К.И. Комаров

Курганный могильник у дер. Заморино

Могильник расположен в 0,8 км к востоку от дер. Заморино на правом берегу р. Верготь, в 2 км выше ее впадения в р. Которосль. Упоминается в сводке Л.П. Сабанеева в качестве дополнения к сведениям о курганах на р. Сить, которые он обследовал в 1866 г.1 В 1800 г. И.А. Тихомиров произвел раскопки одного или двух курганов с безынвенвентарными трупоположениями2. В 1972 г. К.И. Комаров зафиксировал в могильнике 76 курганов, большинство из которых имели вид насыпей высотой 0,3-0,5 м, диаметром 3-5 м. В северной группе могильника выделялось 10 насыпей высотой до 1,1 м, диаметром до 7 м3. Видимо, только последние и учитывались Л.П. Сабанеевым и И.А. Тихомировым. В 1973 г. И.В. Дубов исследовал четыре кургана в северной группе с безынвентарными ингумациями в ямах4.

В 1975 г. К.И. Комаров раскопал 21 курган5. Вскрыты одиночные погребения и одно тройное по обряду ингумации на горизонте (17 курганов) и в ямах глубиной 0,1-0,4 м (четыре кургана). В восьми курганах покойники ориентированы головой на 3, в 10 – на ЮЗ, в двух – на ЮЮЗ. В двух случаях западная ориентировка определена условно по могильной яме и темному пятну на горизонте. В кургане № 34 была кладка из некрупных валунов в виде неправильной окружности диаметром 3,2-3,6 м. Внутри кладки находилась прослойка темно-серой супеси с угольками, в которой были найдены нож и шиферное пряслице. В 14 курганах покойники были положены в деревянных гробовищах, прослеженных по древесному тлену и гвоздям костылькового типа, в числе которых два гробовища были в форме колоды. В одном случае зафиксированы остатки берестяного покрытия. В кургане № 51 с основным мужским погребением было помещено вторичное погребение женщины и девочки (?) в одном гробу.

Определение половой принадлежности погребений по костякам весьма затруднительно из-за очень плохой, в большинстве фрагментарной сохранности костяков. Определение по набору инвентаря не всегда надежно, в целом он очень беден. Более или менее значимый вещевой материал найден в трех или четырех женских погребениях, в большинстве погребений он был представлен единичными экземплярами отдельных вещей. В четырех погребениях найдены только гвозди, а в пяти погребениях инвентарь отсутствовал.

Височные кольца, как наиболее характерная категория украшений, встречены в восьми погребениях. Большинство их принадлежит к типу перстневидных с заходящими концами, среди которых имеется несколько петлеконечных (рис. 1; 6-10). В нескольких погребениях в комплекте височных колец были другие типы височных колец: узелковые (рис. 1; 1, 2), с напущенными стеклянными бусинами (рис. 1; 3, 4), с полыми металлическими бусинами (рис. 1;. 5 – бусина не сохранилась), дротовые перстни с утолщенной серединой (рис. 1; 11, 13, 16, 17, 19). В двух курганах (№№ 36 и 54) было по 13 височных колец. В кургане № 36 было 10 колечек узелковых, два в виде дротового перстня с утолщенной серединой и одно перстневидное. Здесь среди колечек сохранились фрагменты кожаного венчика. В кургане № 54 было 11 височных колечек типа перстневидных, одно узелковое и одно в виде ложновитого перстня с утолщенной серединой. В кургане № 35 справа и слева у черепа лежало девять колечек типа перстневидных и два колечка с двумя и тремя напущенными стеклянными бусинами. В первом случае одна из двух бусин принадлежит к типу цилиндрических ребристых с золотой прокладкой. Только четыре колечка из кургана № 54 изготовлены из серебряной проволоки, остальные были бронзовыми.

В двух погребениях (№№ 6 и 59) было по четыре височных колечка. В первом случае комплект состоял из двух узелковых из серебра и бронзы и двух в виде перстней с утолщенной серединой из серебра на кожаном венчике. В кургане № 59 в области черепа лежало одно серебряное и три бронзовых проволочных колечка, последние в обломках. Единичные перстневидные височные колечки найдены в трех курганах: в кургане № 66 по колечку по сторонам черепа, в кургане № 39 обломки двух колечек слева у черепа со стеклянной бусиной между ними и одно правое колечко в кургане № 4, последнее из серебряной проволоки.

Состав нагрудных украшений весьма скромен. Только в трех погребениях были встречены бусы, в основном из темного стекла и пасты удлиненной и шарообразной формы, инкрустированные зигзагообразными полосами белой поливы. В кургане № 36 на груди погребения было 16 целых, три половинки, несколько обломков разных бусин и фрагмент спиралевидной пронизки (рис. 1; 23-29, 31). В их числе было две шаровидные янтарные бусины и две половинки от разных ребристых бусин-лимонок. В кургане № 35 было семь шаровидных бусин с инкрустацией, одна кольцевая пастовая и одна цилиндрическая золотостеклянная. Инкрустация одной бусины имитирует глазчатый орнамент. В погребении № 2 из кургана № 51 найдена темно-коричневая бусина удлиненной формы с белой винтообразной полоской на поверхности, одна аморфная полосатая и два обломка цилиндрических (рис. 1; 21, 22). Среди них лежало ушко, отломанное от какой-то подвески (рис. 1; 30). В этом погребении не было иных украшений женского типа. Но в кургане № 6 в одной группе с четырьмя височными кольцами разного типа была только монетовидная подвеска из белого металла, довольно грубо отлитая по оттиску характерной подвески со сканным валютообразным узором (рис. 1; 18).

В двух погребениях встречены бронзовые браслеты. Один из них витой из трех проволок был на левой руке детского погребения в кургане № 51. Один конец его оканчивался петлей, второй был неровно оборван (рис. 1; 14). Круглодротовый браслет с заостренными концами из кургана № 39 был также на левой руке в паре с тонким плосковыпуклым в сечении перстнем (рис. 1; 12). Еще один ложновитой перстень найден на пальце левой руки погребения в кургане № 35 (рис. 1; 15). Два перстня (дротовый с утолщенной серединой и пластинчатый широкосрединный разомкнутый) встречены в кургане № 43 (рис. 1; 20).

На поясном кольце у одного, по-видимому женского, погребения в кургане № 36 (полный комплект височных колец и наибольшее количество бус среди раскопанных) на ремешках был привешен разнородный набор предметов: две треугольные подвески с кольчатым и волютным щитками, конусовидный колокольчик с привеской обломка какого-то моллюска в виде полого цилиндрика, привеска в виде утиной лапки, небольшая подквадратная поясная накладка с прорезью, перекладчатая фибула с треугольным концом, декорированная выемчатой эмалью (рис. 1, 33-40).

Все подвески на поясе носят признаки вторичного использования не по своему первоначальному назначению. Треугольные подвески обычно встречаются в качестве женских нагрудных украшений в мерянских погребениях XI – нач. XII в. Наши подвески имеют следы длительного пользования, они сильно потерты и сохранились фрагментарно. Почти все нижние кольца для привесок у них обломаны. У второй подвески отломана правая спираль волюты. Треугольные, колоколовидная и лапчатая подвески находит аналогии в древностях поздней дьяковской и мерянской культурах6. Поясная накладка более характерна для древностей камско-уральской группы угро-финов IX-X вв.

Фибулы с выемчатой эмалью производились в Прибалтике и употреблялись для застежки верхней одежды. По классификации Г.Ф. Корзухиной фибула из кургана № 36 относится к типу II, 1 и датируется V в. н.э. В Верхнем Поволжье украшения этого стиля распространялись на территории балтизированных финнов. Известны они и на поздних памятниках в более широком ареале. В Ярославском Поволжье изделия с эмалью типа литовских V в. найдены на городищах у дд. Березняки и Новоселки (Грехов ручей), где они датируются V – нач. VI в. Подковообразная фибула с эмалью была найдена в кургане № 23 у д. Кирьяново. По необычности находки в погребении XI – нач. XII в. изделия, вышедшего из употребления не позднее VI в., предполагалось существование здесь поселения или городища V-VI вв. Сплошная археологическая разведка 1932-33 гг., проведенная до строительства ГЭС в Угличе и Рыбинске, не зафиксировала в ближней округе памятников этого времени10. Разведками 1986 г. здесь обнаружено только селище XI-XII вв.11 В кургане № 23 фибула лежала в области живота женского погребения и, видимо, использовалась по своему прямому назначению. Очевидно, изделия этого типа особенно ценились и долго хранились в среде местного населения, что подтверждает и находка у д. Заморино. Здесь фибула через многие поколения обладателей была употреблена в качестве амулета с другими подвесками при погребении.

В области пояса погребения в кургане № 4 выпуклой стороной вверх лежала бронзовая пластина, напоминающая сердцевидную фигуру (верхний край не сохранился). Она орнаментирована пуансонными точками в три ряда по контуру и двумя расходящимися от центра линиями точек, между которыми располагаются солярные знаки из концентрических кружков. В нижних отростках фигуры имеются два симметрично расположенные отверстия диаметром ок. 5 мм (рис. 1, 32). С внутренней стороны пластинки сохранился фрагмент кожи, видимо от пояса. По стилю орнаментации и местоположению пластинка напоминает поясные накладки с позднедьяковских городищ, которые и в то время «не были предметами массового употребления, а использовались, очевидно, при отправлении культовых обрядов»12. Определить половую принадлежность погребения затруднительно: в нем было только одно правое височное колечко из серебряной проволоки и нож рядом с накладкой. Но единичные височные кольца известны и в мужских погребениях.

В кургане № 41 с внутренней стороны близ верхнего конца левого бедра погребения лежала большая полукруглая пряжка с прямым основанием из сильно окисленной железной пластины, очевидно игравшая роль фибулы (рис. 1, 41). Небольшая подпрямоугольная полностью окисленная железная пряжка находилась между ног центрального погребения в кургане № 51 на уровне чуть выше середины бедер.

Остальной инвентарь маловыразителен: ножи в девяти погребениях и один или два гвоздя в 13 курганах. Последние все костыльковые, лишь один оформлен более или менее нормальной шляпкой (рис. 1, 43-45). В головах впускного парного погребения в кургане № 51 был развал гончарного сосуда, по форме несколько напоминающий теперешний чугунок. Он имеет размеры: высота – 21 см, ширина по плечику – 26 см, диаметр горла – 20 см, диаметр дна – 9,5 см. По плечикам и тулову нанесен линейный орнамент, более редкий внизу, а по верху плечика под горлом – мелкая однорядная волна. Венчик с закругленной кромкой низкий, почти прямой. Фрагмент венчика со слабым линейным орнаментом найден в насыпи кургана № 42, а в кургане № 62 фрагменты донца и стенки с волнистым орнаментом лежали на основании, предположительно у ног погребения.

Материалы Заморинского курганного могильника по обряду погребения и инвентарю представляют собой поздний вариант курганных древностей, которые в целом могут датироваться от середины XII до первой трети XIII в. Единственный сосуд из кургана № 51 с линейным орнаментом может датироваться не ранее XIII в. Домонгольское время функционирования могильника кроме прочих вещей маркирует шиферное пряслице. Могильник расположен изолированно в стороне от других могильников, входящих в группы владимирских, поволжских или костромских курганов. С ближайшими ярославскими могильниками он не может быть связан ни по времени, ни по другим параметрам. От остальных групп он отстоит на значительном удалении. По обряду и составу инвентаря он более всего сходен с могильником у д. Горки в Некрасовском районе, также расположенном изолированно13. Население, оставившее могильник у д. Заморино представляется довольно обособленным человеческим коллективом, сохранявшим, тем не менее, какие-то традиции и, вероятно, свое этническое сознание.

  1. Сабанеев Н.П. (правильно Л.П.). Описание курганов Мологского уезда // Труды Ярославского губернского статистического комитета. Вып. 5. Ярославль. 1868. С. 93, 94.
  2. Тихомиров И.А. О раскопках курганов в Ярославской губернии в 1900 г. Архив ИА, № 1900/82.
  3. Комаров К.И. Работы Славянского отряда Верхневолжской экспедиции //АО 1972 г. М. 1973. С. 67.
  4. Дубов И.В. Ярославская экспедиция //АО 1973 г. М. 1974. С. 51.
  5. Комаров К.И. Работы Славянского отряда Верхневолжской экспедиции в Ярославской и Ивановской областях //АО 1975 г. М. 1976. С. 67.
  6. Розенфельдт И.Г. Древности Западной части Волго-Окского междуречья в VI-IX вв. М. 1982. С. 32-53.; Голубева Л.А. Меря //Финно-угры и балты в эпоху средневековья. Археология СССР. М. 1987. С. 79. Т. XXIX, 1, 11, 18, 22.
  7. Корзухина Г.Ф. Предметы убора с выемчатыми эмалями V - первой половины VI в. н.э. в Среднем Поднепровье //САИ. Вып. Е1-43. 1978. С. 22, 23.
  8. Корзухина Г.Ф. Предметы убора с выемчатыми эмалями. С. 55, 56. См. также: Карта распространения предметов убора с выемчатыми эмалями.
  9. Третьяков П.Н. К истории племен Верхнего Поволжья в 1 тыс. н.э. // МИА № 5. М., 1941. С. 80. Pис. 46.
  10. Бадер О.Н. и др. Участок Скнятино - Молога // Известия ГАИМК. Вып. 109. М.,Л. 1935. С. 144-165.
  11. Комаров К.И. Отчет о работе в Ярославской области в 1986 г. Архив ИА. № 11861.
  12. Розенфельдт И.Г. Древности... С. 124. См. также С. 123. Рис. 30.
  13. Праздников В.В. Курганный могильник у д. Горки в Ярославском Поволжье // Проблемы изучения первобытности и раннего средневековья лесной зоны Восточной Европы. Вып. III. Иваново. 1996. С. 68-73.

Инвентарь погребений

1234567891011121314151617
4(14)З1        1    1
6(17)З 22 1          
8(18)З         12    
10(19)З               
31(8)З               
32(12)ЮЮЗ         11    
34(16)?         1  1  
35(15)ЮЮЗ92 9  1  22    
36(13)ЮЗ19216+2 янт. 61  12    
39(11)ЮЗ1  1   111     
41(9)ЮЗ         11  1 
42(7)СВ-ЮЗ           1   
43(3)       2  12    
48(5)З          1    
51(4)-1ЮЗ             1 
-------2ЮЗ   3+21?     21   
-------3ЮЗ        1      
54(2)ЮЮЗ1011       2    
55(10)ЮЗ               
59(1)З4         2    
62(6)СВ-ЮЗ          11   
66(20)ЮЗ2         1    
69(21)З          1    
1 – №№ курганов (в скобках №№ по порядку раскопок); 2 – ориентировка погребений; 3 – височные кольца перстневидные; 4 – височные кольца узелковые и с бусинами; 5 – височные кольца - перстни дротовые; 6 – бусы; 7 – подвески монетовидные; 8 – подвески-амулеты на поясе; 9 – перстни; 10 – браслеты; 11 – поясное кольцо; 12 – ножи; 13 – гвозди; 14 – керамика, сосуды; 15 – пряслице шиферное; 16 – фибула железная; 17 – поясная накладка