И.И. Рыкунова, А.Н. Рыкунов

Итоги работ 2002-2003 годов на памятнике Усть-Шексна

Экспедицией Рыбинского МЗ в 2002-2003 гг. продолжены охранные раскопки торгово-ремесленного поселения открытого типа «Усть-Шексна». Памятник сохранившейся площадью свыше 15 га, расположен на правом берегу р. Шексны при впадении ее в Волгу в границах современного Рыбинска Ярославской области.

В связи с завершением в 2001 г. изучения наиболее интенсивно разрушающейся территории в центральной части поселения (раскоп 2 площадью 700 кв. м), работы возобновились на раскопе 1 путем расширения его площади к югу с целью изучения постепенно утрачиваемой береговой линии памятника. В результате исследования береговая линия Шексны в направлении «север-юг» в северной части памятника достигла 150 метров, а площадь раскопа 1 превысила 1400 кв. м. В том числе площадь исследованных в 2002-2003 гг. участков 20-23 составила свыше 450 кв. м.

Стратиграфия вышеуказанных участков в целом повторяет уже известную по работам 1992-1997 гг. картину. Под слоем дерна располагается сильно перемешанный слой, фиксируемый нами как техногенный перекоп. В своей основе – это сухая бурая суспесь с большим количеством строительного мусора: битого кирпича, камня, пятен известки, песка и гравия, битого стекла. Здесь же отмечается значительное количество крупноразмерных железных и стальных изделий, деталей и их обломков, а также обрывков колючей проволоки. Среди находок – советские монеты различного достоинства 30-х гг. XX в. Мощность слоя в среднем – около 40-60 см, однако имеется ряд перекопов, некоторые из которых – глубиной свыше 2 м – остатки глубоко забитых столбов, бывших, вероятно, опорами ограждения и остатками узкоколейки, проходившей в период бытования на данной территории Волголага.

Ниже техногенного перекопа фиксируется слой светло-коричневой стерильной супеси, в котором отдельными пятнами отмечается присутствие еще одного культурного слоя – осуглиненной серовато-коричневатой супеси с золотисто-угольными включениями, скоплениями мелких камней и древесного тлена. Данный слой ранее был зафиксирован практически на всех участках раскопа 1, но здесь он отличается наиболее значительными масштабами. Глубина его залегания – около 60 см от уровня основного репера (уровень нижней горизонтальной опоры ЛЭП), мощность – от 3-5 до 20-40 см, что примерно соответствует данным других участков. Находки и керамический комплекс датируют слой сер. XVIII – нач. XIX вв., в частности, в нем собрано более 20 фрагментов красноглиняных курительных трубок, 70% из которых относятся к так называемому фасону «тахта-чубук» сер. – кон. XVIII в.1 и свыше 50 монет от 1731 до 1813 гг. На участках 20 и 23 также проявились спущенные из данного слоя остатки строений. На участке 20 это – впускное сооружение срубно-столбовой конструкции – погреб-ледник с водоотводной трубой в виде добленой колоды, с торца забранной двумя железными скобами, а сверху прикрытой широкой доской. На участке 23 строение интерпретировано нами как жилая постройка с развалом печи внутри и остатками выносного крыльца. В нем отмечено большое количество битой винной посуды с клеймами нач. XIX в. Интересная деталь – под каждый угол этой постройки также были подложены винные бутылки, 1 из которых сохранилась целой, 3 – расколотыми. В обоих строениях значительный интерес представляют детали в виде подквадратного сечения бревен и брусьев со сквозными отверстиями диаметром 2-3 см, частично забитыми пробками, а также доски с фигурными вырезами по краям. Это вторично использованные судовые детали с нагельными отверстиями, в которых частично сохранились остатки нагелей («пробок»). В качестве досок пола использованы фрагменты судовой обшивки.

Ниже данного слоя продолжается светло-коричневая стерильная супесь, в которой встречаются тонкие (1-3 мм) прослойки желтоватого песка и сероватой глины. Ее присутствие и значительная мощность, на наш взгляд, связаны с трансгрессией Каспия в XIII-XV вв., когда постоянные и неуклонно усиливавшиеся наводнения2 вынудили жителей Усть-Шексны в кон. XIII в. оставить северную часть поселения. Мощность стерильного слоя на различных участках неодинакова и обусловлена неровным уровнем материка – рис. 1. На исследованных участках, как и на всей площади раскопа 1, наблюдается довольно пологий уклон к востоку к Шексне: перепад высот – от 160 до 210 см на участке 23 и от 170 до 220 см на участках 20 и 21 (т.е. 3,5-5 см/м). Однако только на данных участках зафиксирован значительно более крутой и резкий уклон к руслу безымянного ручья: к югу – от 180 до 360 см вдоль западной стенки на южной части участка 21 и участке 22 (18 см/м), и юго-западу – от 220 см в северо-восточном углу участка 22 до 420 см вблизи южной стенки в 4 метрах от юго-западного угла – в самом углу участка 22 был оставлен недокопанным квадрат 4x4 метра в связи с угрозой обрушения рыхлых стенок (16,5 см/м). Таким образом, мощность светло-коричневой стерильной супеси в северной части участка 23 незначительно превышает 100 см, на участке 20 в среднем равняется 150 см, в юго-западной части участка 21 достигает 200-240 см, а в той же части участка 22 – превышает 300 см.

Слой коричневой, в верхней части – серовато-коричневатой, местами – почти черной, супеси проявился на всей площади участков 20-23 на соответствующих глубинах: от 150-180 см на участках 20, 21 и 23 до 200-380 – на участке 22. Мощность слоя нигде не была менее 20 см, равняясь в среднем 30-50 см и достигая в ямах 80-120 см. Слой достаточно однороден, на различных участках отмечены разнообразные включения. Так на участках 20 и 21 зафиксировано присутствие битого камня, гальки, пятен углей и золы. На участке 23 – комки и крошки рыжей глины, железные шлаки, обломки сопел (более 50 фрагментов) – остатки металлургического производства в северо-западной части и древесный тлен – остатки постройки в восточной части. На участке 22 на покатом склоне мощность культурного слоя не превышала 20 см, содержала трудноуловимые пятна древесного тлена в виде отдельных коричневато-серых волокон, а также значительные угольные пятна вблизи наиболее глубокого участка вокруг недокопанного квадрата. По плоскому «дну» данного участка зафиксирован слой мощностью от 80 до 100 см, состоящий из прослоек сероватой плотной глины и темной супеси со следами древесного тлена или углей. Данный участок, по нашему мнению, является следами искусственной подрезки берега, возможно, для нужд судовождения (создания пристани). По нашему предположению, на месте сегодняшнего безымянного ручья в домонгольское время и ранее протекала река – приток Шексны шириной вблизи устья до 50 метров. Следы берегоукрепления ее противоположного берега нами выявлены на раскопе 2. Возвышенность, расположенная между руслами двух сегодняшних ручьев, является искусственной подсыпкой времени Волголага при строительстве узкоколейки. Местность за рекой, где и располагается раскоп 1, по мнению историка-исследователя Л.М.Иванова, представляется возможным связать с топонимом «Криничище», упомянутом при описании данной местности среди земель по Шексне в документах ХV в. – жалованных грамотах княгини Аграфены Шехонской 1432 года3, соответственно, сама река именовалась «Криница».

Культурный слой на участках 20-23 насыщен массовыми и индивидуальными находками. На площади 450 кв. метров собрано свыше 10 тыс. фрагментов керамики. Частично коллекция керамики исследована Л.К.Кадиевой, определена в основной массе как древнерусская круговая (менее чем по 1 % представлены белоглиняная и раннекруговая, не более 0,5% – лепная) и датирована нач. – сер. XII – сер. – кон. XIII вв.

Коллекция индивидуальных находок данных участков достаточно обширна и разнообразна и характеризует данную местность как активно использовавшуюся в домонгольский период. Непосредственные следы застройки в северной части памятника нами выявлены впервые. Они представляют собой остатки постройки с дощатым полом, тлен которого зафиксирован на площади 4x2 м. Границы строения не определены. Судя по находками среди тлена скопления бус – 4 золотостеклянных с каемкой по торцам бочонковидных и 9 бипирамидальных сердоликовых – строение относится не позднее чем к ХП в. Однако здесь же обнаружены следы более раннего освоения данного участка. Ниже остатков постройки на материке нами зафиксированы следы ограды в виде 2 рядов двойных ямок от кольев диаметром около 5-8 см и глубиной каждой свыше 20 см. Нам представляется возможным определить данный тип ограды как остатки плетня. Аналогичные наблюдения были сделаны на площади раскопа 2 в слое, относящемуся ко второму строительному периоду, датированному сер. ХП – первой третью XIII вв. Подобная ограда была возведена, возможно, для разделения жилой «зоны» от производственной, следы которой проявились в северо-западной части участка. Это прежде всего – частично попавшее в площадь участка куполообразное всхолмление обожженной глины, разрезанное по западной стенке. Четкой внутренней структуры не проявилось, это сильно перемешанное скопление глины и перекаленных камней, внутри которой выделяются цветом более и менее прокаленные участки – от серовато-розового цвета до ярко-оранжевого, перемежаемыми полосками и пятнами углей. При разборе части скопления, попавшей в площадь участка, обнаружены также фрагменты сопел. Сопла и большое количество шлаков выявлено и в ближайших материковых ямах, вокруг которых также зафиксированы следы кольев чуть большего диаметра – 10-12 см.

Среди вещевых находок, собранных на участках 20-23, хотелось бы отметить предметы, связанные с торговлей. Это 3 серебряных монеты, две из которых – денарии, предположительно, фрисландские, и одна – пока точно не определена (на одной стороне реконструируются слова, написанные кириллицей «печать князя», 2 торговые пломбы, одна – с рельефными оттисками по обеим сторонам, другая – гладкая (заготовка?).

Из импортных предметов наиболее широко представлены стеклянные украшения. Нами собрано 92 фрагмента стеклянных браслетов и 20 бус (8 фрагменты). Среди бус имеются довольно ранние экземпляры, например, желтая двойная лимонка и описанные выше золотостеклянные, но основная масса - зонные синие, черные, зеленые, шаровидные желтые и ребристая синяя были широко распространены в период сер. ХП – сер. ХШ вв. Часть стеклянных предметов (51 браслет и 7 бус) были изучены Е.К. Столяровой. По мнению исследователя, все предметы являются импортными. К ближнему импорту относятся изделия киевской школы, их большинство (86%), а также предметы провинциальных древнерусских центров (10%). К дальнему импорту отнесены изделия византийских мастерских (4%). О преобладании южного направления торговых связей свидетельствуют также находки овручских шиферных пряслиц (6 найдено на участках 20-23, что значительно меньше, чем, например на раскопе 2, где на аналогичной площади обнаруживалось в среднем в 3-4 раза больше). Южнорусское происхождение могли иметь также 2 креста-энколпиона (один представлен лицевой створкой) с закругленными лопастями с дополнительными выступами и рельефночерневыми изображениями. Близкие аналогии выявлены на Киевщине, в Рязанской области, Херсонесе, датировка – вторая четверть XII в.4 О прочих направлениях торговли говорят вышеописанные монеты, а также серебряная литая привеска круглой формы с орнаментом в виде сплетенного туловища фантастического животного-змея и петлей в виде его головы, относящаяся к кругу скандинавских древностей (по мнению Ю.М. Лесмана – славянской репликой скандинавского изделия).

Значительно среди индивидуальных находок представлены железные предметы, среди которых 2 рабочих топора, один – секира с опущенным лезвием и парой щекавиц по низу, второй – узколезвийный с круглым обухом, одна бритва, овальное кресало, два корпуса цилиндрических замков типа Б, деталь механизма замка с дужкой, 2 ключа к подобным замкам и один – типа А, 2 рыболовных крючка, фрагменты звеньев хозяйственных цепей, пробои, шилья, шпильки. Здесь же найдено 4 предмета вооружения: 2 черешковых ромбовидных наконечника стрел без упора и один – бронебойный, а также «чеснок».

Разнообразна коллекция предметов из цветного металла, включающая украшения и детали одежды. Наиболее выразительны следующие предметы: витая из 2 проволочек целая гривна, 2 фибулы: подковообразная и кольцевидная типа звездчатых; 2 пряжки: лировидная с «лилиевидным» завершением и фрагмент овальной с поперечно-рифленой поверхностью, а также поясная накладка; 7 целых и 2 фрагмента перстневидных височных дротовых колец с незамкнутыми концами; браслеты: 2 целых – пластинчатый с фигурными концами и растительным орнаментом и витой 2x2 с петлями на концах и 4 фрагмента – 3 витых двойных и пластинчатый, украшенный «плетенкой» с точками; персти: 3 рубчатых, один – гладкий с утолщенной серединой и фрагмент овальнощиткового гладкого; 3 пуговицы со сферическими головками и крупными петлями. Кроме описанных выше энколпионов, к предметам христианского культа отнесены круглая ажурная крестовключенная привеска и 4 креста-тельника. Конусовидная привеска и детали цепочки из перпендикулярно развернутых звеньев – фрагменты финских привесок. Имеются в коллекции изделия из кости: 5 двусторонних гребней (1 целый и 3 фрагмента цельных трапециевидных и 1 составной подпрямоугольный с накладкой), привеска из клыка медведя, иглы, проколки и пр.

В целом, датировка вещевого комплекса участков 20-23 укладывается в хронологический отрезок Х1-ХП1 вв., причем большинство вещей датируется более узким периодом сер. XII – сер. XIII вв., являющимся наиболее точной датировкой культурного слоя северной части памятника.

Таким образом, работы двух последних лет позволили изучить южный участок северной части поселения и более точно датировать культурный слой вышеуказанной территории. Исследования выявили следы искусственного выравнивания и углубления берега, что позволяет предполагать, что в указанный период характер реки, ставшей сегодня после техногенного вмешательства оврагом с двумя ручьями, был судоходным, по крайней мере вблизи устья.

  1. Волкова И.В., Новикова Г.Л. Красноглиняные курительные трубки в собрании Музея истории города Москвы // Археологические памятника Москвы и Подмосковья. Вып. 9. М., 1996. С. 135.
  2. Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации. М., 1993. С. 219.
  3. АСЭИ. T. I. M., 1952. С. 82-84, док. № 102, 103.
  4. Корзухина Г.Ф. О памятниках «Корсунского дела» на Руси // Византийский временник, XIV. М., 1958. С. 133.