И.Ю. Черемушкин

Замечательные люди не исчезают бесследно

Роль ростовских купцов Хлебниковых в становлении Товарищества мануфактур «Александры Каретниковой с сыном»

Основателями мануфактурного производства в селе Тейкове Шуйского уезда Владимирской губернии по праву можно считать старинный московский купеческий род Каретниковых. Первые упоминания относятся к переписи семьи купцов Каретниковых Дмитровской сотни города Москвы по 2-й ревизии 1747 г.1 В материалах 3-й ревизии 1764 г. сообщается, что купцы Каретниковы поселились в Тейково до 1764 г., а П.С. Каретников женат на дочери тейковского крестьянина Ивана Горбушкина – Ксении Ивановне. В царствование императрицы Екатерины II, во время морового поветрия (1771 г.), видимо, семейство Каретниковых окончательно удалилось из Москвы и поселилось сначала в деревне Василево. Торговали в окружности по базарам, так называемым красным товаром. У Петра Каретникова был сын Иван, который предложил во избежание какой-либо опасности переселиться в село Тейково. Так и сделали, взяв в аренду на 15 лет у князя Вяземского десятину земли. Место было ходовое, против церкви, с базарами по четвергам для приезжих. В торговых делах Ивану Петровичу помогали его сыновья Иван, Алексей и Петр.

С ростовскими купцами Хлебниковыми Каретниковых связывают несколько родственных связей. Малоизвестным фактом для исследователей является то, что Каретниковы и Хлебниковы породнились в 1790-х гг., когда дочь Ивана Петровича Каретникова – Анна, была выдана в замужество за ростовского купца Александра Алексеевича, сына Хлебникова. О чем упоминается в Сказке 5-й ревизии за 1794 г.2

Фабрика Каретниковых в XVIII в. была одной из крупнейших в ивановском крае. Из Ведомости о состоянии бумажной ткацкой фабрики Ивана Петровича Каретникова за 1797 г.: «Государственной мануфактур коллегии Бумажной Ткацкой фабрики от содержателя Ивана Каретникова купца Московского, о состоянии фабрики прошлого 1797 года за первую половину. Означенная фабрика производит в Шуйской округи в селе Тейкове на наемной земле, которая состоит в найме с 1791 года в перед 20 лет, на той фабрике строения деревянного три светелки на двенадцати сажен в длину, на четырех сажен в ширину, и еще одна сделана длины на семь сажен, ширины на четыре сажен… Материалы привозятся: бумаги из Бухары, краски из Голландии, а квасцы из Швеции и Англии…» На фабрике работало 70 человек: ткачей 50, набойщиков – 10, простых рабочих 10. Капитал фабрики за полгода возрос на 15000 рублей, на покупку материалов и зарплату мастерам за это же время истрачено столько же.

За 5 лет производство Каретниковых увеличилось в несколько раз. На содержание фабрики «положено капиталу 60.000 рублей». На покупку материалов и на выдачу мастерам зарплаты 60.000 рублей. На фабрике стало работать 400 человек, в том числе – ткачей 200, шпульщиков 100, набойщиков 30, простых рабочих 70. В 1802 г. появилось первое каменное фабричное строение, которое сохранилось до сегодняшнего дня и является составной частью усадебного комплекса Каретниковых3.

Позднее, в конце 1820-х гг., родственные связи между двумя купеческими династиями стали еще более тесными. Племянник Анны Ивановны Хлебниковой – Степан Иванович Каретников, которому после смерти его отца принадлежали мануфактуры в селе Тейково, женился вторым браком на Александре Дмитриевне Хлебниковой. Данный брак способствовал увеличению капитала. Степан Иванович Каретников в 1822 г. вышел из состава московского купечества и огласил свой капитал в Плесе. Возможно потому, что в Плесе жил его дед, плесский купец Андреян Михайлович Зубарев.

К середине XIX в. фабрика Каретниковых значительно выросла. По данным 1846 г. на месте небольшой набойной мануфактуры XVIII в. в селе Тейково у Каретниковых появился ряд каменных корпусов. В самом селе находилось три каменных двухэтажных и один четырехэтажный корпус, в которых умещались ткацкая контора, сновальная, заклеечная, помещение для набойщиков и резчиков, мастерские для изготовления красок. Вблизи села на речке Вязьма находились также каменные и деревянные корпуса, для заварки и беления миткалей и т.д. На фабрике имелась паровая машина для заваривания ситцев и беления миткалей. Выработка тканей производилась посредством раздачи из конторы фабрики пряжи по деревням. Ткачей по деревням было до 1500 человек. Набивка миткалей производилась набойщиками, которых было 270 человек. Всего при фабрике Каретниковых мастеровых и рабочих было 850 человек.

В декабре 1834 г. для расширения торговой деятельности Степан Иванович Каретников заключил договор с двоюродным братом, ростовским мещанином Михаилом Александровичем Хлебниковым (одновременно М.Х. был и двоюродным братом его жены Александры Дмитриевны Каретниковой).

Михаил Александрович Хлебников жил в Ростове в собственном доме первого квартала по Московской улице в Покровском приходе. При его доме, по свидетельству современников, был сад, «...на ремонт которого он, Хлебников, расходовал ежегодно не меньше 200 рублей и, который служил собственно для его удовольствия». Как и многие жители Ростова, Хлебников занимался торговлей. Торговал в Ростове и отъезжал по торговым делам во Владимирскую губернию.

По условиям договора 1834 г. М.А. Хлебников являлся ярмарочным приказчиком, которому разрешалось торговать товаром за наличные деньги, а «благонадежным людям давать в кредит, обеспечивая в последнем случае законными актами, получая оные на мое имя…». В обязанности приказчика входило: организация торговли, найм лавок и амбаров для продажи товара, получение денег с должников. Запрещалось торговать неразрешенным товаром. По возвращению «…с каждой ярмарки ко мне в село Тейково на фабрику, давать мне полные удовлетворительные отчеты. Ваш доброжелательный слуга Плеский купец 2-ой гильдии Степан Иванович Каретников»4.

В Государственном архиве Ивановской области хранится большое количество дел, которые содержат ярмарочные отчеты за 1834-1865 гг., а также переписку купцов Хлебниковых и Каретниковых.

Из писем Михаила Александровича Хлебникова мы узнаем об организации торговли на центральных ярмарках (Макарьевской, Нижегородской, Холуйской). Приказчики заезжали на ярмарки заранее, а товар завозился позднее, в основном, водным путем. Михаил Хлебников с большой скрупулезностью информирует Степана Ивановича о наиболее покупаемом товаре других фабрик, высылает образцы тканей для воспроизводства рисунка при помощи манер5.

Наиболее прибыльной для торговли были Нижегородская и Ирбитская ярмарки. Доходы на Нижегородской ярмарке в 1833 г. составили 45000 рублей, а на Ирбитской ярмарке в 1834 г. – 40250 рублей. Секрет успеха – в образцовой постановке дела, в передовой для своего времени технологии, высочайшем качестве вырабатываемых фабрикой товаров при неповторимом колорите, качестве красок и богатом ассортименте. Соль же успеха – в сердечном отношении к тем, чьими руками создается благополучие производства и торговли. В 1835 г., на выставке в Москве фабрика получила впервые серебряную похвальную медаль «…за весьма обширное производство ситцев прочных красок и умеренные цены, занятие более трех тысяч рабочих и прилагаемые о них попечения»6.

Через год Степану Ивановичу вместе с семейством было присвоено звание Потомственный Почетный гражданин.

По расходным реестрам за 1841 г. видно, что Михаил Александрович Хлебников был основным ярмарочным приказчиком фабрики Каретниковых. За работу на ярмарках ему выплачивались большие по сравнению с другими суммы: «М.А. Хлебников 2026 рублей, И. В. Симагин 362 рубля 60 копеек, В.Я. Хлебников 140 рублей»7.

При Михаиле Александровиче Хлебникове происходит расширение географии рынка сбыта товара фабрики Каретниковых. С 1840 г. товар поставляется на Харьковскую, Нежинскую, Сумскую, Роменскую, Кролевецкую, Бердическую, Холуйскую, Ростовскую и другие ярмарки, всего на 18 ярмарок. Для продвижения товара уже в те времена использовались своеобразные формы рекламы, во время проведения украинских ярмарок было «…подарено разным покупателям ситца 695 аршин»8. Если М.А. Хлебников торговал, в основном, на крупных ярмарках, организацией торговли на более мелких ярмарках часто занимался Василий Яковлевич Хлебников. Из его письма за 1848 г., посланного из села Холуй, становится известно: «Ярмарка худая. По случаю дороговизны хлеба и товаров, покупателей мало. Из сибиряков было только трое. Товаров продано на сумму 19700 рублей»9.

Михаил Александрович Хлебников постоянно занимался самообразованием, а когда он брал на ярмарку юного племянника Василия Каретникова, обязательно на значительные суммы покупались книги и нанимался учитель. Так, на Макарьевской ярмарке учителю Ивану Максимовичу было заплачено 300 рублей10.

После смерти М.А. Хлебникова в 1865 г. одной из основных наследниц его имущества и капитала стала его сестра Александра Дмитриевна Каретникова, урожденная Хлебникова. Помощник полицейского пристава г. Ростова составил подробную опись имущества ростовского мещанина Михаила Александровича Хлебникова: «…Оказалось наличными деньгами и в кредитных билетах
• Девять тысяч семьсот рублей сер.
• Сто тридцать одна серия по 50 рублей сер.
• Золотых Империалов и полуимпериалов семьсот восемьдесят одна штука.
• Мелкого золота сорок девять штук.

Серебра в кошельках крупного и мелкого на сумму тысячу восемьсот восемьдесят рублей серебром…». Кроме того, ценные именные и неименные бумаги. Всего на сумму двадцать тысяч пятьсот рублей11. Среди долгов, которые оплатила Александра Дмитриевна Каретникова, значится небольшая сумма, выплаченная ростовскому художнику А.Ф. Крылову – 8 р. 12 к.12 Предположительно, ростовский художник А.Ф. Крылов в 1867 г. сделал копию с портрета М.А. Хлебникова, ранее написанного художником Р.Ф. Виноградовым для Каретниковых в семейную галерею.

Роман Федорович Виноградов в 1855 г. получил неклассного художника за картину «Молящаяся монахиня». В 1858 г. удостоен звания академика за росписи в церкви Сергиевой пустыни (Петербургская губ.). В Государственном архиве Ивановской области хранятся письма Романа Виноградова, датированные 1854-1858 гг., адресованные Александре Дмитриевне Каретниковой. Он их писал из Нерчинска. В одном из писем мы читаем: «…писал иконы и фрески…, рисовал рисунки графини Кулешовой». В конце подпись: «академик Роман Виноградов, Сергеева Пустынь, С-Петербурга. Декабря 12 дня 1854 года»13. Расписывал Роман Виноградов и церковь Иоанна Предтечи в Ростове. Более ранние работы Виноградова связаны с селом Тейково и Каретниковыми. В кассовых книгах на протяжении 1841-1850 гг. встречаются записи по оплате портретов и живописных работ в храмах села Тейково14.

Спустя два года после смерти М.А. Хлебникова, его портрет по просьбе Ростовского Городского общества15 был передан Александрой Дмитриевной Каретниковой и был помещен в зал Ростовского Городского общества. Сейчас портрет принадлежит Ростовскому музею.

Большую роль в становлении Василия Степановича Каретникова, как промышленника и будущего мануфактур-советника сыграл его дед Дмитрий Алексеевич Хлебников, ростовский 1-й гильдии купец. Он управлял торговой конторой в селе Тейково, когда Степан Иванович и Александра Дмитриевна Каретниковы, занимающиеся лично поставкой красок на фабрику, уезжали по делам16.

В 1839 г. 15 сентября Дмитрий Алексеевич Хлебников заключил соглашение на обучение своего внука Василия. В качестве учителя в село Тейково был приглашен Иван Максимович Леонов, кандидат коммерции, который «…за совершенные и отличные знания всех наук, в особенности купеческих награжден серебряной медалью и аттестатом от училища Московского городского общества». В программу обучения входили следующие предметы: закон божий, история, география, статистика, русская словесность, арифметика, купеческая арифметика, бухгалтерия, химия, приравненная к фабричным занятиям, трем иностранным языкам и другие. Учителю был выдан задаток в размере 300 рублей, а затем уже сам Степан Иванович Каретников устанавливает ежегодную плату 1500 рублей ассигнациями, обеспечивает содержание и предоставляет квартиру17.

Значительный рост тейковского предприятия в середине XIX в. связан с именами Василия Степановича и Александры Дмитриевны Каретниковых.

В 1853 г. Александра Дмитриевна и ее сын Василий обратились в Плесскую городскую думу с просьбой «…не желая делить сего имения и в торговых делах капитала, ознамерились продолжить производимую покойным (С.И. Каретниковым) торговлю и открыть для сего по второй гильдии торговый дом под фирмой (Александра Каретникова с Сыном)»18.

Алексей Михайлович Невядомский, зять Каретниковых, в воспоминаниях, написанных в Париже (1935 г.) отмечал, что в 50-е гг. XIX в. в Тейкове началась механизация прядильного производства: «… на заводах Платта, в Манчестере, было изобретено механическое прядение на веретенах. Это изобретение весьма заинтересовало Степана Ивановича и Александру Дмитриевну. Получив от Кнопа, представителя Платта, подробное разъяснение конструкции аппарата и ознакомившись с его управлением, они решили заказать 34 тысячи веретен и соответствующее количество станков. Давая заказ, Каретниковы обязали завод назначить им директора и несколько опытных мастеров для обучения русских рабочих управлять новыми машинами. Подписав такой договор, со стороны Каретниковых, потребовалась большая предварительная постройка зданий и ограждение всей площади фабрики, дома директора и помещений его ближайшим сотрудникам»19.

В 1858 г. закончился один из значительных этапов реконструкции текстильного предприятия Тейкова. Весьма довольные хозяева устроили торжество, на котором барон Кноп был награжден пятью акциями предприятия20.

В 1862 г. Александра Дмитриевна заказала парные портреты художнику Петру Алексеевичу Черкасову. Степана Ивановича (рис. 2) уже не было в живых 10 лет, и художник скопировал портрет, видимо, с набросков или эскизов, может быть, выполненных Романом Федоровичем Виноградовым. Портрет заказчицы (рис. 1) был написан позднее. Чета Каретниковых как бы сидит за одним столом, повернувшись друг к другу, эта деталь характеризует взаимоотношения между ними при жизни и глубокие чувства. Степан Иванович в письмах обращался к супруге не иначе как: «…милый друг мой, Сашинка»21. Александра Дмитриевна тяжело переживала смерть мужа, потеряв в нем не только любимого друга, но и организатора строительства крупного текстильного предприятия.

Александра Дмитриевна была попечительницей девичьего училища для сирот духовного ведомства во Владимире. С конца 60-х гг. XIX в. она была почетной гражданкой Вознесенского посада, 1-й гильдии купчихой.

Известный краевед Федор Журов так описал в газете «Владимирские губернские ведомости» похороны А.Д. Каретниковой: «Во 2-м часу за полдень послышался редкий благовест; народ толпами пошел за село на дорогу, по которой должны прибыть ожидаемые смертные останки покойной. Четверня вороных лошадей тихо приближала гроб, сокрытый в засмоленном ящике, поставленном на погребальной колеснице, особого устройства. При вступлении в село, гроб встретило со свещами местное духовенство. Селом гроб несен был на руках в сопровождении большого стечения народа»22.

Каретникова Александра Дмитриевна похоронена на родовом кладбище в ограде Троицкой церкви села Тейкова.

Таким образом, Михаил Александрович, Дмитрий Алексеевич и Александра Дмитриевна Хлебниковы и другие представители купеческой династии сыграли весьма заметную роль в организации производства и торговли крупнейшей фабрики иваново-вознесенского региона, действующей в дореволюционный период под торговой маркой Товарищество мануфактур «Алексадры Каретниковой с Сыном».

  1. Материалы для истории московского купечества. Т. 1. М., 1883.
  2. Материалы для истории московского купечества. Т. 4. М., 1885.
  3. ЦГАДА. Ф. 277. Оп. 2. Д. 1685. Л. 1-25.
  4. ГАИО. Ф. 12, Оп.1. Д. 1294. Л. 1.
  5. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1296. Л. 204-220.
  6. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1297. Л. 1.
  7. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1298. Л. 91.
  8. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1298. Л. 80.
  9. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1296. Л. 220.
  10. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1298. Л. 84, 91.
  11. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1291. Л. 55.
  12. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1291. Л. 66.
  13. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1288. Л. 28.
  14. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1А. Л. 49, 57, 59,125.
  15. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1292. Л. 66.
  16. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1296. Л. 207.
  17. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1289. Л. 36.
  18. ГАИО. Ф. 12. Оп.1. Д. 1300. Л. 3.
  19. Невядомский А.М. Воспоминания. Париж 1935 г. Из архива НКО «Фонд Каретниковъ».
  20. Там же.
  21. ГАИО. Ф.12. Оп.1. Д. 1295. Л. 10.
  22. Владимирские губернские ведомости. № 41 от 8.10.1871 г.