Е.И. Крестьянинова, Г.А. Никитина

Музей и его роль в общественной жизни Ростова: прошлое и современность

Одним из необходимых условий существования общества является сохранение его исторической памяти, как источника коллективного опыта, нравственных критериев и культурной традиции. Сегодня, в результате процесса глобализации, происходит универсализация культуры, и проблема сбережения национальной и местной традиций стоит достаточно остро, тем более что потребность в национальной и культурной самоидентификации обществом осознается.

И здесь (в первую очередь в небольших городах) совершенно особую роль призваны выполнять – и выполняют – музеи, которые зачастую являются не только единственным источником, питающим, поддерживающим и формирующим историческую память, не только средоточием духовной жизни, но и прибежищем тех, кто осознает важность сохранения и передачи ее от поколения к поколению.

Именно таким центром на протяжении всей своей истории является Ростовский музей. Возникший на совершенно определенном этапе развития ростовского общества, его гражданского самосознания, он стал, кроме того, и преемником таких институтов сохранения культурной традиции, как семья и церковь, – их не подменяя, но развивая и дополняя.

История создания в Ростове музея, который в ноябре 2003 г. отпраздновал свое 120-летие, столь же поучительна, сколь и чудесна. Воплощение идеи его создания, витавшей «между умнейшими града»1 с конца 1860-х гг.2, в конкретные предложения и поступки стало возможным благодаря удивительному стечению обстоятельств: в «нужное время и в нужном месте» соединилось все: богатейшее духовное и материальное наследие великого прошлого, инициатива энергичных, талантливых, просвещенных граждан, понимание и поддержка общества и власти, наличие свободных капиталов.

Ростов, один из древнейших городов России, «когда-то равный славой и богатством Новгороду и Киеву, цветущий центр мысли и культуры в те века, когда еще не существовала Москва»3, один из форпостов крещения Северо-Восточной Руси, с кон. XVI в. – центр митрополии, к сер. XIX стал небольшим уездным городом с великой историей. «Тон и пример всему городу»4 задавало купечество, разбогатевшее благодаря меновой торговле со Средней Азией и знаменитой Ростовской ярмарке, одной из трех, крупнейших в России. Именно на эти средства город был перестроен в камне и благоустроен в кон. XVIII – перв. пол. IX вв.

И на фоне благополучных, основательных купеческих особняков полуразрушенные башни и здания бывшей резиденции ростовских архиереев были немым укором небрежению и равнодушию к былой славе Ростова его жителям. Лучшие граждане («интеллигенция», именно так называло себя ростовское купечество5), не могли этого не ощущать. В XIX в. на средства города и отдельных благотворителей аварийно-спасательные работы на памятниках бывшего архиерейского дома проводились неоднократно, и постепенно отношение общества к памятникам родной старины стало меняться. Великолепные руины архиерейского дома стали восприниматься как святыни и свидетели великого прошлого Ростова. Изменилось даже само название этого сооружения: ростовцы стали называть его «Кремлем», тем самым, признавая сердцем города, неотъемлемой, отличающей его от всех других городов доминантой.

К нач. 80-х гг. XIX в. в Ростове уже сложился круг людей, которые, при содействии Императорского Московского Археологического общества (ИМАО) смогли организовать работы по реставрации Кремля на научной основе. В 1880 г. была образована особая комиссия по восстановлению его Белой палаты. В состав этой комиссии вошли представители от городского общества, духовенства, ИМАО; председателем ее был избран начальник Ярославской губернии В.Д. Левшин.

И это была реставрация не ради реставрации. Она проводилась для того, чтобы наполнить древние стены новым, как нельзя более соответствующим их историческому прошлому, содержанием, а именно – ради открытия в них «древлехранилища», Музея. Одним из главных инициаторов его создания был председатель Ростовской Земской управы, историк, этнограф, коллекционер, купец Андрей Александрович Титов (1844-1911). Он, заручившись поддержкой высоких должностных лиц, сумел убедить многих и многих ростовцев, в том числе и давно покинувших родной город, пожертвовать средства на благородное дело реставрации во имя сохранения исторической славы родного города и обеспечить их беспрерывное поступление. Люди разных сословий и разного достатка: богатые и средней руки купцы, дворяне, зажиточные крестьяне и мещане – все они, будучи патриотами, по мере сил своих и возможностей, жертвовали на восстановление Кремля и делали это не «славы ради, а пользы для». В рекордно короткие сроки, с 1880 по 1896 гг. он был возрожден из руин, и процесс этот шел параллельно с созданием и развитием музея.

28 октября 1883 г. в Белой палате состоялся торжественный акт в честь открытия Ростовского Музея. «Новому учреждению, возникающему по общественному почину и на частные средства следует посему прежде всего иметь в виду интересы общества и привлекать высотою и широтою объявленных задач к соучастию в своей деятельности как можно большое число способных лиц края», – писал А И. Кельсиев, автор «Записки об основаниях деятельности и проекта устава историко-этнографического музея в г. Ростове Ярославской губернии»6. Она определяла гуманитарный профиль музея (историко-этнографический и художественно-исторический) и основные направления его деятельности: быть «вольным учителем для взрослых»7, научным и просветительным центром не только города, но и губернии, доминирующей константой их культурной жизни. При музее предполагалось проведение ежегодных конкурсов работ по местной истории, их публикация и рассылка изданий по ученым учреждениям, «народных чтений», торжественных общественно-значимых актов в помещениях музея, открытие художественных ремесленных классов, общества любителей хорового пения и т.п.

И, хотя 9 января 1885 г. были утверждены совсем другие Устав и название музея («Ростовский Музей Церковных Древностей» – РМЦД), Комитет, руководивший им, последовательно воплощал на деле идеи первоначального проекта Устава, поскольку именно в нем были выражены умонастроения тогдашнего общества и отцов-основателей РМЦД. Это выразилось в одновременном бытовании двух его названий – Ростовский Музей Церковных Древностей и Ростовский Музей Древностей, что подтверждалось официальными бланками, и существование, кроме церковно-археологического отдела в Белой палате, историко-этнографического в Княжьих теремах (с 1884).

Музей начался с двух медных пушек на деревянных лафетах, хрустальных чаши и стакана, нескольких икон, двух деревянных чаш с ростовской финифтью, но очень скоро, благодаря многочисленным пожертвованиям и поступлениям, стал обладателем богатых и разнообразных коллекций древнерусского, прикладного искусства, рукописей, нумизматики. Жертвователями выступали представители духовенства (кстати, архиепископ Ростовский и Ярославский Ионафан издал особое распоряжение о безвозмездной передаче всех вышедших из употребления икон и предметов церковной утвари)8, дворянства, купечества, мещанства, то есть, всех слоев городского общества (и не только ростовского). Сам процесс рождения собраний музея служит еще одним подтверждением осознания обществом необходимости подобных учреждений и его готовности взять на себя ответственность за их существование и функционирование. Об этом свидетельствует и форма управления музея: вплоть до 1918 г. им на общественных началах руководил Комитет под председательством ярославского губернатора, состоявший из местных членов ИМАО, многие из которых отдали работе в нем немалую часть своей жизни.

Из них первым среди равных, бесспорно, является И.А. Шляков, 33-летний труд которого в Комитете представляет собой уникальный пример гражданского служения. В 1883-1916 гг. он последовательно исполнял должности казначея, секретаря, хранителя, товарища председателя (научного сотрудника, экскурсовода), а фактически был руководителем музея, которому посвящал все свое свободное время и который в немалой степени обязан ему и своими собраниями, и известностью в ученых кругах того времени, и высоким покровительством Императорской фамилии9.

До 1910 г. музей существовал на добровольные пожертвования, проценты с капиталов, арендную плату с помещений, а также ежегодную субсидию (600-900 рублей), выделяемую городской Думой10. С 4 апреля 1910 г. он стал получать на содержание 2300 рублей в год из средств Государственного казначейства11.

После октябрьского переворота название, структура, система подчинения, управление и задачи музея неоднократно менялись. Он назывался то Ростовским музеем древностей (1918), то краеведческим (1934), то филиалом (на правах отдела) в составе Ярославо-Ростовского государственного историко-архитектурного и художественного музея (1959)…Только в 1969 г. он вновь стал самостоятельным, получив статус архитектурно-художественного музея-заповедника. Изменения в статусе и названии музея показывают, какое место в тот или иной период отводилось ему в советской идеологической системе. Как известно, в то время музеи не столько выполняли задачи научные и собирательские, сколько были частью коммунистической пропагандистской машины, находясь под жестким контролем горкомов, обкомов КПСС. Об этом свидетельствуют названия отделов Ростовского музея: «История общественных формаций», «Антирелигиозный», «Производительные силы района», «Отдел обороны» (1931); секторов – «Естественно-исторический», «История дореволюционного прошлого», «История советского периода» (1959)12, и регулярно открывавшиеся к юбилейным советским датам выставки.

В 1980 г. был ликвидирован исторический отдел, и музей лишился экспозиции по истории Ростова и Ростовского края. Тем самым, ростовцы утратили источник, питавший их знаниями о великом прошлом родного города, и в конечном итоге – их патриотизм, туристы же, посещавшие музей, – целостность восприятия города и кремля, а, соответственно и музея, в нем располагавшегося. Но самое страшное было в том, что кремль и музей оказались исключенными из жизни горожан, чему немало способствовало и искусственно созданное обособление, когда на территории кремля был открыт Международный молодежный туристический центр (ММЦ, МТЦ) «Ростов Великий» со всеми вытекающими отсюда благами сытой, веселой и праздничной жизни. Музей тогда был сориентирован в основном на прием и обслуживание транзитных туристических потоков (даже привычный сквозной проход через кремль был закрыт), и горожане очень быстро почувствовали себя лишними в кремле.

Итак, музей на долгие годы ушел из жизни горожан, забывших не только дорогу к нему, но и даже само его название: в повседневной речи ростовцев он стал именоваться просто «Мэмэце».

Политические перемены кон. XX в. в России не могли не затронуть и музеев. Та идеологическая система, в которую они были «встроены», рухнула, но, как это ни парадоксально, для общества их роль возросла: оно, оказавшись на распутье, в мучительных поисках выхода из тупика, обратилось, в том числе, и к родникам исторической памяти – в музеи. Опыт предшествующих поколений, их успехи и трагические ошибки, оказались востребованными обществом, которое нуждается не только в экономическом процветании, но и определенных нравственных ориентирах. Сформулировать их можно, только опираясь на опыт исторический, необходимый не только обществу, но и его политической системе – государству, нуждающемуся в формулировании и существовании национальной идеи. Именно поэтому и общество, и государство обратили свои взоры на музеи, что подтверждает включение ряда из них в «Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации» (включение в этот Свод обеспечивает финансовую поддержку на федеральном уровне).

24 января 1995 г. Указом Президента Российской Федерации за № 64 был включен в него и Ростово-Ярославский архитектурно-художественный музей-заповедник, ныне – Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль» (ГМЗРК).

Это кардинально укрепило его материальную базу и послужило импульсом к развитию всех сфер деятельности, от научно-исследовательской до хозяйственной.

Сегодня музей – одно из крупнейших и единственное научное учреждение Ростова, выполняющее функции образовательные, просветительные, культурно-досуговые; центр туризма.

Изменение общественно-политического климата в стране также нашло отражение на всех направлениях функционирования музея, и прежде всего, научно-исследовательской и просветительной, которые сориентировались, в первую очередь, на углубленное изучение местной истории. И если в советское время оно служило иллюстрацией идеологических постулатов, клише, то сегодня исследователи пытаются найти и определить особенности местной культурной традиции, менталитета ростовцев, тем самым расширяя и персонифицируя знания общества своей истории, как части истории страны в ее многообразии. Подобные исследования идут навстречу общественным потребностям, они нужны не только специалистам, но и самым широким слоям общества.

Одним из направлений такой работы являются исследования церковной истории Ростова, некогда бывшего центром огромной митрополии. Изучение этого пласта истории, лежавшего ранее вне пределов интересов специалистов и общества, дает конкретные представления о роли, которую сыграла церковь в возникновении такого явления, как Ростов Великий – в его просветительской (летописание, миссионерская деятельность, Димитрий Ростовский), художественной (иконопись, архитектура, колокольные звоны, финифть) традициях и уклада жизни города (ярмарка, торговля, огородничество). По этой тематике опубликованы не только многочисленные статьи в музейных изданиях (сборники «История и культура Ростовской земли»13, «Сообщения Ростовского музея»14). В 2004 г. в издательстве «Наука» вышла монография «Ростовский архиерейский дом и система епархиального управления в России XVIII века» сотрудника музея к.и. н. А.Е. Виденеевой и готовится к печати «История почитания ростовских святых в XII-XVII вв.» к.и. н. зав. архитектурным отделом музея А.Г. Мельника.

Другим важнейшим направлением исследовательской работы музея стало «открытие» и «реабилитация» ростовского купечества. Имена и деяния ростовских купцов, которым Ростов в определяющей степени обязан своим сегодняшним статусом всемирно известного туристического центра, более, чем на полвека исчезли из его официальной истории. Последний раз имя его главного благотворителя Алексея Леонтьевича Кекина было упомянуто при создании исторической экспозиции в 1937 г., за что директор музея и зав. историческим отделом были обвинены в троцкизме и репрессированы, а музей в течение полугода закрыт из-за отсутствия квалифицированных сотрудников15.

В настоящее время имя А.Л. Кекина вновь заняло достойное место в истории Ростова и памяти его жителей. Это произошло во многом, благодаря исследованиям И. В. Сагнака, который не только обнаружил в архиве музея рукопись воспоминаний А.Л. Кекина16, но и сумел ее прочитать. В архивах и библиотеках Москвы, Санкт-Петербурга, Ярославля им же были найдены и изучены многочисленные документы, Ростова, на основе которых готовится книга о А.Л. Кекине. Восторжествовала и историческая справедливость: гимназия, построенная на его средства, вновь носит имя А.Л. Кекина.

Подобные исследования касаются не только этого имени. Вновь зазвучали, став известными, имена Кайдаловых, Щаповых, Емельяновых, Хлебниковых, Мальгиных, Селивановых, Титовых и многих других представителей славного ростовского купечества, что способствует разрушению сложившегося с кон. XIX в. стереотипа о купечестве, как о «темном царстве» и формированию доброжелательного отношения к современному предпринимательству. И сами ростовские предприниматели стали обращаться к именам своих «предшественников» – Кекиных, Селивановых, Емельяновых. Одним из последних примеров этого является предвыборное обращение «Союза предпринимателей г. Ростова», в котором они провозглашают себя продолжателями дела А.Л. Кекина и цитируют одно из его высказываний17.

У этой исследовательской работы есть еще один, социально значимый, иногда совсем неожиданный для сотрудников, ею занимающихся, результат: «находятся» родственники, порой даже не подозревавшие о существовании друг друга. Так, в 1999 г. встретились внучки Андрея Александровича Титова, отца-основателя нашего музея. Двоюродные сестры – москвичка В.Н. Соловьева и парижанка В.А. Пеллиссье-Танон, гипотетически предполагая о существовании друг друга, не имевшие ни малейшей надежды на знакомство и встречу, в разное время обратились в музей, чтобы узнать – хранит ли он память об их деде. И обе, побывав здесь, обрели не только чувство гордости за своего предка, но – и друг друга. А музей получил в дар подлинные ценнейшие документы – фотографии, воспоминания Алекс. Андр. Титова и В.Н. Соловьевой. В 2002 г. музей выпустил книгу «Титовы. Ростов-Париж-Москва: живые голоса», которая языком документов рассказывает всю историю этой замечательной семьи.

И подобная встреча-обретение – не единственная, произошедшая благодаря музею. Так познакомились и Е.С. и Я.Н. Щаповы (Москва), а также представители разветвленного рода ростовского купца А.П. Селиванова… И каждая такая встреча дарила родственникам не только радость узнавания, но и обогащала исследования новыми фактами из истории этих семей, Ростова, расширяла наши познания и представления об общественной жизни города, семейном укладе ростовцев и их менталитете. Таким образом, происходит гуманизация и персонификация истории Ростова и края, идет осмысление прошлого, что играет определяющую роль в формировании патриотических чувств.

На основе научно-исследовательской работы строится и вся просветительная работа музея. Экскурсия, лекция, беседа использовались в этой работе всегда, но в современных условиях они обретают новые формы с применением приемов театрализации, интерактивности, современных технических средств. Но, несмотря на инновации в этой работе, мы стараемся неукоснительно соблюдать принцип подлинности, т.е., в основе ее лежит музейный предмет, конкретный исторический факт, событие, реальные исторические персонажи, связанные с Ростовом, являющиеся частью его истории.

Начало этой работе положило празднование 200-летия А.С. Пушкина. С Ростовом поэт не был связан никак, в Ростове никогда не бывал, но город-то в это время жил! И тогда мы захотели сами узнать и рассказать ростовцам о Ростове пушкинской поры.

В тени шумных и многолюдных, чиновно-важных Ярославля и Москвы – он почти незаметен, но и здесь кипит жизнь: город заново отстраивается, местное общество в большинстве своем состоящее из купечества и чиновничества, занято обустройством не только собственной, но и общественной жизни города. Идеи эпохи просвещения, идеи необходимости общественного служения исповедуются его лучшими представителями. Именно об этом и узнавали ростовцы на экскурсии «И возникают вдруг виденья первоначальных, чистых дней» в картинной галерее музея. Их встречала экскурсовод, одетая по моде того времени; звучали стихи и старинный рояль, а со стен взирали ростовские дворяне и купцы, современники А.С. Пушкина. Реально ощутив аромат и дыхание той эпохи, затихали самые шумные посетители. А в день рождения поэта в картинной галерее был дан бал. Он был открыт торжественными звуками полонеза; его сменили вальс, мазурка, забавный котильон, – все, как в «старые добрые времена». Приглашенные на бал ростовцы не были просто зрителями, а впервые в жизни, совершенно неожиданно для себя, сами гордо кланялись в полонезе, весело танцуя, играли в котильоне. А были еще фанты и роковой «фараон», музицирование и – шампанское! Готовя бал, мы сомневались и в себе, и в гостях – ведь мы люди совсем другой эпохи – поймут ли нас? как примут? понравится ли? Но оказалось, что в каждом из нас подспудно живет то время, надо только настроиться на его восприятие.

Бал пролетел, как один прекрасный миг…но не бесследно: удивительные чувства упоения, радостного возбуждения захватили и хозяев, и гостей. Не хотелось расставаться. А потом были «Званый вечер в старинном Ростове», бал-спектакль «Сговор в доме Кекиных», «Рождество в старинном Ростове», балы для французов, американцев, финнов, приезжавших сюда из городов – побратимов Ростова. И каждый раз – удивление, восторг и благодарность. Именно после этих балов, имевших большой резонанс в ростовском обществе, возрос интерес к музею, ибо, как оказалось, только здесь можно, соприкасаясь с миром прошлого, получать и удовольствие, и знания одновременно.

Необходимо отметить, что каждый бал, каждый спектакль уникальны своей неповторимостью: для каждого пишется свой сценарий, проводятся многочисленные репетиции, разучиваются старинные танцы, подбираются (а точнее, собираются и даже шьются) костюмы, реквизит, декорируется зал. А приглашения, оформленные в стиле XIX в., рассылаются заранее. И все это делается исключительно силами сотрудников музея, которые и танцуют, и поют, и музицируют, и играют в постановках, шарадах, живых картинах. В данном случае, мы принципиально, а не только из материальных соображений, отказываемся от приглашения профессиональных артистов – ведь на балах и в любительских спектаклях прошлого танцевали и играли отнюдь не профессионалы, а самые обычные люди. Поэтому на наших вечерах есть определенный налет «самодеятельности» в самом лучшем смысле этого слова, что ломает стену отчуждения между хозяевами и гостями, создавая атмосферу всеобщей увлеченности, непринужденности и искреннего веселья.

Наряду с программами развлекательно-досугового характера в своей просветительной работе мы проводим мероприятия и совершенно иного плана.

Примером может служить работа по гранту Президента РФ 2001 г., посвященному 250-летию святителя Димитрия Ростовского «Популяризация творческого наследия святителя Димитрия Ростовского». Целью гранта было ознакомить современных горожан и гостей Ростова с личностью и трудами этого выдающегося деятеля русской культуры нач. XVIII в., активизировать творческую и интеллектуальную жизнь города. Открытие программы состоялось в октябре 2002 г. концертом ансамбля «Барокко», исполнившем русскую и зарубежную духовную музыку XVII – нач. XVIII вв. Затем последовали концерты камерных коллективов Ярославского губернаторского симфонического оркестра из произведений композиторов эпохи барокко. А в январе 2003 г. ростовцы увидели музыкальный спектакль «Драма на Рождество» по Димитрию Ростовскому, исполненный Лауреатом IV-го международного хорового конкурса им. Р. Шумана народным академическим хором «Ковчег» (г. Зеленоград).

Для этого спектакля была разработана программа (буклет), в которой подробно рассказывалось и о самом Димитрии, и о его «Драме на Рождество»; им завершилась музыкальная часть программы гранта, рассчитанная, прежде всего, на взрослую публику. Четырехмесячный концертный цикл подарил ростовцам редкую возможность услышать «живую» классическую музыку в высоко профессиональном исполнении; все концерты были бесплатными. Параллельно с подготовкой и проведением концертов шла работа со школьниками. Сотрудниками научно-просветительного отдела музея был подготовлен и проведен цикл из пяти занятий «Митрополит Димитрий Ростовский – выдающийся деятель петровской эпохи». На эти занятия за счет средств гранта доставлялись ученики из сельских школ. Занятия с городскими школьниками проходили в русле создания спектакля о Димитрии Ростовском: был написано «школьное действо» – «Да не смущается сердце ваше о моем пришествии к вам…» (в него были включены отрывки из произведений святителя: комедии «Юдифь», рассуждения «Об образе Божии и его подобии в человеце», проповедей). Был собран творческий коллектив из учащихся старших классов городских школ, и 15 февраля 2003 г. этот спектакль завершил программу гранта. Реализация ее стала событием в культурной жизни Ростова и получила большой отклик среди интеллигенции города.

Активное участие школьников в мероприятиях гранта было отнюдь не случайным: мы уже давно и серьезно работаем с ними. В состав научно-просветительного отдела входит «Детский центр», сотрудники которого хорошо известны и в детских садах, и в школах, и в педагогическом колледже города. Ими разработано большое количество цикловых и отдельных занятий по разнообразной тематике, соотносящейся с учебными программами по истории, краеведению, изобразительному искусству, мировой художественной культуре на основе музейных экспозиций и материалов. Но особый интерес и популярность вызвал и получил цикл традиционных русских праздников – «Рождество в старинном Ростове», «Широкая масленица – честная боярыня», «Зеленые святки». Эти праздники проводятся на территории Ростовского кремля, с привлечением большого количества участников. В их сценариях используются элементы традиционного уклада жизни ростовцев. Так, например, Рождество празднуется без деда Мороза и Снегурочки, а завершается чаепитием со сливочными «барашками» (особое пирожное); одним из главных персонажей на масленице является былинный ростовский богатырь Алеша Попович. Праздники эти проходят очень весело и оживленно, потому что ребята являются непосредственными участниками действа, а не зрителями.

Своеобразным тестом на знание истории Ростова и края, и в то же время средством их распространения стала ежегодно проводимая нами среди школьников краеведческая викторина. Разнообразие форм вопросов и заданий, игровые моменты, театрализация делают ее зрелищной и привлекательной. А лучшей наградой для участников викторины являются именные билеты, дающие право на бесплатное посещение музея в течение года. Для нас очень важно, чтобы музей был неотъемлемой частью жизни ростовцев.

Этой же цели служат проводимые нами традиционные конкурсы детского творчества, посвящаемые определенным событиям и датам в истории города и музея. Названия их говорят сами за себя: «На пороге нового тысячелетия», «Мой город», «Хранители времени» (к 120-летию музея), «Гражданин Ростова (к 160-летию отца-основателя музея А.А. Титова). Для детей каждый конкурс предваряется занятиями в музее и посещением экспозиций, а завершается – выставкой в его стенах.

Такова лепта музея в воспитание юных граждан Ростова, наследников его великой славы.

В важнейшем деле сохранения исторической памяти и распространения знаний большую роль играет и издательская деятельность музея. В течение последнего десятилетия им ежегодно выпускается не менее десяти наименований различных изданий, в том числе – сборники материалов научной конференции «История и культура Ростовской земли» (вышло 13), «Сообщения Ростовского музея» (их уже 14), каталогов, буклетов.

И если серьезные научные издания представляют интерес, в основном, для специалистов, то буклеты, как научно-популярные издания, по нашим наблюдениям, пользуются спросом у всех категорий посетителей без исключения, поскольку дают сведения по самым разнообразным, иногда очень узким и специфическим темам, непосредственно связанным или с музейными экспозициями и выставками, или с городом. В настоящее время в музее выходит серия «По старинным улицам Ростова». Пока это 4 буклета, являющиеся, по сути дела, подробными путеводителями по исторической части города; в дальнейшем предполагается выпуск еще стольких же. Таким образом, готовится материал для путеводителя по Ростову, и, если наши планы осуществятся, то ростовцы и гости города впервые за всю его историю получат настоящую популярную энциклопедию его старинных улиц. Нехватка подобных изданий сейчас остро ощущается: последний путеводитель по Ростову вышел в начале 1980-х гг.; мало того, что он устарел – найти его, особенно приезжим, практически невозможно.

Заполнить этот вакуум (пусть и не в значительной мере) призван и находящийся сейчас на стадии согласования с администрацией Ростовского муниципального округа «Дневник Ростовского школьника», где вся история Ростова представлена в виде иллюстрированных кратких тезисов, расположенных в хронологическом порядке. Предполагается включение этого материала в обычный школьный дневник; таким образом, юные ростовцы могут получить настольную книгу по краеведению.

Кроме печатных изданий, при непосредственном участии музея было выпущено два видеофильма о Ростове – их небольшие тиражи разошлись очень быстро, что говорит о большом спросе на подобную продукцию, и, значит, нам необходимо серьезно работать в этом направлении.

Открытость музея навстречу обществу должна находить и действительно находит отклик в обществе. Это выражается не только в росте его посещаемости, но и росте авторитета как научной организации, культурного и духовного центра Ростова. К нам приходят и обращаются люди, которых волнует и тревожит судьба памятников родного города, интересует история собственного рода, люди творческие, ищущие – не случайно музей стал приютом для Товарищества ростовских художников, литературного объединения; на его базе разворачивается работа ростовского музыкального общества. У музея появился круг преданных друзей – не только ростовцев, но и тех, кто живет в других городах, а корнями, душой или памятью связан с Ростовом. Они приезжают, пишут письма, звонят, дарят семейные архивы и коллекции и просто болеют душой за музей.

Одним из таких друзей является летописец рода Селивановых, физик по образованию Валентина Андреевна Селиванова, живущая в Таганроге. Вот маленькая цитата из ее письма: «…Наверное…вам было бы что сделать: встретить в залах матушку-купчиху или священнослужителя высокого ранга, пришедшего из прошлого. Ну, простите меня великодушно, Елена Ильинична, но мне хотелось бы оживить ваши залы для людей сегодняшних…А купечество в нашей стране зашевелилось, создали какое-то общество. Ой, не знаю, как и что сделать, чтобы не быть музею просто архивом, а подать прошлое всех залов в настоящее, чтобы у людей все это стояло перед глазами, как живое…».

Это ли не подтверждение того, что музей становится неотъемлемой частью духовной жизни общества, объектом приложения его интеллектуальных и душевных сил!

Но, тем не менее, мы не можем сказать, что уже полностью реализовали все возможности музея: до сих пор нет исторической экспозиции, так востребованной и ростовцами, и туристами, целостного издания по истории Ростова, необходим современный менеджмент…Значит, нам есть над чем работать.

Сегодня мы можем справедливо заметить: если когда-то Ростов дал жизнь кремлю, а затем музею, то ныне музей и кремль возвращают свой долг городу, а значит, его жителям, – являясь хранителем и носителем исторической памяти, неиссякаемым источником, питающим самые высокие гражданские чувства ростовцев.

  1. Из письма И.С. Аксакова брату Константину (1850) // Барсуков Н. Жизнь и труды М. Погодина. СПб., 1898., 1. 11. С. 125.
  2. ЯГВ. 1868. № 46.
  3. Шамурин Ю. Ростов Великий. Троице-Сергиева лавра. Москва, 1913. С. 5.
  4. ГМЗРК. А-468. Л. 1.
  5. Там же.
  6. Кельсиев А.И. Записка об основаниях деятельности и проект устава историко-этнографического музея в г. Ростове Ярославской губернии. Москва, 1884. С. 3.
  7. Там же.
  8. Протокол торжественного собрания при освящении Белой палаты в Ростове-Великом. Ярославль, 1883. С. 5.
  9. Крестьянинова Е.И. Иван Александрович Шляков: род, личность, судьба // ИКРЗ. 2003. Ростов, 2004. С. 5-25.
  10. ГМЗРК. А.-83.
  11. ГМЗРК. А-56. Л. 10-15.
  12. ГМЗРК. А-215. Л. 11., А-242., А-253.; Брюханова Е.В. История комплектования и экспонирования предметов декоративно-прикладного искусства ГМЗ «Ростовский кремль» // ИКРЗ. 2001. Ростов, 2002. С. 310-319.; Ким Е.В. К истории картинной галереи Ростовского музея. 1930-40-е гг. По материалам музейного архива // ИКРЗ. 1999. Ростов. 2000. С. 26—267.
  13. Сокращенно «ИКРЗ». Выходит с 1991 г. Ким Е.В. Материалы к «Летописи Ростовского музея» 1987-1998 гг. // СРМ. Вып. XIV. Ростов, 2003. С. 137.
  14. Сокращенно «СРМ». Там же. С. 138.
  15. ГМЗРК. А-242.; А-270.
  16. ГМЗРК. Р-468.
  17. Самойлова Е. Продолжая традиции гражданства // газ. Провинция. Ростов, Ярославская область. 2004 г. № 9.