К.А. Степанов

Открытие Карашской больницы

Согласно докладу врача В.И. Ивановского, сделанному 12 октября 1910 г. земскому собранию (очередная сессия), за 8 месяцев 1910 г. в Карашский фельдшерский пункт обратились 6231 больных1. Такое большое количество больных указывало на необходимость оказания жителям этого населенного пункта и близлежащих селений более квалифицированной медицинской помощи. Учитывая предложение В.И. Ивановского, земство согласилось «учредить с 1911 года врачебный пункт в с. Караше и ассигновать на него 2200 руб.», из которых 1500 руб. на жалование врачу, 500 руб. на разъезды медицинского персонала и 200 руб. на дополнительные медицинские инструменты2.

Ростовское уездное земское собрание 10 ноября 1912 г. (очередная сессия) заслушало доклад управы о постройке амбулатории и больницы в с. Караш. Из него следовало, что 6 сентября 1912 г. в земскую управу поступили два приговора от сельского общества с ходатайством об открытии Карашской больницы и отводе для этого участка земли в 2 десятины3. По обмеру земельного участка 12 сентября 1912 г. был составлен акт и начерчен план. Спустя месяц, торговцы из Москвы (уроженцы Караша) Михаил Иванович Громов, Николай Николаевич и Дмитрий Николаевич Чистяковы написали в управу заявления. Так, Громов писал: «1912 года октября 13 дня я, нижеподписавшийся М.И. Громов, выдал настоящее свидетельство Ростовскому уездному земству в том, что обязуюсь в течение одного месяца по получении мной от земства письменного согласия на указанные ниже условия, внести сумму 5000 руб. на постройку и оборудование земством в селе Караш каменного здания для амбулаторного лечения с двумя кроватями имени умершего моего сына Сергея Михайловича Громова, при условии, если земство одновременно выстроит за свой счет в селе Караш больницу с полным оборудованием на 10 кроватей и квартирой для доктора. Причем присовокупляю, что означенная сумма будет внесена мною с условием возврата мне этой суммы, если земство не начнет всех вышепоименованных строительных работ в 1913 году»4. Аналогичное этому, написали заявление и братья Чистяковы, предложив при этом сумму в 2000 руб., и попросили выделить две кровати имени Николая Степановича и Евлампии Андреевны Чистяковых. Кроме этого, они согласились выдать еще 500 руб., если земство построит при больнице «родильный приют на 3 кровати»5. В связи с этим управа предложила собранию ускорить работы по строительству амбулатории, а потом и больницы при Карашском врачебном пункте, к чему также побуждало плохое состояние наемного помещения, в котором размещались амбулатория и аптека. Управа предложила также собранию передать рассмотрение вопроса о размере, плане и смете Карашской больницы врачебному совещанию, чтобы подготовить доклад на ближайшее экстренное собрание, а меценатам принести благодарность и выразить надежду на то, что они и в будущем не оставят больницу своим попечением. Собрание согласилось принять пожертвование Громова для постройки амбулатории и именовать ее именем С.М. Громова при условии, если он сам построит здание, т.к. земство не в состоянии было сделать это из-за финансовых трудностей. Пожертвование братьев Чистяковых было так же принято на условии употребления названной суммы на постройку амбулатории и квартиры для врача. В случае благоприятного ответа жертвователей собрание уполномочило управу внести на рассмотрение врачебного совещания смету и план для доклада экстренному земскому собранию. Выдачу подписных листов на постройку Карашской больницы собрание оставляло открытым также до экстренного собрания6.

О своих условиях управа уведомила Громова и братьев Чистяковых отношением за № 109 от 8 января 1913 г. и получила ответы жертвователей, которые были заслушаны на земском собрании 9 марта 1913 г. (экстренная сессия). В своем письме Громов сообщал управе: «Принимая во внимание, что селения Карашской волости расположены в большинстве случаев в противоположной стороне от ближайшей больницы г. Петровска … то можно предположить какая бывает нужда для тяжко-больного в бездорожное весеннее и осеннее время в ближайшей больничной койке. Поэтому имею честь заявить еще раз, что на постройку амбулатории в селе Караш с приемным покоем на две койки я согласен внести сумму 5000 руб. с тем, что если земство согласится за свой счет и за счет могущих быть других жертвователей – выстроить в селе Караш госпитальный корпус на 10 кроватей в течение 5-ти лет от сего января 1913 г. К постройке амбулатории … должно быть приступлено в сем 1913 году и она должна закончиться и открыть свои действия не позже 1914 года»7. Наряду с этим он предложил, чтобы амбулатории было присвоено имя его сына С.М. Громова. Братья Чистяковы также согласились передать деньги на постройку амбулатории, но, как и Громов, поставили условие, чтобы в течение 5 лет для больницы было построено новое здание. Они дали свое согласие и на использование денег для строительства дома для врача, но «чтобы израсходованные на этот предмет деньги были затем обращены в строительный фонд при сооружении госпитального корпуса»8. Предложения о пожертвованиях были заслушаны на Карашском волостном сходе и сельском обществе этого селения, которые также согласились на выделение денег для постройки больницы в сумме 1000 руб., а также ходатайствовали перед земским собранием об ее открытии. Необходимость открытия больницы сход мотивировал тем, что помещение, в котором находилась амбулатория, было слишком тесное, грязное и располагалось в наемном ветхом доме и за это помещение земство платило 180 руб. в год. Кроме этого, амбулатория могла быть выселена из него в любое время по воле владельца. Наряду с этим, в Караше не имелось хорошего дома и для врачей, поэтому они не задерживались надолго здесь, несмотря на то, что ежегодно получали по 200 руб. «квартирных»9. Учитывая это, управа предложила собранию использовать деньги жертвователей на постройку здания амбулатории с квартирой для врача и приступить к работам в 1913 г., а также начать сбор денег по подписным листам и делать отчисления в течение 5 лет (с 1914 по 1919 гг.) на постройку больницы ежегодно по 500 руб., а потом приступить «к постройке здания для больницы по образованию капитала, собравшегося в достаточной для сего сумме»10. Стоимость всех работ по строительству больничного комплекса в Караше, по мнению управы, должна была составить 21500 руб., а в ее распоряжении имелась сумма (с учетом земских ассигнований за 1914-1919 гг.) в 11 486 руб. По заключению управы, недостающие деньги могли быть получены в будущем от других пожертвований. Собрание согласилось «принять жертвуемые средства для постройки в Караше амбулатории имени С.М. Громова с квартирами для врача и младшего медицинского персонала, но не связывая земство … в отношении срока устройства лечебницы»11. Учитывая пожелания земского собрания, Громов и братья Чистяковы пожертвовали деньги в сумме 7500 руб. на постройку больницы в 1913 г.12

Врачебное совещание, состоявшееся 11 мая 1913 г. при земской управе своим постановлением выразило желание построить дом для врача такой же, какой строился врачу в Вощажникове. Что касается приемного покоя, то он, по мнению совещания должен быть пристроен к амбулатории (принят план, по которому была построена амбулатория в г. Петровске) и иметь совершенно изолированное помещение13. Помимо этого, собрание направило в Караш комиссию для осмотра места под предполагаемые постройки в составе В.И. Ивановского, И.Г. Нифонтова, А.А. Шустова, Н.И. Богоявленского, члена управы и уездного техника.

На земском собрании 1913 г. (очередная сессия) сообщалось о ведении работ по строительству дома для врача, которые были сданы с торгов подрядчику Яловкину. Подряд на перевозку материалов взял А.М. Дельнов, согласившийся выполнить работы за 600 руб., а не за 850 руб., которые запросили крестьяне Карашского сельского общества14. Поставку цемента в марте 1913 г. от железнодорожной станции «Петровск» производил В.А. Коротков за сумму в 200 руб.15

Вопросы, связанные с постройкой больницы, обсуждались на совещании врачей, состоявшемся 21 августа 1913 г. при земской управе, на котором ее председатель С.М. Леонтьев сообщил присутствующим, что новые здания для амбулатории и приемного покоя будут построены ко второму полугодию 1914 г., а пока амбулатория размещается в наемном помещении. В связи с этим он предложил внести 100 руб. в смету 1914 г. на наем здания16. На заявление врача Ивановского о том, что он, по примеру Курбского врачебного участка Ярославского уезда, видит в покое больницы 4-5 ежедневно занятые кровати, врач Богданов заметил собравшимся, что в селе Караш будет не больница, а приемный покой на 2 кровати, где будут лежать только «острые больные», поэтому ждать 4-5 больных не следует17. Леонтьев также отметил, что ему не вполне ясно назначение приемного покоя, поэтому предложил определить его статус, чтобы правильно подготовить смету. В ответ на предложение председателя управы Ивановский сказал, что «от расширения покоя не удержишься … поэтому уже и теперь не следует утаивать от себя, что этот покой замаскированная лечебница»18. Леонтьев согласился с его мнением, но предложил не включать в смету расходов содержание 5-6 кроватей, т.к. меценаты могут подумать, что земство и без их помощи может построить больницу и пожертвования прекратятся, на что Дельнов заметил, что жертвования не прекратятся и «через год можно будет говорить об открытии в Караше больницы»19. Примечательно, что 30 октября 1913 г. в ответ на доклад управы по поводу открытия больницы, земское собрание (очередная сессия) выразило глубокую благодарность члену управы А.М. Дельнову, как инициатору сбора пожертвований на Карашскую больницу20.

Разница при постройке этой больницы, по сравнению с Петровской, заключалась в том, что весной 1914 г. к амбулатории в Караше (по петровскому плану) пристроен приемный покой на 2 кровати21, который предполагалось открыть в течение года22. Он размещался на земле, бесплатно отведенной Карашским сельским обществом, в деревянном 1-этажном доме с железной крышей. Здание больницы было разделено деревянной стеной на две половины: в одной – помещалась аптека23, комната для ожидания приема, кабинет врача, перевязочная, комната для сторожа и больничной прислуги, а в другой – находились три палаты для больных, ванная и ватер-клозет24. Вход в помещение для ожидания приема проходил через теплый коридор. По счету кредиторов на 1 июня 1914 г. подрядчик Яловкин за постройку дома для врача, амбулатории с приемным покоем, а также жилого пристроя к амбулатории запросил сумму в 13285 руб., из которых к указанному времени было выдано 9775 руб. и 3510 руб. подлежало к выдаче25.

В 1915 г. врачом Карашской больницы была Анна Викторовна Второва (образование получила в Юрьевском университете), а заведующим врачебным пунктом – Сергей Петрович Садиков26.

В связи с постановлением врачебного совещания от 3 августа 1915 г. на дальнейшие работы, связанные с приспособлением «приемного покоя в Карашском врачебном пункте» управа выделила 150 руб., а в 1916 г. 200 руб.27 Всего же на содержание врачебно-амбулаторного пункта с приемным покоем в 1915 г., по смете, составленной 18 ноября 1914 г., была выделена сумма в 2200 руб.28 Примечательно, что общая стоимость Карашской больницы в 1917 г. составляла 24400 руб.29

  1. Журналы Ростовского уездного земского собрания очередной сессии 1910 года. Ярославль., 1911. С. 240.
  2. Журналы Ростовского уездного земского собрания очередной сессии 1910 года. Ярославль., 1911. С. 58.
  3. Журналы Ростовского уездного земского собрания и доклады управы очередной сессии 1912 года. Ярославль, 1913. С. 229.
  4. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 842. Л. 56.
  5. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 842. Л. 57.
  6. Журналы Ростовского уездного земского собрания и доклады управы очередной сессии 1912 года. Ярославль., 1913. С. 57.
  7. Журнал экстренного Ростовского уездного земского собрания заседания 9 марта 1913 года. Ярославль., 1913. С. 16.
  8. Журнал экстренного Ростовского уездного земского собрания заседания 9 марта 1913 года. Ярославль., 1913. С. 16, 17.
  9. Журнал экстренного Ростовского уездного земского собрания заседания 9 марта 1913 года. Ярославль., 1913. С. 17.
  10. Журнал экстренного Ростовского уездного земского собрания заседания 9 марта 1913 года. Ярославль., 1913. С. 17.
  11. Журнал экстренного Ростовского уездного земского собрания заседания 9 марта 1913 года. Ярославль., 1913. С. 4.
  12. Журналы Ростовского уездного земского собрания и доклады управы очередной сессии 1913 года. Ярославль., 1914. С. 899.
  13. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 869. Л. 62, 68.
  14. Журналы Ростовского уездного земского собрания очередной сессии 1914 года. Ярославль., 1915. С. 281.
  15. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 10140. Л. 190.
  16. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 868. Л. 37.
  17. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 868. Л. 37, 37 об.
  18. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 868. Л. 37 об.
  19. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 868. Л. 38.
  20. Журналы Ростовского уездного земского собрания и доклады управы. Очередная сессия 1913 года. Ч.I. Ярославль., 1914. С. 105.
  21. Труды VI-го съезда врачей и представителей земств Ярославской губернии. Делегатский доклад по Ростовскому уезду. Т. 1. Ярославль., 1914. С. 2, 4, 15.
  22. Труды VI-го съезда врачей и представителей земств Ярославской губернии. Делегатский доклад по Ростовскому уезду. Т. 1. Ярославль., 1914. С. 10.
  23. В 1916 г. из уездной земской аптеки для нужд карашской больницы было отпущено медикаментов на сумму 1729 руб.
  24. Труды VI-го съезда врачей и представителей земств Ярославской губернии. Делегатский доклад по Ростовскому уезду. Т. 1. Ярославль., 1914. С. 15.
  25. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 948. Л. 58.
  26. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1044. Л. 6.; Д. 1045. Л. 7 об.
  27. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1004. Л. 37.; Д. 1016. Л. 12, 12 об.
  28. РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1041. Л. 19 об.
  29. Финансовый отчет Ростовского, Ярославской губ, уездного земского отдела народного хозяйства за 1917 год. Ростов – Ярославский., 1918. С. 140.