Е.И. Крестьянинова

К вопросу об особенностях и традициях субкультуры ростовского купечества в 50-е гг. XIX в.
(по дневнику Анны Маракуевой)

Изучая дедов, познаем внуков, то есть, изучая предков, узнаем самих себя.
В.О. Ключевский

Данная работа - это очередной этап проводимого нами исследования некогда существовавшей в Ростове купеческой среды и ее менталитета на основе не публиковавшихся ранее документальных источников из рукописного собрания Ростовского музея.

На этот раз объектом нашего внимания стал чрезвычайно интересный документ 1852-53 гг. – дневник женщины1, жены ростовского купца, которая аккуратно, без пропусков, как бы подводя итог истекшего дня, вела в нем записи. Трудно сказать, имелись ли тогда какие-то общие правила (или план) ведения дневника, но в тех трех, что находятся в коллекции нашего музея2 всегда присутствует описание погоды. Есть оно и в ежедневных записях нашей незнакомки, которые ведутся по определенному плану: описание погоды – дела мужа – свои дела – дети – события дня. Записи эти предельно лаконичны, они не содержат рассуждений, лишены образности, в них отсутствуют видимые эмоции, описание и анализ событий – только их констатация. Но – дневник читается на одном дыхании, от него просто невозможно оторваться, такой энергетикой проникнута каждая его строка. А каждая запись при всей ее краткости – настолько четкая и в то же время живая зарисовка дня, что из этих зарисовок складывается полная картина жизни ростовской купеческой семьи со всем кругом материальных и духовных ценностей, системой взглядов, потребностей, занятий и проблем, характерных для среды, которой она принадлежала. Начало и конец дневника не сохранились. Первая из его уцелевших записей датируется 25-м марта 18523, последняя – 22-м апреля 1853 гг.4 Таким образом, перед нами день за днем, без перерыва, проходит полный годовой цикл жизни его владелицы.

Кстати, она нигде себя не называет. Лишь благодаря упоминанию 3 февраля 1853 года, как день ее ангела5, по святцам выяснилось имя той, кто его вела, – Анна. Ей было 30 лет, и главное место в ее жизни занимала семья – муж Михаил Иванович6, сын Саша7 и дочь Оля8. Ради их блага она трудилась, не покладая рук. Судя по дневнику, работа была естественным состоянием, нормой и способом жизни Анны, и такое к труду отношение было, очевидно, характерным для страты, которой она принадлежала. Известны любимые высказывания ростовских купцов 2-ой гильдии – А.Л. Кекина: «Весь мир работать и работать должен прежде всего»9 и А.А. Титова «Да час смертный не в праздности нас застанет»10. Так вот, каждый день Анны был полностью занят самыми разнообразными делами и заботами. Она и пряла, и шила, и вязала, и стряпала (в отсутствии кухарки), доила корову, давала распоряжения и указания по хозяйству, контролировала их исполнение, занималась с детьми, принимала гостей и сама навещала родных и знакомых, посещала богослужения, за всем этим стараясь не отстать от моды (обновляла свой гардероб, заказывала шляпки у модистки)11 … Но, конечно же, самое поразительное – она вела дневник! Факт уникальный, но, после того, как был рассмотрен и исследован целый ряд сопутствующих дневнику документов (а поступили они в составе рукописного собрания А.А. Титова)12, и фамилия Анны стала известной, в какой-то мере объяснимый.

По мужу она была Маракуева. Михаил Иванович Маракуев (1789-1853), купец 2-й гильдии, Потомственный Почетный гражданин Ростова, коллекционер13, по словам А.А. Титова, которому М.И. приходился двоюродным дедом, «был очень умен и имел большую библиотеку, которая в свое время считалась самой лучшей в Ростове. Кроме того, он довольно хорошо владел пером …». «Записки ростовца М.И. Маракуева», повествующие о жизни Ростова начала XIX века, событиях 1812 г., были опубликованы А.А. Титовым в журнале «Русский Архив» (1907 г.)14.

С большой долей уверенности можно предположить, что Анна, будучи моложе супруга на 34 года (это был его второй брак)15 находилась под влиянием Михаила Ивановича и писала свой дневник по его примеру (или совету). Сегодня эти записи дают неоценимый материал для изучения культуры и быта среды, которой принадлежали А.П. и М.И. Маракуевы.

Их семья – что достаточно редко для того периода времени – была нуклеарна; она жила близ Варницкой слободы в двухэтажном доме, один балкон которого выходил на церковь, другой – на реку [Ишню. – Е.К.]. При доме был большой участок земли (в нашем понятии – целое поместье) и «лесок». Из дневника следует, что Анна сама (без экономки) вела дом и все хозяйство. У Маракуевых служили «люди» – кухарка и, возможно, няня и горничная, а также дворник и кучер; на огородно-полевой сезон нанимались приходящие работники16. К Михаилу Ивановичу, главе семьи, Анна проявляет глубокое уважение даже в записях, везде называя его (очевидно, как и в жизни) исключительно по имени и отчеству, которые всегда пишет только с заглавных букв, в отличие от имен сына Саши, дочери Оли, сестры Катерины, брата Василия, работников Ивана и Василия – их она пишет со строчных букв (к слову сказать, кухарки у Анны вообще безымянны)17. У М.И. – «дело» в городе, куда он ездит, за очень редким исключением ежедневно, и Анна не позволяет себе ни единого слова комментария относительно этой стороны его деятельности. Нам дано знать лишь о том, как он проводит свое свободное время: Михаил Иванович «… гулял с детьми; точил шар для клубка; ездил на охоту; ходил за грибами; писал письмо Ивану Михайловичу [сын от первого брака, - Е.К.]; ездил на почту; был за обедней»18. Семейные средства – в руках главы; он покупает в городе и привозит домой все необходимое – от продуктов питания до посуды, тканей и т.п. Регулярно закупаются: крупы, соль, мука (пшеничная, гречневая и пеклеванная); мясо (говядина и телятина; рыба (щука, снетки, лещ); растительное масло (маковое и льняное); сахар, чай, очень редко кофе. В летнее время – ягоды (клубника), огурцы (поштучно). Из тканей – в основном, ситец, реже люстрин, казинет, канифас, миткаль. Иногда, как представляется, М.И. хочет порадовать Анну – привозит ей горностаев на муфту, платки, в том числе и ковровые19. Но, думается, все покупки производятся по просьбе (или распоряжению) Анны – дом ведет именно она. И надо сказать, хозяйка она рачительная, опытная, несмотря на молодость (вероятно, сказываются и соответствующее воспитание, и собственные деловые качества). Супруга купца 2-й гильдии, она, стараясь внести в семейный бюджет свой собственный вклад: прядет, считая объем выполненной работы в «тальках» и «катушках»20; шьет на заказ чепчики и платья21 и «разные разности на продажу», вяжет пояса «из шерстей»22. Пряжу, изготовленную Анной, отдают ткать, а полотна, после отбеливания, идут на продажу, причем готовые вещи отвозит в город муж, а не она сама23. Средства, вырученные от продажи предметов рукоделия, составляли лишь очень небольшую часть семейного бюджета, который складывался из доходов от «дела» и домашнего хозяйства. Маракуевы держали коров, пчел, лошадей, кур. Продавали: домашнее топленое масло, рыбу (ловились караси в реке); семена овощей (шпината, репы, петрушки, свеклы, редьки, моркови, кресс-салата, чабера); ягоды (крыжовник, смородину, вишню, малину, землянику, клубнику), яблоки и, возможно, картофель, а также продукты его переработки. Кроме того, в хозяйстве выращивались капуста, морковь, бобы, огурцы, лук, овес, пшеница, цикорий, хмель, горох, ячмень24. То есть, налицо традиционное для Ростова занятие огородничеством и садоводством. За огородом в доме Маракуевых ухаживали работники, но руководила всем процессом выращивания (или, как говорят в Ростове, воспитывания) овощей, начиная от закладки навоза в парники и высадки в них рассады, копания гряд, посева, прополки до сбора урожая, также по ростовской традиции – Анна (но сроки проведения огородных работ несколько не совпадают с современными)25. Фруктово-ягодные насаждения у Маракуевых были самых разнообразных сортов: крыжовник красный и зеленый, смородина алая, белая, черная, вишня шпанская, яблоки – белый налив. У них не было оранжереи, как, например, у брата М.И. – Н.И. Маракуева, но цветы сажались. Заготовки на зиму Анна делала только собственноручно. Варила из малины сироп и варенье – на сахаре и меде из яблок и ягод своего сада и черники, причем для пирогов по какому-то особенному рецепту; солила огурцы и капусту (белую – себе, серую – «людям»); отваривала в уксусе и солила грибы, за которыми всем домом отправлялись в «Демьянский лес»; готовила моченую бруснику с яблоками на меду и алую смородину, зеленый горошек (в самоваре), делала дрожжи, пиво, солила дичь, мясо. Хозяйство у Анны велось без упущений, даже сахар она колола только сама (дабы весь он ушел по назначению). Перья, ощипанные с уток, продавались, поля после картофеля бороновались, и весь картофель подбирался, отава косилась26. Жаль, что нигде не названы блюда, подававшиеся к столу, есть только данные, что она умела печь крендели, «подорожники», делать пасхи и сыр27. Мед у Маракуевых покупался, хотя был и свой. И всему в хозяйстве велся строгий учет: сколько и чего собрано, за сколько продано.

Одной из обязательных статей достойно ведущегося домашнего хозяйства являлось соблюдение чистоты в доме, чистоты белья, чистоты тела. Пол в доме Маракуевых мылся перед всеми большими церковными праздниками; окна – два раза в год – весной и осенью, когда убирались и вставлялись зимние рамы; белье стиралось (причем, детское – отдельно), в основном, раз в месяц; после стирки – часть его гладилась, часть – «каталась». Детей Анна мыла сама, и не чаще одного раза в три-четыре недели28. Во времена, о которых идет речь, владение рукодельным мастерством считалось для женщины необходимым умением. Представляется, что Анна шила профессионально – не только себе и детям – Саше панталоны, курточки, себе и Оле чепчики, пальто, платьица, юбки, кофточки и «казамайки», но и на заказ, а поскольку умел шить и ее брат, можно предположить, что Анна происходила из семьи ремесленников (портных), тем не менее, позаботившихся и об образовании Анны, которая читала, писала (пусть и не идеально грамотно). Кроме того, Анна умела вышивать, вязать (пояса, шарфы, носки, чулки), стегать одеяла29. Как она все это успевала? Очевидно, с детьми ей помогала управляться няня, хотя и сама Анна от воспитания детей не устранялась. Похоже, матерью она была строгой, – в дневнике по отношению к детям никогда не применяются уменьшительно-ласкательные имена, только Саша и Оля (к слову, уменьшительно-ласкательно Анна называет только свою мать – «маменька», но это, похоже, просто принятая тогда форма обращения).

Анна и сама была очень набожна, и детей своих растила в православной вере. Церковь она посещала 8-10 раз в месяц, причем, все виды служб, которые Анна посещает, названы конкретно: «была у вечерни, за обедней, за всенощной, у стоянья, у часов, у заутрени, у вечерни за плащаницу, у 12-ти евангелиев»30. По большим праздникам она бывала на службах в Успенском соборе, Авраамиевском, Петровском, Яковлевском, Девичьем, Троице-Варницком монастырях31. Встречала крестные ходы, следовавшие в Дарцово, Бабки, Хонятино, Сажино32 и участвовала в них; водила детей к причастию, подносила их под иконы. А в июне предприняла паломническое путешествие на поклонение Иисусову кресту33.

Так, в трудах и заботах, шли будни в ростовском купеческом семействе. Что же касается праздников, то их в дневнике выделено три: Пасха, день Леонтия Ростовского и масленица34. Отмечены «вьюничный обед», 100-летие преставления Димитрия Ростовского, день 24 июня (Рождество Иоанна Предтечи, или Ивана Купала, когда в лесу проводилось массовое гуляние и для многочисленной публики были поставлены шатры)35.

Другие церковные праздники не обозначены, очевидно, отмечались они настолько традиционно (посещение храма, прекращение сельхозработ), что это не нашло в дневнике никакого отражения. Из семейных праздников Анна называет только именины (дни рождения тогда не отмечались)36. В свободное время (а оно, как правило, появлялось только к вечеру) Маракуевы ходили на прогулки – начиная с весны и до осени – практически ежедневные. Развлечений, как таковых, у Анны почти не было. Конечно, она принимала гостей своего круга, и сама ходила в гости – в основном, с работой, но ни о каких балах речь в ее дневнике не идет, хотя она еще молода (скорее всего, она не принадлежала к тому кругу, что приглашался на балы), а из всех событий 1852 г. самыми яркими для Анны стали именины Ивана Андреевича Титова37 и пожар в Гостином дворе 15 августа38. Маракуевы выписывали газеты, книги и журналы, но за всеми делами Анне совсем некогда читать – за книгой мы ее видим всего один раз39.

Нельзя не отметить язык дневника, который отражает яркую и самобытную речь его автора, с характерными для ее круга фразеологизмами и оборотами. К примеру, Анна строит предложения, начиная со сказуемого: «…Была я в городе, купила лент для шляпки, рюшу к чепчику, шерстей для вязания»40. Кроме того, дневник содержит немало вышедших ныне из употребления выражений и слов. В 1852 г. масло «пахтают», а не сбивают; ягоды «берут», а не собирают; утку Василий «убил», а не подстрелил; в парники посадили «сада и высадки», а не рассаду; белье «моют», а не стирают, «катают», а не гладят; смородина «алая», а не красная; М.И. купил «яйцов», а не яиц; курица «обновилась», а не снесла первое яйцо; овин «насадили», а не заполнили; плотники «работают», а не строят грунтовой сарай; сугробов «наставило», а не намело, дождем «пробило», а не промочило до рубашки, а «праздновала» – значит, просто ничего не делала41. О том, что такое «казамайка», «жукенжет», «терновое» платье, «парыть», которую «затирают» для пива, грибы «сосновики», и что значит «дернуть мочки», «прийти насилуй»42 можно только догадываться.

Но язык дневника не мешает нам вникать в суть происходящего, поскольку вещи, описанные в нем, близки и понятны любому ростовцу безотносительно времени. Собственно, многое из того, что составляло круг занятий и интересов Анны Маракуевой, сохранилось (или сохранялось) в быту ростовцев до недавнего времени. Масленичные катания, имевшие место до начала XX в., Ростовская ярмарка, дожившая до конца 30-х гг. XX в., гулянья в Городском саду, дошедшие до 70-х гг. XX в. Праздник же сенокоса, открытие охоты на уток в конце августа – они существуют до сих пор! А выращивание овощей! От огородов до сих пор в Ростове свободна лишь очень небольшая часть его населения; «ведет» огород в большинстве случаев – женщина. Все эти слагаемые и составляют часть ростовской культурной традиции, которую не смогли прервать никакие политические катаклизмы, экономические же в какой-то мере даже способствовали ее сохранению (что же касается менталитета, то он, конечно, изменился в значительной степени, но это отдельная тема).

Итак, культуре слоя, к которому принадлежала Анна Маракуева, были присущи следующие черты:
• особенное отношение к труду, как единственно приемлемому способу существования, причем стремление улучшить свое благосостояние приветствовалось;
• патриархальность семейных нравов: почитание родителей, главы семьи, сохранение и соблюдение родственных связей и одновременно – достаточно высокая роль, которую имела в семье женщина;
• стремление к образованию (обучение детей вплоть до гимназии; культуре (выписывались газеты и журналы); моде;
• набожность;
• соблюдение традиций бытовой культуры.

И последнее. В среде ростовского купечества можно было встретить характеры и лица, разительно отличавшиеся от тех, что рисовались в пьесах А.Н. Островского, А.М. Горького, романах Ф.М. Достоевского, В.Я. Шишкова.

Таким образом, можно считать «Дневник» Анны Петровны Маракуевой еще одним веским аргументом в пользу восстановления доброго имени купечества вообще и ростовского в частности, в свое время незаслуженно униженного, осмеянного и ошельмованного снобистско-интеллигентским неприятием русской литературы, и через нее – значительной частью общества, которое привыкло доверять ее политическим оценкам и социальным характеристикам.

  1. ГМЗРК. Ф. 294. Оп. 1. Д. 27. АД-200/27.
  2. ГМЗРК. Р-786.; там же. Ф. 291. Оп. 2. Д. 3.; там же. Ф. 291. Оп. 1. Д. 1. АД-198/116.
  3. Указ. соч. Л. 1.
  4. Там же. Л. 58 об.
  5. Там же. Л. 41 об.
  6. Там же. Л. 27.
  7. Там же.
  8. Там же. Л. 1.
  9. ГМЗРК. Р-468. Л. 3.
  10. Талицкий В.А. Андрей Александрович Титов. Москва, 1912 (?). С. 22.
  11. Там же.
  12. ГМЗРК. Ф. 294.
  13. Колбасова Т.В., Крестьянинова Е.И. Ростовский коллекционер // газ. «Ростовская старина». № 96.
  14. Маракуев М.И. Записки ростовца // журнал «Русский архив». 1907. С. 107-127.
  15. ГМЗРК. Ф. 294.
  16. ГМЗРК. Ф. 294. Оп. 1. Д. 27. АД-200/27. Л. 3 об., Л. 6., : об., Л. 28.
  17. Там же.
  18. Там же. Л. 10., Л. 29., Л. 42 об.
  19. Там же. Л. 1- 58 об.
  20. ГМЗРК. Л. 6.
  21. Там же. Пошив чепчика стоил 52 коп. Л. 48., платья – «полтина серебром» Л. 13.
  22. Там же. Л. 46., 48 об.
  23. Там же. Л. 41.; один холст стоил 13 руб., другой – 21 р.
  24. Там же. Л. 11 об. - 40 об.
  25. Там же. См. Приложение.
  26. Там же. Л. 10 об., 11., 18 об., 20 об., Л. 49.
  27. ГМЗРК. Ф. 294. Оп. 1. Д. 27. Л. 1 об., 16 об.
  28. Там же. Л. 1., Л. 7., 7 об.,Л. 9., 9 об., 10., 13 об.
  29. Там же. Л. 1., 1 об., 3., 9 об., 10 об., 11 об., 13 об.15 об., 17 об., 18., 21., 22.
  30. Там же. Л. 1-3., Л. 47-51.
  31. Там же. Л. 17 об ., 16., 37., 38 об.
  32. Там же., 26 об., 28., 28 об.
  33. Там же. Л. 16 об. - 17. Полное название «Честной и Животворящий Крест Господен». Ныне находится в ц. Иоанна Златоуста в с. Годеново, в 33-х км. от Ростова (прежде Никольский погост неподалеку от с. Захарово-Годеново). Титов А.А. Родные картинки. С-Петербург, 1899. С. 7.
  34. Там же. Л. 1 об., 58 об., 47.
  35. Там же. Л. 3., 38 об., 18.
  36. Там же. Л. 23., 41 об., 43 об.
  37. Там же. Л. 37.
  38. Там же. Л. 30 об.
  39. Там же. Л. 6., 6 об., 20.
  40. Там же. Л. 44 об.
  41. Там же. Л. 3., 21., 5 об., 6., 14., 14 об., 25., 27., 5 об.
  42. Там же. Л. 18 об.,41 об., 12., 56., 43 об.

Календарь огородных работ (по дневнику А.П. Маракуевой)
(приведен к новому стилю, - Е.К.)

22 апреля – возили навоз для парников
27 апреля набили два парника
1 мая возили сено последний стог
4 мая высадили высадки в парники
7 мая разрыли репу
10 мая раскидывали навоз
16 мая начали пахать гряды под репу
18 мая садили репу
19 мая садили репу, семянную морковь, семена цветов, петрушку
23 мая садили репу, свеклу, посеяли шпинат, кресс-салат
25 мая посадили бобы, посеяли морковь, начали садить картофель, окапывали смородину
26 мая садили картофель
27 мая пахали под пшеницу, садили бобы, сеяли морковь и свеклу, чабру
28 мая посеяли пшеницу, садили картофель, копали гряды под горох
29 мая садили горох, картофель, лук
30 мая сеяли шпинат, пшеницу
2 июня окапывали крыжовник, пахали под ячмень
3 июня окапывали крыжовник, обгородили репу пряслом
4 июня окапывали крыжовник, садили табак, копали гряды под цветы
6 июня окапывали крыжовник, садили лук, огурцы
8 июня пахали под овес и посеяли
10 июня садили бобы, посеяли свеклы, моркови, шпинату посеяла цветов разных
11 июня посеяли цикорий, садили бобы, лук
12 июня кончили посев цикория
12 июня подвязали хмель
13 июня начали полоть кресс-салат, шпинат
14 пололи
17 кончили полоть, что заросло, подсыпали горох
19 июня копали гряды под огурцы, подтыкали горох, окуривали червей на вишнях
20 июня копали гряды под капусту и посадили, поливали огурцы и морковь
22 июня пололи свекольные и морковные сада, садили капусту
23 июня пололи бобы, посадили всю капусту
24 июня пололи чабер, морковь и свеклу
25 июня пололи картофель
27 июня окапывали крыжовник, пололи малину, обирали червей на крыжовнике, шпанских вишнях
29 посеяли цикорий, подсевали морковь, обирали червей на вишнях
30 июня пололи шпинат
1 июля пололи чабер и петрушку
7 июля брала клубнику
8 июля выдирали репу семенную, брали клубнику
9 июля выдирали репу и вешали на шесты, брали клубнику, варили варенье
13 июля начали косить, окосили пожню
14 сенокосили, драли репу
15 июля сушили сено, драли репу
16 июля начали сушить сено, пололи морковь, цикорий, свеклу, обирали клубнику, варенье из черники на меду
14 июля пололи цикорий, бобы, лук, начали сушить сено…
18 июля М.И. купил огурцов в огороде
19 июля собирали чернику в лесу
20 июля выдрали последнюю репу
22 июля пололи цикорий, сушили сено, начали околачивать семя репное
23 июля околотили половину семени
24 июля начали обирать вишню, скосили 2 пожни, сметали стог
26 июля нашли 2 гриба
27 июля сушили сено
28 июля пололи чабер, лук, морковь, свеклу
29 пололи огурцы, крыжовник, брали зеленый крыжовник
30 июля пололи капусту
31 июля пололи капусту, брали малину и варили
2 августа появилась первая свежая капуста
4 августа последнее репное семя сколотили
5 авг. начали брать горох, допололи капусту
7 авг. брали черную смородину
8 авг. обирали крыжовник и алую смородину
9 авг. собирали горох, наварили 2 варки, брали малину и смородину, набрали узел боровиков
12 авг. собирали горох
13 авг. вынимали мед
15 авг. брали горох
16 авг. драли шпинат
17 авг. сушила горох, просеивала, просевала
18 авг. брали горох, сгребали сено
20 авг. горох и малину, возили сено
23 авг. начали воровать картофель
24 авг. сушила горох
25 авг. пололи огурцы, в другой раз капусту, обирали горох, алую смородину
26 августа тяпали капусту серую для людей
29 брали алую смородину и малину
30 авг. мочила бруснику с яблоками
31 авг. додрали шпинат, начали жать ячмень, брали горох
1 сентября жали ячмень
2 сентября жали ячмень
3 сентября жали ячмень, колотили крессалат
4 сентября обирали огурцы, набрали 500, посолила кадочку
5 сентября поклали ячмень в копны, доколотили крессалат
6 сентября жали пшеницу, колотили шпинат
7 сентября жали ячмень, возили шпинат, варила варенье из яблок для пирогов
10 сентября посеяли рожь, драли лук, обирали огурцы, набрали 1000, солила огурцы, обирала малину, послала яблоки продавать
11 сентября драли лук, косили отаву
12 сентября сушили отаву, провевали семена крессалата
12 сентября перевозили отаву, склали снопы в копны
14 сентября обделывали шпинат
15 сентября молотили шпинат, обрали последний горох
16 сентября начали рыть картофель, срезали морковное, петрушкино семя, жали пшеницу, обрезали лук…
17 сентября драли картофель
18 сентября выбирали картофель, перевезли редешное семя, срезали морковное
19 сентября выбирали картофель
17 сентября обирали огурцы последние
21 сентября переносили лук
22 сентября выбирали картофель, сбивали морковное семя
23 сентября обрезали лук
26 сентября драли картофель, жали пшеницу
28 сентября кончили рыть картофель, сбирали морковное семя
29 сентября сжинали семя свекольное, насадили 1-й овин, жали овес, начали тереть картофель, додрали последний лук, и обрезали
30 сентября обмолотили 1-й овин, сшибали семя редешное, дожали свекольное…
1 октября жали овес, молотили ячмень, терли картофель, возили снопы
2 октября сыпали лук на полатки, молотили ячмень, дожали жнитво, кончили обрезать лук
6 октября выдергивали бобы, срезали морковное семя, молотили пшеницу, бороновали полосы после картофеля
7 октября молотили пшеницу, срезали морковное семя, выдрали последние бобы
8 октября выдрали морковь, жали чабер
9 октября молотили пшеницу, терли картофель
10 октября бороновали пашню после картофеля, подбирали картофель, пахали, терли картофель
12 октября молотили ячмень
13 октября молотили ячмень, ощипывали бобы