М.К. Павлович

Владимир Николаевич Иванов. Страницы биографии
(К 100-летию со дня рождения)

19 ноября 2005 г. исполнилось 100 лет со дня рождения Владимира Николаевича Иванова, человека, посвятившего всю свою жизнь сохранению бесценного наследия прошлого нашей Родины. Благодаря дару его сына, Владимира Владимировича Иванова, передавшего в архив Музеев Московского Кремля часть документов своего отца, образован личный документальный фонд Владимира Николаевича. Именно эти материалы – фотографии, воспоминания, отдельные служебные документы стали основными источниками данного сообщения, призванного напомнить об основных этапах его творческого пути.

В.Н. Иванов родился 19 ноября 1905 г. в г. Ростове Ярославской области, после окончания семилетней школы и педагогического техникума поступил в Ярославский Государственный университет, однако в 1925 г. перевелся на отделение истории и теории искусств в 1-й Московский Государственный университет, который и окончил в 1928 г. по специальности «искусствоведение»1.

В студенческие каникулы в 1923 – 1927 гг. он трудился в Ростовском Государственном музее, где работали Сергей Николаевич, Петр Сергеевич и другие представители рода Ивановых, к тому же, и семья его проживала по адресу: г. Ростов, Кремль, дом 1. Начал свою службу Владимир Николаевич 1 мая 1923 г. в должности научно-технического работника с окладом 13 рублей 50 копеек2. Коллектив музея был небольшой, но очень дружный. Как вспоминал Владимир Николаевич, «все уважительно относились друг к другу», а «душой всего дела» был директор Дмитрий Алексеевич Ушаков, «…бывший артиллерийский офицер с незаконченным образованием Московского археологического института…». Надо сказать, что в том году Ростовский музей отмечал свое 40-летие, и новый сотрудник принимал посильное участие в подготовке к юбилею, позднее запечатлев в своих мемуарах интерьеры музейных залов того периода. Самым памятным событием в летней студенческой практике 1924 г. для него были раскопки Сарского городища, проходившие под руководством профессора Дмитрия Николаевича Эдинга. В том же году Иванов был назначен и хранителем Борисоглебского монастыря, переданного вместе со всеми зданиями, ризницей и библиотекой в ведение Ростовского музея и ставшего его филиалом. Стоит упомянуть, что он являлся также членом Ростовского научного общества по изучению местного края, возглавлявшегося Д. А. Ушаковым. В обязанности В.Н. Иванова, как и других студентов- практикантов, входило ведение экскурсий, проведение архитектурных обмеров памятников , ночные дежурства на территории музея. Во время студенческой практики Владимир Николаевич познакомился и со своей будущей супругой – Верой Александровной Смысловой, поступившей на работу в Ростовский музей.

По окончании МГУ в 1928 г. Владимир Николаевич был направлен в Московский Политехнический музей на практику, там он провел реэкспозицию раздела по истории русской архитектуры ХIII- ХIХ вв., а в ноябре того же года был назначен стажером Государственной Оружейной палаты и проработал в отделе «Памятники Кремля» до 1935 г., пройдя за неполных семь лет путь от стажера до заведующего этим ведущим структурным подразделением и став настоящим специалистом в области музейного дела3. Несмотря на все проблемы, стоявшие тогда перед Оружейной палатой, можно сказать, что Владимиру Николаевичу повезло, он еще застал таких профессиональных и высокообразованных специалистов, как директор музея Д.Д. Иванов, хранитель фонда тканей, а затем зам. директора по научной работе В.К. Клейн, научные сотрудники М.М. Денисова, Г.Г. Гольдберг, М.М. Постникова-Лосева, реставраторы Д.П. Сухов и Е.И. Брягин, и в первую очередь, конечно, начальник отдела Памятники Кремля Н.Н. Померанцев.

Все силы небольшого коллектива музея в тот период были направлены на спасение бесценных произведений декоративно-прикладного искусства, иконописи, а также памятников архитектуры Кремля. Не выдержав этой напряженной борьбы, сознавая всю тщетность своих усилий, трагически ушел из жизни директор Д.Д. Иванов, бросившись под поезд. При его преемниках, ставленниках новой власти юристе М.И. Карапетяне и бывшем рабочем завода «Борец» С.И. Монахтине, возглавившим музей с весны 1930 г., изъятия предметов из палаты в Антиквариат и Гохран для последующей продажи стали массовым явлением, началось преобразование Оружейной палаты из художественного музея в историко-бытовой, экспозиция которого на примере уникальных сокровищ должна была наглядно показывать угнетение рабочего класса царизмом4.

Не лучше обстояло дело и с музеями-соборами. В 1928 г. было издано Постановление ВЦИК о сломке церкви Константина и Елены. Несмотря на усилия музейщиков во главе с Н.Н. Померанцевым, спасти памятник не удалось. К сожалению, эта церковь стала лишь первым звеном в страшной и трагической цепочке преступлений советской власти против собственного народа и его истории. 1929-й год прошел под знаком борьбы за спасение церквей Чудова и Вознесенского монастырей, на месте которых планировалось построить военную школу ВЦИК, затем настал черед церквей Благовещения на Житном дворе и Иоанна Предтечи в Боровицкой башне, древнего храма Спаса на Бору, Красного крыльца, на месте которого было возведено уродливое здание кремлевской столовой, по меткому замечанию В.Н. Иванова, несколько десятилетий служившее «немым укором всем людям 30-х годов», под зал заседаний Верховного Совета СССР и РСФСР были перестроены парадные Александровский и Андреевский залы Большого Кремлевского дворца. Необходимо отметить, что небольшой коллектив музея делал все возможное для сохранения памятников, перенося иконы, церковную утварь, иконостасы и другие предметы из предназначенных к сносу храмов в другие кремлевские здания. Так, им удалось спасти скульптуру Св. Георгия из церкви Михаила Малеина Чудова монастыря, иконостас Вознесенского собора, установленный позднее в соборе 12 Апостолов и многие другие ценности. Там, где спасти было невозможно, музейные сотрудники проводили тщательную научную фиксацию. Для вскрытия и последующей эвакуации захоронений русских цариц в Вознесенском соборе была создана специальная комиссия , дневники работ вели В.Н. Иванов и С.А Зомбе5. В кремлевских соборах открывались антирелигиозные выставки, такие, как «Пасха и 1 мая» , в южной пристройке Архангельского собора была создана выставка «Классовая сущность веры в загробную жизнь»6. Заметно сокращалось число посетителей, экскурсии проводились в основном для правительственных групп, иностранных политиков, известных писателей, представителей рабочего движения, для видных советских деятелей. Постепенно старые квалифицированные кадры становились ненужными. В мае 1931 г. из Кремля ушел Н.Н. Померанцев, некоторое время отдел возглавлял архитектор Д.П. Сухов, а затем Владимир Николаевич7. Несмотря на всевозможные трудности, он предпринимал различные попытки создания в храмах экспозиций памятников церковного искусства без явной идеологической пропаганды. Так, в 1933 г. он разрабатывал проект экспозиции о быте патриархов в переданных музею Никоновских палатах, который так и не был реализован. Несмотря на активные старания музейных сотрудников, проводившаяся в кремлевских соборах работа по реставрации иконописи и фресковой живописи постепенно замирала.

После убийства видного партийного деятеля С.М. Кирова усилилась борьба с «врагами партии и народа», массовый размах приобрели репрессии. Работа в Кремле становилась невыносимой. Многие сотрудники стремились перейти в другие учреждения. В 1935 г. вынужден был уйти в создававшийся тогда Музей Архитектуры Академии строительства и архитектуры СССР в Донском монастыре и В.Н. Иванов. Там он проработал 25 лет, пройдя путь от научного сотрудника до директора8. В результате активной творческой деятельности Владимира Николаевича была собрана и представлена в экспозиции Михайловской церкви замечательная коллекция русской монументальной скульптуры, создана научно обоснованная систематическая фототека по русской и советской архитектуре более чем на 100 тысяч негативов и фотоотпечатков, собрана уникальная коллекция изобразительных материалов по истории архитектуры и монументальной живописи, проводилась большая выставочная работа. В частности, под руководством В.Н. Иванова были организованы выставки к 200-летию со дня рождения архитектора В.И. Баженова и выставка художественного литья.

В апреле 1960 г. по Постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР Оружейная палата и музеи-соборы были переданы в ведение Министерства культуры СССР. Вскоре в образованные Государственные музеи Московского Кремля были назначены директор Н.И. Цветков, главный архитектор В.И. Федоров, главный хранитель Н.Н. Захаров и заместитель директора по научной работе В.Н. Иванов, вступивший в должность в соответствии с приказом Министерства культуры СССР № 702-к от 8 июля 1960 г.9 Так спустя 25 лет он вернулся в Московский Кремль, но уже высококвалифицированным специалистом, опытным администратором и исследователем, имеющим немало научных публикаций, и сразу же приступил к выполнению возложенных на него обязанностей. Надо сказать, что объемы работ, возложенных на В.Н. Иванова, были действительно впечатляющими. Он осуществлял руководство всей экскурсионной, научной и экспозиционно-выставочной деятельностью, при этом принимал активное участие в решении важнейших вопросов реставрации экспонатов и архитектурных памятников, не бросая и научные исследования. В этот период одной из важнейших задач являлась популяризация памятников Московского Кремля. Сотрудники музея выступали на радио, писали путеводители, готовили к публикации наборы открыток, создавали новые методические пособия к лекциям и экскурсиям, была начата работа по каталогизации коллекций. На качественно новый уровень поднималась выставочная работа. Так, в 1960 г. в Благовещенском соборе была открыта выставка «Искусство эпохи Андрея Рублева». Воплотилась в жизнь и давняя мечта Владимира Николаевича о создании музея патриаршего быта, работа над проектом которого началась еще в 1958 г., до его прихода, а завершилась в ноябре 1961 г. открытием экспозиции в Патриаршем дворе и соборе 12 Апостолов. Постоянно совершенствовалась экспозиция Оружейной палаты. Принимал Владимир Николаевич и активное участие в создании Музея подарков Союзу СССР, организованного по приказу Министерства культуры СССР № 57 от 29.10. 1960 г. в помещении апартаментов, примыкающих к зданию Оружейной палаты. Однако, не успев открыться для широкой публики, 25.12. 1965 г. этот музей был закрыт, а его площади вновь отошли к Управлению комендатуры Московского Кремля10.

В июне 1965 г. дирекция Музеев обратилась с ходатайством о присвоении В.Н. Иванову звания Заслуженного деятеля искусства РСФСР, и по указу Верховного Совета РСФСР от 14 февраля 1966 г. № 433/36 он был удостоен этого почетного звания «за заслуги в области советского искусствоведения»11.

Летом 1966 г. было создано Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры – «ВООПИиК», председателем которого был назначен заместитель председателя Совета Министров РСФСР Вячеслав Иванович Кочемасов, а его первым заместителем, то есть реальным руководителем и организатором работы общества , призванного сохранять культурное наследие страны, стал Владимир Николаевич Иванов12. Тогда ему было шестьдесят лет, в этом возрасте многие уходят на пенсию, а он с энтузиазмом взялся за совершенно новое для него и отнюдь не простое дело, прослужив на этом посту почти двадцать лет. Результатом деятельности ВООПИиК, в конце 1970-х гг. насчитывавшем в своем составе около тринадцати миллионов членов, стало принятие Закона СССР и РСФСР об охране и использовании памятников истории и культуры, постановка на государственную охрану более 150 исторических городов и их центров, организация туристической трассы «Золотое кольцо», создание музеев деревянного зодчества в Архангельске, Костроме и Суздале, организация и финансирование масштабных реставрационных работ по памятникам архитектуры, проведение выставок по всей территории России, формирование студенческих реставрационных отрядов и многое, многое другое. В благородном деле сохранения исторических памятников с Владимиром Николаевичем сотрудничали многие выдающие деятели науки, культуры и искусства- П.Д. Корин, П.Д. Барановский, Б.А. Рыбаков, В. П. Астафьев, И.В. Петрянов-Соколов, Д.С. Лихачев, С.О. Шмидт и т.д.

Работу в обществе охраны памятников В.Н. Иванов умудрялся сочетать с активной деятельностью в других общественных организациях, был членом правления и ревизионной комиссии Московского отделения Союза архитекторов СССР, делегатом съездов Союза Архитекторов СССР, действительным членом Советского комитета Международного совета музеев (ИКОМа) и вице-президентом исполнительного комитета по охране памятников и достопримечательных мест ЮНЕСКО (ИКОМОСа), представлял свою страну на международных конгрессах и конференциях по проблемам музейного дела и охраны памятников. И при этом он вел значительную научную работу, его перу принадлежит ряд изданий по Московскому Кремлю и Оружейной палате, по городам России – родному Ростову Великому, Угличу, Костроме, по памятникам русской архитектуры и деревянного зодчества, он –автор многочисленных докладов и статей, консультант научно-популярных фильмов.

В 1983 г. Владимир Николаевич вышел на пенсию, однако его деятельность по сохранению памятников не прервалась. Так, например, в 1988 г. он составил заключение по «Специальной комплексной программе по обеспечению долговременной сохранности и современного использования памятников, сооружений и территории Московского Кремля и прилегающих территорий Китай-города», в котором предлагал документально оформить зону заповедного режима и организовать постоянную выставку материалов по изучению Кремля и Китай-города13.

В.Н. Иванов ушел из жизни 18 февраля 1991 г., но добрая память о нем до сих пор жива в сердцах тех, кому посчастливилось с ним встречаться и вместе работать. Владимир Николаевич не успел пройти мимо восстановленных Казанского собора и храма Христа Спасителя, полюбоваться на воссозданное Красное крыльцо, посмотреть на возрожденные в прежнем великолепии Андреевский и Александровский залы Большого Кремлевского дворца, но в том, что отношение к наследию прошлого изменилось и восстановление утраченного стало возможным, есть и его немалая заслуга.

  1. Приведенные здесь и далее биографические сведения о В.Н. Иванове см.: ОРПГФ Музеев Кремля, Ф. 20. Оп. о/к. Д. 56.
  2. Подробнее о работе В.Н. Иванова в Ростовском музее см.: Павлович М.К. В.Н. Иванов и Ростовский Кремль // ИКРЗ 1998. Ростов, 1999. С. 12-18.
  3. ОРПГФ Музеев Кремля, Ф. 20. Оп. о/к. Д. 56.
  4. Там же. Ф.20. Оп. 1929 г. Д. 1. Л. 33, 6, 36; подробнее об истории музея в 1930-х гг. см.: Павлович М.К. Оружейная палата Московского Кремля в 1930-е гг. // Сокровищница России: Страницы исторической биографии Музеев Московского Кремля. М., 2002. С. 112-121.
  5. ОРПГФ Музеев Московского Кремля, Ф. 42. Оп. 1. Д. 4. Л. 11, 13-15; Ф. 20. Оп. 1929 г. Д. 14; см. также: Панова Т.Д. Некрополь Вознесенского монастыря // Глаголды жизни: Православный журнал. 1992. № 2. С. 80-82.
  6. Подробнее о выставках в соборах Московского Кремля см.: Качалова И.Я. История отдела памятников Кремля // Сокровищница России… С. 178-195.
  7. ОРПГФ Музеев Кремля. Ф. 20. Оп. 1931 г. Д. 34. Л. 120 об.
  8. Там же. Ф. 20. Оп. о/к. Д. 56. Л. 2.
  9. Там же. Ф. 20. Оп. 1960 г. Д. 7. Л. 15, 37, 41, 43.
  10. Там же. оп. 1965 г. Д. 1. Л. 121.
  11. Там же. оп. о/к. Д. 56. Л. 21.
  12. Там же. Л. 2.
  13. Там же. Ф. 42. Оп. 1. Д. 7. Л. 2-4.