Т.Ю. Субботина

План посада г. Ростова 1755-1759 гг.

В РГАДА в Москве хранится документ, который называется «План города Ростова градской выгонной земле и состоящим внутри грацкой окружной межи разных чинов людей дворовым и огородным местам. Межеваны под главною дирекцыею господина генерала фелдъцехмейстера, сенатора ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА, генерала-адьютанта, действителного каморгера, лейбкомпании подпорутчика, государственного межевщика и ординов апостола Андрея, Белаго Орла, святаго Александра Невскаго и святыя Анны ковалера графа Петра Ивановича Шувалова межевщиком капитаном Тимофеем Долбиловым 1755го 1756го и 1759х годов»1. План состоит из двух частей: первая – это собственно план города, на котором указаны все землевладения в черте городской окружной межи за исключением центральной части, расположенной внутри земляной крепости. Каждое землевладение обозначено шифром, состоящим из букв и цифр, кроме посадских земель, все участки которых обозначены буквой Б. Вторая часть представляет собой экспликацию к плану и содержит сведения о каждом землевладении. По посадским землям, обозначенным литерой Б, никаких данных не приводится. План отражает естественно сложившуюся с учетом особенностей ландшафта усадебную застройку, характерную для всех древнерусских городов, и сохранявшуюся в Ростове до перестройки его по Высочайше конфирмованному «регулярному» плану в конце XVIII века.

Изучением исторической топографии Ростова середины XVIII в. занимались В.А. Собянин и В.А. Талицкий, выступавшие с докладами по этой теме на заседаниях Культурно-исторической секции Ростовского Научного Общества по изучению местного края в 1925 и 1927 гг., что отражено в протоколах заседаний (ГМЗРК, А-108 Л. 35-36, А-997 ). Там же упоминается, что план Ростова половины XVIII столетия имелся в Горкомунхозе.

Размеры документа 214х116 см; тексты выполнены скорописью середины XVIII века с большой плотностью (16-19 строк на 10 см), ширина столбцов 28, 54, 56 и 26 см.

Первая часть этого документа, т.е. изображение собственно плана, опубликовано А.Г. Мельником2, который отметил, что ценность данного чертежа определяется в первую очередь тем, что он является первым геодезически снятым планом Ростова. Для подтверждения этого обратимся кратко к истории межевания земель в России.

В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона3 дается следующее определение: межевание – совокупность технических и юридических действий, имеющих целью определить и утвердить посредством особых знаков и актов границы поземельных владений. До времени императора Петра I лица, занимавшиеся «описанием и изображением земель», назывались писцами. Их деятельность определялась особыми «наказами», из которых первый издан в 1555 г., а последний – в 1684 г. Эти наказы должны были положить конец злоупотреблениям и неурядице, так как описание и межевание проводились неточно, часто основывались на одних только словесных показаниях владельцев. Границы описывались только общими выражениями, планов не составлялось. Согласно Писцовым наказам 1680-84 гг. «повелено писцам межевать по писцовым книгам и по старым межам, а где сих доказательств нет, межевать земли по сказкам старожильцев или размерять по дачам»4.

Следующий указ о посылке повсеместно «валовых межевщиков» был издан в 1731 г. при императрице Анне Иоанновне, но практически он не исполнялся. И только при Елизавете Петровне в 1754 г. была обнародована основанная на Писцовом наказе 1684 г. Межевая инструкция. Межевщик из военных (управление межевым корпусом имело военное устройство до 1870 г.), снабженный астролябией, сопровождался геодезистом и военной командой, так как действия межевщика часто вызывали споры со стороны владельцев.

Начатое в 1755 г. межевание продвигалось крайне медленно, например, межевание Московского уезда не было окончено даже в 1762 г.5 В Ростове, очевидно, съемка участков была проведена за время, указанное в названии плана «1755го 1756го и 1759х годов», но оформление документа продолжалось и дальше, так как в тексте экспликации фигурирует и 1761 г.

Следовательно, межевание, проводившееся в Ростове и уезде в 1755-1759 гг. проводилось в соответствии с Инструкцией генерального межевания 1754 г., впервые предусматривавшей применение астролябии и составление планов землевладений, и было проведено довольно оперативно по сравнению с другими территориями. Сведения, приводимые в экспликации, указывают на то, что межевщик Тимофей Долбилов исполнял все обязанности, предусмотренные инструкцией: проверка права на владение, розыск лишних против крепостных актов земель (так называемых «примерных»), разбор споров о собственности и о межах, продажа или бесплатный отвод примерных земель и сдача в аренду оброчных статей.

Теперь обратимся к рассмотрению структуры экспликации.

После названия документа приводится «Описание смежных владелцов», т.е. перечень тех владельцев, чьи земли примыкают к городской окружной меже с наружной стороны. Это, в основном, владения монастырей, располагавшихся в это время за пределами городской территории: Спаса на песку, Богоявленского Авраамиева, Троицкого что у Варниц, а с южной стороны – «озеро Нера, состоящее во владении дворцоваго села Угодич».

Далее расположен список людей, чьи подписи удостоверяли правильность составленного плана. Он начинается фразой: «На подлинном плане руки приложены тако». Для удостоверения приглашались наиболее авторитетные представители («поверенные») основных социальных слоев городского населения, которые были наиболее крупными землевладельцами. Это поверенный Дому Ростовского митрополита, 2 поверенных от купечества, кирпищик, поверенные жителей подмонастырных слобод, стряпчие монастырей, отводчики (очевидно, занимавшиеся отведением земельных участков) прилегающих к окружной меже населенных пунктов, старожилы, которые приглашались при всяком действии, утверждающем в чье-либо владение недвижимую собственность, и просто свидетели, присутствовавшие при измерениях («бывый на меже») кузнец, соколий помытчик, ямщик. Крупные землевладельцы-помещики имели право поручать подпись документов своему поверенному – как полковник Николай Иванович Алмазов, во владении которого было село Сущево и часть Юрьевской слободы.

Список поверенных представляет собой срез ростовского общества середины XVIII в., который позволяет сделать, с некоторой степенью достоверности, попутное наблюдение о грамотности местного населения. Двенадцать человек поставили подписи на документе сами, за 21 человека это сделали другие «по их прошению»; следовательно, грамотным было примерно 36 процентов населения.

Далее под названием «Описание плана» идут собственно столбцы экспликации. Первый столбец и небольшую часть второго составляет перечень землевладений с указанием литер, которыми эти землевладения обозначены на плане. Первой указана буква «О», обозначающая «город», т.е. то, что находится внутри земляной крепости, второй – буква «П», которой обозначена «градская выгонная земля». Далее буквы идут по алфавиту кириллицы от «аз» до «ижицы», причем некоторые буквы имеют цифровые индексы, например, буква В (веди), которой обозначены «каменщичьи оброчные земли», имеется с индексами от 1 до 19 (количество индексов соответствует количеству земельных участков). Самое большое количество землевладений, обозначенных буквой S (зело) с индексами от 1 до 66 принадлежит «Дому ростовскаго митрополита разного звания служителям и жителям». За ними, начиная с буквы З (земля) и до Ь (ерь) перечисляются церковные земли. Далее - земли, принадлежащие чиновникам воеводской канцелярии, за ними – земли, принадлежащие кузнецам, сокольим помытчикам, далее – разные, например, дворовые места Борисоглебского, что на Устье и Спасоярославского монастырей, земля ростовских ямщиков, «большая столбовая дорога с Ярославля на Москву», земли различных владельцев «в слободе у старых Варниц» и другие. Естественно, сорока букв азбуки для обозначений не хватило, поэтому используются еще и буквы «второй азбуки» и начало «третьей азбуки» (от аз до зело), которые проставляются с соответствующими индексами «2» и «3».

Ниже перечня приводятся сведения отдельно по земельным участкам. Эта часть экспликации предваряется фразой: «…при нынешнем межеванье сколко во оной градской окружной меже явилось дворовых и огородных мест и протчих угодьев, и по каким крепостям владелцам настоящие писцовые дачи намерены, и примерныя земли, явшияся в той же грацкой меже…» Описание земельного владения приводится, как правило, по формуле: а) называется владелец участка с указанием его социального статуса; б) указывается местонахождение участка: в каком приходе, или слободе, или улице, или «близ» чего-то; в) называется измеренная площадь участка с обязательным сравнением этой площади с той, которая была указана в Писцовых книгах более раннего времени; г) в необходимых случаях приводится ссылка на документ («крепость»), в соответствии с которым землевладение принадлежит данному хозяину (купчая, жалованная грамота, завещательное письмо или духовная грамота и др.)

В качестве основного документа, подтверждающего бесспорное право владения участком, в подавляющем большинстве случаев служит «Писцовая книга 132 (1624) году письма и меры писца Федора Дурова да подьячего Ильи Петрова». Эту писцовую книгу использовал в своих исследованиях М.Б. Булгаков6. Сравнивая ростовскую писцовую книгу с другими городскими описаниями, он отмечает исключительную полноту приводимых в ней сведений, что определяет ее большую ценность как исторического источника.

При описании земельного участка не указывается, каким шифром он обозначен на плане; порядок следования описаний чаще всего не соответствует приведенному выше алфавитному перечню. Поэтому установить соответствие описания конкретному участку на плане можно, только сопоставляя имена землевладельцев, или, если это церковное землевладение, по названию церкви.

В самом начале порядок описаний соответствует приведенному выше перечню. Первым идет указание земельной площади, занятой крепостью со рвом («О» на плане). Второй названа площадь выгонной земли («П» на плане), которой «против писцовой дачи недостало…» Тут же указана одна из причин недостачи: на градской выгонной земле «без указу, собою», то есть самовольно, разместил строения и кирпичный завод ростовский купец Михайла Васильев сын Серебренников, и с него «за тое землю взяты единственные в казну деньги». Так и в дальнейшем, если «примерная» площадь появляется на выгонной земле, то за нее берутся «единственные в казну десятинные деньги». Если же «примерная земля с писцовою дачею состоит в градских землях и уездные дачи ничьи не розошли», то такая земля отмежевывается тому же владельцу «без взятья денег».

Следующим идет описание земель («а» на плане), принадлежащих «приписному к дому Святейшаго Правительствующаго Синода члена Преосвященнаго Арсения, митрополита Ростовскаго и Ярославскаго, Зачатиевскому Яковлевскому монастырю», которому принадлежат 4 земельных участка. Один – «под церквами, под кельеми и оградою», другой - пожня Игуменская, третий – «каменщичье Плечевское место, отданное к тоя монастырю по предъявленной от дому Его Преосвященства ис Приказу Каменных дел грамоте 7198 (1690) году февраля 11 дня», и четвертое – «под строением и огородами означенного монастыря подмонастырной слободы жителей». Хочется отметить, что в тексте этого сугубо хозяйственного документа в нескольких местах, где упоминается Зачатиевский Яковлевский монастырь, приводится указание: «в коем преопочивают мощи новоявленного святителя Димитрия Ростовского чудотворца», что еще раз подчеркивает огромный общественный резонанс, который получило обретение мощей и канонизация в 1757 г. «первого русского святого Нового времени».

Далее по алфавиту, как уже отмечалось, литерой Б обозначены «ростовских посацких людей дворовые и огородные места за каждым порознь». Здесь объясняется, что описание каждого участка не приведено «затем что после означенного писца Федора Дурова во 157 м (1649) году многие разночинцы з землями по торговому промыслу взяты в посад и земли писцовые и выводные переходили в разные руки, и тем же выводным землям дачи не показано, да и означенным писцом Дуровым разночинческие земли кроме посацких и церковнических земель были немежеваны и по той писцовой книге в дачу тех мест исчислить неможно», поэтому просто подводится итог: «по нынешнему межеванью под дворами и огородами ростовцов посацких людей в разных местах явилось земли, кроме что в слободе у старых Варниц 189 десятин 766 квадратных сажен». Затем, в нарушение алфавитного порядка, приводятся сведения о землях посадских людей в Варницах (на плане обозначены буквой «фита» с индексом 2). И, раз уж зашла речь о Варницкой слободе, здесь же описываются и имеющиеся там церковные землевладения: «бывой церкви великомученика Никиты» (на плане – Б3), «где была церковь Игнатия Богоносца» (В3), «Борисоглебской пустой церковной сенной погост» (Г3). Эти, видимо, уже давно пустующие церковные земли, бывшие ранее оброчными, «межеваны за Архиерейским домом и из оброку выключены», чему приводятся подробные документальные обоснования. Таким образом совершается переход к описанию землевладений Архиерейского дома.

Первыми называются большая (Ж) и малая (Е) Ильинские пожни, которые «с платежа оброчных денег в Синодальную экономическую канцелярию… отмежеваны за дом Его Преосвященства со взятием единственных в казну десятинных денег двух рублев одной четверти копейки кои в приход записаны и в платеже тех денег квитанция дана».

Далее перечисляются «дому Преосвященного Арсения, митрополита Ростовского и Ярославского разных чинов людей дворовые и огородные земли, состоящие в разных местах», обозначенные на плане буквой S (зело) c цифрами от 1 до 66. Земли указываются по приходам и по улицам, например: «Земля дворовая и огородная в приходе церкви Усекновения Честныя Главы Предтечевы в Шишалове улице на коей живет ростовской духовной консистории копеист Максим Иванов сын Дьяконов по нынешнему межеванию дачи 595 квадратных сажен», или «в Покровском приходе близ Лениваго торжку у большой московской дороги…», в Медниковком переулке, в слободе Ветровке, улице Блиновке, Голубковой слободе. Причем в другом месте текста улица может быть названа слободой, а слобода – улицей. Среди жителей земель, принадлежащих ростовскому архиерею, значатся чиновники двух основных церковно-административных учреждений епархии – Духовной консистории и Архиерейской экономической канцелярии, а также истопник, скатертник, оконнишник, свешник, чашник, шорник; есть один архиерейский дворянин - Александр Артамонов сын Панин, но чаще всего – просто «архиерейские жители», надо понимать – оброчные.

Архиерейскому дому отошли земли и «поповские дворовые и огородные места» всех закрытых к тому времени церквей и упраздненного Андреевского монастыря. Таких церквей по тексту насчитывается 12: Жен мироносиц, Софийская, Семидесят апостол, мученицы Параскевы, Святых Отец Афанасия и Кирилла Александрийских, Богоотец Иоакима и Анны, апостола Филиппа, Сретения Господня, Сошествия Святого Духа, священномученика Власия, а у церквей Василия Великого и великомученика Димитрия даже и погосты числятся заселенными архиерейскими жителями; видимо, эти церкви уже давно были «впусте». Сохранившиеся погосты пустых церквей огораживались.

Следом за архиерейскими владениями под названием «Церковные земли» перечисляются участки, занятые действующими церквами. Обычно описываемое церковное землевладение состоит из: 1) земля под церковью и кладбищем; 2) «земля под строением и огородом поповым с причетники» (у некоторых церквей имеются еще отдельные участки «под строением и огородом дьячковым с причетники»); 3) церковные сенокосные угодья или пожни. Территории под церквами и кладбищами на плане помечены крестами, другие церковные земли – буквенно-цифровым шифром. Перечисление начинается с Варницких церквей Климента папы Римского (а3) и Николая Чудотворца (ижица 2). Далее идут 22 городские церкви:
Николая Чудотворца что в Воржищах (З); Рождества Пресвятыя Богородицы что на Горицах (И); Иоанна Златоустаго (I); Семиона Столпника (К); Покрова Пресвятыя Богородицы (Л); Усекновения Честныя Главы Предтечевы (М); Первоверховных апостолов Петра и Павла (П); Всех Святых (Р); Собор Иоанна Предтечи (С); Леонтия Чудотворца что на Заровье (Т); Введения Пресвятыя Богородицы (у); Воскресения Христова что на рву (У); Святых Отец (Ф); ружной церкви Вознесения Господня пожни (Х); Благовещения Пресвятыя Богородицы (w); равноапостольных Константина и Елены (ч); Николая Чудотворца что на Всполье (Ш); Лазарева Воскресения (Щ); Воздвижения Честнаго Креста Господня (Ъ); Архидиакона Стефана (Д3); Живоначальныя Троицы (Ы); Козьмы и Дамиана (Ь). Если церковь имеет несколько земельных участков, расположенных в разных местах, все они обозначаются одинаково. Из текста описаний можно определить, что церкви Петра и Павла, Введения, Лазаревская и Козьмодемьянская стояли парами (теплая с холодной). В этом случае указывается не «земля под церковию», а земля «под церквами» или «под церковми», а Лазаревская церковь имела еще и отдельно стоящую теплую трапезу. Завершают перечисление церковных земель «ростовского Борисоглебского монастыря что на Устье дворовые места» (Э2) и «место дворовое и огородное Спасова Ярославского монастыря» (Ю2).

Следует отметить значительное увеличение площади церковных владений по сравнению с Писцовой книгой 132 (1624) года; у всех церквей появились «примерные» земли, в 2-3 раза превышающие «писцовую дачу», кроме Козьмодемьянской церкви, у которой «недостало 837 квадратных сажен, о котором недостатке оной церкви поп с причетники показали … сквоз ту церковную землю проложена после писцов столбовая дорога и того недостатка намерить неисчего». Примерные земли, как и в других случаях, отдавались «без взятья денег», если они появились на «градской земле», и «со взятьем единственных в казну десятинных денег», если образовались на выгонной земле.

За церковными следует описание земель, принадлежащих чиновникам воеводской канцелярии, которое содержит следующие сведения: а) назначение земли – чаще всего это «дворовая и огородная», но встречаются земли «под строением», «под садом», «огородная»; б) местонахождение участка – указывается приход, иногда с уточнением места, например: «против городового рву и углом противу фартяной стойки называемой Облупы, по мостовой столбовой болшей дороге лежащей из Ростова и в Ярославль»; в) должность владельца – коллежский секретарь, коллежский регистратор, подпоручик, канцелярист, подканцелярист, копеист, пищик; г) площадь «по нынешнему межеванию» в сравнении «с писцовой дачей»; д) документ, подтверждающий право собственности. Земли, в основном, приобретены покупкой самим хозяином или его предками.

Далее перечисляются земельные участки, занимаемые рядовыми служащими: «Ростовской воеводской канцелярии за солдатами и розсыльщиками тритцетью человеками, данные им … под дворы, определенныя им Ростовскою воеводскою канцеляриею из старинных розсылщичьих и ис пустых оброчных каменщичьих мест». Названы 19 участков, обозначенные на плане буквой Г с индексами от 1 до 19, без указания принадлежности конкретному хозяину. Причем оброчные каменщичьи места часто имеют названия: Кушниковское, Тобановское, Бобыльское, Нестерово на ямах.

Здесь нужно кратко пояснить, как образовались оброчные каменщичьи места. Ростовским каменщикам и кирпичникам была посвящена работа Е.И. Сазоновой7. Каменщики и кирпичники были выделены в особую категорию записных ремесленников во второй половине XVI в. для обеспечения рабочей силой строительства крупных оборонительных и других сооружений. Еще в начале XVIII в. Канцелярия каменных дел, образованная вместо Приказа, вывозила из Ростова каменщиков и кирпичников для строительства Петербурга. Каменщики Архиерейского дома относились к Монастырскому приказу и тоже вывозились в Петербург. Все они с семьями остались там на жительство. С начала XVIII в. каменщиков на ростовском посаде в Переписных книгах не числится, а кирпичники выделены в особую категорию, по-прежнему не платят тягла, как и кузнецы и сокольи помытчики. Бывшие каменщичьи места сдавались в оброк или отводились государственным служащим, в частности, солдатам и рассыльщикам воеводской канцелярии.

Далее в экспликации дается описание «ростовских кирпищиков дворовых и огородных старинных кирпищичьих мест состоящих в разных местах». К этому времени осталось только 2 фамилии кирпичников – Хухаревы и Крячковы, которым принадлежат 6 дворовых и огородных мест, обозначенных буквой Д с индексами 1-6. Их описание максимально кратко: указан владелец, приход и площадь участка.

Затем идет перечисление «кирпищичьих и каменщичьих мест, написанных в ростовской воеводской канцелярии по окладным канцелярского збору книгам на оброке». Все они обозначены буквой В с индексами 1-19; описаны кратко: приход, имя владельца с указанием социального статуса, площадь участка. Большинство оброчных мест записано за посадскими людьми, кроме них названы 2 сокольих помытчика, слуга Яковлевского монастыря, житель Борисоглебского на Устье монастыря, архиерейские конюх и сын боярский Матфей Стефанов сын Кулев.

Самая многочисленная в это время категория ростовского посадского населения, освобожденная от тягла – сокольи помытчики. Им принадлежит 12 земельных участков (обозначены буквами от У2 до ять второй азбуки) разбросанных по разным приходам, следовательно, слободы сокольих помытчиков в Ростове не было. Участки сравнительно большой площади, их владельцами обычно называются несколько представителей одной фамилии. Чаще всех фигурируют Кекины; упоминаются также Шестаковы, Павловы, Емельяновы, Щаповы и др. В описании сокольничьих земель в качестве подтверждающего право собственности на землю документа чаще всего называется грамота «данная соколним помытчикам в 7200м (1692) году ис Приказу Большаго Дворца с писцовых книг Степана Жадовского да подьячего Мартына Антонова 186 (1678) году». Очевидно, этот документ закрепил уже имевшиеся к тому времени землевладения за посадскими людьми, записавшимися в сокольи помытчики. Но есть и земли, отведенные сокольникам по Высочайшему повелению царями Алексеем Михайловичем и Иоанном и Петром Алексеевичами. Есть участки, переданные сокольникам из бывших «белых» земель записных ремесленников, «коя была белая кузнецкая Богдашки Кожевникова и за пустотою отдана оным Кекиным в соколью ловлю»; есть земли, приобретенные покупкой, есть появившиеся на выгонной земле и отмежеванные владельцам «со взятьем денег».

Следующая категория «обеленных» землевладельцев из числа записных ремесленников – «ростовские Государевы артилериские кузнецы». В их владении 7 земельных участков (обозначены на плане буквами от М2 до у2), находящиеся в разных приходах. Отдельно выделены участки «под кузницами и угольниками с коих платитца оброк по окладным книгам в Ростовскую Воеводскую канцелярию».

После каждого описания земельных владений, принадлежащих определенной категории населения, подводится общий итог с указанием их суммарной площади.

Затем отдельно выделены участки, по которым в процессе межевания имелись споры. В каждом таком случае дается подробное объяснение, на основании чего спор решен в пользу того или другого хозяина.

В тексте приведенных описаний упоминаются, а также далее отдельной строкой выделены так называемые «фартеные стойки». Их четыре: Облупа (или Облока), Озерская (или Подозерка), Петровка и Польская. Думается, имеются ввиду некие вышки, располагавшиеся у ворот земляной крепости («фортеции»). Местоположение двух стоек обозначено на плане – Облупа у Фроловских ворот, Озерская – у Борисоглебских, выходящих к озеру. Можно догадаться, что Петровка была вблизи Петропавловских ворот, а Польская – в конце Польской улицы, которая переходила в большую Угличскую дорогу.

В конце приводится описание земель ростовских ямщиков, «приписанных гонбою к Переславскому яму Залеского», которых «написано отставленных охотников 24 двора». Все они имели одинаковые по размерам участки «в длину по сту сажен, поперег по 20 сажен».

И в заключении подводится итог: сколько «всего по граду Ростову внутри окружной межи выгонной, и застроенной выгонной, и в дворовых и протчих землях дачи».

Рассматриваемый документ в целом имеет несомненную историческую ценность, так как позволяет получить представление об исторической топографии города середины XVIII века, о составе его жителей и их основных занятиях.

Полный текст экспликации будет опубликован в Сообщениях Ростовского музея, выпуск XIII.

  1. РГАДА. Ф. 383. Оп. 1. Д. 31. Автору статьи документ передан И.В. Сагнаком.
  2. Мельник А.Г. План Ростова 1756 г. // СРМ. Вып. IX. Ростов, 1998. С. 162-165. Кроме этого, в издании А.А. Титова «Рукописи славянския и русския, принадлежащия …И.А. Вахромееву». Вып. V, М., 1906, на С. 334-348 под номером 1115 приводится документ «Межевыя книги г. Ростова, Яросл. губ., 1756 и 1760 гг.» Он представляет собой описание земельных участков, принадлежащих «…дому Святейшаго Правительствующаго Синода члена Преосвященнаго Арсения, митрополита Ростовскаго и Ярославскаго … Межеванья межевщика Тимофея Долбилова» и является, по сути, одной из составляющих рассматриваемого плана. Опубликован с произвольными сокращениями.
  3. ЭС Брокгауза и Эфрона Т. 36. СПб., 1896
  4. Иванов П. Обозрение Писцовых книг по Московской губернии, с присовокуплением краткой истории древняго межевания. М., 1840. С. 12.
  5. ЭС Б и Э Т.15. «Генеральное межевание».
  6. Булгаков М.Б. Опыт количественного анализа экономического состояния ростовских торговцев в первой половине XVII в. ИКРЗ 1994. С. 84-89. (РГАДА. Ф. 1209. Поместный приказ, кн. 380)
  7. Сазонова Е.И. Ростовские каменщики и кирпичники в XVII-XVIII вв. ИКРЗ 1993. С. 130-136.
Приложение к статье
ГМЗРК. Р-287 Л. 177об.

Указ Ея Императорскаго Величества Самодержицы Всеросийская из ростовской воевоцкой канцелярии

В инструкции, состоявшейся прошлого 1754 году майя 13 дня, о размежевании земель, второй главы по первому пункту велено по прибытии в городы межевщиков губернским, провинцыальным и воевоцким канцеляриям объявить в народе письменными публикациями, чтоб все вотчинники и всякие деревенские владельцы, а в небытность их – поверенные прикащики и старосты, и синодальные архиерейские и монастырские вотчин власти, а в небытность их – поверенные же от них прикащики и старосты, и дворцовые и государственные волостей управители, старосты или выборные о приезде тех межевщиков были известны, и к размежеванию земель выписи и крепости имели в готовности, и к отводам их земель приуготовлялись, а когда межевщики прибудут к ним на земли, и крепостей потребуют, и им оныя крепости объявлять без всякаго замедления. Ежели же и за теми уже учиненными публикациями помещики и всякаго звания деревенские владельцы, или от них поверенные, такие которые имели надлежащие от помещиков своих и протчих, которые деревнями владеют, кредитивы с крепостями не явятся, то таковые земли в силу писцоваго наказу 192 (1684) году по показанию старожилов и сторонних людей размежеваны будут, а ослушником учинено будет наказание по указам. А сего сентября 11 дня присланной в ростовскую воевоцкую канцелярию определенной в город Ростов для размежевания земель порутчик Тимофей Долбилов промемориею объявил, что де он с камандою для онаго размежевания земель в Ростов прибыл, и по резолюции в ростовской воеводской канцелярии велено об оном в городе Ростове объявить публикациею, а в Ростовском уезде по церквам для розсылки написать таковые же публикации, отправить в ростовскую духовную консисторию при промемории, которыя публикации тех церквей священникам в церкви всенародно читать, и сверх того приходским людям о том объявлять, дабы оныя исполнение чинили во всем непременно и неведением не отговаривались, о чем сие и публикуется.

Сентября 11 день 1755 году
Федор Свиридов
Канцелярист Гаврило Вереин

ГМЗРК Р-287 Л.178-179

Указ Ея Императорского Величества Самодержицы Всероссийския из ростовской Святейшаго правительствующаго Синода Члена Преосвященнаго Арсения Митрополита Ростовскаго и Ярославкаго Духовной консистории

Ростовскаго уезда закащику села Воскресенского (Титова тоже) попу Василию. Сего сентября 15 дня 1755 году в реченную консисторию сообщенною от определенного в город Ростов к размежеванию земель порутчика Тимофея Долбилова промемориею объявлено: понеже по изображенным в инструкции о межевании земель пунктам повелено по указыванию городским и уездным землям меж и межевых признаков и урочищ, старожилов всякаго чина, взяв у церкви попа, привесть к вере, к тому же для прикладывания вместо неумеющих писать обывателей к межевым книгам и протчему рук, всегда при межеванье иметь священника, или дьячка и пономаря; и тою промемориею от означенной консистории требовано о позволении градским и уездным священником о приводе в церквах к вере старожилов, к тому же и о послушании к рукоприкладыванию рук священником, и дьяконам, и дьячкам, и понамарям, когда где востребуются чтоб были послушны; и по Ея Императорского Величества Указу в реченной ростовской консистории определено по означенному от определенного в город Ростов к размежеванию земель порутчика Тимофея Долбилова оною промеморию требованию, как градских, так и уездных всех церквей священно и церковно служителей, не минуя ни единаго человека, объявить чрез закащиков в самой крайней скорости о том, чтобы они, священно и церковно служители, когда куда означенныя определенныя к размежеванию земель прибудут, и которыя церкви попа для приводу старожилов к вере требовать будут, и тем попам каждому в своей церкви оных старожилов по требованиям межевщиков к вере приводить в те же числа, в коежде от межевщиков требование будет, без задержания, не употребляя никаких отговорок и не требуя сверх сего еще указного повеления. Тако же, когда они же, священно и церковно служители, к рукоприкладыванию вместо неумеющих писать обывателей к межевым книгам и протчему требованы же будут, были б в том им, определенным к размежеванию земель, послушны, и для незабытного и неотменного о вышеписанном исполнения ведомства вашего всех церквей священно и церковно служителей сего Указу роздать за рукою твоею точныя копии немедленно, потом к тебе послать указ, о чем сей и послан к закащику попу Василию. О вышеявленном учинить по сему Ея Императорскаго Величества Указу, а о получении сего Указу и о исполнении по нему в предъявленную консисторию репортовать доношением, при котором и означенные священно и церковно служителей подписки и в приеме копий росписки подать некосня.

В подлинном Указе пишут тако
Архимандрит Иосиф Богоявленский
Эконом игумен Иоаким
Ключарь иерей Стефан
Правитель Иван Горицкий
Канцелярист Спиридон Горохов
Сентября 15 день 1755 году