В.Ф. Пак

Собрание финифти ХХ в. из запасников Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Иллюстрации

Собрание финифти ХХ в. Ярославского музея-заповедника составляет более чем 150 единиц, из них около трети – авторские работы, остальные – неизвестных художников. Почти половину всей коллекции составляет продукция (массовая в том числе) Учебно-показательной школы финифти (далее УПФШ). Впервые к этой части собрания обратилась Л.Л. Полушкина, введя ее в научный оборот на юбилейной конференции 1988 г.1, проходившей в Ростове. Сведения о другой части коллекции не публиковались.

Условно собрание финифти ЯИАХМЗ можно поделить на две части: финифть 1917-1930-х гг. и произведения второй половины ХХ в.

Первая, наиболее ранняя и наиболее цельная ее часть поступила, как считала Л.Л. Полушкина в 1924 г. от Ярославского Губернского Совета Народного Хозяйства. Это верно лишь на первый взгляд. Исследовательница опиралась на описи музея 1924 г., которые велись (как выяснилось позже) заново, так как музей в 1924 г. приобрел статус государственного. На самом же деле, коллекция поступила в Древлехранилище – музей Ярославской губернской ученой архивной комиссии2 в 1917-1918 гг. в качестве «ростовских кустарных изделий»3. Данный факт косвенно подтверждает надпись на обороте иконы «Троица», выполненной неизвестным художником4.

Учебно-показательная школа финифти практиковала несколько направлений росписи – копии древнерусской живописи, произведений итальянского возрождения и цветочную миниатюру. Изготавливались как единичные выставочные произведения (иконы, шкатулки, чернильные приборы), так и массовые (броши, запонки, гребни для волос). Стиль соответствовал образцу. Цветочная роспись отличалась оригинальностью и имела совершенно очевидный прототип – рисунки С.В. Чехонина. Это справедливо отмечают исследователи, в том числе и Л.Л. Полушкина в указанном выше докладе5. В 1937 г. из Облметалпромсоюза поступили некоторые изделия ростовской финифтяной мастерской: портрет А.С. Пушкина работы Н.И. Дубкова (копия портрета работы О.А. Кипренского из ГТГ) и овальные броши.

Вторую часть собрания финифти ЯИАХМЗ составляют подарки и поступления от закупок 1979-1989 гг. В год празднования 950-летия Ярославля – 1960-й, в Ярославский Городской совет в дар от ростовских художников поступили пластины Одинцова В.А. «Спасо-Преображенский монастырь» с надписью: «К 950-летию Ярославля от ростовчан»6 (рис. 1) и Рогозина В.И. «Ростовский кремль» с надписью такого же содержания7.

В качестве подарка в 1994 г. в фонды музея-заповедника поступило панно Юбилейное с четырьмя финифтяными вставками8, посвященное памяти Собинова Л.В. (60-ти летию со дня кончины и Всероссийскому фестивалю оперной музыки им. Собинова Л.В., проходившему 15-20 октября 1994 г.) (рис. 2). Горячие эмали и столярные работы были исполнены известным ярославским эмальером, ныне председателем Ярославского отделения Союза художников России Александром Адреевичем Карихом. Финифтяные вставки написаны Ларисой Далгатовной Самоновой. На верхней пластине изображен Л.В. Собинов в роли Вертера из одноименной оперы Ж. Массне. Ювелиры: А.В. Деймов и С.Соловьева. Панно выполнено в международном творческом центре «Эмалис» в Ярославле. Всего изготовлено шесть панно и подарено «именитым гостям, в т.ч. С.Л. Собиновой, И.К. Архиповой»9. Данное панно было подарено Дому-музею Л.В.Собинова на заключительном концерте Х Всероссийского фестиваля оперной музыки им. Л.В.Собинова 20 октября 1994 г.

Произведения приобретались не только непосредственно у авторов, но через Ярославское Управление культуры, фабрику «Ростовская финифть» и Ярославские художественно-производственные мастерские.

В 1979 г. на фабрике «Ростовская финифть» были приобретены произведения у художников Александра Геннадиевича Алексеева (панно «Мельница») и Александра Алексеевича Хаунова (коробочка «Царевна-лягушка», а также цветочные гарнитуры из «массовки», – «Мечта» (ювелир Солдатова В.В.)10 и «Цветы Ростова» (ювелир Матакова Л.Н.)11

В 1980 г. непосредственно у авторов приобретались произведения: коробочки «Коробейник» и «Охота»12 Н.А. Куландина, гарнитур «Лазурный»13 Т.С. Михайленко; плакетки «Дмитрий Донской»14 «Изразец»15 А.А. Хаунова, его же ювелирные украшения – колье «Подснежник»16, браслеты «Подарочный» и «Изумрудный»17. Последние выполнены совместно с ювелиром В.В. Солдатовой.

В 1981 г. в музей поступили аналоги уже известных произведений А.А. Хаунова: коробочки «На реке Ишне»18, «Ростовский кремль»19, панно «Бой ярославской дружины с татарским отрядом»20 и триптих «За землю русскую»21. Аналогичные произведения имеются в коллекции ГМЗ «Ростовский кремль», а триптих – в музее фабрики «Ростовская финифть».

Единственным исключением закупки 1981 года было поступление уникального экземпляра – портретной миниатюры с изображением Ф.Г. Волкова22 работы Н.А. Куландина (рис. 3).

Отличительная черта этих закупок – приобретение музеем авторских повторений уже созданных ранее произведений. Данная характерная тенденция прослеживалась на протяжении конца 1970-х – первой половины 1980-х. Далее в музей поступают в подавляющем большинстве оригинальные произведения, отражающие непосредственно ярославскую тематику.

В 1986 г. было приобретено уникальное произведение, существующее в единственном экземпляре – оклад к «Слову о полку Игореве» А.Г. Алексеева23 и авторская копия портрета графа А.И. Мусина-Пушкина24 в исполнении Б.М. Михайленко25 (рис. 6). В 1988 г. в ЯИАХМЗ поступила портретная миниатюра Б.М. Михайленко «Л.В. Собинов в Ярославле»26. Произведение исполнено в единственном экземпляре.

Последняя в ХХ в. закупка финифти состоялась в 1989 г., она была самой обширной. В музей поступили произведения В.Д. Кочкина – ларец «На землю половецкую, за землю русскую» (1987)27 и коробочка «Памяти поэта» (1989)28; коробочка Е.С. Котовой «Ярославна» (1984)29; авторский вариант триптиха Н.А. Куландина «Слово о полку Игореве»30 (рис. 4); а также медальон «Федор Волков» (1989)31 Б.М. Михайленко (рис. 5). Серией портретных медальонов известных писателей и музыкантов, исполненных Борисом Михайловичем располагает ГМЗРК, в Ярославском музее-заповеднике данный медальон единственный, но оригинальный, копии такого медальона не существует.

Триптих Н.А. Куландина не является повтором созданного ранее одноименного триптиха, который хранится в ФРФ. В ярославском варианте изменены и колорит, и композиция.

В 1989 г. поступили ювелирные украшения Т.С. Михайленко (гарнитур «Муза»32), клипсы 1960-х гг. в авторской разработке А.М. Кокина33, серьги «Радуга»34 Н.В. Серовой, ее же коробочка «Фестивальная» (1985)35 и некоторые другие.

Если обратить внимание на способы и условия поступления экспонатов финифти, то станет очевидным, что бульшая часть из них в 1980-е годы была приобретена «за счет централизованных средств»36 Ярославского Управления культуры областного исполкома (начальник Управления Ю.А. Андреев). Произведения ярославских живописцев, скульпторов, графиков, в том числе и финифтяников передавались безвозмездно в ярославские городские и областные музеи и библиотеки. С выставок приобретались незаурядные произведения ростовских финифтяников: Кочкина В.Д. (ларчик «На землю половецкую, за землю русскую»)37, Михайленко Б.М. (медальон «Федор Волков»38, портрет «Л.В.Собинов в Ярославле»39) и Хаунова А.А. (коробочка «На реке Ишне»40 и миниатюра «Бой ярославской дружины с татарским отрядом»41) и другие. Через Ярославские художественно-производственные мастерские поступил портрет Ф.Г. Волкова (1981)42 в исполнении Куландина Н.А.

Портретные и сюжетные миниатюры последней закупки, за исключением ларца «На землю половецкую, за землю русскую», – уникальны. Аналогичный ларец имеется в фондах ГМЗ «Ростовский кремль»43.

Последние шестнадцать лет финифть не закупалась.

Художественные достоинства коллекции, равно как и особенности ее формирования (источники и способы), – неоднозначны. В первой половине ХХ в. были: единовременное поступление финифти в 1917-1918 гг., единичные поступления нескольких произведений в 1930-х гг., а во второй половине ХХ в. заметна тенденция к упорядочению, стремление сделать коллекцию не только художественно полноценной, но и, насколько это возможно, исторически объективной. Данная тенденция наблюдалась на всем протяжении закупок (с конца 1970-х до конца 1980-х гг.).

И в первой, и во второй ее части есть весьма интересные экспонаты. Безусловно, привлекает своей уникальностью и полнотой собрание произведений УПФШ. Подобного разнообразия и широты представления о деятельности школы не дает ни одно из музейных собраний России. В какой-то степени с этой частью коллекции конкурирует коллекция произведений УПФШ Отдела народного искусства Государственного Русского музея. Сравнивая коллекции УПФШ из ЯИАХМЗ и ГРМ, необходимо отметить, что они ни в коей мере не дублируют, но взаимообогащают наши представления о развитии финифти в 1917-1918 гг., что весьма ценно для исследования искусства ростовской финифти этого периода.

Вторая часть формировалась с учетом упоминавшейся выше программы: отразить в произведениях современной ростовской финифти развитие жанров и художественный процесс в творчестве ведущих мастеров промысла. При этом нельзя не сказать о тенденции к краеведению, характерной, видимо, для всякого регионального музея, – отразить важнейшие для города и края события истории и выдающиеся персоналии в художественных произведениях. Так, тема «Слова о полку Игореве», весьма приоритетная для ЯИАХАМЗ, отражена в произведениях Н.А. Куландина, А.Г. Алексеева, М.Б. Михайленко44.

Портреты выдающихся людей г. Ярославля представлены в финифти работами Н.М. Хрыкова, Н.А. Куландина, Б.М. Михайленко (портреты Ф.Г. Волкова), Л.Д. Самоновой (миниатюра Л.В. Собинова).

В процессе формирования собрания предпринимались конкретные меры – выезд на ФРФ, работа с художниками, проведение семинара, отбор произведений с выставок и пр. Конечно, более широких задач, например, – развернутого показа зарождения и развития жанров в ростовской финифти ХХ в. в создании коллекции не ставилось, необходимо было считаться с реальными условиями, ведь финифть всего лишь часть многообразного искусства Ярославского края. И тем не менее, за эти десять лет удалось собрать произведения, не только дублирующие известные, так называемые, этапные для развития финифти, но и уникальные, единственные образцы.

Произведения закупались, как правило, с выставок. Пока можно лишь предполагать с каких именно, так как фиксация выставочной деятельности экспоната до поступления его в музей не велась, за исключением некоторых сведений, из которых стало известно, что коробочка «Коробейник» Н.А. Куландина экспонировалась на ВДНХ в 1977 г.45, портрет «В.Л. Собинов в Ярославле» экспонировался на областной выставке, посвященной 70-летию образования СССР46.

1980-е гг. – благодатная для творчества пора многих ростовских художников. Мыслили тогда они не только о выполнении плана, но и пытались отразить в своем творчестве события отечественной истории, реагируя таким образом на общественные процессы, происходящие в культуре. Например, подготовки к памятным датам. Патриотичная тема «Слова о полку Игореве» неоднократно поднималась в прессе, радио, телевидении, и, наконец, специальный отдел ЯИАХМЗ обращал на себя внимание художников. Творческой активности ростовских финифтяников способствовала деятельность Союза художников СССР, который регулярно устраивал в Москве, Ярославле и др. зональных центрах России широкие тематические выставки, посвященные крупным датам. Выставочную политику Союза художников горячо поддерживал и проводил в реальной жизни фабрики А.Е. Зайцев, бывший в 1978-1982 главным художником.

На формировании коллекции второй половины 1980-х гг. отразилась деятельность отделов древнерусской литературы и древнерусского искусства ЯИАХМЗ. В частности, следует назвать научного сотрудника отдела древнерусского искусства, в ведении которого находилась вся финифть, в том числе и ХХ в., – Ларису Львовну Полушкину47. Художники ценят ее энергию и художественный вкус, она руководила проведением семинара в ЯИАХМЗ, который имел практический характер. Художники работали в фондах музея, копировали старые образцы с целью изучения и тематики, и приемов письма. Семинары проводились и в центральных музеях России, они весьма благотворно сказались на творческом росте художников.

Работе над материалами для данного доклада предшествовала и во многом способствовал большой предварительный труд над составлением сводного каталога произведений финифти ХХ в. из музеев России, осуществленный в рамках программы гранта 2001-2003 гг., поддержанного РГНФ. Тогда и удалось ознакомиться с коллекцией, сфотографировать ее и составить полный каталожный список работ, выполненных в технике финифти с указанием участия экспоната в выставках. Пользуясь случаем, благодарю научного сотрудника фондов Ярославского музея-заповедника Валентину Федоровну Красновид, которая проделала обширную работу по составлению каталога.

  1. Полушкина Л.Л. Ростовская финифть 1917-1920-х годов из коллекции Ярославского историко-архитектурного музея-заповедника // Конференция «70 лет советской ростовской финифти». Ростов, 1988. Машинопись. Архив ГМЗРК. А-1303. Лл. 27-35.
  2. Благодарю В.Ф. Красновид, которая обратила наше внимание на этот факт и сообщила сведения, см.: Рязанцев Н.П. Указ. соч. С. 67
  3. Из записи в старой инвентарной книге ЯИАХМЗ.
  4. ЯМЗ 15984/2 Фн-198.
  5. Полушкина Л.Л. Указ. соч. Л. 31.
  6. ЯМЗ 20362 Фн-377.
  7. ЯМЗ 20363 Фн-378.
  8. ЯМЗ 57535 Фн-504.
  9. сведения из акта ЯИАХМЗ № 151/94 от 25.10.1994.
  10. ЯМЗ 49833/1-4 Фн-12, 13, 14, 15.
  11. ЯМЗ 49834/1-4 Фн-16, 17, 18, 19.
  12. фн -27, 28.
  13. Фн-30-32.
  14. Фн-35.
  15. Фн-36.
  16. Фн-37.
  17. Фн-33, 34.
  18. Фн-215.
  19. Фн-214.
  20. Фн- 156.
  21. Фн-155.
  22. Фн-154.
  23. Фн-442.
  24. Фн-443. Прототипом миниатюры «Портрет графа А.И. Мусина-Пушкина» был одноименный портрет, выполненный неизвестным художником нач. XIX в.. который поступил в нач. 1920-х гг. в Ярославскую художественную галерею из Екатерининской женской гимназии Ярославля.
  25. Первый экземпляр портрета графа А.И. Мусина-Пушкина хранится в музее ФРФ. Еще один вариант портрета был исполнен для зарубежной частной коллекции.
  26. Фн-450.
  27. Фн-451.
  28. Фн-462.
  29. Фн-460.
  30. Фн-461.
  31. Фн-452.
  32. Фн-453-456.
  33. Фн-465, 466.
  34. Фн-458, 459.
  35. Фн-457.
  36. Приказы Исполкома Совета народных депутатов Ярославской области № 98 от 28.04.1981, № 15 от 21.01. 86 и др.
  37. ЯМЗ 54808 Фн-451.
  38. ЯМЗ 54930 Фн-452.
  39. ЯМЗ 54708 Фн-450.
  40. ЯМЗ 50831 Фн-215.
  41. ЯМЗ 50623 Фн-156.
  42. ЯМЗ 50622 Фн-154.
  43. ГМЗРК Ф-1839.
  44. По данной теме автором были опубликованы статьи: Пак В.Ф. «Слово о полку Игореве» в современной ростовской финифти» // Славянский альманах 1998. М., 1999. C. 271-276; она же. Некоторые аспекты историко-культурной традиции изучения «Слова о полку Игореве» и ростовская финифть (на примере одноименного триптиха Н.А. Куландина) // Чтения по истории и культуре древней и новой России. Ярославль, 1998. С.23-27.
  45. См. акт поступления в ЯИАХМЗ № 4477 от 08.05.1980. Благодарю В.Ф. Красновид за указание на данный документ.
  46. Акт № 269/88 от 08.01.1988.
  47. Из воспоминаний Л.Л. Полушкиной (02.11.2005)
    «Я работала в ЯМЗ сначала экскурсоводом, методистом, затем научным сотрудником отдела древнерусского искусства с 01.01.1980 и заведующей отделом с 04.03.1990.
    Департамент культуры Ярославля выделял музею деньги на закупку художественных произведений местных художников, и финифти в том числе.
    Мотивы закупки: наличие коллекции, пополнение ее. Приоритет – отношение к Ярославлю, например, «Слово о полку Игореве», в графике, живописи и финифти. Начиная с Н.А. Куландина появляется краеведческая тема в финифти, – и это вызвало интерес и в ЯИАХМЗ.
    Мы хотели отследить основные тенденции развития и жанровые направления ростовской финифти: архитектурный пейзаж, цветочную роспись, портрет, и др. В 1980-е гг. выезжала в Ростов, на фабрику финифти, работала с экспериментальной группой. Возникла мысль о проведении семинара из контактов с художниками, т.к. коллекция ЯИАХМЗ для них была не знакома. Когда им вынесли образцы, они сами выбирали себе по душе. Планировали провести еще один семинар, но не получилось».