А-др В. Киселев

Отдел природы Ростовского музея в 1950-60-х гг.: краткий очерк истории

Одной из замечательных страниц истории Ростовского музея является отдел природы. Наряду с отделами дореволюционного прошлого и советского периода это был обязательный компонент любого краеведческого музея. Целью нашей работы является описание деятельности некогда существовавшего отдела, будет рассмотрен период 1950-60-х гг. Надеюсь, что это в свою очередь послужит небольшой главой общей музейной истории.

В ноябре 1929 г. в Ростовском музее была открыта «Естественно-историческая выставка», которая затем была реорганизована в отдел1. По всей видимости, этот год и можно считать временем основания отдела природы, у истоков которого стоял Н.Н. Ржевский. Пожалуй, наиболее полная источниковая база сохранилась за период 1950-60-х гг. Нами были использованы тематико-экспозиционные планы, рецензии на них, планы и отчеты о работе музея и отделов, научная переписка музея, а также информация, полученная из бесед с Лидией Петровной Толпыгиной, заведующей отделом природы с 1947 по 1959 гг.

После войны сотрудники восстанавливали ту же экспозицию, что была до нее2. В первые послевоенные годы экспозиция отдела природы располагалась в Самуиловом корпусе на втором этаже, где сейчас гардероб3. Ее открыли в спешном порядке – ради детей4. На ней были представлены такие темы, как географическое положение края, физическое и геологическое положение края, четвертичный период, полезные ископаемые и почвы края, дарвинизм, мичуринское учение, растительный мир края, воды края, животный мир края5. Количество экспонатов вещевых – 253, подсобных – 1266. Однако, в течение первых трех лет отделом природы занимались мало, приходилось больше внимания уделять музейным фондам7. Ясно, что необходимо было разобрать и привести в порядок упакованные в военное время коллекции, а если учесть, что штат музея состоял всего лишь из директора и четырех заведующих отделами, то объем работ и трудностей становятся очевидными.

В конце 1940-х гг. вышли новые документы, определявшие структуру и деятельность краеведческих музеев: «Основные положения о построении экспозиции областных, краевых, республиканских (АССР) и крупных районных краеведческих музеев» (М., 1949.) и «Основные положения о научно-исследовательской, собирательской, экспозиционной и массовой культурно-просветительской работе краеведческих музеев» (М., 1950.). Критике подверглись экспозиции прошлых лет, ошибочно ориентировавшиеся I музейным съездом на «вульгарный социологизм и схематизм, что привело к изгнанию из экспозиции подлинных объектов музейного значения»8. Конкретно про экспозиции отделов природы говорилось, что они «не дают представлений о естественных богатствах края, … не показывают роли человека в преобразовании природы, а также успехов творческого советского дарвинизма, учения Мичурина-Лысенко, вследствие чего экспозиции этих отделов не способствуют формированию диалектико-материалистического мировоззрения»9. Экспозиции должны вооружать посетителя знаниями закономерностей развития природы и путей ее преобразования на основе мичуринского учения10. Приведенные цитаты четко показывают, какие функции отводились отделам природы.

Наилучшим методом построения экспозиции отдела природы указывался ландшафтный метод, то есть показ типичных природных районов края11. Устанавливалась следующая структура отдела природы: А. Общая характеристика природы и природных богатств края (общая географическая характеристика, геология, полезные ископаемые, рельеф, климат и фенология, воды, почвы, растительный мир, животный мир); Б. Естественно-исторические районы края и их типичные ландшафты12.

В течение 1950 г. экспозиция отдела природы не перестраивалась: темплан «на основе новых положений» начали разрабатывать, но полностью работу не закончили, так как Л.П. Толпыгина была задействована на полном переоборудовании отдела Советского периода и обслуживании посетителей13. Примерно в это же время отдел переехал на третий этаж Самуилова корпуса, где для него было выделено два зала14.

На 1951 г. в работе отдела природы была запланирована разработка темплана до 1 апреля, перестройка экспозиции до 1 октября15. Для новой экспозиции Ростовский музей посылал заявку во Всесоюзную государственную фабрику «Агропособие» на изготовление муляжей для отделов природы и Советского периода: различных животных, деревьев, кустарников, плодов16. Толпыгиной Л.П. был составлен план построения экспозиции отдела природы17. В нем были представлены разделы, рекомендованные уже известными «Основными положениями» (см. выше). Рецензию на план дал Н.В. Кузнецов, зав. отделом природы Ярославского областного музея18. Было сделано порядка двадцати замечаний, дополнений, конкретных советов. Неоднократно подчеркивалась необходимость избегать большого количества рисунков и фотографий и привлекать вещевой материал, а также были даны настоятельные рекомендации пользоваться методическим пособием «Как показать природу в краеведческом музее» для устранения ошибок и недоработок19. После исправлений план был утвержден областным отделом культпросвет работы20. Для новой экспозиции сделали ряд картин, диорам, макетов – однако полностью переоборудовать отдел природы опять не смогли «в виду недостатка средств»21. Приоритет отдавали отделу Советского периода, а финансирование работ отдела природы производилось по остаточному принципу. Предполагалось экспозицию разместить в двух залах, но открыли только один по темам: географическая характеристика края, геология края, полезные ископаемые края, рельеф края, климат и фенология края, воды края, почвы края22. Экспозиция научно-популярным языком повествовала о природных условиях Ростовского района, их формировании и особенностях. Каждый раздел сопровождался пояснительными текстами. Экспонатами служили окаменелости, образцы каменных и древесных пород, полезных ископаемых, растений, всевозможные гербарии, коллекции насекомых, принадлежности рыболовства и охоты, приборы метеонаблюдений. Научно-вспомогательный материал все же занимал очень значительную долю экспозиции. Это были разнообразные карты, схемы, «акварели», таблицы, макеты, фотографии, муляжи.

Вторая часть экспозиции «Животный и растительный мир края» была разработана и утверждена в 1952 г.23 Но «из-за отсутствия средств» раздел полностью не оформили и второй зал не открыли – открытие перенесли на 1953 г.24 Но на следующий год с рецензией и утверждением темплана произошла непонятная заминка: в документах указывалось, что он был составлен, но не прорецензирован и не утвержден25. После же смерча, прошедшего 24 августа 1953 г., существовавшая экспозиция отдела природы частично пострадала и была свернута26. (Кстати, Л.П. Толпыгина в это время исполняла обязанности директора музея – А.К.). Смерч сорвал крышу на Самуиловом корпусе, и вода из-за последовавших сильных дождей протекала до первого этажа, а в самом отделе природы ее было в буквальном смысле по колено, но к счастью экспонаты не пострадали27.

В 1954 г. экспозиции музея не функционировали, в основном проводилась собирательская и лекторская работа, а также разработка темпланов28. Площадь отдела природы расширили (были выделены два других зала на третьем этаже Самуилова корпуса по восточной стене – северо-восточный и юго-восточный29), поэтому темпланы тоже пришлось расширять и углублять30. В это время были составлены, прорецензированы и утверждены планы разделов «Географическая характеристика края»31, «Воды края»32. Но, все имеющиеся средства опять перенесли на оборудование отдела Советского периода, поэтому ремонт отдела природы не закончили, его не открыли и в 1955 г.33

В 1956 г. был разработан темплан раздела «Животный мир края». Рецензию на него дал Н.Н. Плавильщиков, профессор, зав. сектором природы НИИ Музееведения34. В рецензии отмечалось, что в плане хорошо были представлены птицы, млекопитающие (даже такие крупные как лоси), а также достаточно было уделено внимания акклиматизации животных. Однако слабо рассказывалось об охране животного мира, о полезных насекомых (шмели и муравьи), недостаточно были затронуты вопросы, связанные с пропагандой дарвинизма и воспитания посетителей в духе марксистской идеологии35. Все же основные замечания были вызваны текстами: недочетами были не только собственно формулировки, но и некоторые фактические несоответствия36. Указанные недостатки были исправлены, и переработанный план утвердили 3 мая 1957 г.37

После этого приступили к монтажу экспозиции, который полностью был завершен в сентябре 1958 г.38 Отдел был просмотрен представителями РК КПСС, райисполкома, заведующим районным отделом культуры, заместителем директора областного музея, и.о. зав. отделом природы областного музея, представителями общества «Охотник»39. Общее впечатление было хорошим, хотя последовало несколько замечаний по поводу освещения и оформления задников некоторых биогрупп, а также по поводу «старости» чучел40. Площадь занятого зала составляла 159,1 м2 и до конца существования отдела природы это была единственная его экспозиция41. Всего было выставлено 244 экспоната – чучела животных (56 единиц), 4 энтомологические коллекции (157 единиц насекомых), 8 акварелей, 10 фотографий, 3 карты, 34 текста, 38 аннотаций42. Были представлены такие темы, как охрана и акклиматизация животных, животный мир края, примеры приспособления у животных леса, птицы, животный мир водоемов, насекомые (вредители и полезные), пресмыкающиеся. Экспонаты были преимущественно натуральные – отдельные чучела животных, биогруппы и биокомплексы, диорамы. Практически все материалы (за исключением биогруппы «выдры») отличались квалифицированным исполнением и по своим достоинствам были равноценны или даже превосходили аналогичные экспонаты в экспозициях многих областных краеведческих музеев43. А такие биогруппы как «Медведи», «Лось», «Волк» и некоторые другие (чучела работы Н.В. Кузнецова) относились к числу лучших комплексных экспонатов подобного рода44.

Работа по созданию экспозиции была проведена основательная, с привлечением материалов из разных источников. Музейщики делали запросы в Госохотинспекцию (о количестве убитых волков по Ярославской обл. за 5 лет)45, в этой же инстанции было получено разрешение на отлов животных (2 выхухоли, лиса, выдра, куница) для замены старых чучел46. Из ЯГПИ им. К.Д. Ушинского в музей присылали сборники «Ученые записки», которые по многим научным вопросам помогали строить экспозиции музея47. В Переславское общество «Охотник» делался запрос о времени выпуска и акклиматизации косуль и бобров48. В журнал «Охота и охотничье хозяйство» была направлена просьба выслать интересные фотоснимки животных, так как сам музей и ростовское общество охотников не имели возможности их производить49. С населением тоже были контакты: охотник В.Д. Копасов добыл указанных выше животных50. Тов. Пивоваров изготовил чучела51. У тов. Малова попросили найденные им рога лося для показа определения возраста этих животных52. При музее существовал целый актив, состоявший из охотников-промысловиков, краеведов-натуралистов, преподавателей сельхозтехникума, егерей, юных натуралистов – данный актив и оказал большую помощь при построении экспозиции «Животный мир края»53.

Надо сказать, что после смерча экспозиция отдела природы, как и экспозиции других отделов музея, приобрели более профессиональный вид, так как для их оформления приглашали мастеров Ярославского Художественного фонда (своего художника в музее не было – А.К.); их труд оплачивался из специального счета, который пополнялся платой различных организаций за аренду музейных помещений54. Таким образом, качественная научная база, хорошее художественное оформление позволили создать по-настоящему интересную природоведческую экспозицию.

Деятельность отдела природы не ограничивалась только стенами экспозиционных залов. В музее еще весной 1950 г. был заложен небольшой опытный участок «с целью пропаганды среди населения города и района лучших сортов ягодных и плодовых культур, достижений Мичурина и его последователей»55. Первое время участок располагался между Самуиловом корпусом и Белой палатой, то есть на месте современного киноконцертного зала «Былинник», почти вплотную примыкая к зданию Красной палаты56. Затем было решено возродить Митрополичий сад. Очень активное участие в этом деле принимали преподаватели Ростовского сельхозтехникума Н.В. Чижиков и С.М. Абисов. В саду были посажены яблони, вишни, груши, земляника, смородина и даже виноград57. Своевременно производились работы по омоложению ягодных кустов, окопка приствольных кругов, посадка молодых растений, формирование крон плодовых деревьев, заделка ран58. Были налажены связи с питомником Переславского музея, из которого в 1955 г. привозили саженцы59. Однако, в связи с реставрационными работами после смерча, в связи с археологическими раскопками в Григорьевском затворе сад не получал должного внимания. Как отмечала директор музея А.А. Соловьева: «сад не приносит желаемого результата, так как нуждается в повседневном уходе и контроле со стороны специалиста-плодовода и охране его от расхищений»60. В этом замечании хорошо видны проблемы ведения такого хозяйства и чувствуется некая обузность его для музея. Все же за садом ухаживали еще продолжительное время. Например, в 1965 г. была проведена полная весенняя обработка сада с обрезкой и химической обработкой, произведен выкос травы и сорняков на всей территории61. Однако во второй половине 1960-х гг. состояние сада уже было неудовлетворительным – требовалось ликвидировать засолку (квасильно-засолочные цехи – А.К.) и благоустроить его62. Видимо, соседство с засолкой и плодово-овощной базой отрицательно сказывалось на состоянии сада.

Сложный вопрос – фонды отдела природы. Общее количество фондов отдела природы в конце 1940-х гг. составляло 1249 единиц63. После 1940 г. поступления естественно-научных материалов в инвентарные книги не записывались, хотя они и имели место64. Так например, в 1950 г. фонды отдела пополнились 2 чучелами енотов65, в 1952 и 1955 гг. чучелами различных птиц и зверей (по 6 экспонатов оба года)66. Чучела животных хранились в комнате № 10 Самуилова корпуса на третьем этаже67. В акте проверки учета и хранения фондов Ростовского краеведческого музея от 22 мая 1958 г. зафиксировано: «Экспонаты расположены в шкафах и на стеллажах. Помещение вполне соответствует – сухое и протравленное»68. Некоторые чучела были выполнены на таком высоком уровне (еще в 1920-1930-х гг. – А.К.), что их физические качества и экспозиционная ценность сохранялись в течение 30-40 лет69. В процессе показа и хранения экспонаты получали повреждения, после чего их списывали, некоторые утрачивались. Общее количество списанных и утраченных образцов за период 1949 – 1965 гг. составляет 1267 единиц: чучела, палеонтологический материал, гербарии70. Основания для списания (надрыв головы, поломка ноги и т.п.) не всегда были убедительны, и если экспонаты теряли свою выставочную ценность, то полностью сохраняли научную71. На апрель 1968 г. при сплошном пересчете в экспозиции и фондах отдела насчитывалось порядка 450 зоологических экспонатов72. Хранение в это время уже было охарактеризовано как «небрежное, безответственное, не соответствующее элементарным правилам»73. Например, во время ремонта помещения отдела природы экспонаты даже не были прикрыты для защиты от строительной пыли, которая на них и падала74. Дело в том, что после превращения Ростовского краеведческого музея в филиал Ярославского областного музея (1959 г.) должность заведующего отделом природы была упразднена, периодический осмотр и обработку коллекций выполняли научные сотрудники отдела природы Ярославского музея-заповедника75. Толпыгина Л.П. перешла работать в отдел фондов музея, хотя экскурсии по отделу природы водила. В 1963 г. она ушла работать в городскую, а затем в районную библиотеку, и отдел природы, оставшись фактически без присмотра, начал приходить в упадок. Все же он был востребован и конечно же в первую очередь детьми: только в летнее время Ростовский Дворец пионеров направлял в музей и соответственно в отдел природы до 2000 школьников76.

Со втор. пол. 1960-х гг. стала меняться обстановка в музейно-туристической сфере. Музей и город начинают ориентироваться на приезжих посетителей и на иностранных в том числе. В городе была построена большая гостиница, на территории музея разместился ММЦ «Ростов Великий». Городские власти, например, в 1966 г. приняли целый план мероприятий по улучшению обслуживания иностранных туристов, в котором в общей сложности было составлено более 35 положений (транспорт, благоустройство, гостиница и т.п.)77. Очевидно, что музей в новых условиях должен был пересмотреть свою экспозиционно-выставочную деятельность. Наибольший интерес у туристов вызывали архитектурные достопримечательности, древнерусское искусство и художественные промыслы Ростова. На этот профиль музей и стал ориентироваться, что официально было закреплено в 1969 г. новым статусом – архитектурно-художественный музей-заповедник. Соответственно, отделы, не подходящие под основной профиль деятельности музея, вроде как бы стали и не нужны.

Однако, в 1968 г. был поставлен вопрос о целесообразности сохранения отдела природы в Ростовском филиале и о дальнейшей судьбе фондовых коллекций78. В Ростове с 8 по 13 апреля 1968 г. работала комиссия в составе: Н.Р. Павловой (заместитель директора по научной части Государственного Биологического музея им. К.А. Тимирязева), З.Я. Шефтель (главный хранитель фондов Государственного биологического музея), А.В. Кондратова (старший научный сотрудник сектора природы НИИ Музееведения и охраны памятников)79. Комиссия ознакомилась с экспозицией отдела природы, составом фондов и документацией на них, а также некоторыми годовыми отчетами музея, с некоторыми темпланами отдела природы и рецензиями на них80. Существовавшая на тот момент экспозиция, несмотря на высокое качество большинства экспонатов, по выражению комиссии представляла собой «безнадзорную выставку зоологических фондов»81. Причем, экспозиция частично была уже демонтирована, так как некоторые материалы готовили к перевозке в Ярославль82.

Итогом работы комиссии стал целый ряд рекомендаций. Мы приведем наиболее важные из них: сохранить отдел природы в структуре Ростовского филиала (что также соответствовало желаниям общественности города, преподавателей школ, гороно, горкома), обязательно перестроить экспозицию и ввести должность сотрудника-природоведа, прекратить списание любых зоологических экспонатов, провести их профилактику и реставрацию, взять на учет списанные, но не уничтоженные экспонаты, выделить помещение, пригодное для хранения естественно-научных коллекций, сохранить всю коллекцию целиком, ввиду ее научной ценности, не допуская передачу отдельных объектов каким-либо организациям, имеющиеся инвентарные книги на зоологические, ботанические и палеонтологические коллекции представляют самостоятельную научную ценность, так как содержат подробные полевые описания всех собранных объектов, поэтому их желательно опубликовать в виде научных статей; в случае невозможности создания нормальных условий для хранения естественно-научных фондов Ростовским филиалом или Ярославским областным музеем-заповедником сохранившиеся коллекции и инвентарные книги на них должны быть переданы на постоянное хранение в один из центральных естественно-научных музеев83.

В том же 1968 г. были произведены разборка экспозиции отдела природы и перенос экспонатов (120 единиц) в Садовую башню для чистки от пыли84. Однако, после этого экспозицию уже не собирали. Несмотря на рекомендации комиссии отдел природы был расформирован. Зоологические коллекции «разошлись» по разным учреждениям: в музеи и школы85. На этом, фактически, отдел природы прекратил свое существование. Непонятно, но зоологические экспонаты можно было бы использовать при построении самых разных экспозиций. Остается сожалеть, что такой интересный отдел, такие ценные коллекции – труд многих людей и не одного десятка лет стали перевернутой страницей истории нашего музея.

  1. ГМЗРК. А-175. Л. 58. (Список выставок, открываемых Ростовским музеем в период с 1917 по 1930 г.)
  2. ГМЗРК. А-1745. Л. 2. (Воспоминания Л.П. Толпыгиной о Ростовском музее 1940-50 гг., записанные Е.В. Брюхановой).
  3. Сведения из беседы с Л.П. Толпыгиной.
  4. Там же.
  5. ГМЗРК. А-1552. Л. 4. (Отчет о работе Ростовского музея за 1949 г.)
  6. Там же.
  7. Сведения из беседы с Л.П. Толпыгиной.
  8. Основные положения о научно-исследовательской, собирательской, экспозиционной и массовой культурно-просветительской работе краеведческих музеев. М., 1950. С. 9.
  9. Там же.
  10. Основные положения о научно-исследовательской, собирательской, экспозиционной и массовой культурно-просветительской работе краеведческих музеев. М., 1950. С. 12.
  11. Там же.
  12. Там же. С. 13-15.
  13. ГМЗРК. А-1800. Л. 1. (Отчет о работе Ростовского музея за 1950 г.)
  14. Сведения из беседы с Л.П. Толпыгиной.
  15. ГМЗРК. А-799. Л. 11. (План работы отдела природы на 1951 г.)
  16. ГМЗРК. А-799. Л. 80. (Научная переписка музея за 1951 г.)
  17. ГМЗРК. А-309. (План построения экспозиции отдела природы. 1951 г.)
  18. ГМЗРК. А-799. Лл. 49-51 (Научная переписка музея за 1951 г.) и также ГМЗРК. А-309. Лл. 19-21. (План построения экспозиции отдела природы. 1951 г.)
  19. Очевидно, имеется в виду работа Плавильщикова Н.Н. и Яковлева А.А. Как показать природу в краеведческом музее. М., 1950.
  20. ГМЗРК. А-1801. Л. 18. (Отчет о работе Ростовского музея за 1951 г.)
  21. Там же. Лл. 19 и 20.
  22. Там же. Л. 20.
  23. ГМЗРК. А-1802. Л. 24. (Отчет о работе Ростовского музея за 1952 г.)
  24. Там же. Л. 25.
  25. ГМЗРК. 1804. Л. 26-26 об. (Отчет о работе Ростовского музея за 1953 г.)
  26. Там же. Л. 27.
  27. Сведения из беседы с Л.П. Толпыгиной.
  28. ГМЗРК. 1806. Л. 1. (Отчет о работе Ростовского музея за 1954 г.)
  29. Сведения из беседы с Л.П. Толпыгиной.
  30. Там же. Л. 2.
  31. Там же. Л. 3.
  32. Там же.
  33. ГМЗРК. 1808. Л. 5. (Отчет о работе Ростовского музея за 1955 г.)
  34. ГМЗРК. А-1411. (Рецензия на ТЭП «Животный мир края»).
  35. Там же. Лл. 1-3.
  36. Там же. Лл. 4-9.
  37. ГМЗРК. А-1376. Л. 1. (ТЭП «Животный мир края». 1957 г.), ГМЗРК. А-1810. Л. 8. (Отчеты о работе отделов Ростовского музея за 1957 г. – отдел природы.)
  38. ГМЗРК. А-1813. Л. 5. (Отчет о работе Ростовского музея за 1958 г.).
  39. Там же. Лл. 24-25.
  40. Там же.
  41. ГМЗРК. Д. 228. Л. 3. (Докладная записка о состоянии отдела природы Ростовского филиала Ярославо-Ростовского музя-заповедника и его естественно-научных фондах).
  42. ГМЗРК. А-1813. Л. 5. (Отчет о работе Ростовского музея за 1958 г.).
  43. ГМЗРК. Д. 228. Л. 4. (Докладная записка о состоянии отдела природы Ростовского филиала Ярославо-Ростовского музя-заповедника и его естественно-научных фондах).
  44. Там же.
  45. ГМЗРК. А-780. Л. 103. (Научная переписка Ростовского музея за 1958 г.).
  46. Там же. Лл. 203 и 205.
  47. Там же. Л. 109.
  48. Там же. Л. 112.
  49. Там же. Л. 124.
  50. Там же. Лл. 203 и 205.
  51. Там же. Л. 206.
  52. Там же. Л. 109, ГМЗРК. А-1813. Л. 7.
  53. ГМЗРК. А-1813. Л. 10. (Отчет о работе Ростовского музея за 1958 г.)
  54. ГМЗРК. А-1745. Л. 5. (Воспоминания Л.П. Толпыгиной о Ростовском музее 1940-50 гг., записанные Е.В. Брюхановой).
  55. ГМЗРК. А-1800. Л. 2 об. (Отчет о работе Ростовского краеведческого музея за 1950 г.).
  56. Сведения из беседы с Л.П. Толпыгиной.
  57. Сведения из беседы с Л.П. Толпыгиной.
  58. ГМЗРК. А-1810. Л. 10. (Отчет Ростовского музея за 1957 г.).
  59. ГМЗРК. А-1808. Л. 6. (Отчет Ростовского музея за 1955 г.).
  60. Там же.
  61. ГМЗРК. Д. 219. Л. 9. (Отчет о работе музея за первое полугодие 1965 г.).
  62. ГМЗРК. Оп. 1. Д. 23. Л. 2. (Справки о работе Ростовского филиала ЯРМЗ).
  63. ГМЗРК. А-1552. Л. 7 об. (Отчет о работе Ростовского музея за 1949 г.)
  64. ГМЗРК. Д. 228. Л. 5. (Докладная записка о состоянии отдела природы Ростовского филиала Ярославо-Ростовского музея-заповедника и его естественно-научных фондах).
  65. ГМЗРК. А-1800. Лл. 3 и 6 об. (Отчет о работе Ростовского музея за 1950 г.)
  66. ГМЗРК. А-1802. Л. 27. (Отчет Ростовского музея за 1952 г.); ГМЗРК. А-1808. Л. 13. (Отчет Ростовского музея за 1955 г.).
  67. ГМЗРК. А-780. Л. 120. (Научная переписка Ростовского музея за 1958 г.).
  68. Там же. Л. 122.
  69. ГМЗРК. Д. 228. Л. 4. (Докладная записка о состоянии отдела природы Ростовского филиала Ярославо-Ростовского музея-заповедника и его естественно-научных фондах).
  70. Там же. Л. 6.
  71. Там же.
  72. Там же. Л. 7.
  73. Там же. Лл. 6-7.
  74. Там же. Л. 7.
  75. Там же. Л. 3.
  76. Там же. Л. 4.
  77. ГМЗРК. А-327. Лл. 31-33. (Решения и постановления Ростовского исполкома и горкома КПСС 1961-1967 гг.).
  78. ГМЗРК. Д. 228. Л. 2. (Докладная записка о состоянии отдела природы Ростовского филиала Ярославо-Ростовского музея-заповедника и его естественно-научных фондах).
  79. Там же.
  80. Там же. Лл. 2-3.
  81. Там же. Л. 8.
  82. Там же. Лл. 3-4.
  83. Там же. Лл. 3, 8, 9.
  84. ГМЗРК. Д. 227. Л. 2. (Отчеты о работе Ростовского музея за 1968 год).
  85. Сведения из беседы с Л.П. Толпыгиной.