В.И. Вахрина

Икона «Похвала Пресвятой Богородицы» из собрания Ростовского музея

В 1866 году в Ростов был командирован Георгий Дмитриевич Филимонов. Филимонов - крупнейший специалист по древнерусскому искусству, автор десятитомной Описи Оружейной палаты Московского кремля1. Георгий Дмитриевич являлся одним из основателей Общества древнерусского искусства при Московском Публичном музее, созданном в 1863 году небольшим кружком ученых из Московского университета, Московского Публичного музея и Оружейной палаты. Филимонов был редактором изданий этого Общества. В Ростов он приехал для отбора экспонатов на Всемирную Парижскую выставку 1867 года. Парижская выставка должна была показать «полную картину истории художественной и промышленной деятельности человечества»2. Проект программы Русского Археологического отдела выставки был составлен Императорским Археологическим обществом. Согласно проекту, на выставке должны быть представлены предметы из государственных, частных и церковных собраний, раскрывающие высокую многовековую культуру России. Первоначально были отобраны предметы из Оружейной палаты, Московского публичного музея, Эрмитажа, Царскосельского арсенала, а также из ризниц соборов и монастырей. Но Святейший Синод, при согласовании списка экспонатов, выразил мнение о невозможности посылать на выставку церковные предметы. Митрополит Московский Филарет считал вывоз священных предметов из России оскорблением народных чувств. Поэтому, было вынесено компромиссное решение: сделать копии наиболее ценных в художественном и историческом отношении вещей. Копии будут находиться рядом, с подлинными памятниками. Отобрать произведения для выставки должен был Г.Д. Филимонов. В кратчайшие сроки он осмотрел огромное количество памятников в кремлевских соборах, храмах Троице-Сергиевой лавры, Ростова Великого, Борисо-Глебского монастыря, Переславля-Залесского и отобрал предметы для выставки. Копии с них были сделаны рисовальщиками Строгановского училища. Очевидно, были сделаны не копии, в современном значении, да и в понимании XIX века, а прориси, так как отчет называл 400 рисунков, 200 слепков и 30 фотографий. Интересно, что в Ростове в 1866 году Филимонов обратил внимание на произведения, которые потом станут широко известными. Это Царские врата из Вознесенского храма Ростова, Царские врата из церкви Иоанна Богослова на Ишне, водосвятная чаша из Богоявленского Авраамиева монастыря (ныне они находятся в собрании Ростовского музея). А вот единственная икона, отобранная в Ростове на выставку в Париж Г.Д. Филимоновым, до сегодняшнего дня была неизвестна. Ей-то, через 140 лет после Георгия Дмитриевича Филимонова, мы и посвящаем наше сообщение.

Икону «Похвала Пресвятой Богородицы» Георгий Дмитриевич, отобрал в Тихвинской церкви Ростовского Рождества Богородицы девичьего монастыря. С 1926 года икона находится в собрании Ростовского музея3. На сегодняшний день икона на реставрации в мастерских Ростовского музея4.

На иконе5 в нижней части композиции представлено здание Успенского собора Киево-Печерского монастыря с растущей из его центрального купола лозой с гибкими стеблями, с цветами, бутонами, листьями.

На светло-голубом с легким зеленым оттенком фоне иконы в ветвях лозы в крупных чашечках серебристых цветов изображены десять полуфигур печерских чудотворцев, по пять с каждой стороны. Преподобные в молении обращены к центру. В розовых картушах, размещенных над каждым святым, написано имя преподобного. Согласно надписям представлены слева: Прохор (†1107), Исакий-затворник (†ок. 1090), игумен Никон (†1088), Моисей Угрин (†1041) и Афанасий (†ок. 1176), а справа: Никита, будущий епископ новгородский (†1109), Иоанн Многострадальный (†1160), игумен Стефан (†1094), Никола Святоша (†1142) и святой иконописец преподобный Алипий (†ок. 1114). В центре, в чашечке цветка, над куполом Печерской церкви, у основания этого «древа святости», помещен образ Богоматери «Воплощение» с благословляющим Младенцем Христом. Над всеми, вверху композиции, в сегменте неба изображен Бог Саваоф, благословляющий двумя руками, как Великий Архиерей. Из облачков изображен летящий к центру голубь, символ Святого Духа. Справа и слева от храма стоят «первоначальники» обители, ее основатели и первые игумены, Антоний (†1073) и Феодосий (†1074). На верхнем поле надпись: «Похвала Пресвятей Богородице печерским чудотворцам».

Образцом для ростовской иконы послужила, выполненная мастером Илией, гравюра фронтисписа первого издания Печерского Патерика 1661 года. В чашечках цветов, как в гравюре, так и в иконе изображены по пять преподобных слева и справа. В отличие от гравюры Патерика, где святые изображены в один вертикальный ряд, в иконе композиционно преподобные изображены слева и справа в два ряда. Состав Божиих угодников в ростовской иконе и гравюре близок, отличие лишь в двух святых: вместо преподобных Агапита и Марко, представленных на гравюре, на иконе изображены святитель Никита и преподобный Никола Святоша.

Из гравюры Патерика взяты изображения Успенского собора и стоящие перед храмом преподобные Феодосий и Антоний. В Акафисте преподобному Феодосию он именуется «...изрядный слуга Пречистой Богородицы, во имя ея святое обитель причудну на горах Печерских соорудивый...». На гравюре основатели обители в руках держат развернутые свитки, на иконе – преподобный Антоний держит лопату, а Феодосий – кувшин. Эти детали находят аналогию в изображении святых на фронтисписе Акафистника, изданного в Киеве в 1663 году6. То есть, здесь мы видим знание и использование иконописцем не только первого издания Патерика, но и Акафистника Печерским чудотворцам 1663 года.

И хотя исток нашей иконы ясен, все же, ростовская икона – самостоятельное произведение со своей богословской идеей. Изображение в центре композиции Богоматери «Знамение» или «Воплощение», как этот образ назывался в старой традиции7, наполняет икону сложным богословским смыслом. Именно изображение иконы Богоматери «Воплощение» дает тему Похвалы Пресвятой Богородицы, как названа икона, согласно надписи на верхнем поле.

Похвала Пресвятой Богородицы (Акафистная суббота), отмечается Церковью в субботу пятой недели Великого поста. Литературной основой иконографии «Похвала» является Акафист Богоматери8. В Акафисте Богородице прославляется дева Мария и таинство Воплощения Христа. В названии иконографии – один из многочисленных эпитетов Богоматери: «преподобных похвало». Русское искусство восприняло из Византии готовую схему сюжета иконы «Похвалы Богоматери», где изображается Пресвятая Богородица в окружении пророков Ветхого Завета. Смысл такой иконографии в греческом названии этого сюжета «Свыше пророци Тя предвозвестиша».

Однако, тема «Похвалы» на Руси получила несколько самостоятельных интерпретаций9, к одной из которых и относится иконография ростовской иконы.

Цветок, в котором написан образ Пресвятой Богородицы, буквально исходит из центрального купола храма. Изображение Богоматери с Младенцем обведены растительным стеблем с листьями, бутонами и завершается вверху цветком. Фон, на котором представлена Богоматерь, отличается от общего фона иконы. Форма изгиба стебля по очертанию напоминает купол храма. Пресвятая Богородица представлена как Царица Небесная, на голове ее корона. Богоматерь «Знамение» – зримый образ пророчества Исайи: «Итак Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве примет, и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (Ис. 7: 14) – главный момент Ветхой истории и переход к истории Нового Завета. Вверху над всеми представлен Бог Саваоф, благославляющий двумя руками. Невидимый Бог, рожденный прежде всякой твари «Ибо им создано все, что на небесах, и на земле – видимое и невидимое...И прежде всего, и все им стоит» (Колос. I. 15-17). От него опускается к Богоматери голубь – Дух Божий.

Использование в иконографии «Похвалы» стилизованного древа было разработано в Византии не без влияния композиции «Древо Иесеево»10: «И произойдет отрасль от корня Иесеева, и ветвь произойдет от корня его; и почнет на нем дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия». (Ис. 2; 1-2). Древо Иесеево символизировало единство Ветхого и Нового Завета, а прославление Богоматери раскрывало основной догмат Новозаветной Церкви о вочеловечившемся Боге.

Предисловие Киево-Печерского Патерика 1661 года, в соответствии со временем, дополняет древний текст Патерика посвящением книги Христу и Богородице, восхваляя Богоматерь как владычицу Вертограда, символизирующего Церковь. «Ты основала еси святое сие место, ты в Вертограде сем насади цветы, ты на сем Российском небе сия умножи звезды, в винограде сем сия оуплодоноси гроздия, тобою таковыми просияша чудесы на земле». О печерских чудотворцах в посвящении говорится, что они «яко ветви от корни (Богородицы) израстоша».

Образ цветущей виноградной лозы был одним из самых известных мотивов в средневековом искусстве и ассоциировался, прежде всего, со словами Христа из Евангелия от Иоанна: «Аз семь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь» (Ин. XV, 1). В живописи XVII века, часто прибегавшей к языку символов и аллегорий, образ виноградной лозы использовался особенно активно. В данном случае образ виноградной лозы связан с темой Домостроительства Божия, с основанием и дальнейшим созиданием христианской Церкви, которая уподобляется Царствию Небесному и райскому саду на земле. Изображения киево-печерских монахов на иконе соответствуют образной характеристике их подвига, принадлежащей святителю Димитрию Ростовскому: «одни яко финик, добрым возрастанием цветут..., другие умножат плоды своя, яко кедры Божия... иные приносят плоды, яко маслина плодовитая»11.

Исключительный интерес представляет надпись на нижнем поле, выполненная киноварью, но сверху прописана красновато-коричневой краской. Первая буква надписи выполнена белилами. Только что раскрытая надпись реставратором Ростовского музея Наталией Щвец состоит из двух частей, выделенных шрифтом. Первая часть надписи, написанная полууставом гласит: «Писан сии образ Пресвятыа Бцы и Печерских чудотворцевъ лета 3P4S (1688) // мца августа в а днь». Вторая часть надписи, продолжает первую, но выполнена более мелкими буками: «Писалъ стую Икону sorpa [утрата левкаса] Бубновъ». На участке с утратой левкаса, видимо, сообщалось имя иконописца. Иконописец называет себя «зограф» – греческое название иконописца, причем имя «зограф» написано латинскими буквами. Пока об иконописце Бубнове у нас нет сведений. Фамилия Бубновых встречается в Ростове и сегодня. Бубновы были в Ростове и в XIX веке, в 1887 году ростовские мещане братья Бубновы поновляли масляную живопись Успенского собора12.

Ростовская Рождественская девичья обитель, откуда поступила икона в Ростовский музей, была приписаной к Архиерейскому дому, то есть в хозяйственном, экономическом отношении полностью зависима от дома ростовского владыки. Как и подобает в приписных монастырях, создание храма, той или иной иконы для обители, возможно было с благословения архиерея. Игуменьей в 1688 году была Наталия (Тяпкина, †1723, годы правления обителью 1682-1723)13. Ростовским архиереем на момент создания иконы был митрополит Иона. Очевидно, программа иконы Похвала Печерских чудотворцев была разработана с участием самого митрополита, а, вернее всего, самим владыкой.

Киевская митрополия отделилась от Московской в 1458 году и была самостоятельной 227 лет14. Будучи самостоятельной Церковью Киевская митрополия имела своих святых, которые не были почитаемые в Московской Руси. Московская Русь почитала лишь древних немногих святых: князей Бориса и Глеба, преподобных Антония и Феодосия Печерских, князя Владимира и княгиню Ольгу. После присоединения в 1685 году к Московской патриархии Киевской митрополии киевские святые стали почитаться как общерусские. Официально киевские святые церковной властью внесены были в Московские месяцесловы по Указу Святейшего Синода лишь в 1762 году. Потом Указ подтверждался еще в 1775 и 1784 гг. К киевским святым относятся, прежде всего святые Киево-Печерской лавры, а также святые Киевской Руси. Очевидно, после присоединения Киевской митрополии, в епархиях появились Киево-Печерские Патерики, впервые напечатанные в 1661 году. Не исключением была и Ростовская митрополия, одна из крупнейших на Руси.

В библиотеке ростовского митрополита Ионы (1652-1690) был печатный Патерик Печерский15, а в Успенском соборе – рукописный16. Печатные книги были очень дорогими. Вернее всего, митрополит Иона приобрел для Архиерейского Дома печатное издание Патерика 1661 года, с которого была создана рукопись для Успенского собора. После знакомства Ионы с Печерским Патериком, очевидно, чудотворная Владимирская икона Успенского собора стала почитаться именно как образ кисти преподобного Алипия17. В связи с этим, в Успенском соборе за иконой Владимирской Богоматери в нише алтаря в 1670-е гг был написан образ святого иконописца Алипия18. Особое почитание и внимание владыки Ионы к Печерским чудотворцам, могло подвигнуть его к созданию иконы Похвалы Пресвятой Богородицы с использованием гравюр Печерского Патерика. Возможно, не только для приписного Рождественского монастыря, но для Успенского собора.

Самая древняя Опись Успенского собора 1691 года сообщает, что при митрополите Ионе в местном ряду собора, находился образ Похвалы Богородицы19. Наличие иконы «Похвала Пресвятой Богородицы» в местном ряду иконостаса Успенского собора, по правую сторону Царских врат, рядом с иконами Спаса, храмовым образом Успения Пресвятой Богородицы, говорит об особом почитании митрополитом Ионой этой иконографии.

Икона Похвалы Пресвятой Богородицы была в местном ряду иконостаса Успенского собора вплоть до закрытия храма в 1930-е годы. Судьба иконы сегодня неизвестна, поэтому нельзя определенно сказать, что это был образ Печерских чудотворцев, но это не исключено.

Особую красоту иконе придают изображения деревьев на холмах, расположенных слева и справа от храма, и цветов в нижней части композиции, которые взращивают преподобные Антоний и Феодосии. Этот живоподобный пейзаж напоминает нам пейзаж иконы второй половине XVII века святителя Феодора, архиепископа Ростовского20. Немаловажно, что икона святителя Феодора происходит также из Рождественского монастыря Ростова. Пейзаж на этих двух иконах буквально повторяется, отличием является лишь то, что холмы на иконе со святителем Феодором зеленые, а на иконе Печерских чудотворцев охристые. Здесь опять-таки знание иконописцем текста Патерика, в предисловии к которому читаем: «Просияша преподобнии отцы наши житием своим небесным посредь песка (выделено В.В.) пещернаго...». А в житии преподобного Антония написано, как пресвитер Илларион «...ходил на Днепр, на холм, где теперь место древнего пещерского монастыря, тогда тут был непроходимый лес (выделено В.В.)». В пейзаже на иконе можно усмотреть и непроходимый лес, и песок пещерный. В иконе с изображением Печерских чудотворцев в пейзаже в глубине есть традиционные иконные горки, чего нет в пейзаже иконы святителя Феодора.

В иконах Печерских чудотворцев и святителя Феодора кроме пейзажа можно усмотреть похожесть картушей с именами святых, цвет фона икон. Цветы, бутоны, листья, кувшин в руках Феодосия, венец на голове Марии написаны серебром с чернением и многослойными цветными лаками. Использование этого приема было и в иконе со святителем Феодором.

В иконе Печерских чудотворцев есть приемы, которые говорят о более позднем ее выполнении: это прежде всего разделка одежды Богоматери и Младенца обильными тонкими золотыми линиями довольно жестко нанесенными. На иконе Печерских чудотворцев охрение по коричневому санкирю с высветлениями над бровями, под глазами, гребню и кончику носа, подбородка. Лик Богородицы – мягкий, округлый. Лики Печерских чудотворцев с впалыми щеками, с заостренными чертами.

При наличии некоторых стилистических отличий иконы святителя Феодора, архиепископа Ростовского и иконы Похвалы Пресвятой Богородицы Печерских чудотворцев надо согласиться, что эти две иконы написаны одним иконописцем. Некоторые стилистические отличия объясняются, тем, что образ святителя Феодора написан с древней иконы, и иконописец, вольно или невольно, использовал в написании лика более древние традиции. А икона Похвалы Пресвятой Богородицы написана с использованием гравюры, этим объясняется наличие некоторой графичности в художественном строе иконы. Икона святителя Феодора, архиепископа Ростовского, племянника преподобного Сергия Радонежского и основателя Рождественского монастыря и икона Похвала Пресвятой Богородицы Печерских чудотворцев написаны по благословению митрополита ростовского Ионы иконописцем Бубновым. Почему изограф Бубнов оставил свое имя только на иконе Похвалы? Очевидно, это объясняется тем, что он, при написании иконы Похвалы, создавал новую иконографию, а образ святителя Феодора был написан с древней иконы обители. Пейзаж, написанный на одной из икон, был необычен и своей красотой так впечатлил заказчиков, что при создании другой иконы они высказали пожелание увидеть такой же пейзаж.

Таким образом, в то время, когда киевские святые еще официально не были внесены в московские месяцесловы, в ростовской митрополии им посвящается икона с Печерскими чудотворцами, причем создана была новая иконография Похвалы Печерских чудотворцев Пресвятой Богородицы.

Историк древнерусской живописи Г.Д. Филимонов, обратившийся с исследованию публикуемого памятника в 1866 году, отнес его к школе Симона Ушакова21. Действительно, по композиции он близок одному из самых известных произведений мастера – иконе 1668 года из церкви Троицы в Никитниках в Москве, известной под названием «Похвала иконе «Богоматерь Владимирская» (Насаждение древа Государства Московского)»22. Таким образом, иконописец хорошо знал не только фронтиспис Киево-Печерского Патерика и гравюру Акафистника 1663 года, но знал и икону Симона Ушакова 1668 года.

На Всемирной выставке в Париже копии с экспонатов находились рядом с подлинными произведениями. Не исключено, что это касается и ростовской иконы. Наше предположение не имеет документального подтверждения, но наблюдения реставратора, что икона была поновлена не так давно, то есть во второй половине XIX века, при этом поновлена очень деликатно, профессионально сделаны прописи, – позволяет сделать предположение, что она была подготовлена к Всемирной выставке. Но такое предположение требует документального подтверждения.

Возникает вопрос, почему Георгий Дмитриевич Филимонов обратил внимание лишь на эту икону, тогда как в Ростове было очень много древних не менее интересных икон. В отчете на заседании Общества древнерусского искусства от 11 декабря 1866 года, в присутствии секретаря Общества Ф.И. Буслаева, С.Т. Большакова, Н.П. Кондакова Филимонов «указал на открытые им, чрезвычайно важные для археологии предметы, бывшие доселе совершенно неизвестные в науке». О ростовской иконе он сообщил, как об иконе Ушаковской школы XVII века. Сам Филимонов изучал икону Симона Ушакова «Древо Государства Российского». Очевидно, его интерес к Ушаковской школе объясняется и внимание к ростовской иконе «Похвала Пресвятой Богородицы».

Таким образом, в собрании Ростовского музея хранится редкой иконнографии подписная и датированная икона, выполненная в 1688 году иконописцем Бубновым. Икона происходит из Ростовского Рождества Пресвятой Богородицы девичьего монастыря, приписного к Архиерейскому дому, поэтому не исключено, что иконографическая программа образа Похвалы Пресвятой Богородицы Печерских чудотворцев была составлена митрополитом ростовским Ионой с использованием гравюры мастера Илии Киево-Печерского Патерика 1661 года и Акафистника Пресвятой Богородицы 1663 года. В 1866 году на икону обратил внимание известный исследователь древнерусского искусства Г.Д. Филимонов в связи с участием иконы (или копии с нее) на Всемирной выставки в Париже в 1887 году.

  1. Исаева Е.В. Георгий Дмитриевич Филимонов и Московская Оружейная палата второй половины XIX века // Художественные памятники Московского кремля. Материалы и исследования. Вып. XVI. М, 2003. С. 219-229.
  2. Вестник Общества древнерусского искусства при Московском публичном музее. 1874-1876. № 1-12. Приложения: № 5. К протоколу XV, § 10. С.45.
  3. Инв. № 1105; дерево, паволока, левкас, темпера; размеры 146 х 132 см.
  4. С 2001 года икона находится на реставрации в Ростовском музее, реставратор С.В. Рамп. Икона сверху была опилена. По краям вдоль иконы сплошная вставка левкаса, слой грунта со слабым связующим положен прямо на доску. Сама икона имеет паволоку.
  5. Вахрина В.И. Иконы Ростова Великого. М., 2003. С. 284.
  6. Чубинская В.Г. Икона Симона Ушакова «Богоматерь Владимирская», «Древо Московского государства», «Похвала Богоматери Владимирско». (Опыт историко-культурной интерпретации) // ТОДРЛ. Т. XXXVIII Взаимодействие древнерусской литературы и изобразительного искусства. Л., 1985. С. 290-308.
  7. Сарабьянов В.Д. «Похвала Богоматери» в русской иконографической традиции // Искусство христианского мира. Сборник статей. Выпуск 1. М., 1996. С. 44.
  8. Сарабьянов В.Д. «Похвала Богоматери» в русской иконографической традиции // Искусство христианского мира. Сборник статей. Выпуск 1. М., 1996. С. 41-51; Саликова Э.П. Сложение иконографии «Похвала Богоматери» в русском искусстве XV-XVI веков // Русская художественная культура XV-XVI веков. Материалы и исследования. М., 1998. С. 69-80.
  9. Сарабьянов В.Д. «Похвала Богоматери» в русской иконографической традиции.// Искусство христианского мира. Сборник статей. Выпуск 1. М., 1996. С. 41-51.
  10. Орлова М.А. Фрески Похвальского придела Успенского собора Московского Кремля // Древнерусское искусство. Монументальная живопись XI-XVII вв. М., 1980. С. 305-316; Сарабьянов В.Д. Указ. Выше соч. С. 46.
  11. Димитрий Ростовский. Собрание поучительных слов и других сочинений. Ч. 6. М., 1786. Л. 124 об.
  12. РФ ГАЯО. Ф. 123. Оп. 1. Д. 165. Л. 51-56. Бубновы XIX века были слабыми живописцами. В 1888 г. собор посетила комиссия Московского Археологического общества в составе М.В. Толстого, В.В. Румянцева и Н.В. Никитина. Комиссия доложила Обществу, что вновь выполненная живопись «ниже всякой посредственности». Л. 11.
  13. Вахрина В.И. Рождества Богородицы женский монастырь. М., 2001.
  14. Голубинский Е.Е. История канонизации святых в русской церкви. М., 1903. С. 202-203.
  15. Опись Архиерейского дома. 1691 г. Архив ГМЗРК. Инв. № Р-1083. Л.88 об.
  16. Там же. Л. 28.
  17. Вахрина В.И. К истории почитания чудотворной Владимирской-Ростовской иконы Пресвятой Богородицы в Успенском соборе Ростова Великого // Искусство христианского мира. Сборник статей. Выпуск 6. М., 2002. С. 209-210.
  18. Брюсова В.Г. Русская живопись XVII века. М., 1984. С. 84.
  19. Опись Архиерейского дома. 1691 г. Архив ГМЗРК. Инв. № Р-1083. Л. 3.
  20. Собрание Ростовского музея. Инв. И-790; размеры 130,3 х 85,7. Подробнее см.: Вахрина В.И. Икона XVII в. «Феодор, архиепископ Ростовский» из собрания Ростовского музея-заповедника // ПКНО. 1994. М., 1996. С. 176-180; Вахрина В.И. Иконы Ростова Великого. М., 2003 С. 274 -277. Илл.
  21. Вестник Общества древнерусского искусства при Московском Публичном музее. М., 1874-1876. № 1-12.
  22. Смирнова Э.С. Московская икона XIV-XVII веков. Л., 1988. С. 308. Илл. 200.