М.В. Зубова

Клавдия Полежаева и Александра Кайдалова
(по материалам семейного архива)

Данное сообщение основано на готовящейся к печати рукописи моего отца – Василия Павловича Зубова (1900-1963), философа, историка науки и искусства. В нашем домашнем архиве сохранились три, без общего названия1, толстые тетради, содержащие 25 глав, в которых прослеживается жизнь двух древних купеческих родов – Полежаевых и Зубовых. Каждая глава – это фактически краткий документальный очерк, содержащий не только биографические сведения о жизни представителей этих родов, но и повествующий о различных сферах их деятельности: купечестве и благотворительности, создании красильной фабрики и изучении химии, музыцировании, библиофильстве и нумизматике.

Над рукописью В.П. Зубов работал с 1927 по 1930 г., то есть в те тяжелые годы, когда не только писать, но и говорить о своей родословной было опасно. Она создана на основе писем, записок, фотографий, семейных преданий и воспоминаний, счетов и расходных книг, бережно хранившихся на протяжении многих лет и чудом дошедших до наших дней.

Род Полежаевых старинный, «в купечестве прибывает с 1786 года»2. Иными словами к моменту издания грамоты 1785 г., установившей новое деление горожан на сословные группы, Полежаевы обладали уже капиталом, позволявшим причислить их к купечеству. В 1834 г. Михаил Тихонович был возведен в потомственное почетное гражданство3. Своим сыновьям Дмитрию4, Михаилу5, Алексею6 и Николаю7 он завещал: «На бирже не играть и с казной дела не иметь». С казной дела не иметь потому, что нельзя обойтись без взяток8. Торговля велась по старинным заветам, семья свято соблюдала патриархальный уклад9.

Дочь Михаила Тихоновича Елизавета в замужестве за купеческим сыном Кайдаловым получила еще при жизни отца в приданое 14.189 р. 41 к. сер., а после его кончины, по завещанию, 4096 р. 30 4/7 к. сер. Братья «по особенному братскому к ней расположению» назначили ей в дар по особой дарственной расписке 28.571 р. 43 к. сер. От участия в торговом деле Елизавета Михайловна отказалась еще в 1840 г.

Михаил Тихонович и Евфимия Тимофеевна умерли в один год: она – 24 февраля, он – 10 июня 1840 года10. На месте их погребения воздвигнут памятник с надписью: «Дети, исполните нашу радость, имейте одни мысли, будьте единодушны, да владычествуетъ въ сердцахъ вашихъ миръ Божiй и слово Христово да живетъ въ душахъ вашихъ и все, что вы делаете словомъ и деломъ, все делайте во Имя Господа нашего Иисуса Христа, заступника и покровителя вашего».

Их внучка Клавдия, дочь купца, потомственного почетного гражданина Алексея Михайловича Полежаева (1809-1872) родилась 17 декабря того же года, а годом раньше, 17 мая 1839 г., родилась Александра, дочь Елизаветы Михайловны Кайдаловой, урожденной Полежаевой (1813-1849). Этому молодому поколению посвящена глава «Claudine и Alexandrine», в которой прослеживаются новые черты того времени, особенности образования и воспитания, круг чтения и музыцирования барышень.

Большая дружба связывала кузин-сверстниц – Клавдию и Александру. Сохранились их детские рисунки, альбом для стихов, письма, из которых можно узнать о прочитанных книгах, о посещении святых мест, театров и балов.

В 1850-е годы, рано осиротев, Александра жила в Москве в доме дядюшки. От этого времени осталась большая кипа учебных тетрадей, одна из которых привлекает особое внимание. Каждая страница её разбита на две части: над левой половиной страницы надпись – Claudine, над правой – Alexandrine. Дальше идут стройные ряды отметок:

 ClaudineAlexandrine
Le russe4 2 4 3 4 4 3 4 3 43 3 3 3 1 3 1 3 3 3 3
Dialogue2 4 0 5 4 4 4 4 3 43 3 2 3 3 2 3 1 3 3 3
Arithmetique3 3 4 2 1 4 4 3 3 53 3 3 3 2 3 3 3 3 3
Histoire5 4 4 4 41 2 3 2 3 и т.д.

В той же тетрадке (в которой дальше у Alexandrine появляются многочисленные нули) есть еще графы поведения, разделенные на четыре рубрики: grimaces, pour avoir menti, desordre, pour avoir pleure. Вот они, касающиеся Claudine: Grimaces: 1, 0, 1; pour avoir menti: 0, 0, 0; desordre: 0, 0, 1; pour avoir pleurй: 0, 0, 0; Потом приписано: pour des caprices: 0, 0, 1.

Поведение Alexandrine выражается в таких символах: grimaces: 1, 0, 1, 0; pour avoir menti: 1, 0, 0, 0; desordre: 0; pour avoir pleurй: 0, 1; pour grossiertй, des caprices: 0; saletй: 1.

Тетрадей много. Есть немецкие и французские грамматические правила, есть тетрадь с параллельными английскими, французскими словами, есть несколько страничек с засушенными растениями, собрание музыкальных правил, Calligraphie, рисунки. По французски переписан отрывок из Дубровского. Много тетрадей со стихами (русскими). Наряду с классическими именами Державина, Пушкина, Баратынского, Жуковского, Лермонтова, здесь попадаются имена Туманского, Козлова, Грекова, гр. Ростопчиной, Плещеева. Переписана «Песнь Грека» Веневитинова в отдельной тетради – «Ермак» Дмитриева. Есть стихотворение Некрасова «Я посетил твое кладбище» (1857) и др.

Толстые тетрадки трактуют об истории русской и немецкой литературы (Die Litteratur). История русской словесности начинается с дефиниций. Например: «народность есть совокупность всех духовных и физических сил, данных от Провидения какому-нибудь народу для того, чтоб он совершил на земле свое человеческое назначение». К 1854 г. относится «Стилистика»; здесь 14-летняя Клавдия аккуратно записывает: «Когда мы сближаем понятия по об’ему и рассматриваем их, то замечаем, что одно из них есть род, другое в отношении к нему вид, или одно вид, а другое – неделимое, или одно общее, а другое частное». Далее примеры: «неделимые, единичные понятия – Петр, Екатерина, Спасская башня; видовые – человек, башня; родовые – животное, существо, здание».

Переписывались и стихи иного, не учебно-хрестоматийного рода. Таковы «Плач чинов корпуса путей сообщения по случаю увольнения Главноуправляющего Г.К.», «Сочинение Институток Николаевского Института». В стихотворении «Чувства смиренного» содержатся излияния по поводу холеры 1830 г. Оно начинается словами:
Не холера страшит немощь,
Но гнев Божий нам жесток…

И кончается стихотворение так:
И тогда болезнь холеры
Обратит к Богу народ,
Закричит, кто был без веры:
Поминай 30-й год!

В общем занятия Клодины носили характер гуманитарный: языки, литература, история, география и изящные искусства – музыка и рисование. Природоведения нет в графах журнала. Каково было поведение Клавдии Алексеевны видно из особого Журнала для Клодины, где вписывалось: «Капризничает, терпения нет как капризничает, невежничает, рисует слюнами во время класса, царапается и щипается, играет во время класса». Лучше всего Клодина училась языкам и истории, хуже – арифметике, где есть отметки «дурно».

Осенью 1856 г. Клавдия писала кузине Сашеньке в Ростов: «Мы живемъ очень спокойно... Я работаю, шью кофту, играю на фортепiано, а тебе несчастной, негде и поиграть. Кошки играютъ, но твоя любимица что-то сердита на маленькую, я потому это пишу, потому что ты это просила. Ничего необыкновеннаго не происходило еще покуда, то ненахожу что и писать. Напиши хоть одно письмецо. Целую тебя, ангелочикъ, дружочикъ мой и остаюсь кузина твоя К. Полежаева»11.

Сашенька записывала самые замечательные события своей Московской жизни начала 50-х годов на внутренней стороне переплета истории Устрялова12: «1852 года 18 мая мне Татьяна Ивановна подарила сiю книжку въ день моего Ангела, который былъ въ Троицынъ день. 18 мая 1854 года я провела время очень весело. 27 iюня мы были въ Кускове. 24-го мы были въ Парке. 29 поедемъ въ Сокольники. У насъ Сопцовы13. 7 августа мы поехали къ Красноглазову. На Усачевской горе у насъ сломалась карета и должны были воротиться домой пешкомъ. 14 августа мы ездили на постамтъ провожать Папашу14. 16 августа я съ няней ездила въ эстапъ каторжныхъ. 1855 года 25 апр[еля] приехала къ намъ пожарная команда, потому что у насъ варилась яичница. 6 апреля мы были въ Польско-Католической церкви. 13 марта мы были у всенощны на Мартина Исповедника, потому что празднуетъ его 14 марта».

Клавденька вела подобные же записи на другом издании той же книги Устрялова15. Многие записи дублируют друг друга. Обе кузины записывают, как ходили к Троице Сергию пешком и пришли назад через 5 дней, как ездили смотреть царскую фамилию, были в Сокольниках, Александровском саду. Сашенька отмечает еще, что «27 мая хотимъ ехать въ Марьину рощу, а 9 iюня у насъ была Иверская Божiя матерь, 10-го Спаситель.»

Сашенька не раз ездила гостить в Ростов Ярославский (Кайдаловы жили в Ростове). 26-го августа 1857 г. она писала: «вечеромъ за мной прислали Полежаевы коляску. Я съ тет[ушкой] Верой Леонтьевной16 каталась по Ростову. Мне сказали, что вечеромъ садъ будетъ иллюминованъ, поэтому тет[ушка] предлагала мне ехать съ ней въ садъ гулять, но я отказалась, потому что бабушка была больна, и я предпочла просидеть вечеръ съ ней, и съ Мишей проиграла въ карты и презанятную игру кошки. При прiезде въ Москву вамъ покажу, надеюсь, что она васъ не менее меня заинтересуетъ»17. 29-го августа Сашенька с дядей18 и братом19 ездила к явившемуся на дереве Иисусову Кресту. «Выехали мы въ 7 ч. утра (разстоянiе отъ Ростова 30 верстъ), туда прiехали въ 10 ч. утра, обедню не застали, отслужили молебенъ. Я съ Васей ходила къ дереву, где явился крестъ, а въ 4 ч. вечера мы прiехали обратно. Дяд[юшка] не отпустилъ меня безъ обеда, Вера Леонтьевна наградила насъ яблоками и мы отправились домой. На дняхъ я съ Васей была въ соборе. Когда мы съ тет[ушкой] катались по шоссе, то Ник[олай] Пет[рович] пролетелъ мимо насъ, аки птица. Его сестра Екатерина Петровна была у печки, какъ то нечаянно подпалила себе платье и всю спину себе сожгла, къ счастiю старушка пришла въ эту минуту, а то бы непременно вся сгорела; теперь у ней вся спина гнiетъ. У Троицы я не застала Анну Петровну, она была у обедни. Книги et eneore le the я отдала Федосье, она встретила меня словами: Что, матушка, ваша свадьба была ли? Нетъ. А скоро ли будет? Опять нетъ, – последовало въ ответъ. И я разсталась съ моей Федосьей. Олинька Полежаева20 преумненькая девочка, когда я обедала у Полежаевыхъ, Ваня сиделъ возле меня21, весь хлебъ у меня обкушалъ, за что дяд[енька] его очень бранилъ, потому что онъ невежа. Потомъ онъ у меня просилъ налить ему квасу и не поблагодарилъ. Дяд[енька] сделалъ ему замечанiе, а Оля сказала: Какой ты Ваня, долженъ сказать сестрице merзi».

Письма 1859 г. полны разговоров о женихах. В 1859 г. Claudine стала женой В.П.Зубова. Часто письма начинались и заканчивались по-французски. «Vous m’ecrivйz, chиre Claudine, а cause de votre promis, душевно и искренно желала бы разделить эти минуты съ вами, отъ которыхъ столь многое зависитъ въ вашей жизни... но верно такъ Богу угодно, чтобы я въ эти минуты была на такомъ дальнемъ разстоянiи отъ васъ, то позвольте заочно пожелать вамъ tous les bonheurs possibles. И я съ своей стороны помолюсь у Ростовскихъ угодниковъ, чтобы наградили они васъ счастiемъ и благополучiемъ». Иногда французский употреблялся для конспирации, чтобы скрыть от взрослых модное в то время увлечение курением. Скоро не приходится уже прятаться за французские фразы и мешать tous les bonheurs possibles с упоминанием о Ростовских угодниках. «Отъ души поздравляю васъ, моя милочка, съ нареченнымъ женихомъ, дай Господи вамъ всего лучшаго. Мне очень удивительно, что это дело такъ скоро решилось. Действительно, я думаю, что вы не успели опомниться». В другом письме Сашенька просит сказать Василию Павловичу, чтобы «он не забывал третью грацию».

Весной 1859 г., как и раньше, Сашенька ездила в Ростов. Ехали не спеша: у Троицы служили молебен. Вера Леонтьевна22 принимает Сашеньку очень ласково, угощает чаем с бисквитами23. У брата Сашенька читает французский журнал «Les Mysteres de Paris». «Очень недурно. Хорошенькiя исторiйки соч. Евгенiя Сю. Мне прiятно, что я нашла эту книгу, она мне доставляет большое удовольствiе»24.

После свадьбы двоюродной сестры Сашенька писала ей из Москвы25: «На дняхъ былъ папаша26 въ театре, по просьбе Лахотникова, виделъ комедiю Грозу, онъ очень не хвалитъ эту пьесу, потому что она слишком вольна и безнравственна для молодыхъ людей. Папаша решительно не хочетъ, чтобы мы видели эту комедiю».

Помолвка Сашеньки за Виктора Николаевича Полтавцева состоялась 17 января 1860 г.27 Полтавцевы были придворными фабрикантами, имели свой домъ у Никиты мученика в Басманной, в Тукмаковом переулке28. Письма Сашеньки после замужества становятся более чинными и степенными. Муж ея подписывается – «Вашъ, Милостивейшiе Государи, покорнейший слуга и beau frere Victor Poltavzove», – может быть передразнивая жену: «Votre, Милостивейший Государь, belle soeur Alexandrine Poltavzoff»29.

Дружба кузин остается прежней: «Нетъ у меня силъ, нетъ словъ выразить тебе то, что я чувствую; я такъ благодарна, что Господь сниспослалъ мне тебя въ виде моего Ангела утешителя, что я должна день и ночь благодарить Его за Его милости ко мне и молить Его о твоемъ безценномъ для меня здоровье. О твоемъ счастiи мне нечего молится, ты и такъ счастлива. Да и я счастлива тоже, мой Ангелъ, пока счастлива не совсемъ. Судьба, наделив насъ счастливымъ супружествомъ, захотела разрознить насъ, чтобы мы вполне поняли, какъ мы любимъ другъ друга.
Въ разлуке сердце ноетъ
Въ разлуке грусть тоска.
Да будетъ Его Святая Воля»
30.

На Пасхе в 1860 г. Сашенька писала: «Ты пишешь мне, какъ я провела праздникъ. Очень очень весело. Но только часто глубокiе вздохи и посреди удовольствiя вырывались изъ моей груди. Это объ тебе мой ненаглядный Ангелочикъ31. Целую тебя 100.000.000.000. 000.000.000.000.000.000 крепко, очень крепко»32. «День ангела Вити мы провели довольно весело. Гостей было больше 20-ти человекъ, составились нечаянно танцы подъ 3 скрипки, которыя мы наняли просто можно сказать въ роде Мартышка, Оселъ, Козелъ и т.д. изъ б[асни] Крылова. Вите я подарила бумажникъ съ моимъ портретомъ. Я снималась у Бергнера. Это пустяки, что онъ уехалъ за границу. Портретъ вышелъ сверхъ ожиданiя хорошъ»33.

От 1862 г. сохранилось два письма. В одном34 Сашенька между прочем пишет: «Какъ то вы доехали? какъ довезли своего маленького Ангелочка Пашеньку? Объ себе скажу, что я все почти въ одномъ положенiи. Ознобъ и жаръ замучили меня. Вотъ ужъ я и вижу, что вы смеетесь, пишу вамъ, что также и горло у меня болитъ. Пашеньку целую. Маша35 целуетъ ваши ручки. Она стала очень смешна. Ее остригли». Письмо помечено сельцом Люблино.

В следующем, 1863 г., всего 24 лет от роду, Alexandrine скончалась от чахотки. Извещение с траурной каемкой36 сообщает о кончине ее, «последовавшей 20 июля в 2 часа пополудни. Отпевание тела ея будет июля 23 дня у Никиты Мученика в Басманной в 9 часов, а погребение имеет быть в Алексеевском девичьем монастыре».

Сохранившаяся фотография изображает Сашеньку в темном широком платье с лицом не по годам старообразным: нельзя поверить, что на карточке ей всего 23 года. На обороте рукою Claudine написано: «Александра Александровна Полтавцева, урожденная Кайдалова. Снята 1862 года, Декабрь месяцъ. Родилась 1839 года 17-го мая, скончалась 1863 года Iюля 20-го дня».

Клавдия Алексеевна Зубова намного пережила свою кузину. Она скончалась 1 сентября 1906 г. в Крутце. За свою жизнь она успела сделать много добрых дел. На ее средства были построены школы, богадельни в Москве, Калязине, Кимрах, Александрове. Она постоянно жертвовала на монастыри и храмы. В мае 1899 г. Священным Синодом она была награждена золотой медалью с надписью «За усердие» на ленте святого Станислава37.

Ее дети Павел и Любовь получили прекрасное домашнее образование. Павел Васильевич окончил химическое отделение Московского университета и был не только термохимиком, но и хорошим скрипачем, известным нумизматом, библиофилом и благотворителем. Любовь Васильевна вышла замуж за Сергея Максимовича Попова, их сын – Павел Сергеевич – преподавал логику в Московском университете, был другом писателя Михаила Булгакова, а дочь – Любовь Сергеевна – стала известной художницей, женой Б.Н. фон Эдинга, автора книги о Ростове Великом.

  1. Книга В.П. Зубова публикуется под названием: «Семейная хроника. Полежаевы-Зубовы».
  2. Формулярный список Алексея Михайловича Полежаева.
  3. Свидетельство Калязинской Городской Думы от 31 мая 1838 г.
  4. При разделе старший брат, Дмитрий, коммерции советник, живший в Петербурге, получил 341.556р. 91к. серебром. В личной собственности он имел и раньше мельницу на реке Шоле в Белоозерском уезде Новгородской губернии и леса в Белозерском и Кириловском уезде.
  5. Михаил Михайлович получал 386.698р. 14к. сер. Жил он в Ростове Ярославском, в доме, подаренном им своей жене Вере Леонтьевне. В семейном архиве сохранилась фотография его дома. Дом – каменный, двухэтажный, новой постройки (80-ые годы?). За домом – тенистый сад, окна выходят на провинциальную мощеную улицу, с канавами и мостками через канаву по краям «троттуаров.» У крыльца – барская коляска.
  6. Алексей Михайлович получил 376.385 р. 87 к. сер. В «столичном городе Москве Рогожской части» Алексей Михайлович имел каменный дом, подаренный и записанный на имя жены, Евдокии Васильевны.
  7. Младший брат Николай получил 438.366 р. 12 к. сер. К нему же в «полную и нераздельную» собственность перешло «родовое недвижимое имущество» в гор. Калязине: каменный дом, флигель и амбары за рекою Жабнею.
  8. Предание, сообщенное составителю хроники его отцом, Павлом Васильевичем Зубовым.
  9. Михаил Тихонович оставил своим четырем сыновьям 449.815 р. 98 4/7 коп. серебром.
  10. Родился Михаил Тихонович в 1769 г.
  11. Письмо Клавдии к Сашеньке от 9 октября 1856 г.
  12. Устрялов. Руководство к первоначальному изучению русской истории. СПб. 1845. Изд. 4-ое.
  13. Родственники Евдокии Васильевны Полежаевой.
  14. Очевидно на Нижегородскую ярмарку. Оставшись сиротой, Сашенька называла своего дядю Алексея Михайловича папашей. (Возможно также, что он был ея крестным отцом).
  15. Устрялов. Руководство к первоначальному изучению русской истории. Спб. 1851. Изд. 7-ое.
  16. Полежаевой, женой Михаила Михайловича.
  17. Письмо от 30 августа 1857 г.
  18. Михаилом Михайловичем Полежаевым.
  19. Василием Александровичем Кайдаловым.
  20. Дочь Михаила Михайловича Полежаева.
  21. Ваня – сын Михаила Михайловича Полежаева.
  22. Полежаева, жена Михаила Михайловича Полежаева.
  23. 1859 г. без даты. В письме от 25 сентября 1859г.: «Была у Полежаевыхъ, наелась у нихъ до тошноты.»
  24. 1859 г., без даты.
  25. Письмо от 6 декабря 1859г.
  26. Алексей Михайлович Полежаев.
  27. См. пригласительный билет от имени А. М. и Е. В. Полежаевых. 22 декабря 1859 г. Сашенька писала: «Тебе известно о слишком даже близкомъ деле съ Полтавцевыми. Мне захотелось эти последнiе дни посвятить Богу, съездить в соборы и в Хамовники и еще есть ли успею и въ другiя церкви.»
  28. В.Н. Полтавцев – сын Николая Даниловича и Марии Ивановны Полтавцевых. Его сестра Александра Николаевна была замужем за Николаем Семеновичем Мешковым
  29. Письмо от 20 апреля 1860 г. из Москвы.
  30. Письмо от 4 апреля 1860 г.
  31. Письмо от 15 апреля 1860 г.
  32. Письмо от 20 апреля 1860 г.
  33. Там же.
  34. От 16 июля 1862 г.
  35. Дочь Сашеньки.
  36. Адресовано «госпоже Анне Алексеевне Полежаевой.»
  37. Подробнее см. статью: В.В. Боравская. «Благотворительница». Александровский Голос труда. № 27, 12 июля 2006г. С.16.