не вдаваясь в подробности текстологии, что Прокопий Устюжский «был первый, но далеко не единственный на Руси юродивый западного происхождения. Иностранцами были также Иван Волосатый, Исидор Ростовский и др.»44. Заметим, что хронологически Иван Волосатый (или Иоанн Власатый), ростовский блаженный, должен был быть помещен после Исидора, так как жил на столетие позже (ум. в 1580 г.)45. Личность Иоанна остается пока тоже загадочной и так же связанной с Западом, как и личность Исидора: на гробнице Иоанна, как известно, лежала Псалтырь на латинском языке46.

Видимо, как исторический источник восприняла Житие Прокопия Устюжского пражская исследовательница С. Матхаузерова: «западные корни» Прокопия для нее – необходимый аргумент в пользу предположения о чешском происхождении устюжского юродивого и влиянии на традицию его почитания культа святого Прокопа Сазавского, жившего в XI в. и канонизированного в 1204 г.47 Нам кажется, что после исследования А.Н. Власова и нашего «первородство» мотива «западного» происхождения Исидора очевидно.

  1. Каган М.Д. Житие Исидора Твердислова // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1988. Вып. 2. Ч. 1. С. 281. Св. Димитрий Ростовский считал годом смерти Исидора 1492 г., см. об этом: Сергий (Спасский), архиеп. Полный месяцеслов Востока. Владимир, 1901. Т. 2. Ч. 1 (репринт 1997 г.). С. 142.
  2. Житие Исидора Твердислова цитируется по старейшей на данный момент рукописи: ГАЯО. Коллекция рукописей. Оп. 1. № 446 (196). Сборник памятей и житий. Первое 10-летие XVI в. – см. о ней ниже.
  3. Тоже «иностранцем», но, в отличие от Исидора, восточного происхождения – из Константинополя, был Св. Леонтий Ростовский (Благодарим С.В. Минееву за указанное наблюдение).
  4. Макарий (Булгаков). История русской церкви. М., 1996. Кн. 4. Ч. 2. С. 207, 279. Имеется в виду рукопись РГБ. Ф. 304 (Собр. Троице-Сергиевой лавры). № 761. Сборник житий и слов.
  5. Она была написана в Ростове при архиепископе Иоасафе (см.: Макарий (Булгаков). История русской церкви. С. 207) писцом Никифором (см.: Клосс Б.М. Избранные труды. Т. 1. Житие Сергия Радонежского. М., 1998. С. 205).
  6. Голубинский Е. История канонизации святых в Русской церкви. М., 1903 (репринт 1998 г.). С. 108-109; Каган М.Д. Житие Исидора Твердислова. С. 283.
  7. Каган М.Д. Житие Исидора Твердислова. С. 282.
  8. Барсуков Н.П. Источники русской агиографии. СПБ., 1882. (ОЛДП, LXXXI). Стб. 232.
  9. Минеева С.В. Проблемы комплексного анализа древнерусского агиографического текста: (на примере Жития преп. Зосимы и Савватия Соловецких). Курган, 1999. С. 32.
  10. «Житие его, известное по спискам XVI в. (...), в 1500 г. без сомнения уже было написано», – отмечал архиеп. Филарет (<Филарет (Гумилевский), архиеп.> Обзор русской духовной литературы 862-1720. Сочинение Филарета, архиепископа Харьковского. Харьков, 1859. С. 187).
  11. Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871 (репринт 1988 г.). С. 280.
  12. Леонид (Кавелин), архим. Святая Русь или сведения о всех святых и подвижниках благочестия на Руси (до XVIII века) обще и местно чтимых ... составил архимандрит Леонид. СПб., 1891. С. 163.
  13. Каган М.Д. Житие Исидора Твердислова С. 282.
  14. Напомним, что майский том ВМЧ не был напечатан. Текст Жития Исидора, а также более развернутое филологическое исследование памятника предполагается опубликовать в: «Древнерусская литература: Восприятие Запада в XIII-XV вв. и повествовательное творчество». М. (в печати).
  15. Барсуков Н.П. Источники русской агиографии. Стб. 232-233.
  16. Клосс Б.М. Избранные труды. С. 192.
  17. Благодарим О.А. Князевскую за консультацию и помощь при датировке рукописи.
  18. В 3-х вариантах, см. ниже.
  19. Так опровергается предположение И. Ковалевского о присоединении двух последних чудес в XVII в. (Ковалевский И. Юродство о Христе и Христа ради юродивые Восточной и Русской церкви. М., 1902 (репринт 1996 г.). С. 256), а также предположения других исследователей, относительно более поздней датировки Жития.
  20. Лихачев Д.С. Текстология: На материале русской литературы X-XVII веков. 2-е изд. Л., 1983. С. 137.
  21. Все ярославские рукописи, о которых говорится в статье, имеют опубликованные описания, выполненные В.В. Лукьяновым, см.: Лукьянов В.В. Краткое описание коллекции рукописей Ярославского областного краеведческого музея. Ярославль, 1957. Лукьянов В.В. Описание коллекции рукописей Государственного архива Ярославской области XIV-XX веков. Ярославль, 1958.
  22. Lenhoff G. The Lives of Prince Feodor the Black. Wiesbaden, 1997. Р. 9, 242-244, 437, 441; Гладкова О.В. Тема ума и разума в Повести от жития Петра и Февронии» (XVI в.) // Герменевтика древнерусской литературы. М., 1998. Сб. 9. С. 394; Минеева С.В. Проблемы комплексного анализа. С. 87-88.
  23. Каган М.Д. Житие Исидора Твердислова С. 282-283.
  24. Пока мы имеем в виду лишь указанный список из Ярославского архива. Проложная редакция Жития Исидора нами не рассматривалась.
  25. Цит. по ркп.: РГАДА-1381.
  26. Цит. по ркп.: ЯМЗ-15691.
  27. Фактически равного 1, Основной редакции.
  28. Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. С. 280-281.
  29. Каган М.Д. Житие Исидора Твердислова С. 283.
  30. Об этом ниже.
  31. М.Д. Каган указывает летописную запись 1462 г. и Житие Варлаама Хутынского, в которых рассказывается о попытке Ивана III Васильевича открыть мощи Варлаама Хутынского (см.: Каган М.Д. Житие Исидора Твердислова. С. 283).
  32. История русской литературы. М.; Л., 1945. Т. 2. Ч. 1. С. 376.
  33. Там же.
  34. Там же. И в настоящее время мощи Исидора Твердислова хранятся под спудом – в церкви Вознесения в Ростове Великом (см.: Мельник А.Г. Житийная иконография ростовского святого блаженного Исидора // VI Научные чтения памяти И.П. Болотцевой. Сборник статей. Ярославль, 2002. С. 86).
  35. Каган М.Д. Житие Исидора Твердислова. С. 282.
  36. На том основании, что ГАЯО-446 не автограф, а очередной список, что доказывается на основе его сопоставления с другими списками Жития.
  37. В описании жилища Исидора слились, как нам представляется, реальность и литературная традиция: впечатления агиографа от хижины святого и некоторые детали из описания жилища византийского юродивого Симеона, чье Житие, как это указал еще Филарет, послужило образцом для ростовского памятника (см. об этом: Гладкова О.В. Агиографический канон и «западная тема» в «Житии Исидора Твердислова, ростовского юродивого» // «Древняя Русь. Вопросы медиевистики». М., 2001. № 2 (4). С. 84-85).
  38. Основной редакции.
  39. Ср.: «В течение XIV-XVI вв. Ростов Великий потерял не только всякую политическую самостоятельность, но постепенно и всю свою территорию, перешедшую во владение московских князей» (История русской литературы. С. 350).
  40. Каган М.Д. Житие Исидора Твердислова. С. 284.
  41. Власов А.Н. К вопросу о происхождении цикла сказаний о Прокопии и Иоанне Устюжских // Литература Древней Руси: Источниковедение. Л., 1988. С. 151.
  42. Там же. С. 152-153.
  43. Там же. С. 156.
  44. Иванов С.А. Византийское юродство. М., 1994. С. 143.
  45. Барсуков Н.П. Источники русской агиографии. Стб. 253.
  46. Там же.
  47. Матхаузерова С. Александр Невский и его эпоха // Александр Невский и его эпоха: Исследования и материалы / Под ред. Ю.К. Бегунова и А.Н. Кирпичникова. СПб., 1995. С. 62-63. Благодарим А.В. Кузьмина, любезно указавшего нам эту работу.