В.Г. Пуцко

Ростов в истории русской культуры

О ростовских исторических достопримечательностях написано много, есть хорошие путеводители, позволяющие свободно ориентироваться в пространстве одного из самых примечательных древнерусских городов. Не столь уверенно в нем чувствует себя исследователь, обратившийся к выяснению места Ростова в истории русской культуры. Многочисленные надежно документированные исторические факты чаще освещают внутреннюю жизнь города на различных этапах его развития, чем роль в общерусской культурной истории, большей частью слитой с церковной, особенно в XI – XII вв. Появление памятников литературы и искусства поэтому в значительной мере инспирировано почитанием ростовских святых и тесно связано с местонахождением их мощей. Последнее превратило Ростов в центр паломничества, и это значение город долго сохранял после того, как утратил свое былое политическое влияние.

Первое летописное упоминание о Ростове относится к 862 г., но по заключению А.А. Шахматова оно (как и упоминание под 907 г.) представляет вставку сводчика начала XII в.1 По крайней мере город уже существовал до 1014 г., когда владевший им Ярослав получил Новгород2. Мерянское, дохристианское прошлое Ростова осталось как бы за порогом истории, хотя о нем реально напоминают сохранившиеся древности3. Здесь не место говорить и о политических событиях столь ранней эпохи, явившихся предметом специального изучения4. Трудно судить и о топографии древнего города, планировка которого прослеживается лишь фрагментарно5. Некоторый свет на это проливают топонимы, содержащиеся в агиографических произведениях, опирающихся на местную фольклорную основу, на «примесь местного предания»6.

Смутные предания о распространении христианства в Ростове в полной мере нашли свое отражение в житии Леонтия Ростовского, с противоречивыми фактами, остающимися в полной мере не разъясненными и теперь7. Иконография святителя складывается сравнительно поздно, ко второй половине XV в.8 В основе же приписывания принадлежности свт. Леонтию фелони-полиставрия лежит явное недоразумение9. Если оригинал известного по поздним копиям меднолитного креста действительно принадлежал преп. Авраамию Ростовскому, то его жизнь должна быть отнесена лишь к началу XIII в.10 Начало почитания ростовских святителей Леонтия и Исайи относится ко времени князя Андрея Боголюбского, т.е. к третьей четверти XII в. Именно с этой поры Ростов все чаще упоминают в письменных источниках в связи с определенными церковными событиями. Сказанное все же, разумеется, не дает основания заподозрить достоверность более ранних фактов, таких, как, скажем, отправление князем Владимиром Мономахом в Ростов найденной на пожарище храма на Подоле в Киеве невредимой иконы Богоматери, кисти преп. Алимпия Печерского, с которой безуспешно отождествляли существующие ныне, в том числе и икону Богоматери Великой панагии, первой трети XIII в.11 В Ростове найдена и свинцовая печать Владимира Мономаха12.

Успенский собор в Ростове оставался деревянным до пожара 1160 г. («чудная» дубовая церковь), после чего заменен каменным храмом 1162 г., возведенным князем Андреем Боголюбским, обрушившимся в 1204 г. И позже неоднократно отстраиваемым13. Сооружение ростовского собора, следовательно, принадлежит ко времени становления владимиро-суздальского зодчества. Заложенная в 1213 г. князем Константином Всеволодовичем «на первом месте падшая церкве» постройка была окончена лишь незадолго до 1231 г., когда освящена. Обнаруженные фрагменты белокаменного цоколя и блок камня с орнаментальной резьбой (растительная плетенка) характерны именно для первой трети XIII в. Столь же далекий отклик на романский прототип представляют белокаменные резные изваяния львов (около 1207-1213 гг.), служившие принадлежностью синтрона14. Упомянутых археологических материалов явно недостаточно, чтобы на основании их делать широкие выводы. Однако качественный показатель позволяет заметить, что речь может идти о далеко продвинувшейся локальной переработке элитарных европейских образцов типа прослеживаемых в пластическом убранстве Успенского собора во Владимире, его наиболее ранней части. Н.Н. Воронин полагал, что построенный в 1213-1231 гг. собор «был крупным шагом вперед в развитии владимиро-суздальского зодчества»15. Вполне возможно, хотя это никак не является очевидным и требует обстоятельной аргументации.

В литературе неоднократно обсуждался вопрос о «Старом летописце ростовском» и о местных ростовских летописных записях XII – XIII вв.16 Стенописи и иконы домонгольского времени в Ростове не сохранились. Но, по счастливой случайности, уцелело несколько иллюминированных рукописей, выполненных в ростовском скриптории в конце XII – первой трети XIII вв., начало изучению которых было положено А.И. Соболевским17. Книги писаны стильными почерками, художественное оформление в одних случаях восходит к староболгарским прототипам, а в других – отражает современный написанию рукописей византийский стиль, обнаруживая при этом привлечение к выполнению миниатюр греческих мастеров18. Это лучшие образцы книжного искусства Северо-Восточной Руси раннего периода, свидетельствующие о том, что из стен ростовской книгописной мастерской выходила продукция элитарного художественного уровня. Как теперь выясняется, в Ростове в течение почти всего XIII в. не прекращалась литературная работа, о чем свидетельствует Пролог второй редакции, в состав которого включены жития Михаила Черниговского и Кирилла Туровского19. Принято считать, что литературным трудом занималась и жена погибшего в 1238 г. в битве на р. Сити князя Василька Мария, – основательница Спасо-Песоцкого монастыря20. Здесь же должна идти речь и о ростовском летописании второй половины XIII в., отразившемся в Своде 1305 г.21

Ростов оказался среди тех немногих городов Северо-Восточной Руси, где уже во второй половине XIII в. происходит возобновление церковного каменного строительства. Здесь в 1287 г. была сооружена церковь Бориса и Глеба, остатки которой стали известны в результате археологических раскопок 1986-1991 гг.: одноапсидного четырехстолпного храма, сохранившегося на 2/3 своей высоты, с пониженными боковыми сводами, с боковыми апсидами, скрытыми в толще стены, имевшего скорее всего трехлопастное покрытие и одну главу22.

Если в последней четверти XIII в. в Ростове могли быть выполнены иконы столь высокого художественного уровня, как изображающая Спаса Нерукотворного, из Введенской церкви, то есть основания говорить о сохранении элитарного направления, хотя и с ярко выраженным архаизмом23. Иконописание XIV в., напротив, обнаруживает ярко выраженную тенденцию к фольклоризации образца24. Наиболее показательным примером того может служить икона Троицы Ветхозаветной, 1360-1380-х гг., из церкви святых Косьмы и Дамиана25. Ростов явно превратился в провинциальный центр, при этом оставаясь центром обширнейшей епархии. Мало что изменилось и в XV в., когда разве что усилилось московское влияние на иконопись26. Известный резной белокаменный надгробный крест 1458 г., поставленный дьяком Стефаном Бородатым, представляет один из примеров проникновения столичного пластического искусства27.

Явные сдвиги в церковной и культурной жизни Ростова происходят к рубежу XV – XVI вв., в связи с расширением почитания ростовских святителей до размеров всей Руси. Великие князья совершают сюда паломнические поездки, сопровождаемые богатыми вкладами, в том числе и драгоценной церковной утвари. Около 1508-1512 гг. возведен ныне существующий Успенский собор, отмеченный итальянизмами28. Ростовская архитектурная школа с конца XV в. начинает проявлять удивительную творческую активность29. Однако в Ростове в XVI в. ведут строительство столичные зодчие, по царскому указу30. В окрестностях Ростова в конце XV – начале XVI вв. заметен приток изысканных по исполнению икон, выполненных в лучших московских мастерских31. Правда, нельзя заметить их воздействия на продукцию местных иконописцев, в целом неодинаковую по манере и качественному уровню32. Явно сказывалось также социальное и имущественное положение заказчика: достаточно хотя бы сравнить произведения, происходящие из ростовских приходских храмов, выполненные в хронологических пределах XVI в.33

Смутное время совершенно лишило Ростов драгоценной церковной утвари, оставив в целости лишь иконы и произведения лицевого шитья. Среди последних есть выполненные в великокняжеских и царских светлицах. Особенно примечательны покровы с изображениями ростовских святых, порой являющимися древнейшими из известных.

Во второй половине XVII в., при митрополите Ионе Сысоевиче (1652-1690), в Ростове возникает обширный архитектурный ансамбль митрополичьего двора – знаменитый Ростовский кремль, строительство которого начато с 1664 г.34 Он объединяет митрополичьи хоромы с комплексами церкви Спаса со столовой палатой, корпусом сушил на кладовых палатах, пивоварни и житий на кладовых палатах, корпусом пивоварни и приспешни, Судным приказом, церквями Григория Богослова, Воскресения и Иоанна Богослова35. Надвратные церкви оформлены двумя примыкающими крепостными башнями, в чем проявился отклик на композицию комплекса Спасской башни Московского Кремля в XVII в.36 Особенностью интерьера возведенных при митрополите Ионе церквей Ростовского кремля является введение каменных стен-иконостасов, украшенных стенописями37. Церкви Спаса, Воскресения и Иоанна Богослова расписаны лучшими мастерами того времени. Вопрос об авторе ансамбля решается в пользу самого митрополита Ионы, имевшего помощников в лице приказных, дворецкого и других служащих митрополичьего двора38. Ростовский кремль в композиционном отношении оказался хорошо связан с находящимися рядом Успенским собором и звонницей, возведенной также во второй половине XVII в.39 При митрополите Иоасафе Лазаревиче (1691-1701) много в только что созданном великолепном ансамбле будет переустроено, возведена церковь Одигитрии (1692-1693), а несколько позже часобойня (около 1696-1698), много заказано серебряных изделий для украшения Успенского собора40.

Следующий митрополит, свт. Димитрий Туптало (1702-1709), был непохожим на своих предшественников: писатель, драматург, автор исторических и богословских трудов, капитальных Четьих-Миней, полемист, аскет41. Он прежде всего уделял внимание просвещению своей паствы, организовал школьный театр42. В 1757 г. причислен к лику святых и стал одним из небесных покровителей Ростова, для которого лучшие времена отошли в прошлое, оставив богатое культурное наследие.

Первые исследователи Ростова, принимавшие непосредственное участие в организации Музея церковных древностей, к категории церковно-археологических памятников относили все, что не может быть названо современным43. Сейчас эти предметы отошли как бы на второй план, уступив место имеющим более важное историко-культурное значение и характеризующим свою эпоху предельно ясно и выразительно, отражая динамику развития. Здесь немыслимо было даже просто упомянуть о многих замечательных произведениях. Названы лишь те из них, не сказать о которых было невозможно.

  1. Шахматов А.А. Повесть временных лет. Т. 1. Пг., 1917. С. 19, 24.
  2. Кучкин В.А. Ростово-Суздальская земля в X – первой трети XIII века. (Центры и границы) // История СССР. 1969. № 2. С. 65-66.
  3. Леонтьев А.Е. Ростов. Предпосылки возникновения древнерусского города // Труды V Международного конгресса славянской археологии. Киев, 18-25 сентября 1985 г. Т. 1. Вып. 2а. М., 1987. С. 151-157; он же. Археология мери. К предыстории Северо-Восточной Руси. М., 1996.
  4. См.: Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X – XI вв. М., 1984.
  5. Мельник А.Г. Фрагменты древнерусской планировки Ростова Великого // СРМ. Вып. II. Ростов, 1991. С. 85-89.
  6. Подробнее см.: Ключевский В. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871. С. 3-43.
  7. Воронин Н.Н. «Житие Леонтия Ростовского» и византийско-русские отношения второй половины XII в. // Византийский временник. Т. XXIII. М., 1963. С. 23-46; Ленхофф Г. Канонизация и княжеская власть в Северо-Восточной Руси: культ Леонтия Ростовского // Ярославская старина. Вып. 3. 1996. С. 13-22; Мельник А.Г. Святой Леонтий Ростовский: равноапостольный или мученик? // СРМ. Вып. XIV. Ростов, 2003. С. 86-90.
  8. Пуцко В.Г. Иконописные изображения св. Леонтия Ростовского: становление традиции // ИКРЗ. 1995. Ростов-Ярославль, 1996. С. 53-62. Также см.: Иконография ростовских святых. Каталог выставки. Сост. А.Г. Мельник. Ростов, 1998. №№ 1-12, 34; Мельник А.Г. Почитание св. Леонтия Ростовского в домонгольскую эпоху // Уваровские чтения – У. Муром, 14-16 мая 2002 г. Муром, 2003. С. 100-103.
  9. Пуцко В.Г. Фелонь-полиставрий св. Леонтия Ростовского // СРМ. Вып. XV. Ростов, 2005. С. 401-414.
  10. Пуцко В.Г. Крест преп. Авраамия Ростовского // ИКРЗ. 1994. Ростов-Ярославль, 1995. С. 96-104.
  11. Подробнее см.: Пуцко В. Киевский художник XI века Алимпий Печерский (По сказанию Поликарпа и данным археологических исследований) // Wiener Slavistisches Jahrbuch. Bd. 25. Wien, 1979. С. 77-84; он же. Богоматерь Великая Панагия  // Зборник радова Византолошког института. Кнь. XVIII Београд, 1978. С. 247-256.
  12. Пуцко В.Г. Вислая печать Владимира Мономаха // Нумизматика и сфрагистика. Вып. 5. Киев, 1974. С. 96-99.
  13. Воронин Н.Н. Археологические исследования архитектурных памятников Ростова // Материалы по изучению и реставрации памятников архитектуры Ярославской области. Вып. 1: Древний Ростов. Ярославль, 1958. С. 4-17; он же. Зодчество Северо-Восточной Руси. XII – XV вв. Т. 1. М., 1962. С.55-57, 307-308; Леонтьев А.Е. Археологические наблюдения в ростовском Успенском соборе // СРМ. Вып. V. Ростов, 1993. С. 162-171.
  14. Пуцко В.Г. Ростовские каменные львы // Советская археология. 1979. № 2. С. 276-282.
  15. Воронин Н.Н. Археологические исследования… С. 15.
  16. Лимонов Ю.А. Ростово-суздальское летописание середины XII в. // Исторические записки. Т. 72. М., 1962. С. 184-216; Насонов А.Н. Малоисследованные вопросы ростово-суздальского летописания XII в. // Проблемы источниковедения. Вып. 10. М., 1962. С. 355-363; Воронин Н.Н. К вопросу о начале ростово-суздальского летописания // Археографический ежегодник за 1964 г. М., 1965. С. 21-27; Кузьмин А.Г. Летописные источники посланий Симона и Поликарпа (к вопросу о «Летописце старом Ростовском») // Археографический ежегодник за 1968 г. М., 1970. С. 73-92.
  17. Соболевский А.И. Остатки библиотеки XIII века // Библиограф. 1889. № 1. Отд. 1. С. 144-145; он же. Материалы и исследования в области славянской филологии и археологии. М., 1910. С. 205-206; Голышенко В.С. К гипотезе о ростовской библиотеке XIII в. // Исследования по лингвистическому источниковедению. М., 1963. С. 45-64; Вздорнов Г.И. Малоизвестные лицевые рукописи Владимиро-Суздальской Руси XII-XIII вв. // Советская археология. 1965. № 4. С. 179-185; Князевская О.А. Рукопись Евангелия XIII в. из собрания Московского университета // Рукописная и печатная книга в фондах научной библиотеки Московского Университета. Вып. 1. М., 1973. С. 5-18; Столярова Л.В. О производстве рукописей в Ростове в XII в. (Еще раз о судьбе библиотеки епископа Кирилла I) // ИКРЗ. 1992. Ростов, 1993. С. 38-53; она же. Свод записей писцов, художников и переплетчиков древнерусских пергаменных кодексов XI – XIV веков. М., 2000. С. 106-115.
  18. Вздорнов Г.И. Искусство книги в Древней Руси. Рукописная книга Северо-Восточной Руси XII – начала XV веков. М., 1980. С. 22-29, 15-18; Описание рукописей. №№ 1-8; Пуцко В.Г. Византийские художники-иллюминаторы славяно-русских рукописей начала XIII века // СРМ. Вып. X. Ростов, 2000. С. 77-85; он же. Миниатюра Университетского евангелия и новые черты живописного стиля 1200-х гг. // СРМ. Вып. XII. Ростов, 2002. С. 215-230.
  19. Лосева О.В. Роль Ростова в процессе формирования второй редакции Пролога // ИКРЗ. 2004. Ростов, 2005. С. 110-116.
  20. Плешанов Е.В. Княгиня Мария Ростовская // ИКРЗ. 2002. Ростов, 2003. С. 112-118.
  21. Лаушкин А.В. Малоизученный эпизод ростовского летописания второй половины XIII века // ИКРЗ. 2001. Ростов, 2002. С. 6-13.
  22. Иоаннисян О.М., Торшин Е.Н., Зыков П.Л. Церковь Бориса и Глеба в Ростове Великом // Древнерусское искусство: Русь. Византия. Балканы. XIII век. СПб., 1997. С. 229; Антипов И.В. Древнерусская архитектура второй пол. XIII – первой трети XIV в. Каталог памятников. СПб., 2000. С. 25-27. № 1.7. Предыдущая постройка была завершена в 1218 г., а в 1253 г. отремонтирована.
  23. Пуцко В.Г. Ростовская икона Спаса Нерукотворного // ИКРЗ. 2003. Ростов, 2004. С.341-353.
  24. Подробнее см.: Пуцко В.Г. Иконы XIII-XV вв. из Ростовской земли: проблема историко-художественного контекста // ИКРЗ. 2004. Ростов, 2005. С. 254-270; он же. Ростовская иконопись в истории русского искусства // ИКРЗ. 2005. Ростов, 2006. С.  486-498.
  25. Пуцко В.Г. Ростовская икона Троицы Ветхозаветной: иконография и стиль // Троицкие чтения, 2001-2002 гг. Большие Вяземы, 2003. С. 142-154.
  26. Пуцко В.Г. Заметки о ростовской иконописи второй половины XV века // Byzantineslavica. T. XXXIV. Prague, 1973. C. 199-210.
  27. Вагнер Г.К. От символа к реальности. Развитие пластического образа в русском искусстве XIV-XV веков. М., 1980. С. 156-165; Пуцко В.Г. Белокаменный крест 1458 года дьяка Стефана // Byzantinоslavica. T. XXXVII. Prague, 1976. C. 201-214: он же. Белокаменные резные кресты XV-XVI вв. в Поволжье // СРМ. Вып. XI. Ростов, 2000. С. 66-70.
  28. Мельник А.Г. Новые данные об Успенском соборе Ростова Великого // Реставрация и архитектурная археология: Новые материалы и исследования. М., 1991. С. 125-135. О характере разрушенного собора: Леонтьев А.Е. Древний Ростов и Успенский собор в археологических исследования 1992 г. (Предварительное сообщение) // ИКРЗ. 1992. Ростов, 1993. С. 163-166.
  29. Седов Вл. В. К вопросу о ростовской архитектурной школе XV-XVI вв. // Научная конференция «История и культура Ростовской земли» (тезисы докладов). Ростов, 1991. С. 17-20.
  30. Баниге В.С., Милорадович А.Н. Памятник казанской победе в Ростове // КСИА. Вып. 139. 1974. С. 118-126; Баталов А.Л. Богоявленский собор Ростовского Авраамиева монастыря и многопридельные храмы Северо-Восточной Руси второй половины XVI в. // Научная конференция «История и культура Ростовской земли». С. 21-23; Мельник А.Г. Первоначальный интерьер Богоявленского собора Ростовского Авраамиева монастыря // СРМ. Вып. III. Ростов, 1992. С. 71-79; он же. О церкви Вознесения в Ростове // Мельник А.Г. Исследования памятников архитектуры Ростова Великого. Ростов, 1992. С. 18-29.
  31. Пуцко В. Икона Богоматери Одигитрии из церкви села Гуменец // Revue roumaine d’histoire de l’art: Sиerie beaux-arts. T. XII. Bucarest. 1975. C. 41-49; Мельник А.Г. Поникаровский деисусный чин // VII Тихомировские чтения. Тезисы докладов. Ярославль, 1999. С. 71-73; он же. Икона круга Дионисия в собрании Ростовского музея // Ферапонтовский сборник. Вып. VI. М., 2002. С. 167-174; он же. К истории комплекса художественных памятников, поступивших в Ростовский музей из церкви села Гуменца // ИКРЗ. 1996. Ростов, 1997. С. 55-66; он же. Царские врата из церкви села Поникарова близ Ростова // IV чтения памяти И.П. Болотцевой. Сборник статей. Ярославль, 2000. С. 152-158; он же. Московский великокняжеский дьяк Данило Мамырев // Древняя Русь: вопросы медиевистики. 2006. № 2 (24). С. 61-69.
  32. Мельник А.Г. Иконостас ростовской приходской церкви Параскевы Пятницы // ИКРЗ. 1999. Ростов, 2000. С. 157-163.
  33. См.: Вахрина В.И. Иконы Ростова Великого. М., 2003.
  34. Баниге В.С. Кремль Ростова Великого XVI – XVII века. М., 1976; Мельник А.Г. Ростовский митрополичий двор в XVII в. // СРМ. Вып. 1. Ростов, 1991. С. 132-144.
  35. Мельник А.Г. К истории ансамбля Ростовского кремля // Памятники Истории и архитектуры Европейской России (Исследование, реставрация, охрана). Нижний Новгород, 1995. С. 181-191.
  36. Мельник А.Г. О происхождении композиции надвратных церквей с двумя примыкающими башнями Ростовского кремля // Научная конференция «История и культура Ростовской земли». С. 23-26. См. также: Мельник А.Г. Исследования памятников архитектуры Ростова Великого. С. 30-55.
  37. Мельник А.Г. О храмовых интерьерах второй половины XVII в. Ростова Великого, созданных по заказу митрополита Ионы // СРМ. Вып. III. Ростов, 1992. С. 89-105; Пуцко В.Г. Русские стенописные преграды и иконостасы XV-XVII вв. // Звенигород за шесть столетий. Сборник статей. М., 1998. С. 382-386. Рис. 3-6.
  38. Мельник А.Г. К проблеме авторства ансамбля Ростовского кремля // СРМ. Вып. III. Ростов, 1992. С. 80-88.
  39. Мельник А.Г. Новое о звоннице // СРМ. Вып. IV. Ростов, 1993. С. 6-20.
  40. Мельник А.Г. Ростовский архиерейский дом при митрополите Иоасафе (1691-1701) // Кремли России. М., 2003. С. 359-372.
  41. Подробнее см.: Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время (1651-1709 г.). СПб., 1891.
  42. Жигулин Е.В. Проблематика реконструкции театра св. Димитрия Ростовского // ИКРЗ. 1992. Ростов, 1993. С. 236-245.
  43. См.: Титов А.А. Ростов Великий в его церковно-археологических памятниках. М., 1911; Толстой М. Святыни и древности Ростова Великого. Изд. 3-е, испр. и доп. М., 1866.