Е.И. Крестьянинова

Александр Титов: круг московских друзей

Иллюстрации
Скажи мне, кто твой друг…

Александр Андреевич Титов (1878-1961) обязательно вошел бы в историю Ростова – благодаря происхождению. Но, сын его выдающегося гражданина Андрея Александровича Титова, он занимает в ней свое собственное место – неординарностью личности, судьбы и поля деятельности1. До 1918 г. в Титов-младший был известен и уважаем в Ростове. Он являлся гласным Городской думы, старостой кремлевских церквей (с 1911), Товарищем председателя Комитета Ростовского музея церковных древностей (с 1916), попечителем Димитриевского духовного училища. За свой труд попечителя Алевайцинской церковно-приходской школы Александр Титов был удостоен права ношения на груди серебряной медали на двойной Владимирской и Александровской ленте (1909)2. Но политическая деятельность Ал.А. Титова – его участие в создании Трудовой Народно-социалистической партии (ТНСП), Временном правительстве, организации Ярославского белогвардейского мятежа, а также эмиграция, в послереволюционный период привели к замалчиванию и забвению его имени в родном городе на протяжении почти 75-ти лет.

Первая из известных нам постсоветских публикаций об Ал.А. Титове появилась на страницах музейной газеты «Ростовский гражданин» в 1992 г. Это было краткое сообщение Л.Ю. Мельник «Сын Титова»3. В 1994 г. имя Александра Андреевича упоминалось в посвященном Титову-отцу исследовании Н. Нечаева «О родословной»4. В том же году журнал «Родина» поместил большую статью, в которой деятельности Титова-сына отводилось заслуженное место5. И в этих публикациях прозвучало почти все, что нам к тому времени было о нем известно.

С тех пор круг сведений, касающихся семьи Титовых, значительно расширился. В 1996-2004 гг. в Ростовский музей поступил целый комплекс новых уникальных материалов, напрямую касающихся Ал. А. Титова. Часть из них была передана его родными6 и потомками друзей. Ряд документов был выявлен и атрибутирован в рукописном собрании музея7. Ценность этих документов неравнозначна. Но, взятые вместе, они представляют большой интерес, позволяя говорить о Титове-младшем не только как о крупном общественном деятеле российской эмиграции, ученом-микробиологе, но и высококультурном, образованном человеке, с ранней молодости обращавшемся в театрально-художественных кругах дореволюционной России. На основании этих поступлений можно судить о качествах и чертах характера Александра Андреевича, обозначить круг его знакомых, друзей и определить их роль в становлении его личности.

Александр обладал блестящими способностями и получил прекрасное образование. Он обучался в университетах Московском, откуда был исключен за участие в студенческих беспорядках в 1899 г., Берлинском, Лейпцигском, который окончил в 1904 г., получив ученую степень доктора философии. Но прежде была московская Петропавловская немецкая гимназия, куда он был определен отцом и поступил благодаря хорошей домашней подготовке.

Ранний Московский период (1889-1899) в становлении мировоззрения, интересов, жизненных приоритетов Александра очень важен. Именно тогда было заложено и получило развитие все то, что сформировало его незаурядную личность: не только само время, с его общественными переменами, могучим потенциалом науки, литературы, составившими определенную эпоху, но и среда, в которую Александр входил, люди, которые его тогда окружали.

И в первую очередь это семья Поповых, о которой А.Титов хранил благодарные воспоминания всю свою жизнь. Об этом свидетельствуют страницы его воспоминаний, написанных во Франции в 1952 г.8 и хранящихся ныне в Ростовском музее.

«Мне было приблизительно 12 1/2 лет, когда отец в первый раз взял меня к Поповым. Я порядочно робел, когда мы вошли в их квартиру и меня окружили все мальчики.

Старшие подсмеивались, какой я светлый блондин, задавали разные вопросы, чтоб поднять меня на смех, но я твердо выдержал испытания, а потом Володя увел меня наверх в комнату мальчиков, и мы вступили с ним в серьезный разговор. <…> В этот период я очень увлекался дружбой с Володей Поповым, часто проводил у них свободное время»9.

<…>«Семейство Поповых было типичным для той части купеческой Москвы, которая, выйдя из периода первоначального накопления капитала, стремилась приобщиться к западной культуре. Из этого слоя вышли крупные московские благотворители, как Солодовников, Бахрушины, Алексеев, Морозовы и многие другие.

Обычно происходило так: родоначальник выходил совсем снизу, из мастеров, приказчиков, разночинцев, обычно научившийся грамоте благодаря счастливому случаю или непреодолимой жажды к ученью.

Одним из них был Максим Ефимович Попов, который приобрел маленькую суконную фабричку в Коломенском уезде Моск.[овской] Губ.[ернии], которую постепенно расширил и стал вырабатывать прекрасное сукно. Жил он бесконечно долго и под старость, наживя капитал на фабрике и торговле сукном, сделался членом учетного комитета Моск.[овского] Купеческого Банка, самого крупного Московского банка, и тогда стал заниматься «учетом».

Когда являлся клиент в Банк и обращался к его содействию, то Попов предлагал ему принести векселя к нему в контору и отбирал наиболее надежные, которые учитывал лично, а остальные клиент представлял в банк и при его содействии получал кредит. Таким образом приумножались капиталы без особого риска, и не было никакого незаконного действия.

У Максима Ефимовича было два сына – старший Александр Максимович, который был приятелем моего отца»10.

Отметим, что А.А. Титова-старшего с А.М. Поповым связывали не только дружеские, но и деловые отношения. Торгуя мануфактурой (в т.ч. и сукном), он закупал у Поповых товар оптом и реализовывал его через сеть своих магазинов в розницу. Как и многие из друзей Андрея Александровича, Александр Максимович жертвовал средства на реставрацию Ростовского кремля и оснащение музея, в том числе на «снабжение храма Григория Богослова разными украшениями» и золотую парчу, которой была обита мебель, помещенная в Княжьих теремах11. А.М. Попов был членом-сотрудником Ростовского музея12, который посетил 28 октября 1884 г., когда состоялось торжество по поводу открытия отреставрированных Княжьих теремов и освящения церкви Григория Богослова13.

<...>«А.М. заведовал суконным магазином в Москве, в самом начале Тверской. Там М.Е. Попову принадлежал большой дом, в котором помещалась «Лоскутная» Гостиница, известная всей Москве, которой тоже заведовал Александр Максимович.

У Александра Максимовича, который был женат на Ольге Тимофеевне Жегиной, было 8 детей, из коих ни один не был похож на другого. Жили они в Варсанофьевском переулке на Рождественке – в самом центре Москвы близ Кузнецкого Моста, где снимали два этажа, соединенных внутренней лестницей. Наверху помещались 6 младших детей с гувернанткой и нянькой, внизу были прекрасно отделанные и меблированные приемные комнаты, и помещались родители и два старших сына.

Ольга Тимофеевна, шатенка, небольшого роста, была интересной дамой, прекрасно одевалась, лето часто проводила заграницей и вращалась в лучшем купеческом обществе Москвы. Сыновья все получили хорошее образование.

Старший Николай увлекся искусством, участвовал в создании Художественного театра Алексеева-Станиславского, когда он еще был любительским и помещался в Охотничьем Клубе. – Это было в […] году. Женился рано, на дочери помещика Лавровой, потом был женат на артистке Ведринской. Сделался режиссером в П[етербур]ге, а потом при Советах – режиссером Малого театра и оставался им еще в 1950 году.

Второй – Сергей, кончил юридич.[еский] факультет и еще студентом женился на Л.Ф. Бостанжогло, очень эффектной гречанке из купеческого рода. Он был полный, бонвиван, и после смерти отца занял его место в Суконной Торговле и в Лоскутной Гостинице.

Третий сын Александр – по окончании гимназии поступил в Петровскую академию и сделался ученым агрономом..

Четвертый – Владимир, мой ровесник, был брюнет с очень красивыми глазами, и учился тогда в 1-м реальном училище. Я должен сказать, что ему я обязан более, чем кому-либо во всем направлении своего развития, и в свои отроческие годы находился под его влиянием и был его верным другом до самого отъезда заграницу. Он женился на моей младшей сестре Але, будучи студентом рижского политехникума и переехал в Берлин для продолжения образования, где я у него жил полгода первый семестр 1900 г., когда я учился в Берлине.

Благодаря тому, что он все время находился в обществе старших (у его братьев и сестры все время бывали друзья их возраста) – он, как очень способный и восприимчивый мальчик, многое понял, а некоторые вещи просто передавал со слов старших. Особенное влияние на него имел старший брат – Николай, интересовавшийся и общей культурой, и искусством, который, не кончив гимназии, был вольнослушателем университета.

Он (в противоположность Сергею) был высокой морали, увлекался художественной литературой и либеральными идеями того времени, осуждал социальную несправедливость, а также тот легкомысленный и развратный образ жизни, который вело большинство молодежи их круга. Володя, который его обожал, жадно впитывал в себя его слова и суждения»14.

Отметим, что имена Николая, Александра, Владимира, Сергея и Павла Поповых встречаются и почти на каждой странице записной книжки Александра15, так же хранящейся в Ростовском музее. Он вел ее с 17 августа по 21 декабря 1895 г. Тогда ему было 17 лет, он учился в Петропавловской немецкой гимназии; жил на квартире у Жегиных, которые приходились Поповым близкими родственниками. Ежедневные записи Александра, несмотря на свою краткость, очерчивают круг его интересов и занятий, рисуя привлекательный образ целеустремленного, разностороннего, образованного, энергичного юноши-интеллектуала. И это – человек с характером. Чувствуется – трудолюбив, усидчив, добр, дисциплинирован, дружески настроен к сверстникам, однако – тверд и самостоятелен, с развитым чувством собственного достоинства. Обижать себя и, тем более, третировать – не позволено никому.

Текст Записной книжки Александра и комментарии к ней, сведения для которых были нами почерпнуты из его «Воспоминаний», был опубликован в сборнике Ростовского музея16 и в дальнейшем размещен на сайте музея в Интернете.

Прошло совсем немного времени, и вот 7 июня 2004 г. мне позвонили из Москвы. Это была Мария Александровна Коваленко, урожденная Попова, правнучка одного из друзей Титова – Александра Александровича Попова. Она составляла свою родословную, и, желая получить недостающие сведения, сделала запрос в Интернет на «Жегину», девичью фамилию своей пра-прабабушки Ольги Тимофеевны. Компьютер предложил ей познакомиться с моей публикацией. Кстати, это был единственный источник, где встречалась искомая фамилия. М.А. была потрясена: в прочитанной ею записной книжке Александра Титова она нашла не только имена своих родных, но и узнала, когда именно и что конкретно они делали в 1895 году. Особенно ее поразила запись от 6 ноября, где речь шла о ее прадеде: «Вчера Саша Попов пошел к Гартунгам на Кузнецкий мост в Пашином гимназическом пальто и фуражке. Билет его записали. Может кончиться плохо, он повесил нос на квинту»17.

Чтобы узнать более подробно о владельце записной книжки, М.А. Коваленко выразила желание познакомиться с автором заинтересовавшей ее публикации. Наша встреча состоялась 11 июня. Документы и материалы, которые Мария Александровна привезла и подарила музею, дают совершенно потрясающие сведения о друзьях Александра Титова и их дальнейших судьбах18.

Николай Александрович Попов (1871-1949) стал известным режиссером и драматургом. Он работал в театре им. В.Ф. Комиссаржевской, Малом театре, в 1919-1921 гг. – Большом театре.

Сергей Александрович Попов (1872-1942) служил в Московском художественном театре, и затем, со дня основания, в театре им. К.С. Станиславского.

Владимир Александрович Попов (1878-1920), лучший друг Александра Титова и муж его сестры, человек высокообразованный, обаятельный, знавший в совершенстве европейские языки, в 1902 г. записался добровольцем в русский отряд, который принимал участие в подавлении «восстания боксеров» в Китае. Был назначен адъютантом генерала, руководившего этим отрядом. Погиб при невыясненных обстоятельствах в 1920 г.19

Александр Александрович Попов (1876-1937) работал агрономом.

Их сестра Вера Александровна Попова (1882-1974) училась в Строгановском училище, стала скульптором; совершенствовалась в Париже. После октябрьского переворота она работала над проектом памятника архитектору М.Ф. Казакову. Одно время сотрудничала с А.С. Голубкиной, В.А. Мухиной, А.А. Экстер. В 1922 г. В.А. Попова эмигрировала во Францию, где и закончила свои дни20.

Александр и Владимир Поповы посещали Ростов и музей в 1894 г.21, Вера – в 1899 г.22

В 1911, 1916, 1918 гг.23 здесь побывала их двоюродная сестра – «амазонка русского авангарда» – Любовь Сергеевна Попова (1899-1924)24. Она была супругой исследователя древнерусского искусства Бориса Николаевича фон Эдинга (1889 – 1919), родившегося в Ростове. Их свадьба состояла здесь в 1918 г.25 Есть мнение, что в нач. 1920-х гг. Л.С. содействовала передаче в Ростовский музей большой коллекции произведений авангардной живописи, в которую вошли и два ее произведения26.

Ее брат философ и литературовед Павел Сергеевич Попов (1892-1964), женатый на внучке Л.Н. Толстого Анне Ильиничне, был близким другом М. А. Булгакова27.

Правда, в своей записной книжке Александр их не упоминает – разница в возрасте чересчур велика. Но предположение о том, что они могли общаться в более поздний период (1905-1918), не кажется лишенным основания.

На страницах записной книжки А.А. Титова встречается имя сестры О.Т. Поповой – Натальи Тимофеевны Шехтель. Она была замужем за известным архитектором Федором Осиповичем Шехтелем (1859-1926). По его проектам в Москве были построены Ярославский вокзал, особняки Морозовых, Рябушинских, дом Купеческого общества, отделано здание Московского Художественного академического театра28.

Их сын, художник Лев Федорович Жегин – исследователь древнерусской живописи29.

Таков был круг общения Александра Титова в ранней юности. Можно предположить, что эти дружеские связи сохранялись вплоть до его эмиграции в 1919 г. Таким образом, мы можем с полным основанием говорить о достаточно широких знакомствах Ал. А. Титова в художественно-артистических кругах дореволюционной Москвы. Возможно, это способствовало посещению Ростова и его музея известными художниками, артистами, писателями в 1906-1917 гг.30

…А началось все в 1889 г., когда отец первый раз привел Александра к Поповым.

Андрей Александрович Титов всегда знал, что делает.

  1. РФ ГАЯО. Ф. 51. Д. 712., 713.; Крестьянинова Е.И. Воспоминания Александра Андреевича Титова // Титовы: Ростов-Париж-Москва. Живые голоса. Ростов, 2002. С. 58-60.
  2. ГМЗРК. Ф. 291. Оп. 3. Д. 6. Л. 1.
  3. Мельник Л.Ю. Сын Титова // газета «Ростовский гражданин». 1992 г. № 31.
  4. Нечаев Н. О родословной // газ. «Ростовский гражданин». 1994. № 46.
  5. Протасов М, Протасова О. Народные социалисты // журнал «Родина», 1994. № 10. С. 52-56.
  6. В 1996 г. племянницей Ал. Ан. Титова – В.Н. Соловьевой через автора этой статьи были переданы семейные фотографии и сообщены биографические сведения членов семьи Титовых. Крестьянинова Е.И. Письма В.Н. Соловьевой // Титовы: Ростов-Париж-Москва. Живые голоса. Ростов, 2002. С. 98-135.; в 2001 г. в музей дочерью Ал. Андр. Титова – В.А. Пеллиссье-Танон были переданы на хранение его мемуары.
  7. ГМЗРК. Ф. 291.
  8. ГМЗРК. КП-38900/1-63.
  9. Указ. соч. Л. 49.
  10. Там же. Л. 50.
  11. Материалы по РМЦД. Ярославль, 1885. С. 8., 12.
  12. Бычков Ф.А. Путеводитель по Ростовскому музею церковных древностей. Яр., 1886. С. 7.
  13. ГМЗРК. Р-866. Л. 12 об.
  14. ГМЗРК. КП-38900/1-63. Л. 50, 51.
  15. ГМЗРК. Ф. 291. Оп. 3. Д. 1.
  16. Крестьянинова Е.И. Записная книжка Александра Титова (1895 год) // СРМ. Вып. XIV. Ростов, 1993. С. 24-46.
  17. Крестьянинова Е.И. Записная книжка… С. 35. (запись от 6 ноября).
  18. В.А. Попова. Поповская хроника (страницы воспоминаний В.А. Поповой) // журнал «Человек». Москва, 1998. № 1. С. 137-153. Здесь и далее автор выражает глубокую благодарность М.А. Коваленко за предоставленные сведения и материалы.
  19. Данные сведения взяты из мемуаров А.В. Поповой-Муромцевой, прабабушки М.А. Коваленко. Хранятся в ее семейном архиве.
  20. Попова В.А. Поповская хроника…
  21. ГМЗРК. Р-866. Л. 108.
  22. ГМЗРК. Р-866. Л. 135 об.
  23. ГМЗРК. Р-868. Л. 154 об.; Р-869. Л. 312., 316.
  24. Младший брат их отца; по словам Ал. Титова, «Сергей Максимович управлял суконной фабрикой, он получил уже хорошее образование, которое пополнял чтением и интересовался музыкой». ГМЗРК. КП-38900/1-63. Л. 50.
  25. Сарабьянов Д.В. Любовь Попова. Москва, 1994. С. 5-7, 64.
  26. Алитова Р.Ф. Произведения художников «левых» направлений в собрании Ростовского музея // ИКРЗ. 1997. Ростов, 1998. С. 205.
  27. Указ. соч. Поповой В.А.
  28. БСЭ. М., 1957. Т. 48. С. 29.
  29. Жегин Л.Ф. Язык живописного произведения. М., 1970.
  30. ГМЗРК. Р-868., Р-869.