А.Г. Мельник

Основные закономерности в развитии каменной архитектуры Ростова и его окрестностей с середины XVIII до середины XIX в.

В Ростове и его окрестностях с середины XVIII и до середины XIX в. было построено, по моим подсчетам, более пятисот кирпичных сооружений. Это храмы, колокольни, стены и башни монастырей, жилые и хозяйственные монастырские строения, торговые и административные здания, жилые и хозяйственные городские и сельские дома, произведения архитектуры малых форм. Такого грандиозного по размаху и интенсивности каменного строительства Ростов и Ростовская земля не знали как в течение всей своей долгой предшествовавшей истории, так и в последующее время1, вплоть до второй половины XX в. До сей поры в науке не были осознаны исключительные масштабы этого архитектурно-художественного явления, не были определены его хронологические границы, и поэтому не была поставлена задача его целостного осмысления, тем более – выявления основных закономерностей в его развитии.

Под окрестностями в настоящей работе понимается та территория, которую приблизительно занимал Ростовский уезд в указанное время. Приблизительно же потому, что тогда его границы неоднократно менялись. Под основными закономерностями предлагается понимать то, как и в какой хронологической последовательности в местной архитектуре преломлялись общероссийские стилистические тенденции, поскольку упомянутый регион являлся не какой-то особой изолированной территорией, а частью единой Российской империи. Как увидим ниже, целесообразно сначала определить основные стилистические тенденции в развитии архитектуры Ростова, потом – окружающего его региона, а затем сравнить, в чем заключались сходство и различие этих тенденций.

Значительное каменное строительство в Ростове прекратилось в самом конце XVII в. Во всяком случае, о создании новых самостоятельных каменных сооружений здесь нам не известно вплоть до середины 1740-х гг.2 Первым зданием города, возникшим после указанного длительного перерыва в каменном строительстве, стала кирпичная Никольская церковь (1745-1751) на Подозерье. При всей архаичности некоторых ее черт в ней легко узнается памятник барокко середины XVIII в.3 И все сооружения, возникшие с середины 1740-х гг. до середины 1770-х гг. в Ростове, в большей или меньшей степени несут на себе черты барокко. Наиболее ярко стиль барокко выразился в облике Святых ворот (1754) Соборной площади, церквей Спасослободской (1759-1786) и Леонтьевской (1772-1794)4.

Важно, что в тот же период создавались здания, в облике которых соединялись черты барокко с некоторыми чертами, унаследованными от древнерусского зодчества. Таковы, например, церкви Никольская на Подозерье (1745-1751), Архангела Михаила (1750-1757), Иоанна Предтечи (1759-1764), Толгская (1762-1767), Введенская (1760-1769), Одигитрии (1762-1776), Архидиакона Стефана (1769-1776), Всех Святых (1775-1777). Древнерусские формы перечисленных зданий как унаследованы у местной архитектуры XVI – XVII вв., так и взяты из общего арсенала допетровского зодчества. Это явление можно определить как архаизирующее течение в архитектуре Ростова. Если барочные черты данной архитектуры являются проявлением общероссийской стилистической тенденции, то в отношении названного архаизирующего течения можно подумать, что оно представляло собой сугубо местное явление. Однако анализ архитектуры большинства сохранившихся и некоторых утраченных храмов Ярославской области свидетельствует, что в этом обширном регионе в XVIII – начале XIX в. было построено более ста церквей, в облике которых сочетались черты барокко, а потом и классицизма с элементами древнерусского зодчества5. Более того, подобные храмы в то же время в немалом количестве строились и в других регионах России, особенно в тех, в которых существовало значительное наследие древнерусской архитектуры6. Так что и описанное архаизирующее течение в Ростове возникло в рамках общероссийской закономерности развития архитектуры XVIII – начала XIX вв.

Как известно, в тогдашней столице России Санкт-Петербурге в середине 1770-х гг. восторжествовал стиль классицизма, пришедший на смену барокко7. Замечательно, что именно в то же самое время в Ростове произошел отказ от барочных и древнерусских форм в пользу классицизма. Конечно, позже еще достраивался барочный храм Леонтия (1772-1794)8. Но во второй половине 1770-х гг. и впоследствии в Ростове не было начато постройкой ни одного нового барочного здания9.

В 1776 г. началось строительство ансамбля Ростовского Яковлевского монастыря10, продолжавшееся до конца XVIII в. Все его здания этого времени выдержаны в стиле классицизма. В 1778 г. по указанию митрополита Самуила Миславского началась перестройка в том же стиле Митрополичьих хором Ростовского архиерейского дома11. В 1779 г. императрица Екатерина II подписала проект регулярного плана Ростова. В результате его воплощения в 1780-х гг. в городе было построено множество каменных торговых и жилых зданий в стиле классицизма12. Тогда же и в том же стиле отстроен в камне ансамбль Ростовского Рождественского монастыря13. Столь широкое использование новых архитектурных форм оказало, надо полагать, радикальное воздействие на сознание ростовцев. Вот почему они полностью отказались от барочных и древнерусских форм в создававшихся по их заказу зданиях в то и последующее время.

В частности, все ростовские приходские церкви конца XVIII – начала XIX в. принадлежат стилю классицизма14. Как известно, в архитектуре России эпохи классицизма бытовали и готические, или, как их принято определять, псевдоготические формы. В ограниченных масштабах применялись они и в Ростове этого времени. Таковы, например, завершения (начало XIX в.) башен Яковлевского монастыря и венчающие части (первая треть XIX в.) башен Рождественского монастыря15. Но классицистические формы явно преобладали в архитектуре Ростова этого времени. Так продолжалось вплоть до 1840 г. В этом же году церковными властями был отвергнут выполненный в стиле классицизма губернским архитектором П.Я. Паньковым проект Тихвинской церкви Рождественского монастыря. В 1841 г. тот же архитектор спроектировал названную церковь в «русском» или «византийском» стиле, которая была построена в 1841-1842 гг.16 Таким образом, 1840-е годы можно считать временем перехода в Ростове к эпохе эклектики17. Однако переход этот произошел не в одночасье. В середине XIX в. в городе еще сооружались классицистические здания18.

А как же дело обстояло в Ростовском уезде? Последние известные храмы, принадлежавшие еще древнерусскому зодчеству, были построены здесь в начале XVIII в.19 За последующие годы, вплоть до середины 1740-х гг., у нас нет сведений о капитальном каменном строительстве в данном регионе. Очевидно, первым храмом, возникшим здесь после этого долгого перерыва, стала Казанская церковь (1746) села Скнятинова-Языковых20. Как видим, возрождение каменного строительства в окрестностях Ростова началось практически синхронно с аналогичным явлением в Ростове. Вспомним церковь Никольскую на Подозерье (1745-1751). Характерно, что та и другая церкви построены по заказу частных лиц. Но сколь различны эти два памятника!

Если барочные формы Никольской церкви вполне очевидны, а архаические присутствуют лишь в неявном виде, то есть она выглядит памятником, вполне соответствующим своему времени, то Казанская церковь воспринимается как произведение древнерусского зодчества конца XVII в. Не случайно даже специалисты, писавшие о ней, ошибочно принимали ее за сооружение «московского барокко» или «нарышкинского» стиля 1693 г.21 Важно, что этот подчеркнуто архаический памятник не был единственным возникшим в окрестностях Ростова в указанное время. Сходным образом подчеркнуто архаичной выглядит церковь Иоанна Златоуста (1784-1794) села Годенова22 и трапезная (1790-х гг.) Никольской церкви села Угодич23. Данное явление в архитектуре названного региона можно определить как особо архаизирующее течение или постдревнерусское зодчество. По моим наблюдениям, в то же время подобных памятников в других регионах Ярославской области было построено не менее десятка24. Строились они тогда и в некоторых других областях России25. Значит, последовательная ориентация на древнерусское зодчество в храмовом строительстве середины XVIII – начала XIX в. имела общероссийский характер.

Немало в окрестностях Ростова в рассматриваемый период возводилось и зданий архаизирующего типа, в которых сочетались черты барокко и, позднее, классицизма с элементами древнерусского зодчества. Таковы, например, церкви Петропавловская (1767) с. Поречья, Рождества Богородицы (1781) с. Кулачева, Василия Великого (1798) с. Деревень, Троицкая (1802) с. Зверинца, Покровская (1802) с. Осоева, Крестовоздвиженская (1810) Онуфриевского погоста.

С середины XVIII и до начала XIX в. в Ростовском уезде было построено довольно много церковных и гражданских зданий в стиле барокко. Такие, например, как Архимандричьи кельи (1752) Ростовского Борисоглебского монастыря26, ц. Спаса Нерукотворного (1762) с. Ивашева27, ц. Димитрия Солунского (1763) с. Дмитриановского, дом Маринина-Меньшого (1780-1781)28 с. Поречья, дом графов Шереметевых последней четверти XVIII в.29 и Троицкая церковь (1782-1796) в с. Вощажникове30, ц. Троицкая (1801) с. Яковлевского в Гарях31.

С 1770-х гг. в окрестностях Ростова начинают возникать здания в стиле классицизма. Очевидно, одной из первых таких построек была знаменитая колокольня (1772-1779) с. Поречья. Впоследствии в том же стиле строились приходские церкви, гражданские здания и т.п. Особенно много в Ростовском уезде церквей в стиле классицизма было возведено с конца XVIII в. до 1830-х гг.. Вместе с тем классицизм господствовал в архитектуре данного региона лишь примерно со второго десятилетия XIX в. до 1830-х гг. включительно. Переход к эклектике в архитектуре Ростовского уезда наметился в конце этого периода. В 1840-е годы здесь сооружаются и здания позднего классицизма, например, церковь Митрофана Воронежского (1844)32 и эклектики – колокольня (1845-1847)33 Белогостицкого монастыря.

Итак, мы проследили основные тенденции в развитии архитектуры Ростова и его уезда. Определим, в чем состояло сходство и различие этих тенденций. Сначала обозначим, в чем состояло данное сходство.

Возрождение каменной архитектуры и в городе, и в уезде началось практически одновременно, в середине 1740-х гг.. Почти столь же одновременно в середине XIX в. произошел переход от классицизма к архитектуре эпохи эклектики. И в городе, и в уезде нашли воплощение важнейшие общероссийские стилевые тенденции того времени.

Теперь укажем на явные различия. В Ростове весь рассматриваемый период вполне определенно делится на два этапа. Первый – с середины 1740-х до середины 1770-х гг. – эпоха барокко и архаики. Второй – со второй половины 1770-х гг. и до 1840 г. – эпоха классицизма. В уезде же с середины 1740-х гг. и до начала XIX в. наблюдалась явная «чересполосица» стилей, когда одновременно строились здания и барокко, а потом классицизма, и постдревнерусского зодчества, и архаизирующего стиля. Здесь не произошло, как в Ростове, быстрого и бесповоротного перехода от одной стилистической эпохи к другой. Классицизм в архитектуре Ростовского уезда восторжествовал лишь в 1810-е – 1830-е годы.

Как видим, город явно опережал в своем архитектурном развитии окружающую его сельскую местность. В частности, в нем не было построено ни одного здания в стиле постдревнерусского зодчества. В уезде же древнерусская архитектура вплоть до начала XIX в. притягивала к себе сердца заказчиков и зодчих. Установленное различие в развитии архитектуры Ростова и его уезда до сего времени не осознавалось предшествовавшими исследователями.

Не нужно, разумеется, думать, что между городом и его уездом существовала какая-то непроходимая граница. Взаимовлияния между архитектурой того и другого имели место. Чаще в данном отношении город влиял на уезд. Но это – тема другого исследования.

  1. Во второй половине XIX в. в Ростове и Ростовском уезде наблюдался явный спад каменного строительства.
  2. Согласно поздним источникам и литературе XIX в., в 1725 г. с севера к Троицкому собору Ростовского Яковлевского монастыря был пристроен Зачатиевский придел. Но это свидетельство не имеет надежного документального подтверждения.
  3. Мельник А.Г. Ростовская Никольская церковь на Подозерье // СРМ. Ростов, 2002. Вып. 12. С. 128-144.
  4. Мельник А.Г. Уничтоженные храмы Ростова Великого // Московский журнал. М., 1991. № 11. С. 18; Он же. О ростовских колокольнях середины XVIII – начала XX вв. // Колокола и колокольни Ростова Великого. СРМ. Ярославль, 1995. Вып. 7. С. 206.
  5. Мельник А.Г. Казанская церковь села Скнятинова близ Ростова Великого // Макариевские чтения. Патриарх Иоаким и его время. Можайск, 2004. Вып. 11. С. 130-131.
  6. Каменные храмы, имеющие черты древнерусского зодчества, в большом количестве строились в XVIII – начале XIX вв. на территории современных Владимирской, Ивановской, Костромской, Тверской, Московской, Нижегородской, Смоленской, Ярославской и некоторых других областей России.
  7. Грабарь И.Э., Бронштейн С.С., Гримм Г.Г. У истоков русского классицизма // История русского искусства / Под ред. И.Э. Грабаря. М, 1961. Т. 6. С. 68.
  8. К середине 1770-х гг. барочная церковь Спасослободская (1759-1786) вчерне, за исключением колокольни, уже была построена.
  9. Мельник А.Г. К истории каменного церковного приходского строительства в Ростове середины XVIII – начала XIX вв. // X Золотаревские чтения. Материалы научной конференции (19-20 октября 2004 г.). Рыбинск, 2004. С. 132-136.
  10. Полознев Д.Ф. К истории каменного строительства в Ростовском Спасо-Яковлевском монастыре в 70-гг. XVIII века // СРМ. Ростов, 1992. Вып. 3. С. 106-112.
  11. Митрополичьи хоромы или Самуилов корпус перестраивал архитектор Иван Романович Залуцкий (ЯЕВ. Ч. неофиц. 1895. Стб. 694-695, 699). В те же годы надзор за строительством Ростовского Яковлевского монастыря осуществлял «архитектурии гезель» с таким же именем и с похожей фамилией – Иван Залужный (Полознев Д.Ф. Указ. соч. С. 108). Это одно и то же лицо.
  12. Мельник А.Г. Исследования памятников архитектуры Ростова Великого. Ростов, 1992. С. 117, 119, 122, 123, 125, 126, 129; Он же. Емельяновский гостиный двор в Ростове // СРМ. Ростов, 2005. Вып. 15. С. 282-295.
  13. Мельник А.Г. Ансамбль Ростовского Рождественского монастыря в XVIII – начале XX вв. // СРМ. Ростов, 2003. Вып. 14. С. 356, 358-359, 366.
  14. Мельник А.Г. К истории каменного церковного.. С. 134.
  15. Мельник А.Г. Ансамбль Ростовского Рождественского ... С. 366-371, рис. 12.
  16. Мельник А.Г. Тихвинская церковь Ростовского Рождественского монастыря // Памятники культуры. Новые открытия (ПКНО). 2002. М., 2003. С. 623-629.
  17. П.С. Павлинов ошибочно полагает, что первой церковью, построенной в «византийском стиле» в Ярославской губернии является Богоявленский собор (1843-1853) в Угличе (Павлинов П.С. Архитектура церквей Ярославской губернии второй половины XIX – начала XX в. // Русское церковное искусство Нового времени. М., 2004. С. 258). В действительности же одним из первых таких памятников, очевидно, стала Тихвинская церковь Ростовского Рождественского монастыря.
  18. Мельник А.Г. Исследования памятников архитектуры... С. 117, 118, 119, 120, 122, 123, 124, 132; Он же. Гостиный двор в Ростове Великом // Архивы: история и современность. Ярославль, 1999. С. 14-16.
  19. Мельник А.Г Церковь Троицы на Бору 1708 г. // ПКНО. 1998. М, 1999. С. 500-503; Он же. Никольская церковь села Угодич близ Ростова Великого // ПКНО. 2000. М., 2001. С. 529-535.
  20. Мельник А.Г. Казанская церковь села Скнятинова... С. 127-141.
  21. Ильин М.А. Путь на Ростов Великий. М., 1975. С. 72-74; Мерзлютина Н.А. Стилистические особенности ростовской архитектуры при митрополите Иоасафе Лазаревиче // V научные чтения памяти И.П. Болотцевой. Сб. статей. Ярославль, 2001. С. 24-25.
  22. См.: Сойкин И. Чудотворный крест в селе Годенове. М., 2003. С. 17-19. Ил. без пагинации.
  23. Мельник А.Г. Никольская церковь села Угодич... С. 533.
  24. Мельник А.Г. Казанская церковь села Скнятинова... С. 131.
  25. Например, такие храмы были построены на территории современных Московской, Владимирской, Ивановской и др. областей.
  26. Мельник А.Г. Исследования памятников архитектуры... С. 96-99.
  27. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России: Ивановская область. Ч. 2. М., 2000. С. 280.
  28. См.: Морозов А.Г. Дом Маринина-Меньшого в селе Поречье Рыбном // СРМ. Ростов, 2000. Вып. 11. С. 155-156.
  29. См.: ГМЗРК. Ар-431.
  30. Титов А.А. С. Вощажниково и вощажниковская вотчина в старинном Запурском стану Ростовского уезда. Ярославль, 1903. С. 3; Краткие сведения о монастырях и церквах Ярославской епархии. Ярославль, 1908. С. 155.
  31. Свод памятников архитектуры... С. 278.
  32. Там же. С. 297.
  33. Мельник А.Г. К истории ансамбля Белогостицкого монастыря // Памятники истории и архитектуры Европейской России. Нижний Новгород, 1995. С. 207.