Е.В. Ким

Выставка «П.И. Петровичев. Образы Ростова» и проблемы изучения творчества художника 1900-1910-х гг.

В соответствие с утвержденным Министерством культуры Российской Федерации планом работы ГМЗ «Ростовский кремль» на 2004 г., нами заканчивается подготовка выставки «П.И. Петровичев. Образы Ростова», запланированной к открытию 24 декабря текущего года. По техническим причинам (неоконченный ремонт здания Самуилова корпуса, где она должна быть размещена) проведение выставки, по предложению администрации, отложено на лето 2005 г. По своему замыслу будущая выставка призвана показать целый пласт наследия выдающегося мастера, глубоко для него характерный, отмеченный многолетней разработкой и высокими творческими достижениями.

Известно, что «среди художников своего поколения П.И. Петровичев выделяется прежде всего приверженностью к изображению древнерусского зодчества. Любимыми его городами были Ростов Ярославский, Владимир, Кострома, Новгород. Добиваясь глубокого и целостного образа, он обычно показывает обширные и импозантные ансамбли, панорамные виды городов. Особенно его привлекали те мотивы, где по воле древних строителей прекрасная архитектура срослась с окрестной природой, с широкой рекой или озером, с холмами, лесными далями. Эти полотна <...> – плод верной, искренней любви и многолетнего наблюдения»1.

Это емкое и яркое определение существенной стороны городского пейзажа П.И. Петровичева, принадлежащее исследователю – его современнику, нуждается в дополнении. Наряду с «панорамными» композиционными решениями в городском пейзаже, во многих работах художника в этом жанре проявился интерес к изображению крупным планом архитектурных памятников, а также тихих и уютных уголков русского провинциального города. Дальнейшим шагом в постижении и углублении образа города в его творчества станут со временем мастерски написанные интерьеры церквей с их старинными многоцветными росписями и со всем своеобразием внутреннего убранства.

Петровичев как бы приближается к Ростову издалека, любуясь его обликом, слитым с природным окружением – с гладью вод, лесными далями, бегущими по небу облаками. Он останавливается перед стенами пригородного монастыря, на углах городских площадей и улиц, словно бы случайно заглядывает в маленький дворик, где старый деревянный дом, покосившийся сарай, поленница дров или развешанное на веревке белье способны рассказать о жизни его обитателей не меньше, чем самое красноречивое повествование. Он завороженно замирает перед устремленными к небу громадами древних храмов, входит под их своды и в благоговейной тишине сосредоточенно и восхищенно созерцает творения старых мастеров кисти. С этюдником на плече поднимается на крепостные стены и со смотровых площадок башен, с высоты птичьего полета пишет другие панорамы и виды, где за куполами церквей и пролетами колоколен, за крышами домов и купами деревьев, у самого горизонта, на границе окоема, синеет озеро, или темнеют вдали леса.

В перечне городов, отображенных в работах Петровичева, Ростов не случайно называли на первом месте. Город, в окрестностях которого художник родился, где сделал свои первые шаги в искусстве, где впоследствии создал множество произведений, составляющих количественно пятую часть его сохранившегося творческого наследия, по исключительному своему значению в его жизненной и творческой судьбе должен быть вообще выделен из этого и любого другого списка. Промыслительно и вряд ли случайно именно музей Ростова Великого обладает в настоящее время самым крупным собранием произведений Петровичева и, соответственно, самой большой и представительной постоянной их экспозицией. Ни в каком другом месте нельзя познакомиться с работами этого художника в такой полноте и разнообразии. В ГМЗ «Ростовский кремль» продолжается, хотя и со значительными перерывами, пополнение коллекции его произведений. В музейном архиве выделен и обработан небольшой его личный фонд, в котором хранится ряд ценных письменных и печатных документов, а также фотографий. В Ростовском музее ведется постоянная работа по выявлению, каталогизации, изучению и пропаганде творчества П.И. Петровичева, вылившаяся только в последние годы в продолжающееся составление иллюстрированного каталога всего его творческого наследия на электронных носителях и девять научных и популярных публикаций, ориентированных, в основном, на ростовскую тему2.

Своеобразным отчетом об этой многолетней деятельности музея, являющегося своего рода «центром Петровичева», и должна стать подготавливаемая к открытию выставка. Уже на стадии замысла она вызвала интерес среди столичных и периферийных исследователей, у художественной и культурной общественности Ростова, а работа по ее подготовке – неизменную поддержку и участие администрации нашего музея.

Подготовительная работа к выставке и над каталогом к ней позволила предварительно отобрать для экспонирования целый ряд произведений живописи и графики Петровичева на ростовскую тему, недатированных, или датированных временем между 1907-1920 гг., хранящихся в 8 музейных и 5 частных собраниях Москвы, Санкт-Петербурга, Ярославля, Ростова Великого, Вологды, Кирова, Сыктывкара, Костромы и Плеса. Около четверти из отобранных к выставке произведений никогда не публиковалось, значительную их часть современный зритель не имел возможности видеть в подлинниках. Некоторые работы, происходящие из частных собраний, не выставлялись с 1910-х гг.

Собранные на выставке вместе с широко известными, «хрестоматийными» работами Петровичева, эти произведения ростовского цикла, выполненные в течение, по крайней мере, тринадцати лет, дадут единственную в своем роде возможность подробно осмыслить становление и развитие живописной манеры художника в характерных для него жанрах городского пейзажа и церковного интерьера. В этом – научное значение подготавливаемой выставки, тем более актуальное, что в настоящее время генезис стиля П.И. Петровичева, своеобразие его места в истории русской живописи первых десятилетий XX в. привлекает все большее внимание исследователей, предлагающих новые, нетрадиционные подходы и решения, которые справедливо ставят его творчество в контекст не только реализма, как это было принято в советском искусствоведении, но и «позднего русского импрессионизма», живописных поисков художников «Бубнового валета» и других левых течений3.

Некоторые из предлагающихся на выставку работ проливают, на наш взгляд, новый свет на близость П.И. Петровичева, на определенном этапе, к объединению «Мир искусства», в подтверждение и развитие тех высказываний о его творчестве, которые принадлежат самим теоретикам и создателям этого направления – А.Н. Бенуа и С.П. Дягилеву4.

И, наконец, собранное на выставке значительное число произведений, изобразительным лейтмотивом которых является русская архитектура, интерьеры и настенные росписи XVII в., способно стать базой для осмысления неизученного и весьма перспективного аспекта в исследовании творчества П.И. Петровичева – непосредственного влияния на него древнерусского искусства. Причем, влияния не только тематического, но и в области технологии живописи и в использовании ряда художественных приемов. Прошедший в юношеские годы при Ростовском музее практику иконописца и реставратора-«подстаринщика», а потом едва ли не всю жизнь писавший «землями» – минеральными красками, охотно работавший темперой и в смешанных техниках, близких к поздней иконе и древней стенописи, в дальнейшем своем творчестве он остался близок этому искусству, что сказалось и в некоторых художественных решениях (применение локального цвета, «неглубокое пространство», тяготеющее к плоскости, элементы деформации архитектурных форм и разноцентричности как средства художественной выразительности). В искусствоведческой литературе эта особенность творчества П.И. Петровичева была убедительно, хотя и очень кратко, сформулирована и поставлена как проблема еще в 1946 г. в блестящем очерке о Петровичеве, принадлежащем перу А.Г. Ромма, но с тех пор по ряду причин не получила дальнейшей разработки5. При этом следует отметить, что историки культуры, проявлявшие интерес к теме «древнерусская живопись и светское искусство начала ХХ века», рассматривают реминисценции из иконы чаще всего применительно к художественной практике «русского модерна» и авангарда (от Рериха, Петрова-Водкина и Стеллецкого до Лентулова, Гончаровой, Кандинского и даже Малевича) и в контексте идей ранних теоретиков «левых» течений»о духовном искусстве», вроде того же В. Кандинского или А. Грищенко6. В живописи П.И. Петровичева влияние иконы проявилось не как стилизация под древность, или основание для отказа от визуального изображения видимого мира, но в органическом строе его художественного мышления и видения, в основе своей реалистического.

На подготавливаемой выставке перед зрителем предстанет Ростов, каким он был почти столетие тому назад, с тех пор в известной степени изменившийся даже в облике своих прославленных памятников архитектуры, не говоря уже об окружавшей их рядовой застройке. Посетитель выставки увидит некоторые давно не существующие здания, или исчезнувшие теперь «точки» на виды городских площадей и улиц. Для историка культуры собранные здесь произведения в ряде случаев могут стать важным, иногда уникальным, источником по истории градостроительства в Ростове. Все это определяет и художественное и одновременно культурно-историческое значение выставки.

В настоящее время по ряду выявленных произведений Петровичева из ростовского цикла проведены успешные переговоры с 6 музеями7 и владельцами 4 московских частных собраний (семьи художника, Т.В. Андреевой, Ю.М. Носова, А.М. Хвалебнова) и получено предварительное согласие на участие в выставке. По независящим от нас причинам, не удалось связаться с московским коллекционером старшего поколения Б.М. Одинцовым, известным в свое время как владелец по крайней мере 4 или 5 работ Петровичева на ростовскую тему, одна из которых – акварель «Ростов Великий» в последний раз экспонировалась на выставке 1998 г.8 Установить, жив ли в настоящее время владелец коллекции, и если нет, какова ее дальнейшая судьба, также оказалось невозможным.

В связи с этим следует подчеркнуть, что судьба многих частных собраний, особенно небольших и малоизвестных, нередко остается загадочной для исследователей. Целые коллекции или отдельные в них произведения подчас исчезают из поля зрения науки. Приведем показательный пример: готовя выставку, мы получили сообщение о том, что сотрудником Рыбинского музея-заповедника С.Н. Овсянниковым в одном из частных московских собраний была обнаружена ранее неизвестная работа Петровичева из ростовского цикла, впоследствие бесследно исчезнувшая после смерти владельца9. Не могла быть включена в состав выставки и работа П.И. Петровичева 1913 г. «Ростовское озеро. Последний снег» из собрания семьи Невзоровых, чья коллекция, по имеющимся у нас данным, была к этому времени уже передана в одно из зарубежных собраний10.

Определенный, со ссылкой на плохую сохранность произведения, отказ получен только из Кировского областного художественного музея им В.М. и А.М. Васнецовых, где хранится чрезвычайно важный для выставки, никогда не публиковавшийся и самый ранний из достоверно датированных пейзажей Петровичева из этого цикла – «Ростовский кремль» 1907 г., подаренный Вятскому музею самим автором с дарственной надписью – автографом11. Однако, мы получили очень качественное цветное его воспроизведение12. В итоге, вместе с пятью произведениями из ГМЗ «Ростовский кремль» для выставки «Образы Ростова» были отобраны 24 работы, из них 18, написанных в 1908-1920 гг., и 6 недатированных13.

В экспозицию выставки предлагается также включить две уникальные дореволюционные открытки, выпущенные в «Художественной серии» издательства Акционерного общества Грандберга в Стокгольме – репродукции с работ Петровичева ростовского цикла, созданных около 1910 г., одна из которых в настоящее время не выявлена14. Кроме того, нами предложены для экспонирования 5 рисунков П.И. Петровичева из фондов Ростовского музея, ряд архивных документов, свидетельствующих о связи художника с ростовской землей и здешним музеем, фотографий, а также изданий, посвященных его творчеству15.

К сожалению, в число отобранных для выставки произведений, в виду целого ряда затруднений юридического и, прежде всего, финансового характера, не вошли 10 работ художника на ростовскую тему из 7 собраний ближнего Зарубежья и США, но уже предприняты шаги с целью получения репродукций с них для включения в каталог в его электронной версии. По одному из этих произведений подготовлено и опубликовано в «Сообщениях Ростовского музея» специальное исследование, где, в частности, на основании архивных материалов, хранящихся в Государственном Историческом музее, впервые было точно установлено время его создания16. В ходе работы над выставкой были также уточнены даты двух произведений Петровичева из ростовского цикла в собрании Киевского музея русского искусства. Оказалось, что значительная по размерам картина «Уголок Ростовского кремля», датировавшаяся в литературе 1889 (sic!) г., содержит на живописной поверхности авторскую надпись «1909» г. Другая работа «Собор» (вид ростовского Спасо-Яковлевского монастыря) из того же собрания, написанная якобы в 1900 г., ни даты, ни датирующей надписи, ни каких-либо конкретных сведений о времени ее создания не имеет, что неизбежно включает ее в список недатированных произведений17. Сейчас дальнейший успех, или неуспех усилий по каталогизации и изучению выявленных работ ростовского цикла в зарубежных собраниях и, возможно, организации в будущем их выставки в Ростове, зависит, прежде всего, от возможностей финансового обеспечения. То же самое надо сказать и о не особенно дорогом, но важном по культурному значению проекте по фиксации на современных носителях произведений П.И. Петровичева вообще, хранящихся за рубежом: в Азербайджане, Армении, Белоруссии, Казахстане, Латвии, Молдавии, США, Узбекистане, на Украине и в Чехии.

Выявление экспонатов для выставки осуществлялось двояким способом, с помощью переписки и непосредственно – в запасниках и экспозициях музеев и у владельцев частных собраний. Постараемся проанализировать некоторые из проблем, которые вставали при этой работе. Ее трудность заключается в том, что огромное художественное наследие Петровичева, разбросанное по десяткам российских и зарубежных собраний, остается в очень малой степени опубликованным и каталогизированным в современном значении этого слова. Для наших целей, помимо публикаций давно и хорошо известных работ, имелись «инвентаризационные» списки произведений Петровичева, последний из которых был опубликован еще в 1988 г.18 При всей важности содержащихся в них сведений, эти списки имеют целый ряд недостатков. Отчасти не совпадающие и противоречащие друг другу, не всегда точные и неполные и, к тому же, устаревшие, они составлялись в основном по архивным письменным материалам, без визуального знакомства составителей с самими произведениями, и представляют собой лишь перечень названий, с указанием размеров, техники исполнения и места пребывания, не отражая во многих случаях иконографию самих изображений. В этом смысле не является исключением и архивный документ, также использовавшийся нами при работе – списки произведений Петра Ивановича, составленные в свое время его дочерью Ниной Петровной, тоже неполные, но содержащие названия нескольких нигде не отмеченных работ19.

Таким образом, в поисках экспонатов для выставки приходилось проверять на принадлежность к ростовскому циклу произведений не только с названиями типа «У озера», «Церковь», «Внутренний вид церкви», «Монастырь», но и таких как «Пейзаж», «Городской пейзаж» и даже – «Тихий вечер», «Осеннее утро», «Серый день» и т. п. При этом на наши предварительные телефонные или письменные запросы владельцы произведений, и не только частные, но и сотрудники музеев, далеко не всегда могли сообщить, Ростов, или какой-то иной город на них изображен. В таких случаях требовалась пересылка фото, или непосредственное знакомство с подлинниками. Так, одно из произведений Петровичева в собрании московского коллекционера Ю.М. Носова, хранящееся здесь под маловыразительным названием «Городской пейзаж»20, оказалось изображением юго-восточной части Ростовского кремля с полуразвалившимися деревянными хозяйственными постройками Подозерки на первом плане. Этот «непарадный», непрезентабельный вид художник писал неоднократно и позже, в 1909 г., слегка меняя точки, то с юго-востока от кремля, то «двигаясь» к западу по берегу озера21.

Второе произведение, обнаруженное в коллекции Ю.М. Носова, не датировано и носило ничего не говорящее название «Пейзаж»22. Эта великолепная работа – вечерний осенний вид Спасо-Яковлевского монастыря с запада также принадлежит к целому циклу изображений любимого художником архитектурного ансамбля, который он писал в разные времена года, с различных точек и в разных состояниях.

«Городской пейзаж» 1908 г. из собрания Ю.М. Носова чрезвычайно интересен тем, что в нем еще не наметился переход к новой живописной манере, которую тогдашние художественные критики справедливо датировали следующим – 1909 г.23 Здесь еще очень видны те особенности живописи раннего Петровичева, которые сближали его с «мирискусниками» и заставили С.П. Дягилева включить его в число живописцев, которые, по его мнению, «должны быть нашими», т.е. включенными в круг деятельности этого художественного объединения. В этой выверенной и отточенной по композиции, сдержанно-изысканной по колориту, сложной по технике работе, с ее с безукоризненным мастерством прописанной живописной поверхностью, при всем своеобразии, чувствуются определенные «мирискуснические», почти «билибинские», реминисценции.

Тогдашняя критика отмечала, что «Петровичев вырос на целую голову с тех пор, как влюбился в город», «постиг язык камней»... «камни говорят, поют, молятся и пленяют своей очаровательной стройностью»24. Связанное с обращением к жанру городского пейзажа изменение живописной техники Петровичева относилось специалистами к 1909-1910 гг.

Позволим себе еще один пример проделанной перед выставкой иконографической атрибуции, относящейся уже к музейным собраниям: пейзаж Петровичева с видом того же Спасо-Яковлевского монастыря в собрании Национальной галереи Республики Коми, имеет название «Монастырь». Требовалось бы немало усилий, чтобы «вычислить» это произведение по упомянутым спискам как относящееся к ростовскому циклу. Подоспевшая кстати недавняя публикация репродукции с этой работы в издании альбомного типа была осуществлена без какого-либо разъяснения, что на ней изображено25.

С другой стороны, при отборе экспонатов приходилось делать отрицательные выводы относительно принадлежности отдельных работ Петровичева к ростовскому циклу. Так, хранящаяся в Вологодской картинной галерее значительная по размерам и выдающаяся по художественным качествам картина «На озере» считалась здесь «ростовской»26. Однако мнение о ее принадлежности к ростовскому циклу, к нашему сожалению, оказалось ошибочным. Судя по архитектуре изображенной на этой картине церкви и характеру ландшафта – это изображение новгородской церкви Спаса-Нередицы с утраченной к нашему времени колокольней27.

При иконографическом анализе открытого сравнительно недавно и совершенно неисследованного пейзажа «Успенский собор в Ростове Великом» из собрания Т.В. Андреевой (бывшее В.Я. Андреева) сначала представлялось невозможным конкретно определить точку, с которой он написан. Ни один из подходов при визуальном осмотре местности к северо-западу от Успенского собора не открывал подобного вида самого храма и верхних частей построек перед ним. Невозможным оказалось определить местонахождение изображенной здесь на первом плане расселины в земляном валу с перекинутым через нее мостиком28. Даже старожилы и такие знатоки Ростова, как художник А.Е. Зайцев-Картавцев при знакомстве с цветным воспроизведением этой работы, выразил сомнение, ростовский ли собор вообще здесь изображен. Только благодаря сведениям, почерпнутым в одной из работ А.Г. Мельника, удалось установить, что вид на собор с этой точки был закрыт уже в 1913 г. постройкой на месте деревянных лавок двухэтажного кирпичного торгового здания (ныне дом № 5 на Соборной площади)29. Таким образом, и вполне неожиданно, устанавливается верхняя дата создания пейзажа, на левой стороне которого зафиксирован облик давно исчезнувшего здания – деревянного ампирного дома с мансардой, располагавшегося к северу от собора.

Пока остается иконографической загадкой работа Петровичева, принадлежащая той же Вологодской галерее, поступившая туда в 1962 г. с названием «Вид из окна мастерской художника в Ростове Великом»30. На ее обороте читается позднейшая надпись, сделанная рукой Н.П. Петровичевой «Ростов Великий. Белая палата». По мнению А.Г. Мельника, каменное двухэтажное здание на втором плане никак не может быть изображением Белой палаты. Правда, Белой палатой во время работы в Ростове Петровичева кратко назывался весь Ростовский музей церковных древностей. Возможно, перед нами часть какого-то другого каменного здания кремля, определить которое препятствуют изменения его облика при позднейшей реставрации, а также исчезнувшая деревянная постройка на первом плане. Сведения о мастерской П.И. Петровичева в Ростовском кремле относятся лишь ко времени его работы сотрудником музея в 1891-92 гг.31 По воспоминаниям самого художника, эта мастерская располагалась в одной из кремлевских башен32. Однако, созданные в излюбленном его композиционном приеме многочисленные изображения Ростова с высокой точки сделаны из разных мест – с Водяной и юго-восточной башен или с переходов кремлевских стен. Во всяком случае, перед нами – или еще одна ошибочная атрибуция, или иконографическая проблема, которую под силу разрешить лишь историкам архитектуры Ростова. Поэтому загадочный этюд отобран для экспонирования на выставке.

В заключение хотелось бы рассказать, быть может, о самом удивительном и неожиданном открытии работ ростовского цикла. Оно произошло несколько месяцев тому назад в Государственном Русском музее. Здесь, по данным каталогов, хранилась лишь одна картина Петровичева на ростовскую тему – его широко известный шедевр «Ростов Великий» 1912 г., принадлежащий к вершинным, «хрестоматийным» творениям художника33. По замыслу предстоящей выставки эта картина должна стать смысловым и композиционным ее центром. Помимо согласия руководства Русского музея предоставить произведение для экспонирования в Ростове, в официальном ответе сообщалось о готовности выставить одновременно еще две работы П.И. Петровичева ростовского цикла: «Ростов Великий» и «Интерьер церкви Спаса на Сенях в Ростовском кремле»34. О наличии их в собрании Русского музея в литературе, посвященной художнику, никогда не упоминалось. При последующих непосредственных контактах с отделом «Фонд живописи ХХ века» Русского музея удалось установить, что оба эти до сих пор неопубликованные произведения, не успевшие попасть в поле зрения исследователей, еще в 1974 г. были переданы в дар Русскому музею в составе известного в свое время лишь узкому кругу лиц собрания – коллекции ныне покойного знатока и собирателя русской и иностранной живописи, профессионального художника, тогдашнего наместника Псково-Печерского монастыря архимандрита Алипия (Воронова)35. Перед широким зрителем обе картины предстанут на выставке впервые.

Как известно, церковные интерьеры Петровичева, новгородские и ростовские, высоко ценились в дореволюционные годы и много позже, попав еще при жизни художника в Музей имени Александра III (ныне Государственный Русский музей), Третьяковскую галерею, в известные и престижные частные коллекции того времени. В 1910-1911 гг. на выставках Товарищества передвижников было представлено 8 созданных тогда же интерьеров Петровичева трех ростовских церквей (две – Воскресенской, три – Спаса на Сенях, три – церкви Иоанна Богослова)36. Написанные в два сезона, близкие по размерам, они явно были задуманы и выполнены как единый цикл. Местонахождение 6 из них сих пор неизвестно. Лишь один «Интерьер церкви Иоанна Богослова» оставался доступным для широкой публики в экспозиции Ростовского музея и оказался изученным и опубликованным37. Второй – храма Спаса на Сенях, из собрания семьи художника, был всего один раз репродуцирован на открытке38. Не был достоянием науки и упомянутый интерьер из собрания архимандрита Алипия (Воронова). Из сказанного можно понять значение, которое мы придаем совместному экспонированию всех трех известных сейчас интерьеров П.И. Петровичева ростовского цикла.

Буквально в последние два-три года наметилось оживление интереса к творчеству художника. Это выразилось в расширении экспозиции его работ в Третьяковской галерее, в целом ряде тематических выставок (к 100-летию Союза русских художников в ГМИИ и галерее «Элизиум», «Пути импрессионизма в России» в Государственной Третьяковской галерее и там же – в нескольких экспозициях проекта «Золотая карта России»), а также в публикациях каталожного и альбомного характера39. Подготовленная в ГМЗ «Ростовский кремль» выставка по объему и качеству материала обещает стать заметным событием художественной жизни.

Настоящая статья, прочитанная как доклад на ежегодной научной конференции в ГМЗ «Ростовский кремль» 11 ноября 2004 г., была уже в наборе, когда 8 июля 2005 г. была открыта выставка «П.И. Петровичев. Образы Ростова». Ее общее осмысление и исследовательская работа над отдельными экспонатами позволила расширить и уточнить приведенные здесь наблюдения и выводы. Они включены в подготавливаемый автором к изданию каталог выставки.

  1. Ромм А.Г. П.И. Петровичев. Каталог выставки. М., 1946. С. 5.
  2. Ким Е.В. К вопросу о работе П.И. Петровичева в Ростовском музее церковных древностей. СРМ. XI. Ростов, 2000. С. 225-232; того же автора. Произведения П.И. Петровичева в собрании Ростовского музея // ИКРЗ. 2000. Ростов, 2001. С. 222-230; того же автора. Новые поступления картинной галереи. «Ростовская старина» № 98, «РВ», 31 июля 2001 г.; того же автора. О формировании архивного фонда П.И. Петровичева в Ростовском музее и его использование в научной и экспозиционной работе. Доклад на конференции «Тихомировские чтения» в Ярославском историко-архитектурном музее-заповеднике. 2001. В печати; того же автора. «В Ростовском кремле» – забытая работа П.И. Петровичева. «Ростовская старина» № 106, «РВ», от 26 ноября 2002 г.; того же автора. Ростов в творчестве П.И. Петровичева (собрание ГМЗРК) // ИКРЗ. 2002. Ростов, 2003. С. 270-282; того же автора. Картина П.И. Петровичева «Ростов Великий» из собрания Севастопольского художественного музея // СРМ. XIV. Ростов, 2003. С. 218-224; того же автора. Раздел о П.И. Петровичеве // Ким Е., Колбасова Т. Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль». М., 2003. С. 37-38; Ким Е.В. П.И. Петровичев. К 130-летию со дня рождения // Ярославский календарь. Яр., 2004. С. 73-76.
  3. Манин В.С. Русский пейзаж. М., 2003. С. 297-300; Филиппов В.А. Импрессионизм в русской живописи. М., 2003. С. 206.
  4. Бенуа А.Н. История русской живописи в XIX в. Спб., 1902. С. 248-249; Сергей Дягилев и русское искусство. М., 1982. С. 127. См. также: Художник П.И. Петровичев. Сборник материалов и каталог выставки. Автор вступительной статьи, составитель сборника и каталога В.П. Лапшин. М. 1988. С. 48-50.
  5. Ромм А.Г. П.И. Петровичев… С. 5-6.
  6. Наиболее подробно сравнения древнерусского искусства и авангардистской живописи см. в кн.: Грищенко А.В. «О связях русской живописи с Византией и Западом XIII-XX в. Мысли живописца. М., 1913. Эти аналогии вызывали серьезные возражения среди историков искусства, начиная с 1914 г. См.: Т.п. Небескорыстие. «София» № 2. 1914.
  7. Государственный Русский музей, Вологодская областная картинная галерея, Костромской государственный объединенный художественный музей, Плесский государственный архитектурно-исторический и художественный музей-заповедник, Национальная галерея Республики Коми (Сыктывкар), Ярославский художественный музей.
  8. См.: Русская реалистическая живопись конца XIX-начала ХХ в. Выставка № 2. Каталог. Галерея «Новый Эрмитаж». М., 1998. Ил. на с. 21. О произведениях Петровичева на ростовскую тему в этой коллекции см.: Художник П.И. Петровичев. Сборник материалов... С. 84, 87, 95.
  9. За предоставленную информацию приношу благодарность зав. экспозиционным отделом Рыбинского музея-заповедника С.Н. Овсянникову.
  10. Об этом произведении см.: Художник П.И. Петровичев. Сборник материалов... С. 88. Коллекция была передана владельцами в дар Семипалатинскому художественному музею (Казахстан). О проблеме привлечения на выставку произведений из зарубежных собраний см. ниже.
  11. Ростовский кремль. Б. на к., темпера. 29х55. Слева внизу: Петровичевъ 1907. На обороте: Художественному музею в г. Вятке П.И. Петровичевъ. Кировский областной художественный музей. Инв. № 245.
  12. За любезное его предоставление приносим искреннюю благодарность директору Кировского музея И.А. Любимовой.
  13. Городской пейзаж. 1908. Картон, смешанная техника. 41х74. Собрание Ю.М. Носова (Москва); Уголок Ростовского кремля. 1909. Картон, масло. 17х24. ГМЗ «Ростовский кремль». Ж-518. Пост.: 1921, дар Совета Ростовских педагогических курсов; Кремлевская стена. Ростов Ярославский. 1909. Картон, масло. 40х67. Ярославский художественный музей. Ж-192. Пост.: 1925, из ГМФ, ранее в собрании Д.В. Высоцкого; Вид на Ростовский Яковлевский монастырь. 1909. Картон, масло. 19х40,5. ГМЗ «Ростовский кремль». Ж-517. Пост.: 1921, дар Совета Ростовских педагогических курсов; Спас на Сенях. Ростов Великий. Фреска. XVII в. 1909. Бумага на холсте, масло. 68х54. Собрание семьи художника (Москва); В Ростове. Воскресенская церковь. 1909. Картон, темпера. 59х47. Ярославский художественный музей. Ж-375. Пост.: 1924 г. из ГМФ, ранее в собрании И.С. Исаджанова; В Богословской церкви Ростова. 1910. Картон, масло. 68х47,5. ГМЗ «Ростовский кремль». Ж-519. Пост.: 1927, из ГМФ, ранее в собрании И.А. Морозова; Ростов Великий осенью. 1912. Картон на холсте, темпера, гуашь. 70х131. Собрание семьи художника (Москва); Ростов Великий. 1910. Картон, темпера. 20,5х49. Собрание А.М. Хвалебнова (Москва); Ростов Великий. 1912. Холст, темпера, гуашь. 97,1х137,4. Государственный Русский музей. Ж-2278. Пост.: 1945, из Управления по делам искусств при СНК РСФСР; Площадь в Ростове Великом. Сумерки. 1912. Холст, масло. 67,5х125. Собрание семьи художника (Москва); Вид на Ростовский кремль с озера. Этюд. 1913. Картон, темпера, гуашь. 29х71,5. ГМЗ «Ростовский кремль». Г-348. Пост.: 1921, из ГМФ, ранее в собрании Ф.М. и М.Е. Пермяковых; Ростов Ярославский. 1915. Картон на холсте, масло. 52,7х70,7. Собрание семьи художника (Москва); Ростов Великий. 1918. Картон, темпера. 72,5х99,3. Костромской государственный объединенный художественный музей. КП-2173; Ростов зимой. 1918. Холст, темпера, гуашь. 70х98. ГМЗ «Ростовский кремль». Г-347. Пост.: 1925 из ГМФ, ранее в собрании И.С. Исаджанова; Интерьер церкви Спаса на Сенях в Ростове Великом. 1920. Картон на холсте, масло. Государственный Русский музей. ЖС-1447. Пост.: 1974, ранее в собрании Алипия (Воронова); Ростов Великий. 1920. Холст, масло. 53х68,5. Государственный Русский музей. ЖС-1446. Пост.: 1974, ранее в собрании Алипия (Воронова); Спасо-Яковлевский монастырь. Ростов Великий. 1920. Бумага на картоне, масло. 30х55,7. Ярославский художественный музей. Ж-2201. Пост.: 1986, ранее в собрании В.В. Ашика; Вид из окна мастерской в Ростове Великом. Этюд. Картон, масло. 16,5х29. Вологодская областная картинная галерея. Ж-497; Успенский собор в Ростове Великом. Картон, масло. 31,5х26,5; Собрание Т.В. Андреевой (Москва); Спасо-Яковлевский монастырь. Бумага, гуашь, темпера. 29,5х48,7. Собрание Ю.М. Носова (Москва); Ростов Великий с озера. Холст на картоне, масло. 18х56. Плесский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник. Ж-309. Пост.: 1982, дар Е.Ф. Вишневского, ранее в собрании Ф.Е. Вишневского (Москва); Окраина Ростова Великого зимой. Холст, масло. 36х70,5. Вологодская областная картинная галерея. Ж-540. Пост.: 1962, от МК РСФСР; Монастырь. Картон, масло. 20х27,5. Национальная галерея Республики Коми. Ж-85

  14. Ростов Великий. Стокгольм. (серийный номер 2057). ГМЗРК. Г-2217. Представляет собой репродукцию с картины 1910 г., хранящейся в Севастопольском художественном музее. См. Ким Е.В. Картина П.И. Петровичева «Ростов Великий... С. 218, 222. Вторая открытка выпущена несколько раньше в той же серии (серийный номер 2037). Местопребывание ее оригинала установить не удалось. Подробнее см.: Ким Е.[В.] «В Ростовском кремле»- забытая картина П.И. Петровичева... С номерами 2369 и 2371 издательство Грандберга впоследствии выпустит два пейзажа художника («Весенний мотив» и «Весенние сумерки»), созданные в 1912 г.
  15. Три эскиза орнамента для резьбы по дереву 1891-1892 гг. (Г-2212, 2213, 2214); «У пристани» и «Церковь Николы на Подозерье» 1897 г. (ГМЗРК. Ф. 295. Оп. 1. АД 206/20 ); Протокол Комитета Ростовского музея церковных древностей о принятии П.И. Петровичева на работу (ГМЗРК. А-37. Л. 77); «Увольнительный приговор» 1892 г. от общества крестьян деревни Высоково с удостоверением волостного правления, «что крестьянин Петровичев может поступить» в Московское училище живописи, ваяния и зодчества (ГМЗРК. Ф. 295. Оп. 1. АД-206/2); Диплом об окончании Училища в 1903 г. (ГМЗРК. Ф. 295. Оп. 1. АД 206/1 ); записи-автографы Петровичева в Книге посетителей Ростовского музея церковных древностей 1891, 1897 и 1909 гг. (ГМЗРК. Р-1528, 866, 868); Свидетельство о принятии в Союз русских художников в 1910 г. (ГМЗРК. Ф. 295. Оп. 1. АД-206/5); фотографии П.И. Петровичева, В.В. Верещагина, И.А. Шлякова, открытки с дореволюционными видами Ростова, пригласительные билеты на выставки, каталоги, книги, журналы и т.д.
  16. Ким Е.В. Картина П.И. Петровичева «Ростов Великий» ... С. 218-224.
  17. Эти данные предоставлены в ответ на наш запрос главным хранителем Киевского музея русского искусства А.В. Илинг, за что приносим ей глубокую благодарность. Оба произведения с ошибочными датами были опубликованы в изд.: Круглый И.А. П.И. Петровичев. Л., 1975. С. 20, 133; того же автора. Основные произведения П.И. Петровичева Петровичева // Петр Петровичев. О жизни и творчестве художника. Автор-составитель В.В. Руднев М., 1979. С. 119.
  18. Список основных произведений П.И. Петровичева // Круглый И.А. П.И. Петровичев... С. 133-144; Круглый И.А. Основные произведения П.И. Петровичева // Петр Петровичев... С. 119-141; Каталог произведений П.И. Петровичева. Живопись. Графика // Художник П.И. Петровичев. Сборник материалов и каталог выставки. Автор вступительной статьи, составитель сборника и каталога В.П. Лапшин. М. 1988. С. 81-112.
  19. ГМЗРК. ОРКРИ. АД-206/23, 24, 25.
  20. Городской пейзаж. 1908. К., см.т. 41х74 // Выставка графики, этюдов и скульптуры «Союза русских художников» (к 100-летию со дня основания объединения). Галерея «Элизиум». Авторы-составители Ю. Лоев, М. Боксер. М., 2003. С. 60. Илл. 57.
  21. Известны еще две подобных работы: Пейзаж. Б/д. Акварель, тушь // Круглый И.А. П.И. Петровичев… Илл. на с. 125; Уголок Ростовского кремля. 1909. К., м. 17х24. ГМЗРК. Ж-518.
  22. Письмо Ю.М. Носова автору настоящей работы от 01.09.2004 г. с электронным воспроизведением картины // Выставка «Ростов в Творчестве П.И. Петровичева». Архив картинной галереи.
  23. Подробнее об этом см.: Ким Е.В. Ростов в творчестве П.И. Петровичева... С. 271, 280.
  24. Москаль. У тихой пристани. Солнце России. 1911, март, №20, с. 15. // Художник П.И. Петровичев… С. 61
  25. Поповцева Э., Плаксина Н. Национальная галерея Республики Коми. М., 2003. С. 32, 62.
  26. Вологодская областная картинная галерея. Ж-231.
  27. Изображение этой же церкви было сделано в 1899 г. Н.К. Рерихом. См.: Маточкин Е.П. Н.К. Рерих. Поэзия старины. К 100-летию экспедиции Н.К. Рериха по древним городам Руси. Самара, 2004. Илл. на с. 3.
  28. реалистическая живопись... С. 21.
  29. Мельник А.Г. «Памятник» посещения Ростова царем Николаем II в 1913 году. Ростовская старина. № 102. «Ростовский вестник». 26.03.2002 г.
  30. Вид из окна мастерской художника в Ростове Великом. К., м. 16,5х29. Закуплена ВОКГ. Ж-497 Вологодская областная картинная галерея. Живопись. Скульптура XVIII-ХХ вв. Каталог. Вологда, 1975. С. 89.
  31. Ким Е.В. К вопросу о работе П.И. Петровичева в Ростовском музее... С. 232.
  32. Петровичев П.И. Автобиографический очерк // Художник П.И. Петровичев. Сборник материалов... С. 34.
  33. Ростов Великий. 1912. Х., темпера, гуашь. 97,1х137,4. Слева внизу: Петровичевъ. На обороте надпись: П. Петровичев – 1912 г. Ростов-Великий. Пост.: 1945, из Управления по делам искусств при СНК РСФСР, Москва. Ж-2278. ГРМ. Живопись XVIII-начала ХХ вв. Каталог. Л., 1980. С. 226, илл. на с. 227. В каталоге неверно указана техника – масло.
  34. Ростов Великий. 1920-е. Х., м. 53х68,5. Справа внизу: Петровичевъ. ЖС-1446; Интерьер церкви Спаса на Сенях в Ростове Великом. 1920. К.на х., м. 53х48,5. Слева внизу: Петровичев 1920. См. письмо за подписью зам. директора ГРМ по научной работе Е.Н. Петровой от 28.04.2004 г. Архив картинной галереи.
  35. Архимандрит Алипий (1914-1975), в миру Иван Михайлович Воронов. Исследователь древнерусского искусства, коллекционер. О нем см.: Православная энциклопедия. Т. II. М., 2001. С. 21-22. О его собрании: Архимандрит Алипий. Человек. Художник. Воин. Игумен. М., 2004. С. 322-329, 361-393.
  36. Ким Е.В. Ростов в творчестве П.И. Петровичева… С. 35.
  37. «Интерьер церкви» Подробнее см.: Ким Е.В. Ростов в творчестве П.И. Петровичева (собрание ГМЗРК) … С. 270-282; Ким Е. Колбасова Т. Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль»… С. 34. Илл. 48 на с. 35.
  38. Набор открыток «Ростов Великий». Серия «Памятники русского зодчества». М., 1965. Илл. 6.
  39. Кроме постоянно экспонировавшейся в ГТГ картины П.И. Петровичева «Ледоход на Волге» (1912) в 2002 г. в зал «Союз русских художников» была введена витрина с еще двумя работами П.И. Петровичева (Церковь на реке. 1910; Кусково. Малиновая гостиная. Между 1915 и 1918 гг.) Выставки: 100-летие Союза русских художников. Музей частных коллекций ГМИИ, 2003; Выставка графики, этюдов и скульптуры «Союза русских художников» (к 100-летию со дня основания объединения). Галерея «Элизиум», 2003; Пути русского импрессионизма (к 100-летию Союза русских художников»). ГТГ, 2003; Русская живопись XVIII – начала ХХ в. из собрания Нижнетагильского государственного музея изобразительных искусств. Нижний Тагил, 1999. С. 50, ил. 95, 96; Кащук Л. Выставка в музее-галерее Новый Эрмитаж. Пейзаж в творчестве русских художников. М., 2000. Из личных собраний. Ил. на с. 17, 31; Ружникова Е.И. 100 произведений русской живописи XVIII – начала ХХ в. из собрания Архангельского музея изобразительных искусств. Архангельск, 2001. С. 14, ил. на с. 60; Сафронова Г.А. Государственный художественный музей Республики САХА (Якутия). 2002. Русское искусство XVIII – начала ХХ вв. С. 48, кат. 35, 36; Шлыкова М. Владимиро-Суздальский музей-заповедник. М., 2001. С.64, 69. Ил. на с. 42, 43; Гончарова Т.П. П.И. Петровичев в Муранове и художественная жизнь музея в 1920-1940-е гг. // ИКРЗ, 2001. Ростов, 2002. С. 332-338; Бендюкова Н.А., Смирнова Л.К.Севастопольский художественный музей им. М.П. Крошицкого. М., 2002. С. 63, ил на с. 42; Микуцкая Т., Тюрина И. Томский областной художественный музей. М., 2004. С. 22, 62. Ил. на с. 22; Поповцева Э., Плаксина Н. Национальная галерея Республики Коми. Сыктывкар. М., 2003. С. 47, 62. Ил. на с. 32, 33; Соловьева Л. Музей изобразительных искусств Республики Карелия. Петрозаводск. М., 2003. С. 35, 63. Ил. на с. 39; Ил. 60 на с. 39; Горюнова Л. Кировский художественный музей им. В.М. и А.М. Васнецовых. М., 2003. С. 22-23. Ил. 46; Филиппов В.А. Импрессионизм в русской живописи. М., 2003. С. 204-205; Манин В.С. Русский пейзаж. М., 2003. С. 297-300; Ильина Е., Смирных Л. Нижнетагильский музей изобразительных искусств. Живопись первой половины ХХ века из собрания НТМИИ. 2004. С. 111; Кондратенко Т., Солодовников Ю. Краснодарский краевой художественный музей им. Ф.А. Коваленко. М., 2004. С. 51, 64. ил на с. 51.