О.В. Алексеева

Шляковы в Москве

Иллюстрации

Встреча с родственниками Ивана Александровича Шлякова произошла благодаря знакомству автора с Анной Игоревной Шляковой. Общение исключительно по рабочим вопросам с милой, интеллигентной женщиной, вызывало необыкновенную к ней расположенность, при этом совершенно не приходило в голову предположение о наличии родственной связи с Иваном Александровичем Шляковым, любые сведения о котором уже несколько лет разыскивались автором в архивах Москвы и Петербурга. Как столкновение с непостижимым, произошел первый разговор, затем знакомство с родственниками и документами из семейного архива, любезно предоставленные отцом Анны Игоревны, Игорем Павловичем Шляковым (сыном Павла Фирсовича Шлякова, внучатым племянником Ивана Александровича Шлякова).

В статье изложены сведения о ветви Шляковых по линии Фирса Петровича (1854-1926), племянника Ивана Александровича (1843-1919).

Фирс Петрович был женат на Марии Евграфовне Бовиной (1847-1913), от этого брака у них было двое детей – дочь Александра (1886-?) и сын Павел (1889-1961). Старшая дочь Александра получила неплохое образование, была учительницей, достаточно поздно вышла замуж за Кайдалова Дмитрия Васильевича, детей у них не было. В семье бытует история о том, что Александра и Дмитрий с юности испытывали друг к другу самые нежные чувства, но смогли пожениться, встретившись через 12 лет, будучи достаточно зрелыми людьми. Дмитрий Васильевич Кайдалов имел статус богатейшего человека с безупречным образованием. Примечателен тот факт, что крестными родителями Дмитрия Васильевича были Федор Леонтьевич Кекин, родной брат Алексея Леонтьевича Кекина, (оба брата – известные жертвователи Ростовского музея церковных древностей) и Мария Степановна Тюляева.

В первую мировую войну лучшие люди России вносили свою лепту по оказанию помощи своему отечеству, собирали деньги в помощь армии, ухаживали за ранеными. Кайдалов Дмитрий Васильевич в это время был врачом в госпитале города Костромы. В архиве Игоря Павловича Шлякова среди прочих семейных реликвий сохранилась книга по медицине с описанием и лечением болезней с личными пометками Д.В.Кайдалова на полях.

Сын Фирса Петровича, Павел, родился в 1889 г., начальное образование получил в Ростовском Городском Приходском училище. Документы позволяют утверждать, что с детства Павел ощущал авторитет великого деда, например, сохранились 2 похвальных листа, которыми был отмечен ученик Павел Шляков, датированные 1898 г. и 1899 г. «в знак внимания к прилежанию, благонравию и весьма хорошим успехам». Оба похвальных листа подписаны председателем экзаменационной комиссии Иваном Александровичем Шляковым.

Поскольку одаренность ребенка была очевидна, его отдали учиться в Ростовскую школу позолоты и резьбы по дереву, которую организовал И.А.Шляков в 1898 г. и являлся первым попечителем до 1905 г. Рисунки Павла Шлякова со штампом Ремесленного класса рисования, иконописи, резьбы и позолоты по дереву датированы 1902 – 1903 гг. Павлу в то время было 12 лет и он, безусловно, был опекаем Иваном Александровичем, который и предопределил будущее племянника, направив учиться в Москву, в Строгановское училище. Логично предположить, что именно о нем идет речь в письме В.В.Верещагина «о мальчике вашем писал в Москву»: по возрасту мальчиком был Павел, но не Петровичев, которому в 1902 г. было уже 25 лет (в 1891 – 16 лет1).

После учебы Павел Фирсович остался работать в Москве, жил в центре города, был востребованным художником гравером. В семейном архиве Шляковых сохранились визитки Павла Фирсовича, «художника торговой рекламы» выполняющего заказы на этикетки, плакаты, брандмауер, газосвет, вывески, марки, шелкографию.

В конце 1920-х годов П.Ф. Шляков работал в Издательстве АХР (ассоциация художников революции) в качестве выпускающего и технического редактора, в 1922 г. участвовал в выставке художников в Н.Новгороде от Бюро Изо Профсоюза работников искусств. В 1927 г. выходят почтовые марки, выполненные П.Ф.Шляковым.

В 1928 г., профессионал своего дела, заботясь, как и его великий предок о подготовке молодой смены, направляет обращение «гравера Шлякова П.Ф. в Инженерно-Техническую Секцию при Союзе Печатников», с предложением об издании подготовленного им «Цветного справочника» для цветной печати всех видов: «Детально разработанное практическое руководство позволяет безошибочно определять в процессе работы любой тон любого цвета: в хромографии, хромо-фотографии, фото-лито, цветной цинкографии, картографии…<…>…может служить для художников–графиков ориентировочным материалом. Старых, высококвалифицированных работников, не нуждающихся в подобном руководстве…<…>…осталось очень мало, тогда как вновь прибывающая смена слабо подготовлена ввиду трудности указанных профессий, требующих от работников. Помимо художественного развития, технического совершенства в комбинировании красок».

В 1932 г. Павел Фирсович работал над изобретением автоматических щитов для рекламы и информации с периодически одновременно вращающимися трехгранными колонками, т.е. на щите появлялись разные изображения, по его чертежам щиты планировалось установить в Сокольниках. Сегодня рекламные щиты с таким принципом стали привычным оформлением города.

В конце 1930-х годов Павел Фирсович был репрессирован. Как рассказывал в свое время сам Павел Фирсович, на очередном собрании фабрики по рекламному оформлению Москвы, где он работал главным художником, с речью выступил нарком А.И. Микоян.

В своем выступлении А.И.Микоян указал, в частности, что рекламу надо строить разъяснительным способом, например, в рекламе апельсинов надо изобразить процесс очистки апельсина от корки. Павел Фирсович имел неосторожность заметить, что люди через 20 лет советской власти должны бы уже знать, что апельсин надо чистить. Этого оказалось достаточно для обвинения человека по статье 58 «А». В 1956 г. он был полностью реабилитирован.

Известно, что в период с 1936 по 1939 г. он был в ссылке в Туркестане, работал художником в клубе Туркестанской горной железной дороги. Возможно, преподавал в школе: сохранилась поздравительная открытка от учеников 6 класса. Как вспоминает Игорь Павлович, отца он впервые увидел в возрасте 4 лет, когда они вместе с сестрой и матерью приезжали к нему в ссылку. Во время войны Анна Степановна с двумя детьми были эвакуированы из Москвы в Пензенскую область, и из Туркестана к ним приехал Павел Фирсович. Игорь Павлович помнит, как отец рисовал портреты погибших воинов с фотокарточек, родственники погибших за это давали продукты, что в какой-то период позволило семье выжить.

После войны Павел Фирсович с семьей некоторое время жил в Москве в доме Бахрушина, напротив Елисеевского магазина, в коммунальной квартире. По соседству с ними жили еще два художника – Гавриил Дмитриевич Лавров (брат известного скульптора Георгия Дмитриевича Лаврова) и Иван Васильевич Акимов, с которыми были очень теплые отношения. Георгий Дмитриевич Лавров для работы над своей известной скульптурой «Сталин и Мамлакат» выбрал в качестве модели пионерки Мамлакат сестру Игоря Павловича, Евгению Павловну.

В тот исторический период «благородное» происхождение было своего рода клеймом, для репрессии было достаточно самой малости: фразы, как в жизни Павла Фирсовича, или как для скульптора Георгия Дмитриевича простой случай: будучи в Париже до войны на стажировке он создал, наряду с другими, скульптурный портрет понравившегося ему лица. Этот человек впоследствии оказался в рядах фашистов, за что Г.Д. Лавров был осужден на 10 лет.

В 1947 г., в честь 800-летия Москвы, художественное освещение Кремля было выполнено по эскизам художника П.Ф.Шлякова, взявшего за образец оформление Кремля по случаю коронации императора.

Игорю Павловичу запомнилось, что, когда отец жил в Москве, весной они ездили в Новогиреево к Поляниной Анне Павловне2 и, по пасхальной традиции, выпускали на свободу щегла. В то время, имея за плечами 58 статью, Павел Фирсович был вынужден уехать из Москвы в Ростов, где жил несколько лет, занимался финифтью в маленькой мастерской, предложил идею внедрения в производство зеркальца с ручкой, пудреницу. В этот же период разработал этикетку для спичечной фабрики «Маяк». В официальном ответе на имя П.Ф.Шлякова значилось: «В целом она сделана интереснее существующей этикетки этой фабрики. После утверждения Вашей этикетки Главлитом, она будет сдана в печать».

И.П. Шляков вспоминает, что отец жил в небольшом доме на берегу озера Неро. Приезжая к отцу на каникулы, ходил на охоту и рыбалку с сыном Михаила Ивановича Кулыбина, зарисовывал понравившиеся ему виды местной природы. «Мой отец был очень строгий, я его даже побаивался. Любил читать, читал много. Больше всего не любил скользких людей».

К периоду жизни П.Ф. Шлякова в Ростове относится набросок художника И.А.Шумакова с припиской «Полюбуйтесь на вашего папулю…». На рисунке изображен Павел Фирсович за работой, как всегда, с дымящейся папиросой. Мало кто знал, о чем были мысли мастера… И известно ли было жителям Ростова, что в 1952 г. из Советского комитета защиты мира пришло письмо на имя П.Ф. Шлякова: «Уважаемый товарищ Шляков! Советский комитет защиты мира получил Ваше письмо и созданный Вами финифтяный портрет председателя Всемирного Совета Мира Фредерика Жолио-Кюри. Мы рады приветствовать волнующие Вас патриотические чувства <…> Сообщаем, что присланный Вами портрет передан члену Советского комитета защиты мира писателю А.А.Фадееву, лично вручившему его Фредерику Жолио-Кюри на чрезвычайной сессии Всемирного Совета Мира в Берлине <…>».

Материалы семейного архива, касающиеся деятельности Павла Фирсовича Шлякова, воссоздают образ сильной личности: несмотря на шлейф непролетарского происхождения, репрессию, его талант и творческая натура сочетались с активной созидательной гражданской позицией.

Безусловно, Павел Фирсович через всю жизнь пронес воспоминания о навсегда ушедших дорогих людях, которые имели самое прямое отношение к его судьбе. В семейном архиве Шляковых хранится памятная записка потомкам об Иване Александровиче Шлякове, составленная П.Ф.Шляковым и им подписанная: «внук И.А. Шлякова П.Ф. Шляков».

Здесь уместно утверждение, что Иван Александрович Шляков, видный деятель культуры своего времени, оказывал очень большое влияние на своих родных, он не был одинок, у него была большая семья, члены которой его любили, ценили его деятельность и разделяли взгляды.

Павел Фирсович Шляков умер в 1961 году, был похоронен на Калитниковском кладбище.

Клеймо врага народа не помешало Павлу Фирсовичу и Анне Степановне обеспечить своим детям Игорю и Евгении благополучное детство.

Игорь Павлович Шляков (1935 г.р.) в 1958 г. закончил МИСИ, факультет гидротехнического строительства портов и внутренних водных путей. Некоторое время работал в министерстве обороны СССР, а затем в проблемной лаборатории МИСИ. Там он принимал участие в изготовлении и испытании модели проектируемого варианта Нурекской арочной плотины на реке Вахш в Таджикистане. О проведении важных для страны исследованиях сообщали в «Экономической газете» за 1960 г.: «имея сферическую оболочковую форму, они (арочные плотины) обладают повышенной прочностью. Если коэффициент запаса прочности обычной массивной гравитационной плотины составляет 1,3-1,5, то у арочной плотины – 8-10. Расход строительных материалов при ее сооружении сокращается на 30-80 процентов».

В 1961 г. И.П. Шлякова пригласили работать в Проектно-изыскательский и НИИ «Союзморниипроект» в группе молодых инженеров во главе с Георгием Ивановичем Петровым. Газета «Водный транспорт» за 1 марта 1966 г. в статье «Молодо, да не зелено» рассказывает о «группе молодых энтузиастов под руководством Петрова», и их работе по теме: «Унификация конструкций морских и речных причальных сооружений»: «Теперь трудно припомнить, кто из них предложил эту идею. Может быть, Игорь Шляков. Товарищи утверждают, что у него идеи рождаются ежеминутно».

Итоги работы по унификации конструкций морских и причальных сооружений для всего Советского Союза (из 6 элементов могли строить все основные конструкции причалов) группа представляла на 5 Международном конгрессе в Антверпен, в июне 1968 г.

И.П. Шляков по работе много ездил по свету. Так, в Сирии, в 1980-х годах по его проекту было построено 10 причалов и волнолом в порту Латакия по уникальной технологии на илах. В Восточном порту (рядом с Находкой) был запроектирован и построен первый в СССР пирс с применением ячеистой конструкции опор. По сравнению с японским вариантом, эта конструкция позволила сэкономить нашему государству 7 миллионов рублей. Союзморниипроект выполнял изыскательные и проектные работы по строительству глубоководного причала в порту Салиф в Йеменской Республике (1995г.) В 1998 г. вместе со специалистами Атомэнергопроекта строили Бушерскую атомную станцию. Начинали строительство немцы, а заканчивали специалисты России, главным инженером проекта всех гидротехнических сооружений являлся И.П. Шляков.

Всего, как главный инженер, выпустил около 40 проектов.

С 1991 г. редакционная коллегия Производственной ассоциации государственных и кооперативных организаций (ПИКОС) с участием И.П. Шлякова начала выпускать «Морской коммерческий вестник»; всего издали 15 номеров, затем были вынуждены закрыться, потому что выпускать за свой счет было уже очень сложно. На страницах журнала публиковали все новости о морском транспорте.

Как вспоминает Игорь Павлович, на работе один знакомый все время называл его зодчим, а увлечение рисованием было с детства. В 1963 г. по заказу Агентства Печати Новости Игорь Павлович оформлял книгу Льва Безыменского с рабочим названием «Когда тайное становится явным» о преступлениях фашистов в Великой Отечественной войне. Однако увидеть книгу ему так и не удалось, так как издали ее в Швеции.

И.П. Шляков до настоящего времени востребован как профессионал, специалист по морской гидротехнике, продолжает работать в Союзморниипроекте. Ему присвоено звание почетный работник Морского флота.

У Игоря Павловича двое детей: дочь Анна и сын Андрей. Анна Игоревна Шлякова (1964 г.р.) окончила Московский электротехнический институт связи. Работает в МГУКИ. Андрей Игоревич Шляков (1976 г.р.) – архитектор.

Дочь П.Ф. Шлякова, Евгения Павловна (1930 г.р.), окончила Московский институт народного хозяйства им. Г.В. Плеханова, вышла замуж за Бориса Александровича Гурнова, журналиста-международника. Дети Евгении Павловны – Татьяна Борисовна и Александр Борисович.

Александр Борисович Гурнов (1957 г.р.) окончил Московский государственный институт международных отношений, журналист, известный ведущий информационной программы Российского ТВ «Вести», был главным редактором ТСН; как отметил недавно в одной из передач его коллега «вместе с Киселевым и Флярковским Гурнов положил начало честной журналистике». Сейчас Александр Борисович работает на канале вещания на Европу «Russia Today», по признанию коллег «разрушает антироссийские стереотипы».

Очевидно портретное сходство Александра Борисовича Гурнова с Павлом Фирсовичем Шляковым, также как у своего деда, увлечение – рисование.

В России исторически присутствовало бытовое, народное определение высокого родового статуса человека – «благородный», имеется и научное определение: «элита». Автор полагает, что даже кратко изложенный материал о жизненном пути представителей рассмотренной ветви Шляковых дает основание утверждать об их принадлежности к национальной элите России.

  1. Ким Е.В. И.А.Шляков и художественная жизнь в Ростове//ИКРЗ 2003.Ростов,2004.С.37.
  2. Дочь Марии Евграфовны Шляковой от первого брака с Бовиным.