Т.Ю. Субботина

Планировка «города» в Ростове середины – второй половины XVIII века

Иллюстрации

Данная работа является завершающей в серии публикаций, посвященных исторической топографии Ростова середины – второй половины XVIII в., отражавшей усадебную планировку города, существовавшую до его перестройки по регулярному плану 1778 г.1 Основой для этих работ послужили документы межевания, проводившегося в Ростове в 1755-1759 гг. в соответствии с Указом о Генеральном межевании 1754 г. капитаном Тимофеем Долбиловым и его командой. Документы хранятся в РГАДА (Москва) и РНБ (Санкт-Петербург). Опубликованные материалы позволяют полностью восстановить планировку Ростова указанного времени с названиями всех улиц и переулков и фамилиями владельцев земельных участков. Но, к сожалению, не обнаружено подобных документов, касающихся планировки собственно «города», т.е. территории, находящейся внутри земляной крепости. Всеволод Александрович Собянин, занимавшийся в 20-е годы ХХ в. исторической топографией Ростова и неоднократно выступавший с докладами по этой теме на заседаниях культурно-исторической секции Ростовского научного общества по изучению местного края (РНОИМК), также отмечал, что «за неимением точных данных пока не смог составить план Кремля»2. И это несмотря на то, что в начале ХХ в., судя по замечаниям В.А. Собянина, источниковая база по этой теме была более обширной. Напрашивается вывод, что Тимофеем Долбиловым межевание внутри «города» не проводилось, что весьма вероятно, потому что здесь находилась только «белая» земля и «оброчные статьи», принадлежавшие Архиерейскому дому, церквам, монастырям, государственным чиновникам, помещикам, а также земля под лавками и дворами купцов. А так как дорогостоящие мероприятия по межеванию земель совершались в целях поземельного налогообложения, видимо, межевщики экономили время и средства, исключая территории, где не имелось «черных» посадских земель.

Вообще планов «города» Ростова с дорегулярной застройкой существует немало. Например, «План города Ростова, составленный по чертежам начала XVIII в. А.А. Титовым» опубликован в изданных им «Дозорных и переписных книгах древняго города Ростова»3; несколько экземпляров плана, основанного на результатах межевания, проведенного в 1771 г. «первоклассным землемером секунд-майором Одинцовым» хранится в ГМЗРК4; есть такой план в РГИА5. Все они достаточно условны и не имеют экспликаций. Более подробным является план, фрагмент которого опубликован в книге Л.М. Тверского6. Там он помещен в главе «Зеленые насаждения» в качестве примера обозначения садов в Архиерейском доме. По нашему запросу была получена фотокопия указанного плана7 (рис. 1). Он представляет собой небольшого размера подцвеченный рисунок, имеющий барочное оформление, с надписями и подписями на причудливо разрезанных завивающихся лентах. Причем надписям отведено гораздо большее по площади место, чем собственно чертежу, на котором изображена земляная крепость в форме девятилучевой звезды с окружающим ее рвом, соединяющимся с озером, подписанным «Ростовское озеро Нера». Пространство вокруг крепости обозначено как «предместие города». Указан масштаб: «в аглинском дюйме 100 сажен».

Самое большое место в верхней части отведено ленте с названием: «Планъ города Ростова съ показаниемъ под литерами именитыхъ местъ числа поселившихся разного званiя дворовъ и всей внутренней сiтуацiи». Ниже слева на некоем подобии свитка расположена экспликация, а правее – собственно план. На нем деревянные постройки показаны коричневым цветом, каменные – красным. Территория Архиерейского дома вместе с соборной площадью и митрополичьим садом обведена пунктирной линией, внутри которой сооружения показаны довольно-таки приблизительно, так как на таком малом по размерам чертеже все имеющиеся постройки изобразить трудно. Через ров внутрь крепости ведут два моста, расположенные не в разрывах куртин (как в настоящее время), а подходящие к боковым частям (фланкам) бастионов. По этим мостам заходила в «город» и выходила из него «большая столбовая мостовая дорога». Она проходила от Петропавловских ворот севернее соборной ограды, сквозь ряд «разного звания людей лавок», мимо острога и воеводского двора к Фроловским воротам (названия ворот и мостов в экспликации не приводятся). Показана только одна улица, имеющая название - Сенная, идущая от церкви Спаса на торгу вдоль восточной стены Архиерейского дома к Борисоглебской и Димитриевской церквам. Пространство между южным валом и берегом озера подписано «подозерная слобода». Борисоглебские ворота на плане отсутствуют – вероятно, они были устроены в виде туннеля под валом8, или могли к тому времени обрушиться, т.к. по описанию 1690 г. земляная крепость уже тогда имела далеко не идеальное состояние9.

Основные постройки внутри «города» обозначены на плане латинскими буквами (рис. 2), расшифровка которых приводится в экспликации, названной «Описание плана по литерам» (воспроизводится в орфографии подлинника):
А: Ростовской Успенской собор
В: Дом Ростовского архиерея
С: оного дому конюшня
D: богаделни под оной литерой в 2х местах
Е: Ростовской Рожественской девичей монастырь
F: церковь и погост Николая чудотворца что на Подозерье
G: церковь и погост Бориса и Глеба что на Подозерье
Н: ц. и погост Всемилостиваго Спаса
I: церковь и погост Вознесения Господня
К: Ростовская воеводская канцелярия
L: Воеводской дом
М: Ростовской магистрат
N: Казенныя питейныя дома под оною литерою в дву местах
О: Болшей питейной дом
Р: Торговая площадь
Q: Конная площадь
R: Разного звания людей лавки
S: Острог

Далее идет перечисление дворов без указания их владельцев (кроме двоих) и конкретного местонахождения (причем участки на чертеже разделены на дворовую и огородную землю):
Ростовской духовной консистории секретарских два двора;
Приказных служителей оной консистории 20 дворов;
Находящихся при соборе и при приходских церквах священно и церковно служителских 20 дворов;
Ростовского архиерея штатных служителей 9 дворов;
Ростовского архиерея певчих 2 двора;
Соборных псаломщиков и звонарей 5 дворов;
Воевоцкой канцелярии штатных салдат 4 двора;
Отставных салдат 7 дворов;
Девичья монастыря служителей 2 двора;
Воевоцкой канцелярии подъяческой 1 двор;
Подворьев разных помещиков 7;
Казенная каменщичья Щеткина одна;
Подворьев разных монастырей 5;
Архиерейского дворянина один двор;
Сокольего помытчика один двор;
Генералного писаря Пчелина 1 двор;
Лавок разночинческих 21;
Купецких пять дворов.

К сожалению, никаких учетных данных о публикуемом документе (происхождение, датировка и др.) из РГИА не получено, но то, что на плане каменные постройки выделены красным цветом, может служить косвенным датирующим признаком, который поможет уточнить общую датировку плана – третья четверть XVIII в.10 На чертеже указаны следующие каменные постройки: комплекс Архиерейского дома с конюшенным двором, Успенский собор с оградой и Святыми воротами, церкви Вознесения, Спаса на торгу, Бориса и Глеба в паре с Димитриевской, Никольская на Подозерье, соборная церковь Рождественского монастыря, богадельня у соборной ограды. Сопоставим даты постройки сооружений, появившихся во второй половине XVIII в. и указанных на чертеже как каменные: церковь Николы на Подозерье – 1751 г., Святые ворота Успенского собора – 1754 г., церковь Бориса и Глеба -1761 г. и церковь Димитрия Ростовского -1762 г. Следует также учесть, что Рождественский девичий монастырь показан на плане деревянным (кроме соборной церкви) и соответствует описи 1763 г., приведенной в публикации А.Г. Мельника11; его перестройка в камне была осуществлена в 1782-1785 гг. В то же время церковь Вознесения показана с каменным приделом, который был освящен в 1786 г., возведение которого могло происходить в течение нескольких лет. Учитывая приведенные данные, можно сделать вывод, что, скорее всего, план был составлен в середине 80-х годов XVIII в.

Через всю территорию «города» с севера на юг от церкви Вознесения и до впадения в озеро протекала речка, подписанная «р. Пига», которая по документам XVII в. имела финно-угорское название Пижерма. Пижермой она названа и на плане в книге Титова12. Он же в другом своем издании13 пишет так: «Речка Пижерма показана еще на плане города XVIII века, который был напечатан нами ранее. Она протекала близ церкви Николы на Подозерьи; во время же планировки города по высочайше утвержденному плану была засыпана, вследствие чего стоки из канав или «пиги», находящиеся вне городских валов, прекратились, и в городе сделалась грязь, а из «пиги» стали распространяться зловредные миазмы». И далее в этом же издании, в том месте, где говорится о приезде в Ростов императрицы Екатерины II в 1763 году, указано: «...где дом общий братьев Серебрениковых было болото, известное тогда под именем Пиги...»14. Если принять это утверждение за истину, то напрашивается вывод, что со временем финно-угорское название речки забылось, и она стала называться как то болото, из которого брала свое начало. Нельзя исключать и возможность того, что название речки могло трансформироваться со временем вследствие народной этимологизации, в процессе которой произошла замена согласной «ж» на «г» и название укоротилось. Но о том, что оно прочно укоренилось в Ростове, говорит тот факт, что еще в 60-70-е годы ХХ века (а иногда и сейчас) местные жители называли «пигой» любые канавы в исторической части города, будь то прудки на Заровье или остатки рва вокруг крепости.

В целом происхождение представленного плана остается неясным. Если принять время его создания – 80-е гг. XVIII в., то получается, что он был исполнен уже после того, как был утвержден в 1778 г. регулярный план, и, вероятно, начал исполняться, и в первую очередь именно внутри «города». Тогда к плану нужно относиться не как к созданному для каких-то целей документу, а как к декоративно оформленному рисунку, призванному запечатлеть для истории «внутреннюю ситуацию» города Ростова накануне его перестройки. С учетом того, что ситуация отражена с большой степенью достоверности, план дает представление о расположении важных городских учреждений, торговых площадей, питейных заведений и т.д., следовательно, он имеет несомненную историческую ценность.

  1. См. статьи того же автора в ИКРЗ 2002 С. 143-153; СРМ XIV С. 285-327; ИКРЗ 2004 С. 176-182; СРМ XVI. В печати.
  2. ГМЗРК, А-108 Л. 36.
  3. Титов А.А. Дозорныя и переписныя книги древняго грода Ростова. М., 1880, приложение.
  4. ГМЗРК Ар-333, Ар-408; Ар-331.
  5. РГИА Ф.1350, Атлас Ярославской губернии, 1837 г., Л. 8.
  6. Тверской Л.М. Русское градостроительство до конца XVII в. Л.-М., 1953 С.187.
  7. РГИА Ф. 1399, О. 1, Д. 850, Л. 3.
  8. Седов Вл.В. Земляная крепость в Ростове // ИКРЗ 2000, С. 116.
  9. Найденов Н.А. Ростов. Материалы для истории города XVII-XVIII столетий. М., 1884 С. 38.
  10. Мельник А.Г. Митрополичий сад Ростовского кремля // ИКРЗ 1997 С. 156.
  11. Мельник А.Г. Ансамбль Ростовского Рождественского монастыря в XVIII –нач. ХХ вв. // СРМ XIV С. 347, 348.
  12. Титов А.А. Дозорныя и переписныя книги древняго города Ростова. М., 1880 приложение.
  13. Титов А.А. Переписныя книги Ростова-Великаго вт. пол. XVII в. СПб., 1887 С. VII.
  14. Там же, С. XXII.