М.К. Павлович

Документы о ревизии Спасо-Яковлевского монастыря в начале ХХ века

В фонде № 1183 – «Московская Синодальная контора» в РГАДА находится несколько сотен дел, имеющих непосредственное отношение к Ростовскому Спасо-Яковлевскому монастырю. Одно из них, датированное 1902 г., «Дело с ордером обер-прокурора Святейшего Синода о поручении Его сиятельству г. Прокурору Конторы обревизования монастырей Ростовского Спасо-Яковлевского и Спасо-Евфимиева», и послужило основным источником для нашего небольшого исследования1. Сразу стоит отметить, что в фонде № 1407 «Спасо-Яковлевский монастырь», также хранящемся в РГАДА, есть несколько отчетов и различных ведомостей о состоянии монастыря с 1885 г. по 1916 г., а также дела «О доставлении г. Прокурору Московской Синодальной конторы по присланным формам ведомостей о состоянии монастыря, личного состава монашествующих» конца Х1Х – начала ХХ вв., однако отдельного комплекса материалов о ревизии 1902 г. среди них нет. Также нами были рассмотрены входящие документы 1902-1904 гг., «Реестр бумаг исходящих» 1902 г. и ведомости за 1901 г., содержащие сведения по данной теме2.

Дело о ревизии монастыря небольшое, всего 51 лист, с внутренней описью. Среди подшитых в него документов лишь один имеет отношение к Суздальскому Спасо-Евфимиеву монастырю, остальные же касаются Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря. Начинается дело с ордера № 3500 Обер-прокурора Св. Синода прокурору Московской Синодальной конторы действительному статскому советнику князю Алексею Александровичу Ширинскому-Шихматову от 25 апреля 1902 г. следующего содержания: «Поручаю Вам отправиться в г. Ростов Ярославской губернии для обозрения Спасо-Яковлевского монастыря, и в г. Суздаль Владимирской губернии, для обозрения Спасо-Евфимиева монастыря, об исполнении сего моего поручения имеете Вы в свое время же мне донести»3. Вероятнее всего, что решение о ревизии Ростовской обители было вызвано тем, что ровно через месяц, 25 мая, должно было начаться празднование в честь 200-летия прибытия святителя Димитрия на ростовскую кафедру. К этому событию готовились практически все духовенство, значительная часть населения города Ростова и всей Ярославской губернии. 27 апреля прокурором Московской Синодальной конторы было отправлено письмо секретарю Ярославской духовной консистории с просьбой прислать копии ведомостей «о монашествующей братии» Спасо-Яковлевского монастыря, его капиталах и земельных угодьях4. Вскоре, 2 мая, Архиепископом Ярославским и Ростовским Иосифом было послано распоряжение настоятелю Спасо-Яковлевского монастыря Иакову: «...предписываю вам, отец архимандрит, допустить вышеозначенное лицо до обозрения вверенного вам монастыря в хозяйственном отношении», а уже 4 мая настоятель монастыря архимандрит Иаков с сопроводительным письмом направил князю А.А. Ширинскому-Шихматову затребованные ведомости за 1901 г., а именно «…о церквях, имениях, землях и угодиях, 2) о числе братии, временных послушниках и служителях, 3) сведения о средствах содержания, 4) о капиталах в билетах, 5) отчет о приходе, расходе и остатке неокладных сумм, при этом Иаков ссылался на «словесное личное распоряжение» князя5. Таким образом, вероятнее всего, что князь посетил и осмотрел обитель лично, а затем потребовал бумаги для их более тщательного изучения. Примечательно, что указанные документы сохранились и в подлинниках, подшитых в отдельное дело под названием «Ведомости Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря» за 1901 г., хранящееся в фонде Спасо-Яковлевского монастыря, и в виде копий, подшитых в означенном деле о ревизии6. Разница между ними заключается в том, что все подлинники рукописные и заверены подписями настоятеля, наместника, ризничего и казначея. Часть копий отпечатана на машинке, к тому же на них имеется только подпись настоятеля. Рассмотрим эти материалы более подробно. Состоящая из нескольких пунктов ведомость о Спасо-Яковлевском Дмитриеве первоклассном мужском монастыре, находящемся в Ростове Ярославской губернии, за 1901 г. содержит довольно подробные сведения о местоположении обители, его истории с ХIV в. по начало ХХ в., частично почерпнутой из «Церковных ведомостей» № 15 за 1888 г., на что имеются ссылки в нескольких местах7, а также данные обо всех зданиях и земельных владениях монастыря. Любопытно, что после описания каждого храма или строения обязательно следуют примечания, где отмечена степень их сохранности и перечислены проведенные в 1901 г. ремонтные работы. Так, например, известно, что в Дмитриевской церкви были настланы новые полы из металахских разноцветных плиток, оштукатурены стены и потолки, часть стен окрашена масляной краской с разделкой под мрамор, сметена пыль, «накопившаяся от времени», а в целом проведен и окончен ремонт храма «во всех частях», кроме нескольких икон из местного ряда иконостаса. Вероятно, столь значительный объем работ был проделан в связи с предстоящими торжествами. Проводились ремонтные работы в настоятельском корпусе и братских келиях. Следует отметить, что храмам и зданиям внутри монастыря, как и строениям за его пределами, в ведомости посвящены самостоятельные разделы. Так, в седьмом пункте сообщается о принадлежащем монастырю двухэтажном здании гостиницы со странноприимным домом в 43-м квартале на улице Спасской. Кстати, в примечаниях тут же говорится и о проведенных работах. По Яковлевской улице около корпуса гостиницы была проложена новая подземная труба из бревен вместо сгнившей старой, «для стока воды в озеро через городскую трубу»8. Особым пунктом выделены земли и угодья за городской чертой – пустоши, озеро Рюмниковское близ деревни Рюмники, монастырский лес и луга, с указанием их площади в десятинах. Большинство этих владений, как следует из ведомости, были сданы в аренду в конце ХIХ в. на шесть лет и приносили монастырю определенную прибыль9.

Несколько ведомостей отражают финансовое положение Спасо-Яковлевского монастыря на 1901 г. Отдельный документ содержит сведения о средствах, выделяемых на содержание обители10. Так, ежегодно из государственного казначейства сюда поступала сумма в 1851 рубль 79 коп., в том числе на содержание обители 951 рубль 79 коп., и 960 рублей – на наем служителей для проведения различных хозяйственных и ремонтных работ. Ведомость «о капиталах монастыря, заключающихся в процентных бумагах, с обозначением годового процента дохода» наглядно показывает, что монастырь располагал очень значительными суммами. Так, капитал, находящийся в государственных ценных бумагах, равнялся 121 583 рублям, а всего, включая бумаги и процентные билеты различных частных банков Москвы, Нижнего Новгорода и т.д. составлял 196 784 руб. 10 коп., при этом 80292 руб. 70 коп. шло в пользу монастыря, в том числе на производство ремонтных работ 29312 руб. 56 коп., 28575 руб. выделялось на трапезу братии и странников, 116581 руб. – непосредственно братии и настоятелю. В пользу церковно-приходской школы, состоящей при монастыре, полагалось всего 2815 руб. 20 копеек. Только доход от процентов по вкладам за год составил 7733 рубля. Сохранившиеся ведомости позволяют судить и о других видах монастырских доходов. Так, например, кружечный, свечной и кошельковый сборы за год равнялись 2861 руб. 85 коп, доходы от молебнов – 2498 руб., от крестных ходов – 553 рубля, 595 руб. поступало от продажи просфор. Особую статью дохода составляли предоставляемые места под могилы, пожертвования на трапезу братии и на деревянное масло, вместе всего 755 руб. Сдача в аренду усадебных и луговых земель, лесов и пустошей приносила около 649 руб. в год, 194 руб. 50 копеек давала гостиница и 302 руб. 40 коп. – два деревянных флигеля с мезонином. Всего статей монастырского дохода по ведомости насчитывалось шестнадцать, но фактически в Спасо-Яковлевской обители их было меньше. Например, при монастыре не имелось часовни, соответственно эта статья дохода отсутствовала. Итоговый отчет о расходах и доходах монастыря за 1901 г. отчасти дублирует сведения, содержащиеся в ведомостях, но в чем-то и дополняет их11. Так, из этого документа известно, что от 1900 г. к 1901 г. оставалось 2087 руб. 20 коп. наличными и 194 229 руб. 10 коп. ценных бумагах. Любопытно, что особую статью дохода составляла продажа хвороста, старого сена и капусты. От жертвователей за 1901 г. поступило 3504 руб. 73 коп., и 194 руб. 50 коп. – на братскую трапезу. Интересная информация представлена в отчете о расходах обители. Так, например, на покупку свеч было потрачено 606 руб. 40 коп, на производство ремонтных работ 6855 руб. 47 коп. Всего же в пользу настоятеля и братии пришлось 4679 руб. 71 коп., не считая трапезных расходов. Учитывая, что в монастыре тогда было всего восемнадцать человек монашествующих, считая настоятеля, то сумма очень приличная.

Послужной список братии за 1901 г. содержит интересные сведения о штате, а также о социальном составе, возрасте, образовании и поведении монашествующих12. Известно, что по штату в монастыре полагалось 33 человека – настоятель, наместник, казначей, 8 иеромонахов, 4 иеродиакона, 18 рядовых монахов и 5 больничных. Но на деле в обители их было 18, в том числе настоятель, наместник, казначей, 9 иеромонахов, 4 иеродиакона и всего 2 рядовых монаха, т.е. недоставало 15 человек, однако при этом находилось на испытании 20 послушников и 10 наемных служителей. Большинство монахов в 1901 г. были весьма преклонного возраста, в том числе трое – старше 70 лет, пятеро – от 60 до 70, и всего трое сравнительно молодых людей от 30 до 40 лет, причем самому молодому было 30, а самому старшему, благочинному иеромонаху Иосифу, 77. По социальному происхождению большинство из них – 8 человек были представителями крестьянства, 5, включая и настоятеля, происходили из духовного сословия, один – иеромонах Михаил, до пострижения Аполлон Петрович Берг, потомственный дворянин, сделавший успешную карьеру по полицмейстерской части и награжденный орденом Св. Станислава 3-й степени. Остальные монахи были представителями мещанского сословия, при этом подавляющее большинство из них являлись уроженцами Ростовской земли.

Образовательный уровень братии на начало ХХ в. был крайне невысок. Ровно половина, 9 человек, не учились нигде и имели так называемое «домашнее образование», 6 прошли полный курс различных духовных училищ. Сын священника настоятель архимандрит Иаков, возглавлявший монастырь с 1898 г., обучался в Черниговской духовной семинарии, окончил курс богословских наук, был награжден орденом Св. Анны 3-й и 2-й степени и орденом Св. Владимира 4-й степени. Уже упомянутый выше дворянин иеромонах Михаил имел высшее светское образование. При этом, судя по ведомости, почти все монашествующие были людьми «качеств отлично хороших, к послушанию способны» или же «качеств весьма хороших». Правда, недостаток образования иногда являлся препятствием для несения службы. Например, в характеристике иеромонаха Ионы 65 лет, имевшего домашнее образование, было указано: «качеств хороших, однако к послушанию не вполне способен по малограмотности»13. Лишь один иеродиакон Антоний, будучи качеств хороших», «иногда невоздержан бывает в хмельных напитках», но тем не менее «к послушанию способен»14.

Таким образом, судя по рассмотренным документам, на начало ХХ в. монастырь располагал значительными денежными средствами, преимущественно в ценных бумагах, и неплохими земельными угодьями, сдаваемыми в аренду. Однако число монашествующих было менее положенного по штату, новых пострижений в монастырь не производилось.

К сожалению, мы не имеем сведений о том, какое заключение было сделано князем А.А. Ширинским-Шихматовым о состоянии Спасо-Яковлевского монастыря перед самым празднованием 200-летия прибытия Святителя Димитрия на Ростовскую кафедру, но судя по тому, что 16 мая им были отосланы в монастырь все ведомости с благодарственным сопроводительным письмом , без каких-либо замечаний15, состояние дел в монастыре было признано вполне удовлетворительным.

  1. РГАДА. Ф. 1183. Оп. 1. 1902 г. Д. 72.
  2. См.: там же. Ф. 1407. Д. 460, 1090, 205 и др.
  3. Там же. Ф. 1183. Оп. 1, 1902 г. Д. 72. Л. 1.
  4. Там же. Л. 2.
  5. Там же. Л. 3.
  6. Там же. Ф. 1407. Д. 1090; Ф. 1183. Оп. 1. 1902 г. Д. 72. Л. 5-45.
  7. См., например, Ф. 1183. Оп. 1. 1902 г. Д. 72. Л. 5 об.
  8. Там же. Л. 6-6 об., 8.
  9. См.: там же. Л. 9-9 об.
  10. Здесь и далее см. там же. Л. 10-17.
  11. Там же. Л. 45.
  12. Там же. Л. 18-40.
  13. Там же. Л. 27.
  14. Там же. Л. 32-33.
  15. Там же. Л. 47.