А.В. Водорезов, Л.В. Печкина, В.А. Усков

История хозяйственного освоения и состояние сохранности территории земляных валов

Часть материалов данной статьи впервые прозвучала как доклад на научно-практическом семинаре по проблеме «Комплексное изучение и сохранение исторических территорий» и будет напечатана в сборнике материалов этого семинара.

На протяжении всей истории существования земляной крепости рельеф валов существенно изменялся под влиянием природных и антропогенных факторов. Со временем, конечно, человеческий фактор стал преобладать. Поэтому всегда существовала необходимость в наблюдении за состоянием памятника и его сохранении. Но наблюдения велись нерегулярно и не охватывали в комплексе все участки валов.

Вероятно, уже в XVII в. большого внимания содержанию крепости не придавали. По описи 1690 г. крепость предстает уже довольно запущенной: «… у рву заплоту водой промыло, а по земляному большому валу многие порчи…»1. Можно предположить, что до XVIII в. основными факторами, влияющими на сохранность валов были природные, и они воздействовали в местах, наиболее уязвимых (склоны с большой крутизной, участки валов, построенные с нарушением технологии).

С XVIII в. влияние человеческой деятельности становится все более заметным. В XVII в. была разобрана сторожевая башня, а в XVIII – XIX вв. при перепланировке города на основе «регулярного плана», утвержденного в 1779 г., в крепости сделаны дополнительные проезды. В 20 – 40-е гг. XIX в. часть вала со стороны озера была застроена частным сектором.

Но и природные факторы влияли на состояние валов. Известен факт, что в 1892 г. в связи с рано наступившей весной и с большим количеством выпавших осадков, у озера образовалась заводь, и глыбы льда понесло на берег, так что земляной вал местами пострадал, а массы льда, почерневшие от земли, оказались даже по верху вала. Это, можно сказать, пример стихийного влияния природных факторов. А такие природные процессы, как делювиальный смыв и выветривание, действуют постоянно, в некоторой степени снижая высоту валов и уменьшая крутизну склонов.

Важно отметить, что в XIX в. земляная крепость рассматривалась как памятник, который подлежит охране по причине угрозы его разрушения. В 1861 г. в свидетельстве Ростовской городской думы о бесплатном выделении участка земли в прорыве вала по Угличской дороге под постройку церковного дома было предписано «при возведении…строения существующим тут древним земляным валам большому и малому отнюдь не делать никакого повреждения под опасением строгой ответственности»2. Активная деятельность по охране городского вала стала осуществляться с 1883 г. под руководством А.А. Титова, который писал: «вал при недосмотре перекапывается и сравнивается немилосердно, так что в недалеком будущем, при таких порядках, от него должны остаться лишь жалкие следы»3. В 1910 г. Титов А. А. и Шляков И. А. направили отношения Городскому Уездному Исправнику, Его сиятельству Господину Ярославскому Губернатору, в Императорское Московское Археологическое Общество о застройке вала сараем (конюшни), принадлежавшему соборному старосте Кострулину и превращении валов в проездную дорогу (в настоящее время это место действительно превращено в дорогу), что не ведет к украшению города. В отношении содержалась просьба снести постройку «немедленно и тем хоть несколько оградить от искажения отечественный памятник»4.

Обеспокоенность заинтересованных лиц состоянием валов иллюстрирует и решение комиссии по административно-хозяйственному управлению Ростовским кремлем от 19.06.1911 г. Что же произошло? В протоколе комиссии зафиксировано прошение священника Спасо-Ружной церкви Иоанна Милославского о засыпке землею части «болота – ямины…, находящейся с западной стороны от нашего церковного дома, между маленьким валом и дорогою, ведущей от кремля к Заровской улице»5. Членами комиссии был произведен осмотр предлагаемой засыпки, в результате которого сделаны выводы о том, что «на самом деле никакого болота не имеется, а сохранился до нашего времени древний ров». Комиссия постановила: «ни в каком случае нельзя допустить засыпки рва, т.к. засыпка рва исказила бы первобытный вид вала… ростовский крепостной вал, построенный по царскому повелению в 1632 г. представляет собою существенно важный памятник древнего инженерного искусства…искажения государственных памятников древности – каким бы-то ни было способом строго воспрещается как Высочайшими повелениями, так и распоряжением Святейшего Синода»6.

После революции осуществлялись наблюдения за земляной крепостью и попытки ее охраны. В 20-е гг. было распоряжение директора музея, «понемногу в свободные часы, после закрытия музея (в дополнительные 2 часа) в сенокосных участках кремлевских валов производить вырубку лопушника и крапивы, закончив эту работу до созревания семян сорняков»7. Для сравнения: в настоящее время некоторые участки валов зарастают травой (лопух в человеческий рост) и деревьями, что не только делает валы неухоженными, но и разрушает почвенный слой (в процессе биологического выветривания).

В 40 – 50-е гг. музеем осуществлялась просветительная деятельность в деле охраны валов: объявления по радио и статьи в газетах (об уникальности валов и о запрете какой-либо хозяйственной деятельности в охранной зоне валов). В 1951 г. была произведена реставрация земляных валов, подсыпка подошвы валов, засыпка ям, траншей, вырытых во время войны и получившихся от размыва водой, было установлено 12 охранных досок8.

Но, несмотря на все попытки, направленные на сохранение земляных валов в это время, можно наблюдать факты уничтожения участков валов, вскапывания под огороды, их застройки, устройство помоек в зоне валов и т.д. Так, в 1932 г. был уничтожен участок малого вала по улице Коммунальной при строительстве дороги к зданию ОГПУ (отдел государственного политического управления). Изначально было предложено два проекта строительства дороги, но вариант, сохраняющий вал неприкосновенным (т. е. строительство дороги по обеим сторонам малого вала), был отвергнут из-за больших сметных затрат на строительство (16500 руб. против 12603 руб.). К тому же посчитали, что оставшийся «участок (валов)… длиной 60-70 м представлял жалкий остаток, не связанный совершенно со всем сооружением»9. И таких примеров можно привести много. Значит, к концу прошлого века рельеф валов очень сильно изменился. В доказательство приведу наблюдения историка И.А. Морозова, сделанные в 1976 г. Морозов пишет, что в феврале этого же года был составлен акт о состоянии земляных валов, где отмечен ряд грубых нарушений их содержания и сохранности. Автор пишет, что в зоне валов устроены помойки и выгребные ямы, местами вал раскопан под огороды, на валах устроены хозяйственные постройки, складируются дрова и строительный материал. Разрушаются они и идущими автомашинами, и строящимися линиями электропередач, а то и просто тропинками10.

К сожалению, в настоящее время ситуация близка к прежней: надзор за сохранностью валов не осуществляется, а их экологическое состояние все больше усугубляется деятельностью человека. Должного внимания этому уникальному памятнику не уделяется, хотя необходимость в ландшафтно-экологическом мониторинге и в охране возникла, по-видимому, давно. Поэтому неслучайно с апреля 2004 г. сотрудниками Рязанского музея-заповедника В.А. Усковым, А.В. Водорезовым и сотрудником музея-заповедника «Ростовский кремль» Л.В. Печкиной был осуществлен ландшафтно-экологический мониторинг ростовских валов с описанием всех видоизменений поверхности валов.

Говоря о сохранности Ростовских валов, следует отметить следующие особенности:
1. Протяженность сохранившихся участков валов: основной линии валов– примерно 2,2 км, внешнего вала 1,1 км. Для сравнения в источниках начала века указывалась цифра 2,7 км.
2. В разных частях земляной крепости сохранность валов различна, что зависит от степени вовлеченности данного участка вала в хозяйственную деятельность человека. Наименьшей сохранностью обладают участки южных валов, где валы окружает частный сектор.
3. Современные валы – это измененный антропогенный ландшафт.

Многие экзогенные процессы, происходящие на валах, и формирующие те или иные формы рельефа, почти всегда связаны с нерациональной и, можно сказать, бесконтрольной деятельностью человека:
а) Идет подрезка валов при строительстве дорог, хозяйственных построек, вскапывании валов под огороды (в большей степени южные валы);
б) На валах можно обнаружить гряды, почвенный слой с валов забирают на сельскохозяйственные нужды, местами валы используют под выпас домашних птиц;
в) В пределах валов устроено большое количество свалок (по всем валам и рву), складированы стройматериалы;
г) По периметру валы пересечены пешеходными тропами, местами на валах осуществляется даже подъезд автотранспорта, по валам есть асфальтированные участки тротуара, зимой катаются на санях и лыжах;
д) На валах посажены древесно-кустарниковые массивы, а в некоторых частях, где внутренняя часть вала переходит в поверхность города, валы стихийно зарастают деревьями;
е) На склонах валов весной повсеместно сжигается трава, организованы места отдыха с кострищами;
ж) Ведется строительство газовых коммуникаций.

В настоящее время деятельность осуществляется очень интенсивно (весной фундамент у подошвы вала, летом хозяйственная постройка, газопровод вдоль вала, подрезка вала).

Представляется необходимым составить карту хозяйственного использования с указанием всех свалок, строительных и ТБО, покосных участов, пешеходных троп, мест отдыха, хозяйственных постройек, гряд.

Наиболее характерными формами рельефа на Ростовских валах являются:
а) Оползневые цирки, связанные с процессом оползания чаще небольших масс земли, природного и антропогенного происхождения в местах нагрузок от пешеходных тропинок, проездных дорог, подрезки вала. Системы оплывин на некоторых склонах образуют ступенеобразный характер склонов. На протекающие процессы оползания указывает то, что заборы, построенные или на склонах, или у подножия склона, наклонены от вала. На подрезанных склонах образовались трещины отседания, среди них есть те, которые образованны недавно и активно развиваются.
б) В местах, где наблюдается процесс склонового площадного смыва, образуются делювиальные шлейфы, что заметно снижает крутизну склона (склоны южных валов в сторону озера положе).
в) Антропогенные повышения и понижения, которые на некоторых участках формируют характерную бугристую поверхность.
г) Ложбины и эрозионные борозды, чаще образовавшиеся на месте тропинок и автодорог.
д) Дренажные канавы (например, канава, прорезающая по центру бастион южного центрального вала).
з) Зоогенные формы рельефа: муравейники, мышиные норы, ямы, образованные домашними птицами.
3. Склоны в большей степени задернованы. Нарушения дернового слоя наблюдается в местах постоянно организованных тропинок, дорог, активно развивающихся склоновых процессов, т.е. в местах образования оползней и оплывин.
4. Существенно изменилась крутизна склонов вала, она колеблется в среднем от 20 до 400. В местах подрезки валов, строительства дренажных канав склоны крутые с крутизной 50 – 800. Там, где осуществлялась подсыпка валов с выравниванием поверхности вала с поверхностью города, местах сползания грунта, образования оплывин, склон более пологий, и крутизна его составляет 5 – 100.
5. В пределах валов встречаются заболоченные и переувлажненные участки грунта – в местах засыпки рва, вблизи ото рва или дренажных канав, между большим и малым валами.
6. За время существования валы преобразовались в своеобразный биогеоценоз со специфической растительностью и животными. Поэтому, в дальнейшем, стоят задачи: изучение видового разнообразия и географии распространения, а также составление карт распространения растительных и животных сообществ.

Вышесказанное – это краткий обзорный анализ современного состояния валов – объекта культурного наследия федерального значения и необходимость поддержания в надлежащем виде в целях сохранения этого фортификационного сооружения для будущих поколений россиян бесспорна.

В результате анализа можно сделать следующие выводы:
1. Основными факторами, влияющими на сохранность валов, сейчас становятся антропогенные.
2. Сохранность некоторых участков валов можно признать неудовлетворительной:
• Количество сохранившихся участков первичной поверхности составляет менее 10%;
• Некоторые участки вала полностью уничтожены;
• Активное образование антропогенных форм рельефа в настоящее время;
3. Неблагоприятное экологическое состояние валов и прилегающих территорий;
4. Для сохранения памятника требуется следующее:
• органу по охране памятников – балансодержателю памятника – обеспечить исполнение Постановления Совета министров № 1327 от 30.08.1960;
• провести детальное комплексное обследование памятника (в области геологии, гидрологии, археологии, биологии) и выдать рекомендации для сохранения с возможным восстановлением отдельных разрушенных участков и ликвидацией зданий, построенных в позднее время на валах;
• разработать проект реставрации (укрепления) и сохранения памятника;
• наладить систематический контроль за сохранностью вала и продолжить ландшафтно-экологический мониторинг. Мониторинг необходимо осуществлять 2 раза в год, весной и осенью при отсутствии растительности, когда хорошо проглядываются все формы рельефа.

  1. Ростов. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. М, 1884. С. 38.
  2. ГМЗРК. Ф. 289, Оп. 6 Д. 58.
  3. Титов А. А. Ростов Великий. Путеводитель по городу Ростову. 1883. С. 79.
  4. ГМЗРК. А-56. Л. 139.
  5. ГМЗРК. А-57. Л 61 – 65.
  6. Там же.
  7. ГМЗРК. А-124. Л. 86.
  8. ГМЗРК. А-799. Л. 75.
  9. ГМЗРК. А-187. Л. 8.
  10. Морозов И.А. Земляные валы Ростова // газ. «Путь к коммунизму» 23.05.76.