М.К. Павлович

Документы художников-эмальеров в архиве Музеев Московского Кремля

Наряду с документами музея Оружейная палата, кремлевских монастырей, соборов и церквей в отделе рукописных, печатных и графических фондов (ОРПГФ) Музеев Московского Кремля хранится немало личных фондов бывших сотрудников учреждения, а также лиц, связанных с Кремлем, его памятниками и собраниями ценностей. Особое место среди них занимает фонд № 30 – «Документальные коллекции современных ювелиров», также относящийся к источникам личного происхождения. Фонд образован в 1991 г. при непосредственном содействии зав. сектором русского художественного металла И.Д. Костиной. В его состав входят фотографии и автобиографии ювелиров, перечни их работ, статьи, каталоги, афиши, плакаты, буклеты, письма, знакомящие с творческими свершениями и планами, открытки и эскизы произведений и т.д. Фонд поставлен на государственный архивный учет, в настоящее время он насчитывает 592 единицы хранения 1960-2001 гг., поступившие от 76 фондообразователей, на документы каждого из которых имеется отдельная опись.

Имеющиеся документальные коллекции неравноценны. Некоторые из них представлены всего несколькими единицами хранения, другие насчитывают десятки и даже более сотни дел, знакомящих с ведущими направлениями в развитии ювелирного искусства конца ХХ – начала ХХI вв. Любопытно отметить, что несколько художников-ювелиров сейчас являются гражданами других государств – Литвы, Эстонии, Киргизии, Казахстана, Молдовы и т.д. Российские фондообразователи также представляют самые различные регионы России – Москву, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Кострому, Челябинск и т.д. Значительное место среди них принадлежит жителям ростовской и ярославской земли, документы которых и стали объектом данного небольшого исследования.

Уроженец г. Ростова Валерий Дмитриевич Кочкин после окончания Московского художественно-промышленного училища им. Калинина в 1979 г. поступил на фабрику «Ростовская финифть». С 1980 г. он участвовал в различных выставках в Москве, Красноярске, Коломне, Киеве, в Оксфорде в Англии. С 1987 г. он член Союза художников СССР, теперь России. Работы В.Д. Кочкина представлены в музеях нашей страны – Русском музее в Санкт-Петербурге, Ярославском государственном художественном музее, Владимиро-Суздальском музее-заповеднике и других, есть они и в Музеях Московского Кремля, а в ОРПГФ хранятся его автобиография, фотография и письмо с уточнением датировки ряда произведений1.

Судьба другого художника, Владимира Павловича Грудинина, также связавшего свою трудовую деятельность с фабрикой «Ростовская финифть» в 1979 г., после окончания Художественного училища миниатюрной живописи в поселке Холуй Ивановской области, известна нам по его автобиографической справке, поступившей в Музеи Московского Кремля вместе с ювелирными изделиями2. С 1980 г. его работы также стали экспонироваться на выставках в Рязани, Туле, Красноярске, Владимире, Москве, в том числе и в Оружейной палате. В 1984 г. В.П. Грудинин был принят в Союз художников СССР. Для него характерно обращение к теме истории Руси, ее традициям, былинам, что нашло отражение в таких работах, как «Алеша Попович и князь Василько», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», складень «Прощание». Нередко мастер черпает вдохновение в красотах природы и родного города. Так родилась коробочка «Ростов». Лучшие его работы приобретены музеями Санкт-Петербурга, Омска, Владимира, Москвы и, конечно, Ростова Великого.

Произведения Александра Васильевича Тихова находятся в многочисленных музейных и частных собраниях как в России, так и за ее пределами. Представлены они и в Оружейной палате. Документальная коллекция Александра Васильевича насчитывает 7 единиц хранения. Это автобиографическая справка, составленная в 1992 г., личные фотографии различных лет*, слайды и эскизы работ, письма, статья о его творчестве. А.В. Тихов родился 12 сентября 1948 г. в г. Петровске Ярославской области, окончил Федоскинскую школу миниатюрной живописи в 1970 г., после чего пришел на фабрику «Ростовская финифть», с середины 1970-х гг. участвовал в многочисленных выставках в Москве, Владимире, а также за границей. В 1990 г. созданная им брошь «Тихий вечер» была удостоена 1-й премии республиканского конкурса в Москве, а в следующем, 1991 г., состоялась выставка его работ в Московском Кремле. В том же году художник стал лауреатом премии ВЦСПС. В интервью, данном им газете «Ростовский вестник» 14.09. 1991 г., Александр Васильевич признался, что «...главное для него – это не чины и регалии, главное – возможность трудиться с полной отдачей сил, причем творчески»3.

Особую ценность представляют его эскизы разных лет, с 1970-х по 1990-е гг. Многие из них, как, например, эскиз плакетки «Гаданье», так и не были воплощены в жизнь. Позволяют эскизы судить и о творческом росте эмальера. Так, если в 1970-х гг. в его работах заметно влияние федоскинской росписи с ее отточенной красивостью, четкостью линий и сказочными сюжетами, то постепенно он находит свою собственную манеру. Его работам присущи мягкие, плавные линии, приглушенные тона, столь созвучные средней полосе России. Как говорил сам художник: «Делаю акварельные эскизы, в основном это зарисовки с натуры»4. Целая серия произведений появилась благодаря этим зарисовкам, сделанным Тиховым на берегу р. Сары в с. Деболовском. «Село находится в исключительно живописном месте. Протекает речка, на берегу которой, на высоком берегу, стоит церковь, построенная еще при Иване Грозном», – так рассказывает он об эскизах, присланных в Музеи Московского Кремля5. На ряде фотографий запечатлены его работы, ныне находящиеся за пределами России. Но к радости того, что его произведения приобретаются, примешивается легкая грусть. Так, после того, как в начале 1990-х гг. три его панно были куплены послом Великобритании, Александр Васильевич признается, что все же свои работы он «...хотел бы видеть в наших русских музеях». Так документальные источники позволяют не только иметь более полное представление о творчестве мастера, но и судить о нем как о человеке.

Имя замечательного ювелира и художника Николая Нужина, вероятно, хорошо известно многим. Он приехал в Ярославль в 1982 г. после окончания Красносельского училища художественной обработки металлов, учителем его был замечательный педагог, Заслуженный художник России П.И. Чулков. Первые работы Нужина были выполнены в традиционной манере красносельских ювелиров, но постепенно, осваивая все новые и новые секреты мастерства, он выработал свой неповторимый творческий почерк. Тонкое понимание используемого материала, будь то камень, металл, перламутр или дерево, безукоризненный вкус, чувство формы, легкость, раскованность, а порой и мягкий юмор – вот основные черты, присущие работам Николая Александровича. Несмотря на довольно широкий ассортимент ювелирных украшений, сам художник отдавал предпочтение броши, из-за многообразия форм дающей максимальную свободу для фантазий и новаторских решений. В своих изделиях мастер использовал природные камни, жемчуг, янтарь, золото, медь, серебро, дерево, но самый любимый его материал был все-таки перламутр, мерцающий, загадочный, хрупкий, требующий особого умения. «Николай Нужин много и разнообразно использует богатые художественные возможности перламутра, неверный постоянно меняющийся цвет его, неровную фактору, вогнутые и выпуклые поверхности раковин»,- так писала о нем искусствовед Л. Константинова6. Работал ювелир и с эмалью. В 1980 г. на 2-й выставке «Ювелирное искусство художников России» он представил серьги «Русские», выполненные в технике оконной эмали по скани. Созданные им позже пейзажные композиции в технике горячей эмали – «Град Китеж», «Ночь», «Весна» и другие завораживают плавностью, текучестью линий и мягким переходом цветовых оттенков. В конце 1990-х годов выставки его работ состоялись в Бельгии, Германии, Франции, Японии, а в 1999 г. в выставочном зале Звонницы Московского Кремля состоялась его персональная выставка. Многие его произведения приобретались музеями России и в частные собрания за рубежом. Казалось, художник находился в самом расцвете творческих сил, но жизнь его вскоре оборвалась. Документальная коллекция Николая Нужина в нашем музее насчитывает всего пять единиц хранения. Это два каталога «99 брошей Николая Нужина» (Ярославль, 1996) и «Николай Нужин. Ювелирные украшения, эмаль» (Ярославль, 1997), календарь на 1997 г. с фотографиями его произведений, статья В. Бодрова «Наши оружейники и ювелиры в Москве» из газеты «Ярославская неделя» от 25 .08. 1998 г., рассказывающая о конкурсе «Наши имена», организованном Государственным Историческим музеем, Оружейной палатой и независимыми российскими профсоюзами. Так, в номинации «Ювелирная пластика» первую премию получила коллекция Нужина, одержавшая победу над работами из мастерской известного петербургского ювелира А. Ананова. Сохранились и фотографии Николая Александровича, сделанные в 1999 г. в фонде серебра в нашем музее незадолго до открытия его персональной выставки.

Уроженка г. Ярославля Лилия Вячеславовна Ситникова после окончания отделения филиграни в Московской школе художественного ремесла по профессии «мастер ювелирного филигранного дела», а также скульптурного отделения Московского технологического института в 1962 г. два года преподавала в Красносельском училище художественной обработки металла, а с 1964 г. работала в Комбинате прикладного искусства в Москве. С 1965 г. она участница многочисленных выставок, как российских, так и зарубежных – в США, Германии, Швеции и т.д., неоднократно получала дипломы и медали за свои произведения. С 1971 г. она член Союза художников СССР. Работы Л. В. Ситниковой представлены в 22-х музеях России, в том числе в Оружейной палате и Государственном Историческом музее в Москве, а также в центре производства горячих эмалей – г. Кечкемете в Венгрии. Часть документальных материалов Ситникова передала в архив музея. Это анкета, заполненная ею для энциклопедии «Русское декоративно-прикладное искусство», фотографии работ, буклет выставки в Венгрии, но особую ценность представляет творческий дневник художницы7. На его первых страницах приведена подробная автобиография с перечнем выставок, где экспонировались ее работы с 1965 по 1990 гг., список музеев, где они находятся, личная фотография. Остальная часть тетради содержит, на наш взгляд, просто уникальную информацию. Здесь помещены фотографии и рисунки – эскизы многочисленных ювелирных изделий разных лет, с подробными аннотациями и пояснениями автора. Так, мы узнаем о материале, из которого изготовлены предметы, о ювелирной технике, дате создания, кем и когда они были приобретены, где экспонировались, какую получили оценку специалистов. Нередко Ситникова раскрывает и историю их создания – побудительные мотивы, трудности, обращает внимание на экспериментальный характер, освоение новых приемов и секретов мастерства. Например, такое пояснение мы находим под фотографией комплекта «Летний» 1974 г., представленном в Доме творчества в Паланге: «В то время никто горячие эмали (Дулевские) на нейзильбер не накладывал... Эта работа экспериментальная. Задача эксперимента была: положить горячие эмали на нейзильбер или мельхиор. Работа в металле была выполнена в Москве, а когда я поехала в творческую группу в Палангу, я случайно их захватила с собой. В г. Клайпеда нас повели на экскурсию в комбинат художественного фонда, и я там увидела оборудованный цех для горячих эмалей, которой покрывают значки... Я страшно обрадовалась и стала ездить каждый день с утра в г. Клайпеду и стала накладывать эмали на свои работы... Это моя первая работа с горячими эмалями...»8. Л.В. Ситниковой принадлежат не только ювелирные изделия с вкраплениями эмали, не менее интересны и ее серии работ в стиле палехской миниатюры, названные самим автором «Палехский период». Это коробочки «Времена года», «Осень», «Набережные реки Москвы» и другие.

Говоря о российских мастерах – эмальерах, нельзя не сказать хотя бы несколько слов о петербургских художниках Леониде Эфросе и Алексее Максимове, чьи работы и документы также представлены в Московском Кремле9. Так, Леонид Эфрос, предпочитающий жанр миниатюры на эмали, посвятил часть своих произведений героям Отечественной войны 1812 г., генералиссимусу Александру Васильевичу Суворову и другим историческим деятелям. Из работ Алексея Максимова наиболее известна серия «Королевский портрет», где на эмалевых миниатюрах художник запечатлел представительниц королевского дома Великобритании. Выпущен набор открыток с изображением миниатюр, выполненных в нежных, серовато-голубоватых и розоватых тонах. Произведения Максимова и Эфроса экспонировались и в России, и за ее пределами, многие из них находятся в ведущих музеях Москвы и Санкт-Петербурга, а также за рубежом. Для их творчества характерна более холодноватая, изысканная гамма голубых, белых, сероватых тонов, перекликающаяся с обликом города на Неве. Как говорил Алексей Максимов в одном из интервью: «Работа с эмалью – это общение с вечностью, металлическая пластина и порошок цветного стекла, работа художника и стихии огня – рождение нового живого организма необыкновенной тверди, способной отражать из глубины своей лучи света, немеркнущей через века, как не меркнут византийские, русские, европейские эмали давних столетий»10.

Комплектованием личных фондов современных художников-ювелиров занимаются не только Музеи Московского Кремля, но и в других музеях. Документальные материалы дополняют коллекции ювелирных украшений и дают немало ценных сведений об их авторах, а иногда даже позволяют уточнить датировку и название отдельных произведений.

* Автор приносит благодарность сотруднице Государственного музея-заповедника «Ростовский Кремль» Пак В.Ф. за фотографию А.В. Тихова.
  1. См.: ОРГФ Музеев Московского Кремля. Ф. 30. 2
  2. Оп. «Кочкин В.Д.». Д. 1-2.
  3. См.: Там же. Оп. «Грудинин В.П.». Д. 1.
  4. Там же. Оп. «Тихов А.В.». Д. 6. Л. 2.
  5. Там же. Д. 4.
  6. Там же. Оп. «Нужин Н.А.» Д. 2. Л. 3.
  7. Там же. Оп. «Ситникова Л.В.» Д. 1-2.
  8. Там же. Д. 1. С. 16.
  9. Там же. Оп. «Эфрос Л.» и «Максимов А.».
  10. Алексей Максимов. Эмаль. Графика. Каталог выставки. Л., 1990. Л. 21.