В.Г. Пуцко

Об иконографическом прототипе иконы Богоматери Умиления-Ростовской

Иллюстрации

Прославление с 1910 г. чудесами иконы Богоматери «Умиление», находившейся в церкви Благовещения в Ростове Великом, нашло отражение в отдельном издании1. С того времени произошло много различных событий. После 1928 г. была закрыта и в 1930 г. разрушена Благовещенская церковь, сооруженная в 1695-1697 гг. и украшенная великолепным резным иконостасом2. Но указанную икону удалось сохранить, и с 1943 г. она пребывает в ростовской церкви Николы на Всполье. Этот образ еще в 1960-1970-х гг. продолжал оставаться очень почитаемым местными жителями и приезжими, особенно молившимися перед ним об исцелении больных детей.

Конец наступившему позже забвению иконы недавно положен публикацией статьи о. Александра Парфенова3, а также его ныне печатаемым докладом «Наблюдения над рукописной службой чудотворной иконе Божией Матери "Умиление-Ростовская"». Почитаемая ростовская икона выполнена на доске в технике масляной живописи, в живописной манере, во второй половине XIX в. Это список более ранней и более известной иконы, тоже имеющей свою историю и не совсем обычный иконографический источник: он восходит к ренессансным образцам.

Подобные прецеденты бывали и прежде, о чем свидетельствуют различные примеры, некогда приведенные Н.П. Кондаковым4. К их числу следует также присоединить иконы Богоматерь Елецкую и Казанскую, одну из самых почитаемых в России5. Проникновение западных иконографических образов в украинское иконописание становится особенно активным в XVI-XVII вв., затрагивающим как униатскую, так и православную среду. Со второй половины XVII в. популярности этих изображений весьма способствовала западноевропейская гравюра. Не исключено, что ею был инспирирован и образ Богоматери Балыкинской.

По преданию, эта икона, выполненная «малороссийским письмом», первоначально находилась в Стародубе, в доме пана Тимофея Дульского – значкового товарища Стародубского полка. В рукописном известии сказано: «Того року, когда швед в наших краях был, когда шел с войском мимо Стародуба, икона та, будучи еще в дому его, плакала, и он, тот плач Пресвятой Богородицы увидевши, такое обещание имел, где узнает новосозданный храм, отдать святой образ в новосозданную церковь». Этим храмом оказался только что построенный в селе Балыкино. Но Т. Дульский не спешил исполнить свое обещание, и тогда явившаяся ему во сне Богоматерь повелела отдать икону в эту церковь, и еще раз явилась и приказала, уже с угрозой, после чего образ был, наконец, водворен в Балыкино. Это случилось 4 августа 1711 г., а через год стало известным первое чудо: исцеление от глазной болезни дочери значкового товарища войскового Федора Случановского – Юлиании. При гетмане Данииле Апостоле (1724-1734) икону перенесли в Стародуб и поставили в церкви Рождества Богородицы, но позже вернули в Балыкино6. Там, в деревянном храме Николая Чудотворца, построенном в 1802 г. на месте более раннего, поставленного в центре села на холме – крепостном земляном городке времени Северной войны, икона сохранилась до наших дней7.

Почитание балыкинской иконы со временем распространилось далеко за пределы окрестностей Стародуба. Это вызвало изготовление списков. Один из них, датированный 1769 г., находился в Крестовоздвиженской церкви в Киеве8. Он имеет явные отличия от оригинала, но в то же время позволяет видеть особенности иконографии, ныне не различимые в оригинале из-за потемневшей олифы, издавна покрытом ризой. Известно, что существовала риза 1770 г., но уже в 1811 г. ее заменил серебряный позолоченный чеканный оклад, изготовленный на средства графини А.Н. Безбородько, ныне известный по фотоснимку9. В злополучном 1922 г. он был содран с иконы, и, вероятно, уничтожен. Из чтимых списков иконы Богоматери Балыкинской надо отметить украшенный серебряной ризой, прежде находившийся в Трехсвятительской церкви в Глухове, сохраненный после ее разрушения в 1930-е гг. и ныне помещенный в особом киоте в Вознесенской кладбищенской церкви. Он наиболее близок к оригиналу. Косвенно популярность балыкинской иконы отразилась даже в произведениях металлопластики. Известна происходящая из Афанасиевской церкви г. Погара серебряная подвеска с изображением Богоматери Балыкинской и следующей надписью на оборотной стороне изделия: «Сию лянъпу надал раб Божий Иван Теодорович цехмисътр шевсъки зо всею братиею до храму свят[ите]ля Афанасия стоячая в Погари в року 1727 месяца июня 5»10.

Оригинальное изображение не могло не обратить на себя внимание. В церковно-исторической литературе находим следующую характеристику этой иконы: «образ Балыкинской Богоматери писан на холсте, наклеенной на доску, и имеет 5 четвертей длины и 15 вершков ширины. На иконе Матерь Божия изображена с опущенными вниз глазами, которые всецело устремлены на ее Предвечного Младенца. Руки Пр. Девы сложены дланями одна к другой. Богомладенец изображен совершенно обнаженным и лежащим на коленях Богоматери»11. Голова Богоматери без покрывала, пряди длинных волос, рассыпанных по плечам. Молитвенный жест соединенных перед грудью рук – характерный для западной церковной традиции и необычный для православной, как и подобное положение младенца. Излишне здесь обсуждать вопрос о приложимости к указанному иконографическому изводу украшающего эпитета «Умиление», связываемого практически с различными изображениями Богоматери12.

Происхождение иконографической формулы, модификацию которой представляет икона Богоматери Балыкинской, устанавливается без особых затруднений. Оно прослеживается в итальянской живописи XV в. В произведениях Джентиле да Фабриано (ок. 1370-1427) и Беноццо Гоццоли (1421-1497) Мадонна изображена сидящей, со скрещенными на груди руками и с лежащим у нее на коленях обнаженным младенцем. Но на фрагменте фрески в частном собрании в Будапеште, датируемой около 1490 г. и приписываемой умбрийскому мастеру Пьерматтео да Амелия (работал в 1469-1503 гг.), Мария изображена сидящей, молитвенно соединив пальцы рук, сосредоточив свой взгляд на спящем обнаженном младенце13. Там же, в Будапеште, в Музее изобразительных искусств, находится большой алтарный образ кисти умбрийско-маркейского мастера Джованни Боккати (ок. 1420 – после 1480 г.), на которой представлена тронная Мария с лежащим у нее на коленях обнаженным играющим младенцем, в окружении св. Ювеналия, Сабина, Августина, Иеронима и ангелов14. Руки Мадонны в таком же молитвенном жесте, как и на иконе Богоматери Балыкинской. Эта алтарная композиция первоначально украшала часовню св. Сабина собора в Орвието. Данный иконографический мотив варьирует венецианско-муранский мастер Джироламо да Тревизо (ок. 1450-1496) в выполненном им около 1490 г. изображении Марии со спящим младенцем15. Можно привести и иные аналогичные примеры16. Попутно надо заметить, что из той же Стародубской иконописной мастерской, по-видимому, вышли также иконы Богоматери, прославленные в Чубковичах и Мишкове, с композициями такого же итальянизирующего характера. Из этого пограничного тогда с Россией региона происходят не только эти, но и иконы традиционного византийского характера17.

В литературе отмечен «точный список с чудотворной иконы Балыкинской Божией Матери», находившийся в Орловском Введенском женском монастыре, прославившийся в 1858 г.18 Список иконы в Глухове известен лишь в своем регионе. Икона из Благовещенской церкви в Ростове Великом в этом ряду оказывается наиболее адаптированным воспроизведением иконы Богоматери Балыкинской, являющейся, в свою очередь, радикальной переработкой ренессансного итальянского оригинала. Таковы иконографические истоки необычной схемы.

  1. Чудеса от св. иконы Умиления Царицы Небесной в г. Ростове Великом. Сергиев-Посад, 1913.
  2. Мельник А.Г. Уничтоженные храмы Ростова Великого // Московский журнал. 1991. № 11. С. 16, 18; Он же. Иконостас Благовещенской церкви Ростова Великого // Резные иконостасы и деревянная скульптура Русского Севера. Архангельск, 1995. С. 188-194.
  3. Парфенов А., свящ. Святыни Ростова Великого. Ростовская чудотворная икона Пресвятой Богородицы «Умиление» // Светильник. Вып. 1. М., 2001. С. 113-118.
  4. Кондаков Н.П. Иконография Богоматери. Связи греческой и русской иконописи с итальянскою живописью раннего Возрождения. СПб., 1910.
  5. Пуцко В.Г. Ренессансные схемы русских икон Богоматери: Елецкая и Казанская // Никодим Павлович Кондаков. 1844-1925. Личность, научное наследие, архив. СПб., 2001. С. 91-99.
  6. Архиеп. Филарет (Гумилевский). Историко-статистическое описание Черниговской епархии. Кн. VII. Чернигов, 1873. С. 61-63. См. также: Снессорева С. Земная жизнь Пресвятой Богородицы и описание чудотворных ее икон. Ярославль, 1994 (по 2-ому изд. СПб., 1898). С. 202-203; Поселянин Е. Богоматерь. Полное иллюстрированное описание ее земной жизни и посвященных ее имени чудотворных икон. СПб., 1909. С. 399-400; Лужницький Г. Словник чудотворних богородичних iкон Украпни // Науковий збiрник Украпнського католицького унiверситету св. Климента папи. Т. 62. Рим, 1984. С. 154.
  7. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Брянская область. М., 1998. С. 402-404. Ныне с. Балыкино Погарского района Брянской области.
  8. Шедеври украпнского iконопису XII-XIX ст. Кипв, 1999. Табл. 90.
  9. Картины церковной жизни Черниговской епархии из IX-вековой ее истории. Киев, 1911. С. 115-116. Ил. на с. 115.
  10. Уварова П. Церковный отдел Выставки Черниговского Археологического съезда // Труды XIV Археологического съезда в Чернигове. 1908. Т. II. М., 1911. С. 110. № 131.
  11. Картины церковной жизни... С. 116.
  12. Подробнее см.: Бахарева Н.Н. Келейный образ Серафима Саровского – икона Богоматери Серафимо-Дивеевской «Умиление» (Вопросы истории, иконографии и семантики образа) // Материалы второй и третьей научно-практических конференций по проблемам истории, культуры и воспитания (август 1998, февраль 1999). Вып. II. Саров, 1999. С. 46-65.
  13. Мравик Л. Североитальянская живопись XV века. Будапешт, 1984. № 9.
  14. Там же. № 7.
  15. Там же. № 33.
  16. Gamulin G. Tri priloga slikarskoj baљtini Dalmacije // Prilozi poviesti umjetnosti u Dalmaciji. Sv. 25. Split, 1985. S. 199-201.
  17. Пуцко В.Г. Чудотворные иконы Богоматери из черниговских районов Брянщины // С.И. Мальцов и история развития Мальцовского промышленного района. Ч. II. Брянск, 1998. С. 97-104.
  18. Снессорева С. Земная жизнь Пресвятой Богородицы… С. 203; Соколов Н. Былое Орловского Введенского монастыря // Русский паломник. 1912. № 6. С. 91 (речь идет об исцелении от умопомешательства девушки-цыганки).