Н.В. Грудцына

К истории Ростовского ярмарочного Гостиного двора: проекты 20-х годов XIX в.

Облик современного исторического центра г. Ростова трудно представить без здания общественного Гостиного двора, построенного для ярмарки в 1841 г. На сегодняшний день не существует общей картины, раскрывающей все перипетии его строительства, некоторые факты его истории – не точны. Так, до сих пор распространено мнение, что Гостиный двор в Ростове был построен в 1830 г. Например, в «Ярославском календаре памятных дат на 2005 год» указано, что в нынешнем, 2005 году, исполнилось «175 лет со времени постройки Гостиного двора в Ростове (около 1830)»1. Хотя доподлинно известно, что этот торговый комплекс для Ростовской ярмарки был сооружён в 1841 г. Впервые точную датировку данного события дал А.Г. Мельник в работе «Гостиный двор в Ростове Великом», опубликованной в 1999 г. в сборнике «Архивы: история и современность»2. Кроме того, этот факт подтверждают и многочисленные документы. Например, опись недвижимых имуществ г. Ростова Ярославской губернии 1873 г., в которой буквально говорится следующее: «В кремле города, близ собора, квартал 55 занимает каменный Гостиный двор. Пространство – 1120 квадратных саженей, в том числе под мощеною площадью внутри двора 287 квадратных саженей. Заключает в себе 105 лавок. Построен в 1841 году. Постройка обошлась в 40 тысяч рублей серебром»3.

Проблема строительства Гостиного двора занимала ростовцев более пятидесяти лет, впервые предметно о необходимости его сооружения в городе стали говорить с 1794 г. 28 декабря 1794 г. ростовское общество обращается к губернатору с просьбой разрешить строительство каменного Гостиного двора в Ростове, ссылаясь при этом на статью 20 Городового положения, согласно которой по Высочайшей воле разрешалось иметь в городе для хранения или продажи товаров Гостиный двор, и на Высочайше конфирмованный план городу, где место для Гостиного двора «не назначено, но изъяснено, если востребуется надобность сверх расположения в том плане назначенного что поправить», это право предоставлено губернатору4. Для строительства этого торгового комплекса даже было выбрано «пристойное» место: площадь возле рва к Ярославской стороне5. В пользу его сооружения в письме горожан был назван ряд аргументов. Во-первых, «немалая торговля» на ярмарке. Действительно, к этому времени торговля на Ростовской ярмарке значительно возросла, ярмарка приобрела всероссийское значение и стала градообразующим предприятием. Если в 1784 г. привоз товаров на ярмарку составил 1 млн. 69 тысяч рублей, то к середине 90-х гг. XVIII в. товарооборот ярмарки удвоился и составил 2 млн. 326 тысяч рублей6. Рост ярмарочной торговли, безусловно, вызвал нехватку «удобных» торговых мест, что заставляло приезжающих купцов торговать на площадях прямо с саней. «Неудобство в торговле» заключалось и в том, что общественные балаганы и шалаши, ежегодно строящиеся и разбираемые, стоили городской казне немалых денег. Только в мае 1796 г. городскому голове Андрею Межевскому удалось добиться от губернатора разрешения не разбирать деревянный общественный Гостиный двор7. Третий аргумент – «неумеренная плата», которую частники, пользуясь своим монопольным положением, назначали за свои лавки, отчего «чувствуется в торговле немалое помешательство»8. Кроме того, ростовское общество волновали лавки частников, построенные на внутренних дворах вместо амбаров, сараев незаконно, в «противность Высочайше конфирмованному плану», потому должны быть «выломаны»9. Таким образом, при первых же попытках построить добротный каменный общественный Гостиный двор в Ростове, возник конфликт между ростовским обществом (большинство купцов и мещан) и небольшой группой ростовских купцов (частники, вотчинники), которые владели каменными лавками в кремле города, а точнее частным Гостиным двором. Последние, благодаря усилению Ростовской ярмарки, получали «под рассчёт торговли знатную сумму»10, что, естественно, не могло не волновать городское общество. Для сравнения: по данным полиции в 1821 г. городской доход от общественных балаганов составлял 32 тысячи рублей, ярмарочный доход частников, сдающих каменные лавки, превышал 85 тысяч рублей11. Наконец, близость каменных и деревянных строений грозила «немалой пожарной опасностью»12. Постройка планировалась за счёт ссудного капитала, распоряжаться которым должен был выборный комитет из наиболее достойных граждан13. Но строительство Гостиных дворов в России до 1799 г. было запрещено из-за пожара Гостиного двора в Казани 1797 г., в результате которого он был разрушен14. Наконец, императорским указом от 10 августа 1799 г. их сооружение разрешалось «по соображению удобности мест, нужды и желания торгующих», особое внимание обратив на то, чтобы ГД были построены в соответствии с конфирмованными планами городов и были удалены от «удобновозгараемых» заводов, магазинов и других подобных строений15. С 1799 по 1839 гг. было предложено, по нашим подсчётам, ещё девять проектов строительства Гостиного двора в Ростове, двум из них посвящена данная работа.

Речь пойдет о проектах 20-х годов XIX в. В частности, о проекте ярославского губернатора Александра Михайловича Безобразова. В феврале 1822 г. он обратился в Министерство Внутренних дел с представлением, где «изложил необходимость существования для оборотов торговли на Ростовской ярмарке Гостиного двора, который не обращаясь в тягость казне, доставил бы вместе с тем все нужные удобства для торговли и купечества, и принёс бы значительные выгоды г. Ростову, а также и губернскому городу Ярославлю отделением для него некоторой части ярмарочных доходов по тому преимуществу, каковыми должны пользоваться губернские города противу уездных»16. По его предложению предполагалось построить ярмарочный Гостиный двор из 800 лавок, из них 300 – 400 лавок за счёт доходов г. Ростова, 50 – 100 лавок за счёт доходов г. Ярославля, остальные лавки, около 300, за счёт торгующего на ярмарке купечества. В то время Ростов мог ежегодно выделять из своих ярмарочных доходов на это строительство 50 – 60 тысяч рублей ( в 1820 и 1821 гг. городские ярмарочные доходы составляли 80 – 90 тысяч рублей, на нужды города тратилось приблизительно 30 тысяч рублей в год)17. Планировалось, что Ярославль будет ежегодно выделять на сооружение своей квоты лавок от 20 до 30 тысяч рублей – в 1822 г. доход губернского города простирался до 140 тысяч рублей18. Проектом губернатора А.М. Безобразова было предоставлено право строить лавки в Ростовском Гостином дворе всем торгующим на Ростовской ярмарке купцам, и местным, и иногородним, но на определенных условиях. Так, каждый купец мог отстроить не более пяти лавок «во избежание стеснения прочим желающим»19. Единовременный взнос за лавку должен был составить от 500 до 1000 рублей в зависимости от выгоды ее местоположения; размер этого взноса должен был определять специальный комитет для строительства Гостиного двора20. Однако, пользоваться этими лавками купцы могли только в течении 5 – 10 лет, опять же по усмотрению строительного комитета, а по истечении данного срока передать в собственность города безвозмездно21. Таким образом, Гостиный двор для Ростовской ярмарки, по мнению губернатора Безобразова, можно было построить «несомненно без всякого отягощения казны» в 3 – 4 года за счет следующих источников: 1) из доходов самой ярмарки; 2) из доходов г. Ярославля; 3) из капиталов купцов, которые пожелают выстроить лавки в новом Гостином дворе; 4) из акцизов, которые они будут выплачивать за эти лавки; 5) из доходов от лавок, которые немедленно, «по мере устроения», будут отдаваться в содержание. Располагаться Гостиный двор должен был за пределами кремля, на площади у городского вала, напротив 5, 6, 7 кварталов города, то есть на площади у городской крепости между современными улицами Коммунаров (в прошлом Угличской) и Пушкинской (в прошлом Малой Никольской), «так как место сие столько по обширности своей весьма способно для ярмарочного помещения, столько по сухости почвы земли не может вредить складкою товаров и весьма удобно для произведения построек»22. О значении сооружения ярмарочного общественного Гостиного двора в представлении губернатора Безобразова сказано следующее: «торгующие будут иметь удобство к торгоборству, города Ростов и Ярославль будут получать значительные доходы, а вместе с тем и всякая монополия в отдаче лавок уничтожится, открывая всю возможность каждому торговцу иметь лавочное место»23.

Для «приличного наблюдения» за постройкою Гостиного двора губернатор предлагал учредить в Ростове при городской думе особый строительный комитет под председательством здешнего полицмейстера, избрав членами комитета городского голову, губернского архитектора, двух депутатов из «наилучших граждан города» и одного от Ярославля (избирался только на летнее время). Обязанности комитета предполагались следующие: «неуступительная и выгодная» заготовка материалов для постройки торгового комплекса, в том числе открытие специальных кирпичных «заводов»; найм рабочей силы; наблюдение за качеством работ; планирование торговых линий, рядов и лавочного пространства в зависимости от характера торговли и качества товаров; распределение по договорам мест для строительства лавок городам Ростову, Ярославлю и купцам, торгующим на ярмарке; комитет должен был определять суммы взносов с частных лиц и отвечать за своевременный их сбор, равно, как и за сбор всех доходов на Ростовской ярмарке, иными словами, комитет должен был формировать строительный капитал и следить за его расходованием. Все действия этого органа непременно должны были утверждаться губернатором. Все члены комитета должны были осуществлять свою деятельность на общественных началах, жалование – 2000 рублей в год – положено было только «производителю по архитектурной части». По окончании строительства комитет прекращал свою работу, лавки Гостиного двора передавались в собственность и управление городским думам Ростова и Ярославля24. По смете 1822 г. сооружение Ростовского Гостиного двора должно было обойтись в 1 млн. 537 тысяч 110 рублей25.

Рассмотрев данное представление ярославского губернатора, а также план и фасад предполагаемого Гостиного двора, 24 марта 1823 г. император подписал Указ о строительстве в Ростове ярмарочного Гостиного двора на условиях, предложенных А.М. Безобразовым, но с рядом изменений и уточнений. Так, для привлечения купцов и мещан, желающих построить лавки за свой счет, император приказал отдавать их не во временное, а в вечное пользование с уплатой акциза, от которого купцы освобождались в первые шесть лет со дня окончания строительства. Строительный комитет по Указу должен возглавлять губернатор, в члены комитета, кроме городского головы, должны были входить два представителя, избираемые от купечества, и два, назначаемые губернатором. Комитет в своих действиях должен руководствоваться правилами, составленными губернатором и утвержденными Министром Внутренних дел. На губернатора была возложена вся ответственность за строительство Гостиного двора, за расходование строительного капитала, о чем он должен был регулярно отчитываться перед вышестоящими органами. По окончании постройки все тот же губернатор обязан был составить подробные правила для устройства ярмарки, то есть о размещении товаров, о размерах и способах сбора платы за лавки и другие помещения, об условиях ярмарочной торговли26.

22 сентября 1823 г. в Ростове начал работу комитет по строительству Гостиного двора в составе городского головы Николая Кекина, купцов Андрея Морокуева, Федора Мясникова, Дмитрия Симонова, Афанасия Гогина, губернского архитектора Панькова, секретаря Петра Павлова27, и только через год предпринял реальные шаги к началу строительных работ – приступил к закупке бутового камня. К 28 марта 1825 г. было приобретено 82,5 куб. саженей камня на 5224 рубля 13 копеек28, после чего заготовки материалов прекратились – в начале из-за весенней распутицы, а затем по причине конфликта между членом комитета Андреем Морокуевым и губернатором. Первый отказался в мае 1825 г. продолжать покупку бутового камня, пока комитет не получит положенные по Указу императора правила и четкое распределение обязанностей между членами комитета: по протоколам комитета видно, что реальным делом в комитете занимался только А. Морокуев. Купец возобновил заготовку бута в марте 1826 г. после выговора, сделанного ему губернатором «за уклонение его от исполнения возложенной на него обязанности с подтверждением, чтобы он как в настоящем случае, так и на будущее поручения начальства исполнял со всею точностью и беспрекословно»29. В феврале 1827 г. губернатор А.М. Безобразов, лично обозрев местоположение будущего Гостиного двора, посчитал необходимым прекратить покупку бутового камня, «найдя его в достаточном количестве»30. В дальнейшем комитет больше не предпринимал никаких усилий к продолжению строительных работ. В ряде документов содержится информация о том, что император приостановил в 1825 г. строительство Гостиного двора в Ростове «по встретившимся недоумениям»31. О чем идет речь, мы можем только догадываться. Уместно предположить, что это было вызвано жалобами купцов, владельцами частного Гостиного двора, которых не устраивало появление общественного Гостиного двора вообще, или, по крайней мере, его сооружение за пределами кремля. Любопытно, что в 1824 г. по приказу министра Внутренних дел уездному судье было поручено тайно собрать данные о Ростовской ярмарке, так как «оные необходимы для соображений по некоторому делу вследствие Высочайшего повеления производящемуся»32. Кроме того, налицо бюрократические проволочки и, по сути, бездействие особого строительного комитета.

Вступивший на должность губернатора М.Н. Бравин, изучив вопрос о Ростовском Гостином дворе, направил 20 сентября 1828 г. представление императору, который приказал создать особый комитет по этому поводу. В его состав входили Ярославский губернатор, чиновник Министерства внутренних дел Поликарпов и профессор архитектуры Мельников. Комитет должен был решить одну проблему: «удобно ли и нужно ли, судя по торговле на сей ярмарке, строить Гостиный двор»33. 5 марта 1829 г. комитет начал свою работу с обозрения Ростовской ярмарки: какие товары продаются, где, по какой цене, какие дополнительные помещения нужны для ярмарки. По этому поводу комитет совещался с местными и иногородними купцами. Было осмотрено место для Гостиного двора с точки зрения близости к центру ярмарки и качества грунта, собрана информация о доходах ярмарки, города, о городских расходах. Изучено местоположение ярмарки: сколько каменных лавок в городе, кому принадлежат, какими товарами в них торгуют, какова их арендная плата; где устроены общественные балаганы, по какой цене, какой товар в них продается; какие площади и места отдаются съемщикам, по какой цене, под какие товары, удобно ли расположены эти торговые площади. Особое внимание комитет должен был уделить Мытному двору, выяснить, «какой доход приносит, какого рода товары в оном имеются и, в особенности, имеет ли он достаточное устройство»34. 6 марта 1829 г., пользуясь присутствием на ярмарке губернатора, вотчинники, ростовские купцы Алексей Хлебников, Андрей Мальгин, Петр Хлебников, Алексей Говядинов, Александр Щеников, Александр Мальгин, Иван Мокеев, Федор и Иван Техановские, Иван Щапов, Михаил Мальгин, Иван Малышев, Никита Иванов, Петр Кононов, мещане Евграф Серебреников и Яков Емельянов, обратились к нему с прошением, «не лишать их выгод удаленною постройкою Гостиного двора», и предложили построить Гостиный двор на месте, одобренным генералом-инженером Бетанкуром, в кремле города, между церквями Спаса-на-Торгу и Бориса и Глеба, «а к тому если потребность будет, то и еще в оном же месте имеется большое пространство из-под бывшего Архиерейского сада»35. В этом случае вотчинники утверждали, «не отнимутся у нас по крайней мере совершенно все пользы наши и мы в возможности будем не только поддерживать здания свои, но утвердясь в неотъемлемости и прочности польз наших деятельно стараться будем улучшить их, и не будучи приведены в разорительное положение доставим собою исправных и полезных городу граждан»36. 7 марта 1829 г. состоялось собрание иногородних купцов. Выслушав объявление комитета о строительстве Гостиного двора, оно постановило: по тесноте, неудобствам и опасности нанимаемых ими лавок во время ярмарки, «нужным находим устроение Гостиного двора, но сами на свой капитал по разным невозможностям строить лавки не желаем»37. 8 марта 1829 г. городской голова Титов и избранные депутаты от купечества Михаил Морокуев, Федор Мясников, Федор Кекин, Петр Хлебников, Дмитрий Хлебников, Семен Шмагин представили комитету от имени ростовского общества следующее решение. «Построение Гостиного двора находим полезным, но предложение бывшего начальника губернии Безобразова выстроить 800 лавок по смете в 1,5 млн. рублей считаем для общей пользы неудобным и для общества отяготительным, а полагаем выстроить Гостиный двор из 400 лавок на счет городских доходов Ростова»38. Собрав мнения части мещан и купцов, ростовское общество предложило 4 удобных места для постройки Гостиного двора. Большинство голосов было отдано месту, предложенному Безобразовым, на площади, окружающей кремль города, напротив 5,6,7 кварталов. Другая часть купцов и мещан предложила построить Гостиный двор из 400 лавок стоимостью в 500 тысяч рублей, по Ярославской стороне, напротив 11 и 12 кварталов. 10 купцов поддержали это предложение, но голосовали за расположение на городской площади напротив 1 и 2 кварталов. Наконец, 12 купцов поддержали проект о строительстве Гостиного двора в кремле города между Спасской и Борисоглебской церквями39.

Приняв во внимание все вышеуказанные обстоятельства, комитет «счел необходимым» построить в Ростове ярмарочный Гостиный двор из двух корпусов в 400 лавок за счет городских доходов в 500 тысяч рублей. «Приступить к постройке первого корпуса незамедлительно и постараться соорудить весь корпус к будущей зиме, чтобы в ярмарку 1830 г. уже поместить сколько возможно торговли в новых лавках»40. Закончить строительство Гостиного двора планировалось в 1831 г. Что касается места сооружения, комитет предложил место близкое к главной улице города, Московскому тракту, – площадь у городской крепости напротив 2 и 3 кварталов. Но поскольку большая часть ростовских купцов пожелала построить Гостиный двор на той же площади, но напротив 5, 6, 7 кварталов, последнее слово оставалось за императором. Поскольку состояние Мытного двора комитет нашел плачевным («мытный двор находится без всякого устройства»), а также, учитывая, что сюда ввозится значительное количество товара и нередко во время ярмарки бывает «дурная и дождливая погода», комитет признал необходимым устроить в Ростове на будущие доходы Гостиного двора каменный Мытный двор, кроме того, магазин мод и галантерейных вещей, под которыми поместить винные погреба41.

Увы, проекты остались проектами. Особым Указом от 15 октября 1829 г. император остановил строительство в Ростове Гостиного двора, признав необходимость сооружения только Мытного двора и повелев учредить для этого строительный комитет. Решение было аргументировано. Во-первых, было указано на падение оборотов на Ростовской ярмарке, с 35 млн. рублей в 1821 г. до 7 – 6 млн. руб. в 1825 г. Во-вторых, дороговизна строительства Гостиного двора, который по смете 1829 г. обошелся бы городу в 1 млн. рублей, тогда как капитал города (формировался из доходов города и «обращался в Ярославском Приказе общественного призрения для приращения процента»42) составлял всего 384 тыс. рублей. Были учтены интересы частников. Наконец, ветхость Мытного двора, где многие товары лежали на открытом воздухе, подвергаясь порче43. Комитет по сооружению Гостиного двора был распущен, документы, заготовленные материалы (106,25 куб. саженей бутового камня44), имеющийся строительный капитал (2006 рублей 37 копеек45) переданы новому строительному комитету.

Таким образом, анализ представленных проектов строительства ярмарочного общественного Гостиного двора в г. Ростове, позволяет ещё раз уточнить дату его сооружения, а также утверждать, что генерал А. Бетанкур предлагал место для его строительства рядом с архиерейским домом, между Спасской и Борисоглебской церквями. Судя по документам, проект постройки Гостиного двора на месте бывшего архиерейского дома принадлежит ростовским купцам. Так, в обращении ростовского общества к губернатору М.Н. Голицыну в августе 1810 г. говорится: «Общество представило и второй способ строительства Гостиного двора: в самом Кремле города состоит обширный каменный бывший архиерейский дом с принадлежностями к нему, поступивший в казенное ведомство, часть которого по древности, а другая по неусовершенствованию его постройкою пришли в совершенное разрушение, отчего он не только не приносит казне каких-либо доходов, но делая всему городу безобразие угрожает ещё и от разрушения его опасностию, потому следует превратить архиерейский дом по обширности его и знатной удобности местоположения в Гостиный двор»46. Описанные события позволяют также определить причины затяжного строительства в Ростове этого сооружения. Во-первых, не лучшая перспектива развития Ростовской ярмарки: её стремительный взлет на рубеже XVIII – XIX вв. и начавшееся с 1821 г. стремительное сокращение её торговых оборотов. Во-вторых, позиция частников, которые всячески препятствовали появлению в городе каменного общественного Гостиного двора. Безусловно, отсутствие реальных и достаточных источников финансирования строительства данных лавок. Нельзя не сказать о российском бюрократизме, и, наконец, о плачевном состоянии ростовского Мытного двора. Все это привело к тому, что очередной грандиозный проект по сооружению общественного ярмарочного Гостиного двора завершился в 1836 г. появлением в Ростове каменного Мытного двора47.

  1. Ярославский календарь памятных дат на 2005 год. Ярославль, 2004.
  2. Мельник А.Г. Гостиный двор в Ростове Великом // Архивы: история и современность. Ярославль, 1999. Л. 15.
  3. РФ ГАЯО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 86. Л. 8 об.
  4. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 285. Л. 3.
  5. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 285. Л. 10.
  6. ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 2354. Л. 16 об.
  7. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 312. Л. 27.
  8. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 416. Л. 10.
  9. Там же. Л. 10.
  10. Там же. Л. 10.
  11. ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 134. Ч. 3. Л. 214, 217 об.
  12. Там же. Л. 10.
  13. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 285. Л. 285.
  14. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 416. Л. 5.
  15. Там же. Л. 5.
  16. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1101. Л. 27.
  17. Там же. Л. 27.
  18. Там же. Л. 27.
  19. Там же. Л. 27.
  20. Там же. Л. 27.
  21. Там же. Л. 27.
  22. Там же. Л. 27.
  23. Там же. Л. 27.
  24. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1101. Л. 27 об.
  25. ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 2470. Л. 15.
  26. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1101. Л. 28 об.
  27. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1094. Л. 3.
  28. Там же. Л. 8 – 8 об.
  29. Там же. Л. 23.
  30. Там же. Л. 30.
  31. ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 2354. Л. 29 об.
  32. ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 1789. Л. 1 – 3.
  33. ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 2470. Л. 19.
  34. Там же. Л. 16 – 17 об.
  35. Там же. Л. 63 – 64.
  36. Там же. Л. 64.
  37. ГАЯО. Ф. 73. Оп. 1. Д. 2470. Л. 72 об.
  38. Там же. Л. 78.
  39. Там же. Л. 78 об.
  40. Там же. Л. 144 – 144 об.
  41. Там же. Л. 145 – 150.
  42. РФ ГАЯО. Ф.1. Оп. 1. Д. 1520. Л. 4 об. – 5.
  43. Там же. Л. 7 – 7 об.
  44. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1102. Л. 57 об.
  45. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1094. Л. 33.
  46. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 779. Л. 7 об.
  47. РФ ГАЯО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 86. Л. 9.