Е.И. Крестьянинова

Материалы к истории ростовского купечества. Купцы Емельяновы в XVIII – нач. XIX вв. Генеалогия и судьбы

Иллюстрации

По мнению А.И. Аксенова, крупнейшего исследователя генеалогии российского купечества, в обыденном сознании она ассоциируется или с могучим родословным древом, или, по меньшей мере, с росписью многочисленных филиаций, как бы спаянных в единое целое. Отчасти это справедливо, поскольку поколенная цепь связана генетически. Но в реальности любой род в своем развитии разбивается на отдельные расходящиеся ветви, состоящие из дробящихся семей. Купеческая семья – явление очень сложное, малоисследованное, интереснейшее, в свое время составлявшее особый культурологический пласт русской жизни1. В данной работе предпринята попытка на примере конкретной семьи прояснить вопросы состава, быта, деятельности, функциональных качеств, матримониальных связей, воспитания и образования в ростовской купеческой среде второй половины XVIII – начала XIX веков.

Среди знаменитых купеческих фамилий Ростова род Емельяновых занимает особое место. В отличие от многочисленных и разветвленных семейств Кекиных, Хлебниковых, Мальгиных, Кайдаловых, Щаповых, прослеживающихся здесь на протяжение трех и более веков, «дом» Емельяновых представлен всего 4-мя поколениями, обитавшими в Ростове в течение сотни лет.

Первые документальные свидетельства, касающиеся рода Емельяновых, относятся к 1737 г. В Исповедных росписях церкви Леонтия на Заровье названы Гликерия Тихоновна 60 лет, вдова сокольего помытчика Емельяна Постнова, Матвей Емельянов с. Постнов 28 лет, супруга последнего Ульяна Алексеевна 24 лет2. Позднее за потомками Е. Постнова закрепляется фамилия «Емельяновы».

Соколий помытчик Матвей Емельянов (род. ок. 1703-82)3 в браке с Ульяной Алексеевной (род. ок. 1714-1793)4 имел дочерей Ульяну (род. ок. 1731), Евдоксию (род. ок. 1732), Марфу, Анну (род. ок. 1739)5; дальнейшие их судьбы неизвестны. Род Матвея продолжился по линиями его сыновей Ивана, Петра и Алексея. Их капиталы были в постоянном движении: Емельяновы занимались соляными подрядами, продовольственными поставками к царскому столу, арендовали мельницы, производили кирпич на собственных заводах, но самое главное – они были первыми среди тех, кто рискнул вложить семейные средства в строительство торговых сооружений «на пустых местах, состоявших в прудах и болотах»6 и возвели около 170 лавок7, с которых и началась застройка Ростова по Высочайше Конфирмованному плану 1779 г. Рассмотрим историю семейства Емельяновых по сформировавшимся к последней четверти XVIII в. родам.

Род Ивана Матвеевича Емельянова

И.М. (род. ок. 1733-1807)8 был женат на Ульяне Михайловне (род. ок. 1736-1806)9, имел дочерей Евдокию (род. ок. 1772)10 и Анну (род. ок. 1778-1791)11.

В 1770-х годах И.М. вместе с братом Петром Матвеевичем Емельяновым и его сыном Яковом первыми из всех сокольих помытчиков записались в купцы 1-ой гильдии с общим капиталом 5025 рублей12; с 1778 г. и далее они числятся по 2-ой гильдии (капитал по 1025 р. у каждого)13. В течение последующего десятилетия по основным видам своей торговой и предпринимательской деятельности братья действуют совместно. Так, в 1778 г. Иван и Петр брали соляной подряд в Петровске с расчетом на сумму 1150 р.14, в 1779 г. осуществляли поставки «столовых припасов к Ея Величества столу»15, в 1780 г. поставляли соль в Петровск16, в 1782 г. – «провиант в ростовские магазейны»17.

С возведения в 1781 г.18 120 лавок в Ростове, зданий для казначейства и городничего в Петровске19 разворачивается активная и широкомасштабная строительная деятельность братьев. Ими осуществлен целый ряд совместных построек при следующем разделении труда: Иван финансирует строительство, выступает его гарантом (поручителем), Петр является подрядчиком. Так, в 1783 г. они заключают контракты на строительство здания для присутственных мест в Петровске, а также казенного городнического и казначейского домов с их присутствиями в Ростове под залог 20 каменных лавок, каменного дома в Леонтьевском приходе20. За период с 1780 по 1783 годы ими было «построено 10 каменных сплошных домов с лавками внутри здешнего города в приходе Спаса на площади, подле земляного валу»21, а к 1786 г. братья владеют еще и 4-мя каменными трактирами с лавками и погребами22.

В это время дела Емельяновых шли столь удачно, что они начали «чиниться сильны» – высокие доходы обеспечивали и подкрепляли их независимость. Целый ряд документов той эпохи свидетельствует об их неповиновении властям и неуважении к решениям городского общества. Весьма показателен рапорт городничего Черткова23, поданный в ноябре 1782 г. на Ивана Емельянова в связи с его нежеланием приводить в порядок прилегающую к его постройкам городскую территорию: «Иван и Петр чинятся ослушны, приказанию противны и грубы, а особливо находящийся в должности городского головы Иван. Он с грубостию ответствовал, сказал, что не слушается, а мостовую мостить не будет, и «куды хотите, на него представляйте». Чертков просил Ярославскую Наместническую палату призвать Ивана к порядку, а за ослушание «поступить с ним по закону, дабы и прочие глядя на них не были приказам ослушны». Иван оправдался с легкостью – у него «все замощено и все в порядке, и проезд ничей он не задерживает»24.

Представляется, что Иван Матвеевич Емельянов, обладавший личностью сильной, дерзкой, являл собой фигуру весьма колоритную. Ряд поступков говорят о его очевидной неуправляемости. В 1786 г. он, явившись по повестке в Магистрат «для выбора к надлежащим из купцов служениям», вошел «в судейскую камору» без приглашения, и мало того, привел за собой законопослушных товарищей. В ответ на предложение ратмана Мокроусова выйти, отвечал в своей обычной манере - «я тебя не слушаю», за что при всех и был выведен по его приказу двумя охранниками (ходоками) под руки». Это оскорбление Иван переживал очень тяжело, и брат Петр даже подавал челобитную в Петербург о защите чести Ивана25. В 1787 г. на мировом сходе сокольих помытчиков, который проходил против лавки Щаповых, Иван «чинил препятствия новому сокольепомытческому старосте Никите Семенову» - он прилюдно отказался платить двойные налоги (как купец и соколий помытчик), оскорбляя при этом своих бывших товарищей по сословию: «Я купец первой гильдии и команды вашей слушать не хочу… вы не сокольи помытчики, а мужики». Очевидно, обстановка так раскалилась, что прежнему старосте А.Г. Кекину Иван заявил: «Ты во век свой собой не только сокола, но и вороны не помыкал», а сходу – «Придете к нашему двору, где мы живем с братьями, буду бить дубьем». Эти крамольные речи по Уложению о сокольих помытчиках могли трактоваться как сопротивление высшим властям. Последовало длительное судебное разбирательство на уровне государственной егермейстерской конторы, в ходе которого свидетели происшедшего один за другим отказывались от своих показаний. Дело дошло до императрицы. В 1788 г. последовал ее указ «О полюбовном замирении сторон» - Иван Емельянов сумел отвести все обвинения26.

Поведение И.М. во всех этих случаях в какой-то мере объяснимо его желанием самоутвердиться в Ростове. Возможно, с этой же целью к 1799 г. он на свои средства на месте древней деревянной церкви Константина и Елены (с 1756 г. – кладбищенской) в Ямской слободе, построил каменный храм во имя Преображения Господня, с приделами Константина и Елены и апостола Матфея27, патронального святого своего отца.

Завещанием от 31 декабря 1803 г. Иван Матвеевич распорядился похоронить себя на кладбище при построенной им церкви; во время отпевания отслужить соборную литургию; на помин души раздать в ростовские церкви, монастыри Ростова, Углича, в село Воржу, где похоронен его дед, и нищей братии большие суммы денег, общим счетом 1000 рублей28.

Род И.М. пресекся, поскольку наследников по мужской линии после него не осталось. Дочь его Евдокия, в замужестве Кожевникова, жила в Угличе29.

Род Петра Матвеевича Емельянова

П.М. (род. ок. 1737-1809)30 был женат дважды. От первой жены Марьи Яковлевны (род. ок. 1750-1790)31 имел сына Якова, дочерей Пелагею (род. ок. 1770), Ирину (род. ок. 1774), Елизавету (род. ок. 1780)32. Дочери Петра Матвеевича Пелагея и Ирина жили во Владимире, одна из них носила фамилию Кручинина33. О судьбе Елизаветы сведений не обнаружено.

Помимо уже названных сооружений в Ростове и Петровске, Петр выстроил еще ряд зданий; возможно, в их числе и каменный дом в приходе ц. Леонтия на Заровье. В 1779 г. именно он был предоставлен Матвеем Емельяновым как залог по обеспечению подряда сына на поставку 500 тыс. шт. кирпича для строительства соборной церкви в Петровске34.

Сохранилось челобитье П.М. от 1781 г. на предоставление ему плана строения дома; выданный в том же году план предполагал возведение следующего сооружения: «Наличное строение сплошное, что с лицевой стороны в 2 жила, не ниже 12 аршин, в нижнем апартаменты со сводами и галереей, здесь лавки, в верхнем – что хозяину угодно или для житья. Строить с Бранд Мауэром, не ниже 1 арш., с передней стороны со площади ворота, и с двух боков построить ворота … дозволены каменные стены, снаружи лавки… крышу крыть железом или черепицей…пока черепичные заводы входят в силу, тесом или гонтом». Поскольку сроки завершения постройки четко оговаривались (нижний этаж – в 2 года, верхний – в 4), можно предположить, что к 1785 г. здание было построено35.

В 1781 г. Петром и Иваном под строительство еще одного каменного дома был взят участок крепостной земли у И.Н. Хлебникова, но постройка и не осуществилась, и в 1795 г. И.И. Хлебников подавал прошение в Магистрат на возвращение ему крепостной его земли36.

К 1787 г. в числе владений Емельянова-среднего был и трактир «каменный с кладовыми и 25-ю лавками»37. В том же году П.М. получил разрешение на строительство еще двух каменных домов. Но обстоятельства сложились так, что один из них, «2-х этажный четыреугольною фигурою», он построил к 1792 г. совместно с Иваном Коньковым (этот дом находился в их совместном владении), а другой он строить не стал и место под него продал К.В. Мельникову в 1792 г.38

Помимо строительства, П.М. вкладывал средства в мукомольное дело - через посредника арендовал мельницу (Петровский уезд, Якшинская волость, деревня Афоново на Лиге)39. Поскольку он сдавал в аренду под торговлю шелковыми товарами свои лавки40, производил кирпич на заводах41, по предварительным заказам осуществлял поставку строительных материалов42, можно предположить, что совокупный доход его семьи был достаточно высок, и единственный сын П.М. Яков Петрович имел весьма неплохие перспективы на будущее. Но в марте 1790 г. умирает его мать Марья Яковлевна, и надежды Якова, как единственного наследника капиталов и владений отца, рушатся: через 4 месяца после смерти жены 53-х летний Петр Матвеевич венчается с дворовой девкой дворянина Андрея Семеновича Сипягина, 18-летней Агриппиной Михайловой43. С ней, еще до вступления в брак, им был заключен и записан в Маклерскую книгу контракт, в котором обговаривались условия, обеспечивающие права и безбедное существование молодой супруги в случае смерти Петра Матвеевича. Агриппина (Агрофена) получала 8 каменных лавок и каменный двухэтажный корпус «состоящий в крепости в куртине»44. Если учесть, что в 1802 г. по особому договору, так же записанному в Маклерскую книгу, Иван Матвеевич отказал ей 2 харчевни «по свойству и по принадлежности…за полученное им Иваном таковое же удовлетворение»45, то будущее Агрофены представляется вполне обеспеченным.

О чувствах к супругу, который при вступлении в брак был старше ее больше, чем вдвое, судить трудно, но Петр Матвеевич любил свою жену безумно. В его завещании от 21 июня 1799 г.46 нет ни единого слова распоряжения о спасении и помине собственной души, зато имя Агрофены звучит в нем постоянным рефреном: «…отказываю ей, Агрофене, в вечное владение…вольна она, Агрофена, [этим имуществом] владеть…продать, заложить, во всякие по своей крепости укрепить…сыну Якову и дочерям моим ее, Агрофену, ни в чем не притеснять ни под каким видом, а тех отданных мною лавок, корпус, и движимого ее имения, ничего не отымать, нигде о том не просить и не искать под запрещением Суда Божия…долгов ей, Агрофене, за меня не платить… А если кто против сего моего завещания дерзнет у нее, Агрофены, что-либо отымать, либо присваивать, в том не будет благословения, и буду я в оном судиться на Страшном суде при втором пришествии»47.

В 1808 г. в семействе Петра Матвеевича разыгралась настоящая драма, когда из-за его, полуживого старика, имущества в смертельной схватке сошлись сын, жена, теща, доверенный Юров. Прошения, освидетельствования, медицинские экспертизы, постановления Магистрата следовали одни за другими48. Перипетии этого тягостного дела рисуют яркую картину быта и нравов своего времени; коллизии его достойны романа из серии о величии и пагубности страстей человеческих. Развязка была неожиданна. В апреле умерла 36-летняя Агрофена, в мае – Петр Матвеевич. Имущество свое Агрофена распределила между ростовскими церквями, сделав в них богатые вклады, родственниками, знакомыми и матерью49.

Яков Петрович Емельянов (род. ок. 1779-1836)50 унаследовал 3 каменных дома, 43 каменных и 7 деревянных лавок51. Был женат дважды: на Анне Петровне (род. ок. 1773-1832, ур. Кононова)52 и Екатерине Ивановне Родионовой, вдове, с которой венчался в 1832 г.53 Оба брака были бездетны. В 1822 г. Я.П. Емельянов усыновил оставшегося сиротой после архиерейского служителя Ивана Федоровича Коновалова «отрока Василия Ивановича», дал ему свою фамилию и женил в том же году на Агриппине Васильевне Рахмановой54; в 1823 г. в этом браке родилась дочь Марья55. Достаточно странным представляется тот факт, что в дальнейшем семья приемного сына Якова Петровича проходит под фамилией Коноваловых56. В этой связи можно предположить, что существовало определенное условие унаследования фамилии Емельяновых, например, обязательное рождение сына. Так или иначе, но со смертью Якова Петровича Емельянова (кто ему наследовал, выяснить не удалось, возможно, сестры) мы можем говорить о пресечении рода купцов Емельяновых и по этой линии.

Род Алексея Матвеевича Емельянова

А.М. (род. ок. 1748-1797)57 до конца жизни писался в сокольих помытчиках. Вкладывал свою долю капитала в строительство, которое вели старшие братья58. Данные о собственной предпринимательской деятельности А.М. не обнаружены. С женой Анисьей Григорьевной (род. ок. 1758-1805)59 он имел троих сыновей.

Иван (1789)60 умер в младенчестве.

Семен (род. ок. 1782-1827)61 женат не был; в 30 лет лишился рассудка и с 1812 г. до последних лет жизни находился под опекой ростовских купцов Андр. Абр. Титова, А.А. Мальгина и своей невестки Ф.Е. Емельяновой, которые управляли его имуществом62; немалую часть его составило наследство после брата Льва Алексеевича, поступившего к Семену в 1809 г. как родовое63.

С.А. Емельянову принадлежали: внутри города 53 лавки каменные, 3 одноэтажные харчевни, верхний этаж над лавками Коньковых, 7 деревянных «шкафов», каменный 2-х этажный дом в приходе Леонтия на Заровье, в крепости одноэтажный дом и разное имущество, всего по оценке на 41890 р.с., ассигнациями 15000, которое унаследовали его родная сестра Е.И. Кожевникова и двоюродный брат Я.П. Емельянов64. Приведенные выше цифры дают возможность иметь хотя бы приблизительное представление о величине капитала каждого из братьев Емельяновых.

Лев Алексеевич Емельянов (род. ок. 1783 г.-1809)65 был женат на Федосье Егоровне (1785-1829)66. В 1807 г. у них родился сын Ардалион, проживший всего 4 месяца67. Судя по документам, Л.А. вел торговлю «мелочным» товаром. В его лавках продавался товар галантерейный (табакерки, кошельки, щетки, чубуки, трости, голицы, перчатки русские и немецкие, картузы, чепчики для младенцев), парфюмерный (румяна, белила, помада, лоделован), москательный (купорос, кровельная краска, черный купорос, вохра, белила, клей, сандал, лак), колониальный (горький миндаль, корица, гвоздика, винный камень), лекарственные травы (пионный корень, цитварное семя), обои, трикотаж (носки, чулки русские и немецкие)68.

Личность Л.А. представляется очень привлекательной. Помимо умения устраивать семейные дела (в ряде случаев он выступает доверенным лицом Якова Петровича, своего кузена)69, вести торговые операции, он выделяется и образованностью. Подбор книг из домашней библиотеки Льва Алексеевича очерчивает обширный круг его интересов:
1. Князь Д и княгиня М в 2-х книгах
2. Потерянный рай (Мильтон? – Е.К.)
3. Дело от безделья 4 тома, в 2-х книгах
4. История разорения Трои в 2-х томах
5. Мои безделки в 2-х томах
6. Тысяча и одна ночь 6, 7, 10, 11, 12 тома
7. Роспись российским книгам (каталог? – Е.К.)
8. Ключ выкладкам курсов
9. Курьезное изъяснение любопытства достойные нам
10. Азбука для гуслей
11. Краткое средство от прилипчивости
12. Начальное основание Французской истории в 3-х томах
13. Городовое положение
14. Юридическая грамматика
15. Уроки экспериментальной физики в 2-х томах
16. Наука щасливым быть
17. Картина России в 2-х томах
19. Богомолка
20. Увещевание о исповеди письменное
21. Календарь 1806 г.
22, 23. Альбом Беседы над Евангелием
24, 25. Два Месяцеслова
26, 27. Две Псалтыри70.

Поскольку наследников у Льва и Семена Алексеевичей не осталось, эта линия рода Емельяновых также пресеклась.

Итак, за 100 лет существования в Ростове, к 1836 г. род Емельяновых себя исчерпал и пресекся по мужской линии в 4-ом поколении.

Говоря о купцах Емельяновых, нельзя не отметить неординарности судеб носивших царские имена Ивана, Петра и Алексея. Иван построил церковь, Петр испытал страстную любовь, Алексей воспитал сына-книжника. Разрушена церковь, скрылись за могильной плитой молодость, красота и любовь, исчезли страсти, истлели книги… Но уже третье столетие стоят, составляя неповторимый облик Ростова, здания, построенные братьями, и живет в их названиях фамилия Емельяновых.

Итак, на основе проведенного исследования, мы имеем возможность:
• назвать имя основателя рода Емельяновых в Ростове (Емельян Постнов, род. в 70-е гг. XVII в.);
• говорить о малочисленности и генетической слабости этого рода, для Ростова нетипичных (род Кайдаловых насчитывает 16 поколений, Мальгиных – 14, Кекиных, Хлебниковых, Щаповых – 12, Титовых – 8);
• отметить успех предпринимательского дела Емельяновых во втором и третьем поколениях, их ведущую роль в застройке Ростова втор. пол. XVIII в. каменными зданиями, в т. ч.: не менее 12 домов, как жилых, так и с лавками, 4 трактира, церковь Преображения Господня: казенные каменные дома для присутственных мест, городничего и казначейства в Петровске;
• выявить следующие позиции функциональных качеств данной семьи: наследственный капитал, раздел его при жизни главы семейства (Матвей выделяет Ивана, Петра и Алексея задолго до своей смерти), наличие определенной части имущества в виде родового владения, наследуемого только представителями по мужской линии (имущество Льва не досталось его жене, а перешло к брату Семену); нахождение капитала в совместном пользовании (Ивана и Петра), наличие в распределении распорядительно-исполнительной деятельности четкого разделения функций (Иван финансирует строительную деятельность, выступает гарантом, Петр является исполнителем и так же финансирует, Алексей только предоставляет в распоряжение братьев свои средства).
• считать основной причиной краткости и неустойчивости предпринимательского дела отсутствие наследников семейного капитала по мужской линии;
• определить матримониальные связи представительниц семейства для прояснения вопроса переливов капиталов (Евдокия Ивановна в замужестве за купцом Кожевниковым, Углич, одна из дочерей П.М. – за Кручининым, Владимир)
• говорить на примере Льва Емельянова о развитии среди ростовских купцов стремления к образованности и культуре.

  1. Аксенов А.И. Генеалогия российского купечества: роды и судьбы // История предпринимательства в России: роды и судьбы. Кн. I. М., РОССПЭН, 2000. С. 413.
  2. РФ ГАЯО. Ф. 197. Оп. 1. Д. 189. Л. 21 об.
  3. Там же. Ф. 371. Оп. 2. Д. 43. Л. 18.
  4. Там же. Л. 61.
  5. РФ ГАЯО. Ф. 197. Оп. 1. Д. 189. Л. 5.
  6. Титов А.А. Переписные книги Ростова-Великого второй половины XVII века. СПб., 1887. С. XXII.
  7. Там же. С. XXIII.
  8. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 1. Д. 44. Л. 15 об.
  9. Там же. Л. 13.
  10. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 1. Д. 657. Л. 1 об.
  11. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 2. Д. 43. Л. 52 об.
  12. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 2444. Л. 8.
  13. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 158. Л. 36.
  14. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 78. Л. 1.
  15. Там же. Ф. 204. Оп. 1. 445. Л. 14.
  16. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 604. Л. 1.
  17. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 1304. Л. 1-5.
  18. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. 902. Л. 1-5.
  19. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 760. Л. 1-3.; Алитова Р.Ф. Уездный город Петровск // ИКРЗ, 2001. Ростов, 2002. С. 290.
  20. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 1445. Л. 1-7.; Д. 1446. Л. 1-3.; Д. 1578. Л. 1-3.; Д. 1579. Л. 1-5.
  21. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 1583. Л. 1-3.
  22. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 2250. Л. 1-5.
  23. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 1304. Л. 1-9.
  24. Там же. Л. 7.
  25. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 2253. Л. 109.
  26. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 2444. Л. 10.
  27. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 1. Д. 1317. Л. 1-4.; Мельник А.Г. Церковь Преображения //газ. Ростовский гражданин. № 25.
  28. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3465. Л. 1-4.
  29. Там же. Л. 3.
  30. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 2. Д. 44. Л. 113.
  31. Там же. Ф. 371. Оп. 2. Д. 43. Л. 52 об.
  32. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 1. Д. 657. Л. 1 об.
  33. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3465. Л. 4.
  34. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 438. Л. 1-5.
  35. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 1274. Л. 1-6.
  36. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3090. Л. 7.
  37. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 2250. Л. 1-5.
  38. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 2467. Л. 1-3.; Мельник А.Г. Корпус против соборной ограды // газ. Ростовская старина. № 78.
  39. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 760. Л. 1.
  40. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 1583. Л. 1-4.
  41. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 438. Л. 1.; Д. 1816.; Д. 1579. Л. 1-4.
  42. Там же. Ф. 341. Оп. 1. Д. 492. Л. 4. Выражаю благодарность сотруднику ГМЗРК Т.В. Колбасовой, сообщившей данные сведения.
  43. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 2. Д. 43. Л. 48 об.
  44. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3491. Л. 46.
  45. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3465. Л. 40.
  46. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3567.
  47. Там же. Л. 46.
  48. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3491.
  49. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3567. Л. 3.
  50. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 2. Д. 45. Л. 15 об.
  51. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3491. Л. 89.
  52. Там же. Ф. 371. Оп. 2. Д. 43. Л. 56 об.
  53. Там же. Ф. 371. Оп. 2. Д. 45. Л. 2 об.
  54. Там же. Ф. 371. Оп. 1. Д. 44. Л. 2 об.
  55. Там же. Л. 61 об.
  56. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 2. Д. 45. Л. 90 об., 166 об.
  57. Там же. Ф. 371. Оп. 2. Д. 43. Л. 79 об.
  58. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 2250. Л. 1.; Д. 2444. Л. 8.
  59. Там же. Ф. 371. Оп. 1. Д. 44. Л. 10.
  60. Там же. Ф. 371. Оп. 2. Д. 43. Л. 13., 18.
  61. Там же. Ф. 371. Оп. 2. Д. 44. Л. 73.
  62. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 4189. Л. 3.
  63. Там же. Л. 32-38.
  64. Там же. Л. 122.
  65. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 2. Д. 44. Л. 10.
  66. Там же. Л. 4 об.
  67. Там же. Л. 14, 16.
  68. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д.4189. Л. 63.
  69. Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3491. Л. 27., 34., 35.
  70. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 4189. Л. 35-36.
Приложение

Завещание Ивана Емельянова

РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3465. Л. 3.

1803 года декабря 31 дня

Се аз раб Божий ростовский купец Иван Матвеев сын Емельянов имея от роду семьдесят лет чувствуя в себе слабость и дряхлость и всегда вредставляю себе неизвестный час смертный и Страшный Суд Божий и яко имеет грешная душа моя по разлучения от тела моего явится и предстать перед Господом и потому будучи в полном разуме и совершенной памяти, оставляю дочери моей моей, имеющей в супружестве за угличским купцом Дмитрием Васильевым сыном Кожевниковым, Евдокии Ивановне божеское родительское благословение и завещаю ей естли по власти Божией грешная душа моя разлучится имеет от тела моего, также и жены моей, а ее матери Иулианы Михайловой последует окончание жизни, то учинить по нас поминовение таковое, а именно: по христианскому обычаю оболочь меня в приуготовленное мною одеяние и положить в приуготовленный уже гроб и покрыть материею, из коей сделать ризы к новопостроенной мною церкви Преображения Господня, где и погребсть грешное наше тело во гробах моих родителей; а с гроба жены моей Иулиании Михайловой из материи сделать ризы к Святителю Леонтию что на Заровье. Тело мое положить подле дочери моей, оставя место для положения тела жены моей, когда она по воле Божией скончается, купно с моим.

На погребение созвать из сего города Ростова священно и церковно служителей, а для служения святых литургия, чтобы оное было справлено соборне, и просить отца архимандрита Богоявленского, если не будет, то Яковлевского, протоиерея с братиею, и еще двух или четырех священников, и в приделах апостола Матфея и царя Константина в день погребения и во все шесть недель отслужить ранние святые литургии, плату дать за труды служащим особливую. При погребении всем бывшим священно и церковно служителям дать на каждую церковь по рублю и удовольствовать столом. Именно архимандрита, протоиерея с братиею, Леонтьевского, Введенского, Преображенского священника с причетником и все моя родственников также удовольствовать столом. На поминовение грешной моей души по святым монастырям и церквям для ежедневного в годовое время поминовения: в соборную церковь 25 рублей, раннего 10 руб; во все монастыри по 5 руб, в Белогостицкий монастырь для чтения в году Псалтыри особо 25 рублей; по всем приходским церквям по 2 рубли; в Леонтьевскую что на Заровье и Преображенскую в каждую по 5 рублей; в город Углич, в монастыри в Алексеевский и в Покровский, в каждый по 5 рублей, также и в Улейминский 5 рублей, в собор 5 рублей, по приходским церквям в каждую по 2 рубли, по знакомости моей и как дочь моя Евдокия тамо жительство имеет; в село Воржу, где погребен дед мой, 5 рублей. Нищей братии, здесь в Ростове находящейся, раздачу чинить в третий, девятый, полосорочины и в сороковой день каждому человеку по 5 копеек, в прочие дни во всю четырехдесятницу по 2 копейки.

Сродникам моим, в бедности живущим, сестре моей Евдокии 25 рублей, еще сестре Марфе 10 руб, племяннику Якову Петровичу 25 руб, в городе Владимире племянницам Пелагее 30 рублей, Ирине 20 рублей, племяннику и внуку моим Кручининым по 10 руб, крестнице моей Федоре Филатьевне 15 руб.

На гроб мой положить камень.

На все вышеписанное употребить оставленные для того нарочно деньги тысеча рублей.

После всего оного из недвижимого моего имения для бедных в каждой год о ярмонке покупать на 120 рублей везаниц или носков, чулошных и сие исполнить дочере моей во все время жизни ее неукоснительно.

Жене моей Ульяне Михайловой отдать из моего имения 500 руб. сверх того, ежели моя жена меня [переживет]. Если моей дочери Авдотьи и ее детей не будет, то доверяю я племяннику моему Ивану Матвеевичу Латышеву и сыну его Василью и с фамилиею, что имение будет, продать и раздать по церквям и нищей братии и в колокольни.

В протчем во всем распоряжать в имении моем, в движимом и недвижимом, в лавках, и в землях, также и кладовых и харчевнях, и в доме моем означенной дочери. Раздавать половинное число суммы по нищим раздачею носков и везаниц.

Другою половиною приказываю пользоваться тебе, дочери моей Евдокии по прежде сочиненному моему завещанию. Не делать противу оного никакого другого препятствия, только единого и совершенного исполнения, за что да почиет на вас, дщерь купно любезные дети, в продолжении вашей жизни, Божие благословение, и да умножатся благость ваша во все дни живота вашего.

На конец у всех наших сродников и знаемых прочих пред кем погрешив, христианского прощения и поминовения [прошу].

Аминь.

Подлинное завещание подписано тако.

К сему духовному завещанию ростовский купец Иван Матвеев Емельянов своеручно подписуюсь

В верности сего завещания подписуюсь, духовник Ростовской Леонтьевской что на Заровье церкви священник Стефан

При сем духовном завещании ростовский купец Григорий Иванович сын Мальгин свидетелем был и руку приложил

При сем духовном завещании ростовский купец Андрей Иванович сын Мальгин свидетелем был и руку приложил

При сем духовном завещании ростовский купец Яков Никитин сын Толоконников свидетелем был и руку приложил

Завещание Петра Матвеевича Емельянова

Л. 46. 1799 года июня 21 дня ростовский купец Петр Матвеев сын Емельянов, будучи в целом своем уме и твердой памяти, но от болезни чувствуя слабость свою здоровья и опасаясь, чтоб не застиг нечаянно смертный час, оставляю сие духовное завещание жене своей Агрофене Михайловой в том, что если Бог по душу мою сошлет, то по смерти моей отказываю ей, Агрофене, в вечное владение из имения моего недвижимаго, состоящего в Ростове внутри крепости восемь каменных лавок под № 54, 55, 62, 63, 64, 126, 127, 128, кои ей мною пред сочетанием с нею брака обещаны по записи, учиненной в 1790 г. апреля 9 дни и записано в Маклерской книге, но с тем, тогда чтоб владеть оными мне по смерть мою, для того оные, да еще каменный в два жилья неотделанный корпус, состоящий в той же крепости в куртине и вольна она, Агрофена, оными владеть, продать, заложить и во всякие по своей воле крепости укрепить, да недвижимого четыре образа, а из платья, что есть у нее, Агрофены, много (суголинного) и с жемчугом, весь без остатку.

До прочего моего имения, кроме вышеназванного, как то домов, земель, лавок, заводов, ей, Агрофене, дела нет, и не во что не вступать, а довольствуется она вышеназванным и впредь ей на указанную часть, как она останется бездетной, ничего не требовать и нигде о том не просить и не искать, равно и оставшемуся после меня наследнику сыну Якову и дочерям моим, и никому ее, Агрофену, ни в чем не притеснять ни под каким видом, а тех отданных мною лавок, корпус и движимого ее имения, ничего не отымать и нигде о том не просить и не искать, под запрещением Суда Божия, так и долгов ей, Агрофене, за меня никаких не платить, а платить долги оставшемуся после меня сыну Якову, для того написав сие завещание при нижеподписавшихся свидетелях, ей, Агрофене и вручив. А если кто против сего моего завещания дерзнет у нее, Агрофены, что-либо отымать, либо присваивать, в том не будет благословения, и буду я в оном судиться на Страшном суде при втором пришествии.

К подлинному завещанию ростовский купец Петра Матвеев Емельянов руку приложил

При сем завещании свидетелем был сын его Яков Емельянов и подписал

При сем завещании ростовский купец Иван Матвеев сын Емельянов свидетелем был и подписал

При сем завещании ростовский посадский Андрей Иванов сын Привалов (маклер) свидетелем был и подписал

При сем завещании ростовский посадский Алексей Иванов сын Кожевников свидетелем был и подписал

При сем завещании ростовский посадский Михайло Алексеев сын Милютин свидетелем был и подписал

При сем завещании ростовский купец Иван Алексеев сын Хлебников свидетелем был и руку приложил

При сем завещании ростовский купец Алексей Михайлов сын Орлов свидетелем был и руку приложил

При сем завещании ростовский купец Николай Иванов сын Юров свидетелем был и руку приложил

Завещание Агрофены Емельяновой

РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3567.

Л. 3. Имение мое роздать по разным церквям, знакомым и родственникам на поминовение на литиях
1. В церковь Леонтия Чудотворца что на Заровье исправского жемчуга 10 золотников, равного из сорта оставшимися за сими десятьми золотниками и две юбки парчевую с гасом серебряным, и гранитуровую той же церкви на поминовение души, диридоровую епанчу на лисьем меху с опушкой в приклад
2. В церковь Константина в приклад и на поминовение бархатную епанчу
3. В церковь Живоначальной Троицы что на Варницах штофную юбку в приклад
4. В церковь Николая Чудотворца что на всполье два полукубка золотых в приклад
5. В церковь Иоанна Милостивого волнистую фату в приклад
6. В церковь Рождества в Девичий монастырь шубу гранатуровую в приклад

Родственникам и прочим
Матери Варваре Антипьевне из движимого и недвижимого имущества две шубы штофная и гранитуровая, харчевню, находящуюся внутри города за лавками в куртине, ныне занимаемую по найму ростовским купцом Селивакиным, отдать в вечное ее владение, а в покоях над этой харчевней иметь ей жительство по смерть ея.
Невестке Анне Петровне даридоровый полушубок
Жене духовного отца пару платков
Внуке Вере Петровой юбку шитую.