А.Ю. Савина

Актер Ростовского драматического театра Ульяновский Сергей Александрович
(К 100-летию со дня рождения)

В истории города Ростова много славных страниц. Одна из них связана с профессиональным драматическим театром и с судьбами тех людей, которые в нем служили. Об одном из них я и хочу рассказать – об Ульяновском Сергее Александровиче, которому в 2002 г. исполнилось бы 100 лет.

В настоящем сообщении использованы в основном воспоминания жены Сергея Александровича – Ольги Павловны и его дочери Марины Сергеевны, с которыми мне удалось побеседовать летом 2002 г., а так же архивные сведения.

Сергей Александрович Ульяновский родился в Вологде 27 августа 1902 г. Его отец – Ульяновский Александр (отчество не удалось установить) – был тюремным врачом, а мать – Юлия Филипповна – домашней хозяйкой. В семье росло четверо детей – сыновья Сергей, Вениамин, Николай и дочь Нина. Отец умер рано, и семья из Вологды переехала в Ярославль, откуда родом была мать, Юлия Филипповна. Она зарабатывала на жизнь шитьем, хозяйство вела экономно. Жили очень трудно. У Юлии Филипповны была бездетная сестра, и Сережа большую часть своего детства прожил у нее. Но, несмотря на трудности, все дети в семье получили хорошее образование. Средний брат Вениамин окончил два института, стал ученым. Долгое время преподавал в одном из ВУЗов Минска. Младший брат Николай работал в Ленинграде бухгалтером в артели художников. О нем вспоминают как о тихом и спокойном человеке. В 1937 г. был репрессирован и почти двадцать лет отсидел в тюрьме. Впоследствии его реабилитировали. Сестра Нина была сотрудником Ярославской милиции и умерла очень рано.

Сергей Александрович окончил семь классов школы, затем актерский техникум в Иванове и заочно режиссерский факультет Московского театрального института.

Из записи в трудовой книжке Ульяновского мы узнаем, что 7 октября 1929 г. он был принят «актером Иваново-Вознесенского АГИТЭСа» (Агитационного театра эстрады и сатиры – А.С.) при пролеткульте». Там он проработал полтора года и в январе 1931 г. перевелся «актером в 1-й рабочий театр Иваново-Вознесенского пролеткульта». В 1932 г. был вынужден оставить работу «по семейным обстоятельствам вследствие переезда в г. Ярославль».

В том же году он поступил на службу в Ярославский театр юного зрителя «в качестве актера с нагрузкой на ассистентской работе». А в конце 1933 г. перешел на работу в Ярославский филиал театра им. Волкова в качестве актера, откуда уволился по собственному желанию «ввиду реорганизации театра».

Следующая запись в трудовой книжке сообщает нам о том, что 28 марта 1934 г. Ульяновский был принят в Ростовский гортеатр «в качестве актера с окладом 600 руб.»

После переезда в Ростов Сергей Александрович поселился на улице Некрасовской в доме Звонилкина. Там он жил со своей первой женой, которая тоже была актрисой. Но семейная жизнь не сложилась, и они в скором времени развелись.

Со своей второй женой Ольгой Павловной они расписались в 1938 г., а в 1939 г. в семье родилась дочь Марина.

Ольга Павловна работала машинисткой в исполкоме. Но к театру имела непосредственное отношение – играла в массовке. Она рассказала, что первое знакомство с театральной жизнью у нее состоялось в 14 лет, когда в Ростове была предпринята попытка создать детский театр. Руководил этой труппой Островский. Она пришла на прослушивание, и ее приняли. Оленьке уже дали роль, но мама, считая, что дочь еще очень мала, не пустила ее. Актрисой Ольга Павловна не стала, но продолжала ходить в театр играть в массовках. Там и познакомилась с будущим мужем.

После свадьбы молодые жили при театре. Сначала в здании театра на третьем этаже, где соседствовали с семьей художественного руководителя Ледакова. А потом получили комнату в доме, расположенном во дворе театра. Квартира Ульяновских находилась на втором этаже и имела открытый балкон. Ольга Павловна вспоминает: «Жили там долго, Сергею Александровичу очень нравилась эта квартира. Только после закрытия театра мы поменяли эту жилплощадь на другую».

Профессиональный театр, носивший название «Ростовский колхозно-совхозный театр», был гордостью Ростова. Он располагался на улице Карла Маркса в доме № 161. Судя по воспоминаниям современников, ростовский театр имел в городе большое признание, спектакли с удовольствием посещались жителями города.

Коллектив театра был многочисленный. Актерская труппа насчитывала 24 человека. Имелся и небольшой оркестр в составе 2 человек2. Сама структура включала в себя много отделов и цехов. Помимо художественно-руководящего, артистично-музыкального3, хозяйственно-технического и обслуживающего персонала4, имелись многочисленные вспомогательные цеха: монтировочно-декорационный, электроосветительный, мебельно-реквизиторский5, костюмерный, гримерно-парикмахерный6. В «Штатно-окладной ведомости» мы находим такие редкие для театра должности, как суфлер7 и портниха-одевальщица8.

Театр работал много и плодотворно, спектакли выпускались в кратчайшие сроки, ко всем знаменательным дням труппа старалась подготовить и показать новую премьеру. Например, в феврале 1941 г. были показаны сразу три премьеры: «Сентиментальный вальс» (5 февраля); «На бойком месте» (9 февраля) и «Падь серебряная» (20 февраля)9. Количество спектаклей в год доходило до 31510. Средняя цена билета составляла: на утренние спектакли от 2 до 13 руб., на вечерние от 4 до 27 руб.11

Театр часто выезжал на гастроли, обслуживая всю Ярославскую область12. По словам Сергея Александровича, спектакли принимали очень хорошо.

Ольга Павловна рассказывает: «Перед гастрольными поездками всем выдавали командировочные деньги. И актеры сразу же на вокзале скидывались и шли выпивать в буфет. А Сергей никогда не пропивал деньги, экономил и взаймы никому не давал. Всегда говорил: «Надо беречь. Я никогда ни у кого не прошу». Он вообще не любил шумные компании и выпивку. За это его звали «Сережа 100 грамм». Это потому, что он возил с собой рюмочку, которую выпивал и уходил. Это была его норма. Никогда не давал сигарет, говорил, что «курево надо свое иметь». Он вообще был скуповат».

Партнерами Сергея Александровича по сцене были А.П. Светловидов, С.Н. Трофимова, А.М. Ворожебская, Т.А. Скваркрвская, А.И. Рыбаков, В.Н. Шипков, К.А. Второв и другие13. Вполне вероятно, что творческая сработанность этих актеров, в течение нескольких лет работавших вместе, в одном коллективе, благотворно сказывалась в целом на качестве спектаклей.

Репетиции проходили в театре каждый день. Начинались они в 10 часов утра. Вечером, если не было спектакля, снова проводилась репетиция. В театре одновременно работало несколько режиссеров. Иногда и сами актеры ставили спектакли. Так, например, Сергеем Александровичем была поставлена комедия «Сады цветут» авторов Масс и Куличенко14.

Во время Великой Отечественной войны часть труппы распустили и актерам пришлось искать другое место работы. Ульяновский выучиться на шофера газогенераторных машин и после окончания курсов почти год работал шофером.

«Жизнь была тяжелая, продуктов не хватало, и всем артистам театра дали огороды, за городом, на нынешней улице Спартаковской, – говорит Ольга Павловна. – Бывало, уйдут целой толпой копать свои огороды и долго не возвращаются. Жены волновались, не знали, что же они там делают? И одна знакомая рассказала, что, проходя мимо, видела, как они «только курят, сидят на грядах и учат друг друга, как огород копать надо. А сами ничего не умеют!»

Но, несмотря на все трудности военного времени, на продолжительный и тяжелый труд на заводах и фабриках, у жителей города была большая потребность в культурном досуге.

Продолжал работу ростовский межрайонный драматический театр. Весной 1942 г., после эвакуации в Ростов Ленинградского театра драмы, состав городского театра пополнился ленинградскими артистами во главе с художественным руководителем театра Л.П. Юрениным. 30 и 31 мая 1942 г. объединенный коллектив показал свою первую совместную постановку, пьесу в четырех действиях М. Горького «Последние»15. В октябре 1942 г. Комитетом по делам искусств РСФСР и Ярославским облисполкомом было принято решение, в котором на Ростовский драматический театр возлагалось «почетное и ответственное задание по обслуживанию фронтовых частей нашей героической Красной Армии». Отбывая в полном составе в длительную командировку, коллектив театра вез фронту новые спектакли: «Последние» – М. Горького, «Парень из нашего города» – К. Симонова, «Последняя любовь» – А. Островского и специально подготовленную программу одноактных пьес16.

В числе уехавших был и Сергей Александрович. В его трудовой книжке имеется запись от 17 декабря 1942 г.: «по приказу РОСИскусства переведен в г. Елец в Орловский областной театр». Своему отъезду Ульяновский обрадовался – появилась возможность вновь заниматься любимым делом.

Елец бомбили почти каждый день. И, несмотря на это, люди все равно продолжали приходить в театр. Но Ульяновский проработал там недолго, его ранило во время очередного воздушного налета. «Осколок от разорвавшейся бомбы влетел в коридор частной квартиры, где он жил, и попал ему в ногу, – рассказывает Ольга Павловна, – и он, раненый, добежал до театра и уже там упал». Осколок повредил ногу чуть выше голени, но, к счастью, сухожилие не задело, поэтому он мог нормально ходить. Сергей Александрович долго лежал в госпитале в Орле, а потом переехал в Ярославль к матери. Целый год ему пришлось ходить на костылях. И только после полного выздоровления Ульяновский смог вернуться в Ростов. Это было уже в 1947 г.

Ему приходилось много играть, почти каждый день был занят: то спектакли, то репетиции, то гастрольные поездки. Это помогало хоть как-то сводить концы с концами. Актеры никогда не были богатыми, всегда нуждались. Тем более что пенсию по ранению Сергею Александровичу не назначили, он не считался участником боевых действий. Марина Сергеевна (дочь Сергея Александровича) вспоминает такой случай: «Однажды я пришла перед спектаклем к отцу на сцену и увидела, как актеры подходили к дырочке в занавесе и смотрели, сколько народу пришло в театр. Зал был полный, и актеры очень этому радовались: есть перед кем играть. А самое главное, что после спектакля можно будет получить хоть какие-нибудь деньги. Я подошла к отцу и говорю: «Папа, я так есть хочу!» А он мне отвечает: «Вот закончится спектакль, придем домой, и я тебе нажарю картошки на рыбьем жире».

И маленькая Марина с нетерпением ждала окончания этого спектакля, она не могла себе представить ничего вкуснее картошки на рыбьем жире.

После войны, когда наступал период летних отпусков, артисты ехали в Москву, где у них было место общего сбора. Туда приходили режиссеры, которые набирали актеров для работы в разных городах. И очень часто после таких поездок артисты увольнялись из Ростовского театра и уезжали на новое место жительства.

Но Ульяновский никогда на такие сборы не ездил, никуда не хотел уезжать из Ростова. Очень любил город и озеро Неро. Часто говорил жене: «Никуда я не поеду, тут такое озеро, такая рыбалка!» Была и еще одна причина, по которой Сергей Александрович не оставил Ростов. Его любили и уважали зрители, узнавали на улицах. Говорили, что, как прочитаешь на афише Ульяновский, значит надо идти, спектакль будет хороший и веселый. У него было свое амплуа – комик.

В 1952 г. Ростовский драматический театр закрылся, его перевели в Ковров Владимирской области. Актеры разъехались кто куда. Сергею Александровичу было жаль, что распался театр, он считал, что еще очень многое может сказать со сцены, чувствовал в себе силы и желание играть.

После закрытия театра он работал художественным руководителем в клубе на фабрике Рольма, в клубе кофе-цикорного комбината, в доме учителя, в доме пионеров, в обществе слепых.

Работая в Доме пионеров, Ульяновский на елках играл Деда Мороза. Марина Сергеевна вспоминает: «Однажды взял с собой на выступление меня. Елка прошла очень удачно, и с тех пор я часто помогала отцу в проведении различных мероприятий». Сергей Александрович наряжал ее то Рассеянным с улицы Бассейной, привязывал ей сковороду на голову и вытаскивал из мешка; то надевал на нее костюм Петрушки и рыжий парик. После этих выступлений ее узнавали на улице и часто кричали вслед: «Рыжий, рыжий». Отец поощрял эти выступления, он считал, что у дочери есть способности. Но, к сожалению, Марина Сергеевна не пошла по стопам отца. Хотя признается, что любит выступать и делает это при любом удобном случае.

Сергей Александрович вообще не мог без работы. А если и случались простои, то он сразу же находил себе какое-нибудь дело: ездил в Ярославль изучать марксизм-ленинизм, самостоятельно осваивал стенографию и т.п.

Одним из увлечений Ульяновского была фотография. Он любил фотографировать, всегда снимал артистов в костюмах и во время спектакля на сцене. По воспоминаниям домашних, в старости Сергей Александрович вообще не расставался с фотоаппаратом.

Другое увлечение – изготовление кукол и режиссура кукольных спектаклей. Куклы его были замечательные и выразительные. Ему неоднократно предлагали их отдать или продать. Но он не соглашался и до конца жизни очень дорожил ими.

Ольга Павловна вспоминает, что он всегда что-нибудь мастерил. «У Сергея имелся самодельный стол на цепях, прикрепленный к стене, и на нем всегда царил творческий беспорядок. Мог всю ночь напролет читать газеты и вырезать из них статьи. После его смерти остался железный сундук, где хранились газеты с 1926 года и большое количество вырезок. Он никого к этому сундуку не подпускал, очень его берег и всегда сердился, когда трогали его вещи».

«Однажды он соорудил себе плащ и вышел в нем ночью на балкон, – дополняет Марина Сергеева, – испытывал, не промокает ли. А мы проснулись и все перепугались. Он в нем был похож на привидение. Летом отец вытаскивал все свои запасы во двор и развешивал их сушить на веревках».

«Чтению газет папа уделял много времени, – вспоминает Марина Сергеевна, – всегда следил за новостями, был в курсе всех событий в стране и в мире. Бывало, придет со мной и мамой в кино, посмотрит выпуск новостей и уходит домой. Отец много читал, совершенно не обращая внимания на время суток. А потом мог в любое время дня и ночи уснуть, спать где угодно, ловя любой момент. Мог уснуть даже стоя, держась за стул. В быту был непривередлив и покладист. Всегда задумчивый, очень серьезный человек. Никогда не повышал голос, но мог поворчать, если мы не сообщали, куда ушли и когда вернемся. А если был чем-то рассержен, то умел так сказать, что вызывал у нас страх».

Сергей Александрович любил декламировать стихи, великолепно танцевал. На вечерах их с Ольгой Павловной нередко выбирали парой вечера, которая танцевала лучше всех.

Актерское мастерство и находчивость не раз помогали Ульяновскому в жизни. Однажды возвращаясь на электричке из Ярославля, он прилег на полку отдохнуть и услышал разговор мужчин: «Давайте его сейчас ограбим и сбросим». Но актер не растерялся. У него в кармане была большая связка ключей, которую всегда носил с собой. Встав с полки, сказал: «Я давно за вами наблюдаю!» А сам держал связку в кармане. Мужики испугались, думали, что у него револьвер и убежали.

В дальнейшем, когда было тяжело работать режиссером, устроился сторожем во вневедомственную охрану. И на работе сослуживцам стал рассказывать, что был артистом, что имел успех. А над ним смеялись. Часто говорил жене: «Раньше был в почете, а теперь…» Ольга Павловна его успокаивала, говоря, что прошло уже очень много времени, что эти люди молоды, никогда не видели его игры и поэтому не знают о нем. Он соглашался с ее доводами, но на самом деле очень обижался.

Умер Сергей Александрович в 1984 г., на восемьдесят втором году жизни. Он никогда не жалел о том, что выбрал профессию актера, любил театр и ему посвятил всю свою жизнь.

  1. РФ ГАЯО Ф. Р – 81. Д. 57. Л. 1.
  2. РФ ГАЯО Ф. Р-81. Д. 59. Л. 8 об.
  3. РФ ГАЯО Ф. Р-81. Д. 59. Л. 6 об.
  4. РФ ГАЯО Ф. Р-81. Д. 59. Л. 7 об.
  5. РФ ГАЯО Ф. Р-81. Д. 59. Л. 7.
  6. РФ ГАЯО Ф. Р-81. Д. 59. Л. 7 об.
  7. РФ ГАЯО Ф. Р-81. Д. 59. Л. 6 об.
  8. РФ ГАЯО Ф. Р-81. Д. 59. Л. 7 об.
  9. РФ ГАЯО Ф. Р-81. Д. 59. Л. 10 об.
  10. РФ ГАЯО Ф. Р-81. Д. 59. Л. 2.
  11. РФ ГАЯО Ф. Р-81. Д. 59. Л. 2 об.
  12. РФ ГАЯО Ф. Р-81. Д. 56. Л. 4.
  13. Новый театральный сезон в Ростове // Газета «Большевистский путь» № 200 от 12 сентября 1940 г.
  14. Встреча артистов с учителями // Газета «Большевистский путь» № 63 от 24 марта 1940 г.
  15. Спектакль «Последние» // Газета «Большевистский путь» № 59 от 29 мая 1942 г.
  16. Коллектив театра выехал для обслуживания фронтовиков // Газета «Большевистский путь» № 122 от 1 ноября 1942 г.