Ю.Б. Куницына

Угличская коллекция старопечатных книг

На Стоглавом соборе Иван Грозный негодовал: «Писцы пишут с неисправленных переводов, а написав не правят же... и по тем книгам в церквах Божиих чтут, поют и пишут с них». Эти искажения во многом и побудили царя создать на Москве первую типографию – штанбу. А с выходом первой книги Апостола, начинается новая эра в культуре России – эра книгопечатания.

Трудно переоценить роль книги в жизни населения. Крупный специалист в области описания кириллической книги, Поздеева И.В., отмечает, что каждое дело начиналось с молитвы, осенялось и освещалось божественным словом.

Книги любили, берегли, передавали по наследству, реставрировали по мере сил и умения. С течением времени старопечатные книги не только не утратили своей основной функции – помощь в религиозном отправлении и художественной ценности, но приобрели новую, выступив источником знания и объектом изучения.

В 2001 г. Угличский историко-художественный музей включился в работу по изучению и описанию старопечатных книг. Цель большая, значимая, требующая времени. Она реализуется не сразу. Имеет смысл выделить основные задачи, которые решались в этом году:
1. Систематизация фонда.
2. Выяснение условий формирования коллекции старопечатных книг.
3. Выявление наиболее интересных экземпляров и анализ информации, заключенной в полевых записях.

Задачи, поставленные в ходе изучения и описания фонда разделять нельзя, ибо они решаются в комплексе.

Объектом изучения музейное собрание ещё не было, и данная работа является первой попыткой прояснения ситуации. В ходе изучения фонда обнаружилось, что музей владеет небольшой коллекцией книг: перв. пол. XVI в. – 6 экземпляров, втор. пол. – 38. Возникает вопрос о том, почему музейный фонд столь скуден?

Ответ на него и станет решением второй задачи. В ходе изучения фонда стало ясно, что основой музейной коллекции стали книги из монастырских и церковных библиотек. Такой древний город как Углич, который насчитывал в нач. XX в. два крупных монастыря и 30 действующих церквей, не мог не иметь множества редких и ценных книг. Какие книги хранились в храмах? Что было утрачено и почему?

Анализ писцовых книг1 и статья В.В. Денисова дают представление о том, что хранилось в монастырских и храмовых библиотеках.

Первые сведения о наличии книг в Угличе относят к концу XVI в. Сохранились упоминания о евангелиях, написанных на пергамене, и книгах старой печати на бумаге2.

Удар по книжным хранилищам был нанесен в начале XVII в., когда отряды поляков, громили и жгли город, разрушив его до основания. Этим, видимо, и объясняется отсутствие большого количества книг нач. XVII в. – город буквально отстраивали заново в течение нескольких лет.

Во второй пол. XVII в. явно прослеживается тенденция к увеличению. Пути попадания книг в угличские монастыри и церкви обычны. Это продажа.
1. «В лето 1635 от Рождества Христова Троицкого Сергиева монастыря от казны продана сия книга Шестоднев в троицкую вотчину села Гостицы и церкви великого чудотворца Николая», – читаем на скрепах Шестоднева.
2. В 1636/37 гг. состоялась 8 продаж в город Углич, одна из которых в Воскресенский монастырь3.
3. В 1650 г. большим спросом у покупателей пользовалось «Уложение» Алексея Михайловича4. Среди покупателей был и Воин Селифонтов. К сожалению, сведений о нем нет, а вот Уложение 1649 г. обнаружилось в книге поступлений за 1930 г. Принадлежало оно Алексеевскому монастырю. (Было найдено в Успенской церкви Алексеевского монастыря на чердаке в 1922 г. зав. музеем А. Гусевым-Муравьевским)5.

Из книг поступлений и инвентарных книг 20-30-х гг.6, а также из Путеводителя Н.Ф. Лаврова7 следует, что некоторые монастыри книги получали в качестве вклада. Вклады делались царственными особами, священнослужителями, посадскими людьми и др. Так, например, известно, что Спасо-Преображенский получил в дар святое Евангелие, которое преподнес «государь, царь и великий князь Михаил Феодорович всея Руси в 1638 г.» В Петропавловскую Церковь в 1677 г. вложил евангелие архимандрит Серапион «за свое душевное спасение», а в церковь Флора и Лавра евангелие напрестольное – посадский человек Димитрий Федоров, сын Орешников.

В Богоявленском монастыре хранилось евангелие, пожертвованное инокиней Марфой: « Лета 1614 марта 11 дня сие святое Евангелие напрестольное пожаловано государыней инокиней Марфой в Углич в свое государино богомолье в Богоявленский девичий монастырь... и кто в сем монастыре будет жить, им за государыню Бога молить. А сего поданного Евангелия никому из оного монастыря во иной монастырь и к церквам не брать никакими происки от того монастыря. Аще кто сие Евангелие похитит тот да воспримет при втором Христове пришествие суд»8. В 1892 г. в Угличе был открыт Музей Отечественных Древностей. Среди экспонатов были и старопечатные произведения.

Составленная опись книг весьма поверхностна, так как музейные сотрудники хотя и были полны энтузиазма, но нужной квалификацией не обладали. В 1922 г. в «Предисловии к описанию рукописных книг»9 заведующий музеем А.К. Гусев-Муравьевский записал, что книги собирались в течение 25 лет «покупкой на скудные средства музея». В описание Гусев-Муравьевский включил:
• Евангелие напрестольное
• 12 миней
• Триодь постная
• Триодь цветная
• Апостол
• Требник
• Псалтирь
• Пролог
• Октоих
• Ирмологий

Всего 21 книга. Все они выданы по приказу Большого дворца в церковь царевича Димитрия, в 90-е гг. XVII в. Эти книги и стали основой коллекции сначала Угличского краеведческого музея, а потом историко-художественного.

В 20-е гг. идет активное закрытие церквей и монастырей. Заведующий музеем участвует в процедуре закрытия храмов в качестве секретаря комиссии по ликвидации. Он делает подробное описание «историко-художественного имущества» Угличских храмов. Забегая вперед, укажем, что следов большей части книг, указанных Гусевым-Муравьевским в инвентарных книгах Музея, не значится. Почему? Зав. музеем не всегда приглашался на ликвидационную комиссию.

Новая власть не видела проку в богослужебных и богословских книгах, в стране, где атеизм признавался официально и был воинствующим. Поэтому даже в музее им места не находилось. Сформированная экспозиция должна была отражать новую действительность. В какой отдел можно поместить старопечатную книгу, если это:
1) Отдел Природы и производственных сил
2) Истории развития общественно-экономических формаций
3) Социалистического строительства
4) Историко-революционный и Антирелигиозный?

Место старопечатной книге в фонде. В 20-30-е гг. идет его пополнение за счет монастырских и церковных хранилищ. Названия церквей могут разниться, но формулировка одна – «по изъятию»10. Другой путь пополнения – имения.

Частные коллекции из дворянских усадеб «Желтино», «Родичево», «Шишкино» становятся объектом национализации, имущество, не представлявшее практической пользы попадало в музей11. В последующие годы книг практически не поступало. Такова драматическая история формирования музейного фонда старопечатных книг XVII в.

Мы помним, что книга – это не только объект изучения, но и источник вполне конкретных знаний. Записи на книгах хранят информацию, которая дополняет и расширяет их. В рамках этого доклада достаточно привести несколько примеров.

На территории Углича действовала ружная церковь Царевича Димитрия. Её деятельность финансировалась из столицы. Книги сюда поступали бесплатно по указу Большого дворца. Большой дворец – это главный в группе приказов, который управлял царским имуществом. Разбазаривание монаршего добра чиновники допустить не могли и строго следили за отчетностью, даже если это касалось небольшой церкви, располагавшейся за сотни верст от столицы. «В лета 7204 декабря 15 по указу великих государей Иоанна и Петра дана сия книга Псалтирь восследованная на Углеч в новопостроенную церковь Благоверного царевича Димитрия что на святой его крови по челобитью тоя церкви священника Иоанна Минина с причетниками, а старая Псалтирь сдана в Казну»12. Аналогичная надпись есть и на других книгах.

Иногда человек на полях книг размышляет о сложных взаимоотношениях между людьми, а иногда доверяет бумаге обычные погодные наблюдения.

В любом случае записи на полях очень интересны и достойны отдельного сообщения.

В заключение хочется сказать, что работа УИХМ со старопечатной книгой только началась. Многие наши коллеги имеют преимущество: они раньше включились в эту деятельность. Мы надеемся, что наша работа принесла результаты. Все книги перв. пол. XVII в. войдут в Ярославский каталог кириллической печати. Мы выражаем огромную благодарность за неоценимую помощь в работе доктору исторических наук Поздеевой Ирине Васильевне и научному сотруднику ЯМЗ Гулиной Татьяне Ивановне.

  1. Писцовые книги стольника Михаила Федоровича Самарина и подьячего Михаила Русинова 1674 г. // Труды ЯГУАК.– М., Тип. А.И. Снегиревой. 1892г Вып. 2., С. 1-200.
  2. Денисов В.В. Книги и книжные собрания в угличских монастырях и в церквях во второй половине XVII – нач. XX в. // исследования и материалы по истории Угличского Верхневолжья, вып. 4, УИХМ, 1996 г.
  3. Поздеева И.В. Пушков В.П. Дадыкин А.В. Московский печатный двор – факт и фактор русской культуры, М., 2001, С. 111.
  4. Автократова М.И. Буганов В.И. Сокровищница документов прошлого. М., 1986. С. 276.
  5. Опись поступающих предметов в Угличский музей древностей с 1 января 1922 г. Т. III.
  6. Опись поступающих предметов в Угличский музей древностей с 19 февраля 1923 г., Т. VII.
  7. Книга поступлений Угличского краеведческого музея на 1930 г. и последующие годы.
  8. Лавров Н.Ф. Путеводитель по церквам г. Углича. Углич, УИХМ, 1994.
  9. Опись вещей, находящихся в Угличском музее древностей во дворце св. царевича Димитрия.
  10. Инвентарная книга коллекций угличского музея древностей 1928 г.
  11. Третьякова Т.А. Частные книжные собрания и предметы искусства в материалах конфискаций 1917-1920-х гг. // исследования и материалы по истории Угличского Верхневолжья. Вып. 4.
  12. УИХМ. Инв. номер 6382.