А.Г. Мельник

Ростовский митрополичий двор в XVII в.

Ансамбль Ростовского митрополичьего двора, именуемый ныне Ростовским кремлем, создан в XVII в. Уже давно, в конце XVIII в. он утратил свою первоначальную функцию. И теперь нелегко представить, какая жизнь протекала в его стенах в XVII столетии.>p

Но без такого представления невозможно правильно понять архитектуру ансамбля. Ведь, как справедливо писал В.Р. Виппер, "Чтобы оценить органический характер здания, недостаточно видеть его пустым, покинутым людьми... Более чем какое-либо другое искусство, архитектура требует, чтобы ее переживали в непосредственном соприкосновении, в реальных условиях ее жизненного назначения"1.

Разумеется, применительно к Ростовскому митрополичьему двору XVII в., или митрополичьему дому, как он чаще тогда назывался, упомянутые "реальные условия" можно реконструировать, лишь уяснив, какие учреждения составляли митрополичий двор, а также характер деятельности этих учреждений.

В настоящее время мы располагаем достаточно представительным комплексом как архивных, так и опубликованных источников, позволяющих довольно полно, хотя и не всесторонне, раскрыть данную тему. Назовем лишь основные группы документов, использованных в работе: переписные книги Ростова, приходо-расходные книги митрополичьего двора, писцовая книга митрополичьих вотчин, опись митрополичьего дома, многочисленные и разнообразные актовые материалы. Необходимо добавить, что львиная доля перечисленных источников приходится лишь на вторую половину XVII в. Поэтому выводы предлагаемой работы в большей мере соответствуют именно этому периоду истории Ростовской архиерейской кафедры.

Как и все архиерейские дворы XVII в., Ростовский митрополичий дом был не только резиденцией церковного иерарха, но и средоточием управления всей митрополией и митрополичьими вотчинами2.

На самых высших ступенях "домовой" иерархии стояли казначей, приказной и дворецкий, подчинявшиеся непосредственно митрополиту.

Казначей назначался из черного духовенства3. Он ведал, во-первых, митрополичьей казной, которая, как учреждение, была центром всей хозяйственной жизни митрополичьего дома. Кроме денег, в казне содержался архив ценных бумаг, книгохранилище, немалые запасы тканей, посуды, мебели, икон, одежды, оружия, железа, слюды и т. п., словом, всего того, без чего не могло обойтись большое феодальное хозяйство4.

Функции казначея были весьма разнообразны. Он участвовал в размежевании земельных владений митрополита и других феодалов5, в снабжении митрополичьего двора съестными припасами6, выдавал грамоты на построение новых церквей7, наконец, ведал приходом и расходом основных денежных средств митрополичьего дома8.

Казначею был подконтролен казенный приказ - главное финансовое учреждение митрополии. Делопроизводство в нем исполняли светские чиновники: дьяк и двое подъячих9. Через их руки проходили все казенные суммы, они вели финансовую документацию, и, в частности, приходо-расходные книги, ежемесячно заверявшиеся дьяком казенного приказа10.

В казенный приказ через посольских старцев поступал оброк с митрополичих вотчин, а также деньги от продажи продуктов и вещей из "домовых" припасов11. Сюда же стекались "дани" и всевозможные пошлины, взимавшиеся с духовенства епархиальных церквей12. Через то же духовенство в казенный приказ шли и налоги с мирского населения, в частности, - за обряд венчания13.

Приказной - светский чиновник14, являлся высшим должностным лицом "домовой" администрации. Именно его подпись стоит на официальных документах митрополичьего дома15. В той или иной мере он контролировал деятельность всех домовых учреждений.

В ведении приказного состояло одно из важнейших учреждений митрополии - судный приказ16, в котором служило довольно большое число светских чиновников: дьяк и до одиннадцати подьячих17, а также немало недельщиков18 и несколько сторожей19.

Митрополичий судный приказ имел право судить все духовенство Ростово-Ярославской епархии и мирских людей по делам, которые были вверены церковному суду20.

Немногочисленные сохранившиеся документы в общих чертах раскрывают механику судебной деятельности судного приказа. Обычно истец, требовавший судебного разбирательства, писал челобитную на имя митрополита21. После предварительного рассмотрения дела за обвиняемым отправляли недельщика, доставлявшего его на суд. После судебного заседания осужденного со специальной "памятью", подписанной приказным, под конвоем недельщика препровождали "под начал", то есть для отбывания срока заключения, в один из епархиальных монастырей22.

Судный приказ помимо исполнения судебных функций являлся в значительной степени и центром общего управления митрополией. В нем писались основные указы и распоряжения митрополита, рассылавшиеся затем наместникам, десятским и поповским старостам, которые осуществляли управление обширными округами епархии23. Причем, если в середине века среди наместников еще встречаются светские чиновники24, то в последней трети XVII в. управление на местах исполняли только духовные лица25. В 90-е гг. ХVII в. в Ярославле на митрополичьем подворье стал действовать даже свой судный приказ под управлением ярославского наместника иеромонаха Филарета26.

Важно подчеркнуть следующее. Митрополит не был полным хозяином в своих приказах, так как чиновники, работавшие в них, назначались не им, а государством. Это порождало у некоторых чиновников даже чувство полной независимости от власти митрополита, что бывало чревато конфликтами. Вот отрывок из жалобы ростовского митрополита Ионы на домового дьяка Митрофана Микифорова, красноречиво характеризующий такое положение вещей: "По указу великого го/су/д/а/ря прислан в Ростов в дом пр/е/ч/и/стые б/о- г/ороди/цы и ко мне б/о/г/о/мол/ь/цу Митрофан Микифоров в дьяки на Путилово мести Терпигорева и он Митрофан возгордяс и не хотя быть дьяком и захотел жить самовластно и владеть домом один учал домовым детям боярским и крестьянам и всяких чинов домовым людем налоги чинить болшие и домовые и д/у/ховные всякие дела учал делать у себя на дому мимо домовой приказ и не спрашиваяс со мною б/о/г/о/молцом г/о/с/у/д/а/р/е/вым..."27.

Дворецкий, называвшийся также вторым приказным, был всегда светским лицом28. Он, по всей видимости, осуществлял надзор над всей хозяйственной жизнью митрополичьей резиденции. К 1696 г. относится первое упоминание об особом дворцовом приказе29. Но каков был его штат - не известно.

Наиболее важными отраслями домового хозяйства управляли особые старцы. Конюшенный старец руководил конюшенным двором, в котором служило 8-11 конюхов30. В ведении житенного старца находились житницы - большие деревянные амбары, где хранилось митрополичье зерно31. Сушильный старец заведовал сушилами - многочисленными кладовыми, в которых скапливались огромные запасы продовольствия "про домовый столовый обиход" и другие необходимые в хозяйстве вещи32. Чашник-старец распоряжался домовыми погребами - хранилищами различных напитков, и, по-видимому, пивоварней33. Келейный старец с несколькими келейниками обслуживал самого митрополита34. Ризничий дьякон с двумя подьяками были хранителями богатейших церковных облачений в митрополичьей ризнице35.

Кроме того, на домовой поварне трудилось 6-7 поваров; в приспешне (пирожне) - 5-7 пирожников; в хлебне - 3-5 хлебников; в кузнице - 6-9 кузнецов. Митрополичью столовую обслуживало до 4-х стольников и скатертник. Имелись свои плотники, столяры, истопники, сторожа, портной, садовник и т. п.36

Значительную часть домового штата составлял клир церквей митрополичьего двора37. Особенно большую роль в жизни двора и всей митрополии играло духовенство кафедрального Успенского собора. Так, вплоть до 1676 г. через соборного протопопа священникам выдавались грамоты на построение новых церквей38.

Митрополит имел и своих дворян - "детей боярских" (18-25 человек)39. Многие из них принадлежали к родам, представители которых из поколения в поколение на протяжении всего XVII в. служили ростовским митрополитам, наделявшим их поместьями в своих вотчинах40.

Дети боярские не только охраняли митрополита, но и исполняли всевозможные поручения по управлению епархией, митрополичьими вотчинами, по делам, касающимся митрополичьей резиденции41. Именно из среды детей-боярских выдвигались высшие должностные лица митрополичьего дома, например, приказные42.

Теперь, когда мы в общих чертах выяснили организационно-управленческую структуру Ростовского митрополичьего двора XVII в., а также основные функции его учреждений, попытаемся определить, как данные структура и функции повлияли на формирование архитектурного ансамбля митрополичьей резиденции.

Что сразу бросается в глаза - организационно-управленческая структура митрополичьего двора во многом определила характер планировки его ансамбля (рис. 1).

Разумеется, не случайно именно на главном центральном дворе ансамбля, кроме храмов, выражающих собой прежде всего культовую сущность митрополичьей резиденции, расположились здания, в основном предназначавшиеся для наиболее значительных домовых учреждений. Это, в частности, митрополичьи хоромы - самое большое и представительное гражданское сооружение ансамбля. Оно с предельной наглядностью выражает главенствующую роль митрополита в домовой иерархии. Не случайно митрополичьи хоромы расположены напротив святых ворот - главного входа на центральный двор.

Характерно, что в том же здании находились не только митрополичьи покои, но также и два важнейших учреждении митрополии - казна и казенный приказ43.

На противоположной стороне центрального двора было построено здание, предназначавшееся для другого важнейшего учреждения епархии - судного приказа44.

Только одно сооружение центрального двора имело сугубо хозяйственное назначение - корпус сушил на ледниках и погребах45. Причем оно примыкало к хозяйственным "водяным" воротам, тяготея к хозяйственному двору (см. ниже).

Все остальные хозяйственные службы, как менее значительные в сравнении с приказными учреждениями, получили периферийное местоположение по отношению к центральному двору, образуя свои функционально достаточно обособленные дворы.

Так, большая часть домовых служб разместилась в зданиях, стоящих по периметру Г-образного в плане хозяйственного двора. Здесь имелись комплексы сушил на ледниках и кладовых палатах, пивоварни, "житий" на кладовых палатах46, приспешни (пирожни), поварни и хлебни47.

Этот двор через хозяйственные "дровяные" ворота сообщался с другим хозяйственным, так называемым "дровяным двором", занимавшим в XVII в. и на протяжении большей части XVIII в. всю восточную часть территории, называемой ныне митрополичьим садом (в западной его части находился в XVII в. домовый, то есть полностью зависимый от митрополита Григорьевский монастырь). На "дровяном дворе", видимо хранили дрова для многочисленных домовых печей, а также зерно48.

Но большая часть зерна содержалась в житницах, составлявших, очевидно, житенный двор к югу от конюшенного двора49.

Последний, в свою очередь, представлял собой обширный своеобразный архитектурный комплекс к западу от центрального двора50.

Специфические функции некоторых домовых служб повлияли на конструктивное решение предназначавшихся для них зданий.

Так, нижний этаж корпуса сушил на ледниках и погребах имеет полуподвальный характер, потому что для ледников и погребов необходимо было помещение, наполовину заглубленное в землю.

Видимо, технология производства пива в XVII в. требовала более высокого помещения, чем у обычных складских и жилых помещений, поэтому высота одноэтажной пивоварни оказалась равной высоте двухэтажных корпусов, примыкающих к ней с двух сторон.

Конструктивные особенности конюшенного двора, включавшего в себя, кроме конюшей, жилые и складские помещения, продиктованы своеобразием функции данного учреждения.

Особенностью ансамбля митрополичьего двора XVII в. по сравнению, например, с монастырскими ансамблями той поры, является то, что в нем количественно несколько преобладали административные и складские здания, а не жилые, как в последних. Собственно жилыми в митрополичьем дворе были следующие помещения: -часть митрополичьих хором, второй этаж судного приказа, надо полагать - "житья" над кладовыми палатами и, видимо, второй этаж над приспешней и поварней. Возможно, частично жилым был и небольшой, ныне почти полностью утраченный корпус при церкви Иоанна Богослова. В указанных помещениях постоянно проживала лишь очень небольшая часть домового штата - в основном, черное духовенство51. Подавляющая же часть "митрополичьих домовых людей" жила в окружавших ансамбль городских слободах, принадлежавших митрополиту52.

Положение отдельных учреждений в иерархии митрополичьего двора до известной степени повлияло и на характер. художественного оформления специально для них построенных зданий.

Митрополичьи хоромы и корпус судного приказа обрели максимально индивидуализированный внешний облик со своеобразным и довольно богатым наружным декором (у митрополичьих хором ныне декор частично утрачен). Особое значение государских хором как путевого дворца русских царей подчеркивалось не менее выразительной внешней отделкой.

И напротив - предельно скупое для того времени и унифицированное внешнее убранство, ограничивавшееся, в основном, скромными междуэтажными поясами, карнизами и простейшей формы наличниками с треугольным завершением получили здания, в которых располагались хозяйственные службы, обладавшие более низким рангом, чем жилье митрополита и приказные учреждения.

Из всего вышесказанного явствует, что организационно- управленческая структура ростовского митрополичьего двора существенно повлияла на формирование замысла ансамбля митрополичьей резиденции. До известной степени ансамбль являет собой зримое выражение иерархической структуры домового штата.

  1. Виппер Б.Р. Введение в историческое изучение искусства. М., 1985. С. 224.
  2. См.: Каптеров Н. Светские архиерейские чиновники в Древней Руси. М., 1874; Покровский И.М. Средства и штаты великорусских архиерейских домов со времени Петра I-го до учреждения духовных штатов в 1764 г. Казань, 1907.
  3. Серебренников С. Два письма Преосвященного Ионы митрополита Ростовского и Ярославского, и казначея его иеромонаха Вассиана, писаные в 1673 г. //Ярославские губернские ведомости (ЯГВ), 1850, № 4. С. 35; ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 10 (1697 г.), л. 48.
  4. Опись Ростовского архиерейского дома 1691 г. /Ростово-Ярославский архитектурно-художественный музей-заповедник. Р-1083, (В дальнейшем - Опись 1691 г.) л. 84-132.
  5. ЦГАДА, ф. 281, № 10681 (1677 г.), л. 1.
  6. Серебренников Два письма... С. 35; Древние документы Ярославской Димитрия-Селунской церкви //ЯГВ. 1894. С. 300.
  7. Древние документы Ярославской... С. 555 - 557; Лествицын В. Благословенная грамота ростовского митрополита 1683 года на устройство каменной церкви в селе Богородском - Карабихе Ярославского уезда //Ярославские епархиальные ведомости (ЯЕВ). 1886. Стб. 345 - 346; Благословенная грамота Преосвященного Ионы Митрополита Ростовского и Ярославского, на обновление церкви обнорского Воскресенского монастыря, где ныне существует приходская Воскресенская церковь, в которой почивают мощи Преподобного Сильвестра //ЯЕВ. 1860. С. 309 - 310; Благословенная грамота Ростовского митрополита Ионы Сысоевича 1688 г. на постройку теперешней каменной церкви Сошествия Св. Духа //ЯЕВ. 1873. 0.388 - 389.
  8. ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 1.
  9. Ростов. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий М., 1884. С. 31-32.
  10. См.: ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 1 - 67; ЦГАДА, ф. 235 оп. 2, кн. 162, л. 1 - 70; ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ел. хр. 10, л. 1 - 61 об.
  11. ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 1 об - З об.; Опись 1691 г., л. 143.
  12. Там же, л. 1-1 об.; Древние документы Ярославской... С. 361 -363.
  13. ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 1 об.; Древние документы Ярославской... С. 365 - 367, 395 - 400.
  14. Древние документы Ярославской... С. 361; Грамотки XVII - начала XVIII века. М., 1969. С. 282; Ростов. Материалы... С. 31.
  15. 1683 г. Память игумену Алексеевского монастыря Лаврентию //ЯГВ, 1889, № 49. С. 5; Благословенная грамота Ростовского митрополита Ионы Сысоевича 1688 г. на постройку теперешней... С. 382 - 389.
  16. Лествицып В. Памяти и указы //'ЯГВ, 1855. № 14. С. 101; Челобитная Ростовскому митрополиту Ионе Сысоевичу от священников Ростовской Никольской Церкви Григория и Максима о запрещении диакону их Фоме пользоваться третью пустоши и Сухих Ястребов //ЯГВ. 1894. С. 462 - 463.
  17. Ростов. Материалы... С. 31 - 32.
  18. Титов А.А. Переписные книги Ростова Великого второй половины XVII века. СПб. 1887. С. 12; Ростов. Материалы... С. 32 -33
  19. ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 64 об.; ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 10, л. 57 об.
  20. Каптеров Н. Указ. соч. С. 201 - 205.
  21. Ярославский край. Сборник документов по истории края (ХI век- 1917 год). Ярославль. 1972. С. 51; Серебрянников В. Жалоба властей Алексеевского монастыря на служек Тархановых, 1697 года //ЯГВ. 1855. № 46. С. 412 - 413.
  22. Акты, относящиеся... С. 5.
  23. Лествицын В. Памяти и указы. С. 101 - 103; Древние документы Ярославской... С. 299.
  24. Древние документы Ярославской... С. 397.
  25. Там же. С. 361; Лествицын В. Памяти и указы. С. 101 - 103.
  26. Древние документы Ярославской... С. 416.
  27. Грамотки XVII - начала XVIII века. С. 282 - 283.
  28. ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 29 об.; Ростов. Материалы.. С. 31.
  29. ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 20, л. 16.
  30. ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 64 об.; ЦГАДА, ф. 235, оп. 2, кн. 162, л. 65 об.
  31. Опись 1691 г., л. 132 об.
  32. ЦГАДА. ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 24 об., 31, 54.
  33. Опись 1691 г., л. 136 об.; ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1. ед. хр. 6. л. 25, 37 об.
  34. ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 61 об.; ЦГАДА, ф. 235, оп. 2, кн. 162, л. 58, 63.
  35. Опись 1691 г., л. 50; ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 61 об.
  36. Ростов. Материалы... С. 32 - 33; ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 61 об., 63 об. - 65; ЦГАДА, ф. 235, оп. 2, кн. 162, л 64 - 66 об.; ЦГАДА. ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 10, л. 55 - 57 об.
  37. ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, д. 61 - 63.
  38. Храмозданные грамоты //ЯЕВ. 1857. С. 301; Успенский Ф. Предтеченская церковь в Ярославле. Ярославль, 1906. С. 47 - 49; Древние документы Ярославской... С. 553.
  39. Ростов. Материалы... С. 32; ЦГАДА, ф. 235, оп. 2, кн. 162, л. 61 - 62.
  40. Вотчина Ростовского митрополита Варлаама (2-го) по книгам письма и меры князя Андрея Никитича Звенигородского да подьячего Михаила Бухарова 137-го (1629) и 138-го (1630) гг. и 139-го (1631) гг. //ЯЕВ. 1897. С. 80, 141, 143, 156 - 157 174 - 176, 215, 217, 228. 231, 270 - 272, 284 - 285, 428 - 429, 573 - 574.
  41. Сборник документов по истории... С. 51; ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1 ед. хр. 6, л. 32, 32 об, 34 об, 37 - 37 об, 43 об, 44 об, 53 об; ЦГАДА. ф. 235, оп. 2, кн. 162, л. 8 - 9; ЦГАДА, ф. 281, № 10688, л.
  42. Вотчины Ростовского митрополита... С. 374; Грамотки XVII - начала XVIII веков. С. 282; Ростов. Материалы... С. 16, 31.
  43. Титов А.А. Кремль Ростова Великого. М., 1905. С. 32; Богословский И. Филарет Никитич Романов и город Ростов Ярославский. Ярославль. 1913. С. 13 - 14; Опись 1691 г., л. 140 об-142.
  44. Титов А.А. Кремль Ростова Великого. С. 32; Богословский И. Указ. соч. С. 14; Опись 1691 г., л. 142 - 142 об.
  45. Титов А.А. Указ. соч. С. 32; Богословский И. Указ. соч. С. 14; Опись 1691 г., л. 142 об.
  46. Титов А.А. Указ. соч. С. 32; Богословский И. Указ. соч. С. 16 - 20; Опись 1691 г., л. 142 об.
  47. Титов А. А. Указ. соч. С. 32; Опись 1691 г., л. 142 - 142 об.
  48. Опись 1691 г., л. 45 об, 49 об, 132 об, 142 об; ЦГИА, ф. 769. оп. 39, ед. хр. 344, л. 34 - 35 об; ЦГАДА, ф. 280, оп. 3, ед. хр. 506; ч. 1, л. 24.
  49. Опись 1691 г., л. 132 об.
  50. См.: "Памятники Отечества". М., 1980. № 1. С. 172; Опись 1691 г., л. 136 - 140 об.
  51. ЦГАДА, ф. 235, оп. 2, кн. 162, л. 46 об, 50 об. 55. 55 об.
  52. Ростов. Материалы... С. 31 - 34.
ПРИЛОЖЕНИЕ

Высшие должностные лица Ростовского митрополичьего двора XVII в.

Александр - конюший старец. Упомянут в 1698 г. (ЦГАДА, ф. 237, он. 1, ч. 1, ед. хр. 10, л. 5, 8).
Андронов Иван - дьяк. Первый раз упомянут в 1696 г. (ЦГАДА, ф. 235, оп. 2, кн. 162, л. 57). Последний раз упомянут в 1697 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 10, л. 48).
Афанасий - конюший старец. Упомянут в 1698 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 10, л. 8).
Васьян - казначей, священномонах. Первый раз упомянут в 1666 г. (Ярославская иерархия в описании прет. Иоанна Троицкого. Ярославль, 1901, вып. 1, с. 54). Отставлен от должности в 1691 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 61 об.). В 1702 г. "бывший казначей" Васьян продолжал жить при Ростовском архиерейском дворе (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 19, л. 64).
Герасим - сушиленный старец. Упоминается в синодиках XVII в. Ростовского Успенского собора (Титов А.А. Синодики XVII и XVIII веков Ростовского Успенского собора. Ростов. 1903. С.22, 41).
Горяинов Василий Васильев сын - приказной, возможно, Ярославского двора ростовского митрополита. Упомянут в 1622 г. (ЯГВ, 1894, С. 361).
Горяинов Максим Васильев сын - приказной, видимо, сын приказного В.В. Горяинова. Впервые упомянут в 1656 г. (Акты Археографической экспедиции. СПб., 1836. Т. 4. С.495). Последний раз упомянут в 1663 г. (Грамотки XVII - начала XVIII века. М., 1969. С. 282).
Ефрем - конюший старец. Упомянут в синодиках XVII в. ростовского Успенского собора (Титов А.А. Синодики... С. 15, 21, 35).
Иев - конюший старец. Упомянут в 1663 г. (РФ ГАЯО, ф.197, оп. 1, ед. хр. 3734, л. 23).
Илия - конюший старец. Упомянут в синодике XVII в. ростовского Успенского собора (Титов А.А. Синодики... С. 25, 44).
Иоанн - казначей, монах. Первый раз упомянут в апреле 1692 г. (ЯГВ, 1894. С. 300). Последний раз упомянут в 1698 г. (ЦГАДА, ф. 237, он. 1, ч. 1, ед. хр. 10, л. 12).
Иоанн - чашник старец. Первый раз упомянут в 1696 г. (ЦГАДА, ф. 235, оп. 2, кн. 162, л. 58). Последний раз упомянут в 1697 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 10, л. 49).
Иона - сушиленный старец. Первый раз упомянут в августе 1692 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 58 об). Последний раз упомянут в 1697 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 10, л. 49).
Исаия - конюший старец. Упомянут в синодиках XVII в. ростовского Успенского собора (Титов А.П. Синодики... С. 17, 36).
Карякин Василии - дьяк. Упомянут в 1692 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 34 об).
Ключарев Яков - приказной. Впервые упомянут в качестве дьяка в 1652 г. (Русская историческая библиотека. СПб., 1890, С. 271). В 1654 г. он упомянут уже как приказной (ЯГВ, 1894.Ст. 365, 366).
Ларионов Иосиф - дьяк. Упомянут в 1678 г. (ЦГАДА, ф. 281, № 10681, л. 1).
Леванид - сушиленный старец. Упомянут в "Синодике Богоявленского Авраамиева монастыря" (РЯАХМЗ.Р-760, л. 107).
Логин - житенный старец, позже чашник старец. В начале 1691 г. Логин упоминается как житенный старец (Опись 1691 г., л. 132 об). В сентябре того же года он уже состоял в должности чашника (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 61 об.).
Микифоров Митрофан - дьяк. Заступил в должность дьяка в 1660/1 г. Последний раз упомянут в 1663 г. (Грамотки XVII - начала XVIII вв. М., 1969. С. 282).
Москвитинов Феофан - конюший старец. Упомянут в сентябре 1691 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 64 об.).
Наум - казначей, старец. Упомянут в синодике XVII в. ростовского Успенского собора (Титов А.А. Синодики... С. 15).
Неклюдов Андрей Львов сын - дворецкий, приказной. Первый раз упомянут в 1678 г. (Ростов. Материалы... С. 31). Последний раз упомянут в 1696 г. (ЦГАДА, ф. 235, оп. 2, кн. 162, л. 57).
Никон - сушиленный старец. Упомянут в сентябре 1691 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 61 об.).
Окунев Иван - приказной. Упомянут в ноябре 1691 г. (Титов А.А. Дозорные и переписные книги древнего города Ростова. М., 1880. С. 60).
Палицын Ярофей Алексеев сын - приказной. Первый раз упомянут в 1678 г. (ЦГАДА, ф. 281, № 10681. л. 1). Последний раз упомянут в сентябре 1691 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 61).
Савин Иван - дьяк. Первый раз упомянут в 1691 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 8). Последний раз упомянут в 1698 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 10, л . 8).
Савин Иосиф Иларионов сын - "казенный" дьяк. Упоминается в синодике XVII в. ростовского Успенского собора (Титов А.А. Синодики... С. 33).
Терпигорев Путило - дьяк. Был дьяком около 1660/1 г. (Грамотки XVII - начала XVIII веков... С. 282).
Устинов Алексей - дьяк судного приказа. Упомянут в 1678 г. (Ростов. Материалы... С. 31).
Феодор - казначей. Упомянут в синодике XVII в. Богоявленского собора Авраамиева монастыря (РЯАХМЗ, Р-221, л. 73 об.).
Чюрин Мурат - дьяк. Первый раз упомянут как дьяк судного приказа в 1671 г. (Забелин И.Е. Материалы для истории русской иконописи. //Временник ИМОИДР. М., 1850, кн. 7, С. 127). Последний раз упомянут уже как дьяк казенного приказа в 1678 г. (Ростов. Материалы... С. 31).
Яковлев Иван - приказной. Упомянут в феврале 1692 г. (ЦГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 6, л. 30 об, 32).