Е.И. Сазонова

Ремесло и торговля Ростовского посада по переписным книгам второй половины XVII века

Одним из важнейших источников по истории социально-экономического развития ростовского посада XVII в. являются переписные книги. Они содержат богатый статистический материал по количеству посадского населения, его ремесленной, промысловой и торговой деятельности. Не смотря на то, что большинство сохранившихся переписных книг было издано в конце XIX в. А.А. Титовым и Н.А. Найденовым1, приведенный в них значительный фактический материал почти не подвергался специальному изучению. Краткий анализ ростовского посада XVII в. имеется у А.А. Титова в его предисловиях к публикациям переписных книг Ростова XVII в. Публикатор большое внимание уделяет топографии города, социальному составу посадского населения, пытается разрешить вопрос о "белых местах". А.А. Титов замечает, что переписные книги "дают возможность составить себе более или менее ясное понятие о тогдашнем экономическом положении жителей города"2. Говоря о занятиях городского населения, он ограничился лишь перечислением промыслов и ремесленных специальностей, подчеркнул, что "торговля и промыслы в это время были довольно развиты, но, конечно, в меньших размерах, сравнительно со временем, предшествовавшим Литовскому разорению"3. Факты, на которых он основывал это суждение, А.А. Титов не указал. Следующим автором, который касался вопроса экономического развития Ростова XVII в., можно назвать В.А. Собянина. В своей небольшой работе "Ростов в прошлом и настоящем" он охарактеризовал Ростов XVII в. как крупный торговый центр, где возникает ярмарка, отметил ростовцев как "производителей старинных огородных культур", которые они сбывали на базаре4. При характеристике ростовского посада В.А. Собянин использовал Переписную книгу 1624 г. Федора Дурова, но, к сожалению, без точных ссылок. Несколько слов о ремесле и торговле ростовского посада XVII в. находим у М. Тюниной в ее путеводителе "Ростов Ярославский" и у В. Иванова в книге "Ростов. Углич"5. Ростовскому посаду начала XVII в. уделил внимание М.Н. Тихомиров в своей монографии "Россия в XVI столетии"6. Он дает анализ Дозорной книги 1619 г., пишет об усилении ростовского посада которое началось в конце XVI - начале XVII вв. в результате активной борьбы посадского населения с беломестным землевладением. Специально этому вопросу посвящена статья Б. Булгакова "Борьба ростовской посадской общины с беломестцами в первой половине XVII в."7 В ней автор подробно излагает ход борьбы, анализирует состав населения Ростова первой половины XVII в.

Основными источниками данной работы послужили переписные книги Ростова 1646 и 1678 гг., окладные книги 1651 - 1652 и 1691 - 1692 гг., выпись с писцовой книги дьяка Павла Симанова, ограничивающие хронологические рамки исследования второй половиной XVII века, временем, когда многие процессы, характерные для экономической жизни Ростова XVIII в., только зарождались. Это было время становления Ростова как крупного торгового центра, время появления ростовского купечества.

Наибольшей полнотой и детальностью сведений о населении Ростова отличаются общерусские переписи 1646 и 1678 гг. 1 Переписная книга 1646 г. дает самый богатый материал по ремеслу и промыслам. В книге определены занятия почти всех жителей города. Перепись 1678 г. тщательно фиксирует дворы, избы, кельи и другие постройки (в связи с переходом к подворному обложению), но, к сожалению, о промысловой и торговой деятельности писцы сообщают со значительными пробелами. Название специальностей не входило в задачи писцов. Переписную книгу 1678 г. дополняет выпись с писцовой книги 1624 г. с указанием новых дворовладельцев, сделанная для Земской избы дьяком Павлом Симановым. А.А. Титов датирует эту выпись второй половиной XVII в.8 Эту датировку можно уточнить более конкретно. По сообщению С.Б. Веселовского, Павел Прокофьев Симанов служил дьяком в Галицкой чети (к которой относился Ростов) около 3-4 лет с 18 октября 1677 г. (с 1 августа 1681 г. он уже дьяк в Киеве)9. Выпись, очевидно, делалась для каких-то целей в период общерусской переписи 1678 г. Может быть использовалась как приправочный документ для новых писцов. Поэтому, скорее всего, выпись была выполнена в 1677 - 1678 гг. В дальнейшем в тексте будет ее называть "Выпись 1677 - 1678 гг.". В данном источнике сообщаются размеры дворовых и огородных владений посадских людей на 1624 г. Эти дворовые места во второй половине XVII в. числятся за новыми дворовладельцами. Размеры их не изменились. Поэтому "Выпись 1677 - 1678 гг" представляет немалый интерес для истории вопроса торгового огородничества в Ростове во второй половине XVII в. Важные дополнительные сведения сообщает Книга ростовская окладная новоприписным тяглецам 1651 - 1652 гг. В ней содержатся данные о количестве тяглецов, приписанных к посаду после городской реформы 1649 г., и о их занятиях. Источником по торговому состоянию города служит Окладная опись торговых мест Ростова 1691 - 1692 гг.10 В ней указано не только количество торговых лавок на данный отрезок времени (1691 - 1692 гг.), но и даются ретроспективные сведения о торговых местах Ростова на более раннее время, вплоть до 1620-х гг., так как в наказе писцам сказано "по каким крепостям, или по чьим делам, и с какого году" посадские люди владеют данным торговым местом11. По данной описи можно судить об имущем положении того или иного владельца, так как оброк взимался прямо пропорционально площади, занимаемой лавками и прочими заведениями.

Из всего сказанного выше видно, что перечисленные источники по своему содержанию неоднородны, статистическая обработка их затруднена. Они в значительной мере дополняют друг друга, дают возможность рассмотреть процесс экономического развития ростовского посада во второй половине XVII в. в целом, но не в динамике.

К работе над данной темой привлекались и некоторые актовые материалы, опубликованные ростовскими и Ярославскими краеведами на страницах Ярославских губернских ведомостей, и другие источники, например, приложение "Мастера-строители ростовской митрополии и города Ростова, известные по документам 1691 - 1704 гг.", выполненные Э.Д. Добровольской к статье "Новые материалы по истории ростовского кремля"12.

По образному выражению Е. Заозерской, посад феодального города являлся нервом его торгово-промышленной жизни13, показателем его экономического развития. Посадское население состояло из ремесленников и торговцев, а также людей, которые служили светским или духовным феодалам или подчинялись каким-либо казенным ведомствам. Жили на посаде и так называемые "работные люди", которые получали средства к существованию продажей своей рабочей силы. Н.В. Устюгов отмечает, что таких людей (а ими в основном остановились бобыли и захребетники) было уже немало в первой половине XVII в.14 Посадское население XVII в. иногда бывает очень трудно разделить на чисто торговцев и чисто ремесленников, так как в XVII в. городской ремесленник часто соединяет работу на заказчика с работой на рынок. В русском государстве XVII в. торговлей занимались почти все слои посадского населения15. Однако, в массе торговых людей постепенно начинается выделение особого "купецкого чина", для представителей которого торговля становится главным профессиональным занятием16. В XVII в. различают четыре основных категории ремесленников: тягловые ремесленники (сосредоточены в городских центрах, на посадах; работали и на заказ и на рынок); дворцовые и казенные ремесленники (обслуживали нужды царского двора и получали постоянную плату за свои изделия); записные ремесленники (строительные рабочие - каменщики, кирпичники, подвязчики); вотчинные ремесленники (находились в феодальной зависимости у владельцев, работали не только на своих хозяев, но и на рынок, составляя конкуренцию тягловому ремеслу). Рассмотрим, какие категории ремесла имели место в Ростове во второй половине XVII в.

В начале XVII в. Ростове существовало две дворцовые слободки: Сокольничья и Рыболовская, а также, упоминаемые в переписной книге 1646 г. 4 двора утячьих помытчиков17. В 1600 г. обе слободки были приписаны к посаду в тягло18. По Дозорной книге 1619 г. оброк с этих слободок стали выплачивать все посадские люди19. Если Рыболовская слободка так и осталась в посадском тягле (ее жители были приписаны к Рыболовской десятне)20, то Сокольничья слободка, как это видно из записи в переписной книге 1646 г., вновь вошла в Дворцовое ведомство: "Да в Ростове-жь на посаде государева дворцовая Сокольничья слободка, а та слободка писана в дворцовых книгах"21. Но затем, после постановления Соборного Уложения 1649 г. о ликвидации беломестных слобод на посадах22, вновь была возвращена в посад. В переписной книге 1678 г. читаем такую запись: "В Ростове-жь на посаде бывала Соколья слободка, а ныне на тех землях живут посадские люди тягловые, и с той Сокольи слободки по указу великого государя они в Приказ Большого дворца платят оброчные соколы и денежные доходы всем Ростовским посадом"23. Таким образом, в последней четверти XVII в. в Ростове дворцовых слобод не было24.

К записным ремесленникам принадлежали ростовские каменщики и кирпичники. Они не несли посадского тягла, зимой могли заниматься и ремеслом, и торговлей, но летом были обязаны являться в Приказ каменных дел, который рассылал их на различные стройки. Например, ростовские каменщики значились на строительстве гостиного двора в Архангельске25. Часть каменщиков и кирпичников привлекалась на строительство ростовского архиерейского дома. Как отмечает Н.В. Устюгова, эта была по существу феодальная повинность26. Во время летней работы им выдавался поденный корм по 8 денег в день27. Переписная книга 1646 г. отмечает в Ростове 18 дворов каменщиков и кирпичников (21 человек). Один из них, Ивашко Родионов, записан шапочником, другой, Орефка Олексеев, - соловолоном28. В "Выписи 1677 - 1678 гг." отмечено 14 дворов каменщиков и кирпичников, по переписи 1678 г. - 20 дворов. Какие-либо дополнительные ремесленные специальности в последних двух книгах не указаны. По описи торговых мест 1691 - 1692 гг. указано 5 каменщиков, которые вели торговлю в сапожном (2) и мясном (1) рядах, "да против торговых рядов лавка каменщиков Ивана Цыбакина да Петра Борисова"29. Некоторые фамилии каменщиков и кирпичников в течение нескольких десятков лет проживали на ростовском посаде. Например, кирпичники Кречковы проходят по переписям и 1646 и 1678 гг. А в 1702 г. у кирпичника Григория Кречкова было куплено на строительство митрополичьего дома 600 штук сырого кирпича30.

Наибольшую конкуренцию тягловому посадскому ремеслу и промыслам, используя льготы феодального иммунитета своих господ, составляли ремесленники, находившиеся в зависимости у светских или духовных феодалов. В исторической литературе Ростов не раз отмечали как город с сильным беломестным землевладением, и, в основном, "белые места" принадлежали ростовскому архиерейскому дому31. По данным 1646 г. у светских и духовных феодалов было 157 дворов (112 - "за митрополитом Варлаамом"), в которых проживало 62 ремесленника, а по переписи 1678 г. - 99 дворов (55 - "за митрополитом") - 17 ремесленников. Такое значительное уменьшение вотчинных или "домовых" ремесленников на посаде, по-видимому, явилось следствием резкого сокращения беломестных дворов в результате реформы 1649 -1652 гг. Здесь нужно отметить, что многие "домовые" ремесленники ростовского митрополита располагались не на посаде, а в различных селах и деревнях, принадлежавших архиерейскому дому32.

Всего на ростовском посаде по переписным книгам второй половины XVII в. числится около 120 ремесленников и промысловиков при населении около 4 тыс. человек. Как уже отмечалось выше, статистическая обработка переписных книг чрезвычайно затруднена: в книгах указаны лишь только дворовладельцы, в результате чего выпадает значительное число людей - чернорабочие и др., а также и члены семей, среди которых могли быть люди, занятые в различных промыслах. Поэтому на основании данных переписных книг невозможно точно установить ни общего количества населения Ростова за различные годы, ни количества ремесленников вообще и по отдельным специальностям в частности. Н.В. Довнар-Запольский за весь XVII в. дает среднюю цифру количества ремесленников по Ростову - 17033. По-видимому, он включил в эту цифру и специальности, которые явно относятся к чисто торговой деятельности: харчевники, скупщики кожи, торговцы рыбой и т.п. Чтобы представить, какое место занимал Ростов среди прочих торгово-промышленных городов России того времени, приведем данные о количестве ремесленников, собранные М.В. Довнар-Запольским. В Москве - 2367 ремесленников, в Туле - 140, в Суздале - 65, в Устюге Великом - 457, в Симбирске - 137, в Вятке - 90, в Нижнем Новгороде - 88534, в Ярославле - 117535, в Тихвинском посаде - 17836. Данные цифры позволяют сделать заключение, что Ростов являлся небольшим торгово-ремесленным городом.

Рассмотрим, какие виды ремесла и промыслов были характерны для Ростова во второй половине XVII в. По переписным книгам упоминается более 40 видов различных ремесленных и промысловых специальностей:

СпециальностиКоличество ремесленников
16461651-521678"Выпись 1677-78 гг."
Обработка металла
Кузнецы95115
Гвоздари--1-
Замочники1--1
Медники--61
Котельники1---
Серебряники3161
Деревообработка
Плотники11323
Гребенщики---1
Щепетинники21--
Бочарники1---
Лапотники1---
Дегтяри1---
Токари-1--
Переработка растительного и животного сырья
Холщевики2---
Красильники4632
Крашенники1---
Кожевники1---
Портные мастера108102
Сарафанники1--1
Пуговичники3-11
Шапочники2-33
Рукавичники1-2-
Сапожники22342
Овчинники431-
Сыромятники2--1
Скорняки1-11
Седельники2---
Хомутники11--
Свечники52-1
Соловолоны1---
Калачники121197
Хлебники1-4-
Мясники613-
Овсянники2--1
Толоконники-1--
Солодовники2--2
Сусленники1---
Винокуры1--1
Квасники--12
Пивовары--1-
Рыболовы3---
Соленники81--
Масленники-1--
Прочие
Иконники11--
Извозчики62-17
Рудометы1-11
Пастухи2-2-

Из приведенных цифр видно, что во второй половине XVII в. в Ростове распространены были следующие ремесла и промыслы: кузнечное, плотничное, красильное, сапожное, портное, калачное. Но даже в этих видах ремесленного производства количество ремесленников было невелико (от 20 до 4 человек). Это говорит о том, что Ростов XVII в. не являлся городом с ярко выраженной ремесленной специализацией, как, например, Тихвинский посад. Великий Устюг, Ярославль и др. города.

Рассмотрим подробнее некоторые вида ремесла и промыслов.

Обработка металла. Как видно из приведенных выше цифр, количество кузнецов в Ростове в течение второй половины XVII в. практически не изменялось. В начале XVII в. часть ростовских кузнецов принадлежало казенному ведомству. По писцовой книге 1624 г. имелась Кузнецкая слободка, в которой было 5 дворов37. 14 ростовских кузнецов в 1629 г. были записаны в "Гарнизонных росписях о казенных ремесленниках"38. Но в "Выписи 1677 - 1678 гг."об этих кузнецах имеется лишь только упоминание: "На посаде-жь дворы кузнецкие..., а служили те кузнецы государевы службы по городам и делали кузнечное дело"39. Ростовские кузнецы работали как на местной сырьевой базе, так и на привозном железе и меди, например, из Тихвина. Из Тихвина вывозили в Ростов также "железо прутовое" - необходимый полуфабрикат для производства ножей40. Кузнецы изготовляли довольно широкий ассортимент изделий: скобы, крючки, петли, цепи, заступы, лемехи, косари, шила, иглы, ножи, ножницы, сковороды и т.п. Но в это время появляется и узкая специализация кузнечного ремесла: гвоздари, замочники, котельники. В Ростове таких узких специалистов числилось 1-2 человека. Были среди кузнецов и искусные мастера, которые делали более сложные работы, например, ростовские кузнецы Гордеевы (впервые упоминаются в переписной книге 1678 г.). Иван Гордеев в 1697 г. делал решетки для южных дверей Успенского собора, а Максим Гордеев "делал к западным дверям соборной церкви затворы"41. Интересен факт, что в переписной книге 1646 г. упоминается ученик кузнеца - "Ивашко Иванов сын Усов, Троицкого монсатыря крестьянин"42. Обучение ремеслу производилось обычно в семье, сын наследовал профессию отца. Специальное ремесленное ученичество, как отмечает Е. Заозерская, было редким явлением даже в начале XVIII в.43 Например, упоминание о наличии учеников у ярославских кузнецов имеются лишь в переписях Ярославля 1710 г.44

К обработке металла относится и серебряное дело. По всем переписным книгам второй половины XVII в. проходят серебряники (от 1 до 6 человек). Серебряники, как правило, изготовляли изделия на заказ, но иногда продавали на рынке более мелкие предметы: крестики, кольца, серьги и т.п. Интересное упоминание об одном тихвинском серебрянике находим в работе К.Н. Сербиной, в источнике о нем сказано, что он может "финифтами наводить"45. В Ростове появление финифтяного промысла принято считать со второй половины XVIII в. Но может быть, и среди ростовских серебряников XVII в. уже были специалисты по финифти, которые в источниках XVII - начало XVIII вв. записаны как серебряники или даже медники, так как изготовляемая домашняя утварь, предметы церковного обихода, украшения делались из меди и серебра.

Деревообработка. Во второй половине XVII в. наблюдается большое количество профессий по обработке дерева. В Ростове проживали гребенщики, токари, щепетинники (изготовители деревянной посуды), бочарники, лапотники, дегтяги. Но особенно было распространено плотничье ремесло, которое было связано с работой на заказ. Ростовские посадские плотники привлекались на строительные работы в архиерейский дом, где были и свои "домовые" плотники. Например, по переписной книге 1646 г. у ростовского митрополита было 6 плотников и 1 пазовник. А в конце XVII в. у ростовского митрополита работало 39 плотников, среди них и "ростовские посадские" - Богомолов Андрей и Калинин Иван, который "с товарыщи" в 1692 г. собрал в домовом саду келью и "наряд" к ней сделал46.

Переработка растительного и животного сырья. В Ростове, как и во многих городах России, распространены различные ремесла, связанные с переработкой кожи: скорняки, сыромятники, овчинники, красильники и с переработкой льна: холщевники, крашенинники. Но особенно было развито шитье одежды и изготовление обуви. Количество портных мастеров в разное время колебалось от 8 до 10 человек. Нужно отметить, что в этом виде ремесла имелась своя специализация: сарафанники, пуговичники (пуговицы "хамьяные", т.е. сделанные из ткани). К изготовлению одежды относятся и рукавичники с шапочниками. К сожалению, данные источники не указывают какого вида изготовлялись шапки. Эта могли быть и валеные колпаки, и меховые шапки, или же шапки, сшитые из атласа и кумача. Портные мастера работали не только на заказ, но и на рынок. Еще по писцовой книге 1624 г. известны торговцы сарафанами и пуговицами. В "Записной книге мелочных товаров Московской большой таможни" отмечается, что скупщики привозили из Ростовского уезда холст и одежды47. Количество сапожников колебалось от 15 до 20 человек. В это число входят и те мастера, которые занимались и просто починкой обуви ("подшивает сапоженка"). О том, что многие сапожники работали на рынок говорит тот факт, что в Ростове существовал торговый сапожный ряд.

В XVII в. в Ростове изготовляли восковые и сальные свечи. Этот промысел получит свое дальнейшее развитие в ХVIII - ХIХ вв. Например, ростовские купцы Мальгины в конце XVIII в. имели 4 свечных завода48. Источники отмечают, что Мальгины стали заниматься свечным делом еще в 40-е годы XVII в. По переписной книге 1646 г. в "свешниках" значатся Смирка Григорьев и Васка Богданов Мальгины. Продажа свечей производилась среди "мелочных товаров" со "свечных полок и лотков". Постоянный спрос на свечи предъявляли Ростовский архиерейский дом, ростовские монастыри и церкви, а также близлежащие монастыри, пустыни и церкви.

Более 10 специальностей насчитывается среди посадских людей, занятых обработкой и продажей продуктов питания. В основном эта группа людей работала на городской торг, но наличие таких торговых рядов, как калачный, мясной, солодовенный, рыбный, говорит, что эти продукты заготовляли и на более широкий рынок. Ростовские рыбинки продавали рыбу не только свежей, но и в соленом и сушеном виде ("хохольки").

Особо нужно сказать о винокуренном производстве. Развитие винокурения в России в XVII - начале XVIII вв. определялось во многом тем, что право производства хмельных напитков и продажи их населению принадлежало до 1652 г. казне и небольшому числу феодалов, а с 1652 г. - только казне. Тяглые люди (включая посадских) получали право производить вино в тех случаях, когда обязывались поставлять его казне. По подсчетам М.Я. Белкова, в середине XVII в. в стране насчитывалось не менее 20-25 купеческих винокуренных предприятий (не считая заведений, арендованных у светских феодалов)49. По переписной книге 1646г. винокурением в Ростове занимался посадский человек Степка Федоров. А до "Выписи 1677-1678 гг.", винокурня принадлежала ростовскому митрополиту. По-видимому, это было немалое заведение, так как под него было сломано два посадских двора. Работало на митрополичьей винокурни несколько человек, как видно из записи: "огород пашут митрополичьи всякие люди от винокурни"50. Кроме вина в городе изготовляли квас, пиво и сусло. Продажа этих напитков была отдана на откуп посадским людям, которые "откупу с того сусла и квасу платят на Москве в большом приходе"51.

Прочие ремесла и промыслы. В начале XVII в., до литовского разорения, в Ростове, по-видимому, существовала иконописная мастерская. Об этом говорит, например, запись о Григории Ростовце, который за один только август 1611 г. "закончил письмом 60 икон, а в декабре того же года сделал еще 10 икон". По справедливому замечанию М.Н. Тихомирова, такое количество икон не мог сделать один человек52. Что касается середины XVII в., то по данным переписным книгам упоминается всего лишь один иконописец. - Федька Васильев, который в 1651 г. был приписан "из-за митрополита" к ростовскому посаду. К этому имени можно добавить имя живописца попа Тимофея. В Ростовском музее находится его подписная икона "Богоматерь Казанская" 1649 г. В конце XVII в. в связи с общим подъемом экономики страны и огромными строительными работами, проводившимися ростовскими митрополитами Ионой Сысоевичем и Иосафом Лазоревичем, количество иконописцев резко увеличилось. В. Г. Брюсова отмечает, что Иона Сысоевич для росписи церквей привлекал лучших мастеров подведомственной ему митрополии, а свои "домовые" иконописцы появляются у него в конце 90-х годов53. Э.Д. Добровольская за 1697 - 1704 гг. выявила 14 имен ростовских иконописцев, среди которых 7 человек с ростовского посада54.

Особо нужно сказать о развитии огородного промысла в Ростове. В ХVII - ХVIII вв. во многих русских городах ремесло сочеталось и дополнялось земледелием, садоводством и огородничеством. По определению С.Б. Веселовского, "посады были сосредоточением торговли и промыслов, а пашни и угодья были второстепенными, в виде общего правила, источником благосостояния посадских людей"55. В Ростове же в XVII в. огородный промысел являлся чуть ли не основным занятием населения и большинство посадских людей "жило с огорода". Размеры огородной земли колебались от 85Х40 саж. - наибольший до 10х12 саж. - наименьший. В огородах сажали чеснок, лук, капусту, хмель, огурцы. По "Выписи 1678 - 1677 гг.", практически каждый житель Ростова обладал огородным участком, к тому же 101 человек обрабатывали дополнительные пустующие земли, а некоторые из них (Мальгины, Зверинцевы, Милютины, Шалковы, Щаповы и др.) имели по 2-3 огородных участка. 50 человек, как сказано в источнике, "пашут лук и чеснок". Из этих данных видно, что значительная часть населения выращивала огородные культуры не только для собственного употребления, но и на продажу. На этот факт обратил внимание В. А. Собянин, анализируя писцовую книгу 1624 г., он указал 68 торговцев-огородников56. 0 том, что торговое огородничестве получило во второй половине XVII в. широкое развитие, свидетельствуют следующие данные. Во-первых, прямо названы имена посадских людей, которые торгуют луком и чесноком (20 человек), хмелем (4 человека). Во-вторых, значатся 24 человека, которые "копают огород, тем кормятся", 10 человек "землю пашут из оброку". Оброк платило тягловое население за дополнительные источники дохода. В некоторых случаях указано конкретно на выращивание овощей. Например, "пашет из оброку Павлин Зернов, садит лук" или "пашет из оброку лук и чеснок Булат Романов сын Убейсов". В пользу развитого торгового огородничества свидетельствуют и сведения из челобитной ростовских посадских людей 1687 г., в которой речь идет о строительстве мельниц по р. Которосли и о том, что они мешают "свободному судоходству". В челобитной читаем: "А у которых государь, у нас... излучится от огородной пашни чеснок и лук, и нам в Ярославль и иные городы с теми товаришком своим съехать в лодках невозможно"57. Л.В. Милов объясняет возникновение торгового огородничества в некоторых городах как следствие особенностей развития феодальной экономики России, ее неравномерностью, что привело к ускоренному развитию одних городов и упадком других. Не последнюю роль здесь сыграло и городское законодательство, начиная с Соборного Уложения 1649 г. "Неразрывно связанное с общей крепостнической политикой Московского государства, это законодательство тормозило прилив в город рабочей силы, освобожденной земледелием. В условиях крепостного права промышленное развитие центра России, с одной стороны, привело к созданию контингента неземледельческого сельского населения в виде отходников и "промышленников", а с другой - поставило многие так называемые малые города либо вне этого развития, либо отодвинуло их далеко в сторону от ключевых позиций развития промышленности"58. В итоге население малых городов приспособилось к специфике создавшейся обстановки. "Издавна существовавшее в любом крупном средневековом городе России подсобное огородничество превратилось в торговое. Причем развитие торгового огородничества оказалось здесь в более выгодных условиях, чем на селе. Этому способствовал сам статус городского населения, объективно представлявший горожанам большую свободу хозяйственной деятельности, и близость рынка сбыта"59.

Ростовские посадские люди вывозили огородные культуры на близлежащие торжки, а также в Москву, Тотьму, Ярославль. В самом же Ростове торг вели на площади "с возов".

Теперь рассмотрим чисто торговую деятельность населения ростовского посада. Под терминами "торговый человек" и "торговые люди" в XVII в. являлся член любого тяглового чина. Торговыми людьми были не только представители высших торговых корпораций, но и посадские люди. По мнению С.В. Бахрушина, термин скорее определял занятие, чем звание, и не имел для XVII в. сословного содержания60. В XVII в. существовали следующие виды торговли: 1) оптовая: транзитная и скупочная; 2) розничная: распродажа в своем городе привезенных из других городов товаров; распродажа товаров, скупленных в сельской округе. По переписным книгам, как уже отмечалось выше, трудно различить производителей и торговцев. Но тем не менее, некоторые вопросы, касающиеся деятельности торговцев-профессионалов, они освещают. Во-первых, под терминами "торговые" или "промышленные люди" в переписных книгах второй половины XVII в. названы 16 человек. Во-вторых, можно выделить ряд специальностей, явно указывающих на скупку товаров: сырейщики (скупка и продажа сырых кож), щепетильники (продажа женских мелочей с лотков), скотинные барышники (торговцы скотом), рыбинки (торговцы рыбой); прямо названы торговцы луком, чесноком, хмелем, крупою, железом. "Выпись 1677-1678 гг." дает богатый материал по торговле первой половины XVII в. Этот материал вполне можно отнести и на вторую половину XVII в., так как фамилии торговцев по писцовой книге 1624 г. и по окладной книге торговых мест 1691 - 1692 гг. в большинстве случаев совпадают. В писцовой книге даны прямые указания на торговлю сарафанами, пуговицами, свечами, щепетиньем, дегтем, калачами, мясом, солодом, москательем, опойками, солью, медом, мылом, орехами, пряниками, яблоками, соленой и сушеной рыбой. Источники указывают, что в Ростове было от 4 до 6 красильников. Под этим названием можно подразумевать как и ремесленников, так и торговцев краскою, тем более москательный и красильные ряды в Ростове существовали издавна, а конце XVII в. москательный ряд был самым большим. Перечисленные выше товары позволяют предположить, что ростовский посад второй половины XVII в. состоял в основном из мелких торговцев, занимавшихся продажей "мелочных товаров" (предметов широкого потребления) в своем городе и уезде. На откуп посадским людям была отдана продажа хмельных напитков. Таможенный сбор с вина, пива, меду в 1668 г. составил 380 руб. 11 ал.61 Торговлю вели не только посадские люди, но и крестьяне, каменщики и кирпичники, служители церкви и другие слои городского населения. По окладной книге 1691 - 1692 гг. в Ростове числится 159 торговцев (из них 75 человек владели лавками по наследству) и 295 торговых мест. В это число входят не только лавки и полулавки в рядах, но и лавки и полки, и шалаши в разных местах. Наиболее крупный оброк (более 1 руб.) платили Голицыны, Ксеневы, Малютины, Угримовы, Щапавы. Самый крупный оброк - 18 рублей - платили Алексей Ширяев (Красильников) и Григорий Канонов.

Ростовские торговые люди вели и "отъезжие торги". Явки ростовцев отмечены в таможенных книгах Новгорода, Астрахани, Москвы, Тотьмы, Ярославля, Тихвинского посада. Это были торговцы-оптовики: Мальгины, Яковлевы, Мамзеревы, Корякины, Ильины, Гогины, Абрамовы, Владимировы, Ломтевы, Ксеневы62. Из Ростова вывозили, в основном, лен, сухую и соленую рыбу. Например, в Новгороде торговали сухой рыбой Иван Киприянов и Григорий Матвеев. Последний закупил там партию пеньки на сумму 220 рублей63. Наиболее крупную оптовую торговлю вели Мальгины, Гогины, Ильины. Например, Гурий и Гаврила Мальгины привозили на новгородский торг сталь, проволочное железо, писчую бумагу, кумачи, ладан, церковное вино. Всего ими было продано товару в 1693 г., по данным новгородской таможни, на сумму 505 руб. 32 ал. 4 ден.64 В Ростове же Мальгины вели Розничную торговлю в москательном, мясном, сапожном и красильном рядах. На астраханский торг привозил товары Макар Ильин. В его явке 1694 г. указаны следующие товары: "160 фат бумажных, пуд 10 ф. нитей бумажных красных, 15 тюков сафьянов, 900 пьялок малых (глинянная посуда - Е.С.), пищаль, 5 килимов (ковров - Е.С.)"65. "Купцы" ж. Гогины в конце XVII в. налаживали и заграничную торговлю. Например, Козьма Яковлев Гогин привозил "из-за Свейского рубежа" сталь, олово английское прутовое, железо66. А ростовец Алексей Базаров привозил английские сукна67.

Накопление капитала в XVII в. шло не только в результате торговых операций, но и вкладыванием части капитал, в производство. В это время наиболее распространенными видами производства являлось мукомольное, солодовенное, винокуренное, а также покупка у казны или части владельцев огородных, пахотных и пустующих земель, на которых устраивались огороды или просто заготавливалось сено. По "Выписи 1677 - 1678 гг." косили сено на продажу 4 человека; посадские люди Мальгины, Кононовы, Шараповы, Гогины, Тарасовы, Шалковы, Ксеневы обладали довольно значительными земельными участками. Известно, что каменщик Иван Дыбакин сдавал свои огородные земли в наем68. Вкладывали капиталы и в рыболовный промысел: оброчили у казны или частных владельцев речки и озера. Существовали и другие виды производства, например, кузнечное. К сожалению, данные источники не дают прямых указаний о "заводах" ростовских торговцев. Можно лишь предположить, что "купцы" Кононовы занимались солодорощением. Все их лавки были в солодяном ряду, с которых они платили самый большой оброк - 18 рублей.

Итак, мы видим, что Ростов во второй половине XVII в являлся небольшим ремесленно-торговым городом в экономике которого существенную роль играл огородный промысел. Основным занятием населения являлись ремесла, обслуживащие нужды городского населения, и торговля. К конце XVII в. деятельность торговцев-профессионалов постепенно завоевывает господствующее положение на рынке: на каждые 6 жителей Ростова приходилась 1 лавка. Это показывает, насколько значительный контингент населения города был вовлечен в торговлю. Не случайно в XVIII в. Ростов становится известным торговым центром, где проводилась знаменитая Ростовская ярмарка, годовой доход которой достигал в отдельные годы более 3 миллионов рублей69. В конце XVII в.. в основном из среды посадского населения, начинают выделяться фамилии, представители которых впоследствии станут крупными купцами, владельцами заводов и фабрик: Мальгины, Милютины, Кекины, Шалавы и др. Данные выводы подтверждают точку зрения А. В. Демкина, его высказывание о том что "вопрос о долговечности торговых фамилий нужно решать, обращаясь к истории не привилегированных дельцов всероссийского масштаба, а к судьбе рядового массового купечества"70. История ростовских купеческих фамилий, вопрос о преемственности их капиталов - тема дальнейшего исследования.

  1. Титов А. А. Дозорные и переписные книги древнего города Ростова. М., 1880. С. 23-67; Он же. Переписные книги Ростова Великого второй половины XVII в. СПб., 1887. С. 1-70. Найденов Н. А. Ростов. Материалы для истории города ХVII - ХVIII столетий. М., 1884. С. 5-19, 19-34.
  2. Титов А. А. Переписные книги Ростова Великого... С. 11.
  3. Там же.
  4. Собянин В. А. Ростов в прошлом и настоящем. Ростов-Ярославский. 1928. С. 18.
  5. Тюнина М. Ростов Ярославский (путеводитель по городу и окрестностям). Ярославль, 1979. С. 36, 44: Иванов В. Ростов. Углич. М., 1975. С. 26.
  6. Тихомиров....
  7. Булгаков М. Б. Борьба посадской общины Ростова Великого с беломестцами в первой половине XVII в. // Торговля, промышленность и город в России XVII - начала XIX вв. М., 1987.
  8. Титов А. А. Переписные книги Ростова Великого... С. 1-2.
  9. Веселовский С. Б. Дьяки и подъячие ХV - ХVII вв. М., 1975. С. 476.
  10. Титов А. А. публикует эту опись без названия. см. Титов А. А.: Дозорные и переписные книги древнего города Ростова. С. 23.
  11. Там же.
  12. Добровольская Э. Д. Новые материалы по истории ростовского кремля. Приложение "Мастера-строители ростовской митрополии и города Ростова, известные по документам 1691 - 1704 гг.".// Материалы по изучению и реставрации памятников архитектуры Ярославской области. Древний Ростов. Ярославль. 1958.
  13. Заозерская Е. Московский посад при Петре 1. // "Вопросы истории". 1947, № 9. С. 19.
  14. Устюгов Н. В. Научное наследие. М., 1971. С. 53.
  15. См. подробно. Заозерская Е. К вопросу о зарождении капиталистических отношений в мелкой промышленности России начала XVIII в. // "Вопросы истории". 1949. № 6. С. 70.
  16. Устюгов Н. В. Научное наследие. С. 58.
  17. Переписная книга 1646 г. // Найденов Н. А. Ростов. Материалы С. 17.
  18. Булгаков М. Б. Борьба посадской общины Ростова Великого с беломестцами... С. 6.
  19. Дозорная книга 1619 г. // Л Найденов Н. А. Ростов. Материалы... С. 3.
  20. Переписная книга 1646 г. // Найденов Н. А. Ростов. Материалы... С. 12, 23, 26.
  21. Там же.
  22. Российское законодательство Х - ХХ вв. Т. 3. М., 1985. С. 203.
  23. Переписная книга 1678 г.// Найденов Н. А. Ростов. Материалы... С. 26.
  24. Не смотря на то, что Сокольничья слбодка была ликвидирована, сокольи помытчики имели место в Ростове вплоть до конца XVIII в. См., напр.: Титов А. А. Кекинский летописец. Ярославль. 1887. С. 6.
  25. Дополнение к актам историческим. Т. 6. С. 32.
  26. Устюгов Н. А. Научное наследие. С. 41.
  27. Там же, с. 42.
  28. Переписная книга 1646 г. // Найденов Н. А. Ростов. Материалы... С. 17.
  29. Окладная книга 1691-1692 гг. // Титов А. А. Дозорные и переписные книги... С. 60.
  30. Добровольская Э. Д. Приложение. С. 42.
  31. См., напр.: Тихомиров М. Н. Россия в XVI столетии. С. 172: Смирнов П. П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в. М.: Л., 1947-1948. Т. 1. С. 175; Булгаков М. Б. Борьба посадской общины Ростова Великого...
  32. Добровольская Э. Д. Новые материалы по истории ростовского кремля. С. 31.
  33. Довнар-Запольский М. В. Торговля и промышленносгь Москвы ХV - ХVII вв. М., 1910. С. 69.
  34. По данным Н. А. Баклановой. Cм. Бакланова Н. А. Торги и промыслы Нижнего Новгорода в 60-х гг. XVII в. д Ученые записки института истории Т. 5. М., 1928.
  35. По данным Л. В. Даниловой. Cм. Данилова Л. В. Мелкая промышленность и промыслы в русском городе во второй половине XVII - начале XVIII вв. (по материалам города Ярославля). // "История СССР" 1957. № 3.
  36. По данным К. Н. Сербиной. Сербина К. Н. Очерки из социально- экономической истории русского города. Тихвинский посад в XVI - XVIII вв. М.: Л., 1954. С. 80.
  37. Булгаков М. Б. Указ. соч. С. 7.
  38. Промышленность и торговля в России ХII - ХIII вв. М., 1983 С. 58.
  39. Титов А. А. Переписные книги Ростова Великого... С. 66.
  40. Сербина К. Н. Очерки из социально-экономической истории русского города... С. 107, 250.
  41. Добровольская Э. Д. Приложение. С. 44.
  42. Переписная книга 1646 г. // Найденов Н. А. Ростов. Материалы... С. 7.
  43. Заозерская Е. О зарождении капиталистических отношений и мелкой промышленности... С. 77.
  44. Данилова Л. В. Мелкая промышленность и промыслы в русском городе... С. 103.
  45. Сербина К. Н. Указ. Соч. С. 143.
  46. Добровольская Э. Д. Приложение. С. 43.
  47. Заозерская Е. О зарождении капиталистических отношений в мелкой промышленности... С. 75.
  48. РФ ГАЯО. Ф. 1. оп. 1, д. 155, л. 1.
  49. Волков М. Я. Очерки истории промыслов России второй половины XVII - первой половины XVIII вв. М., 1979, С. 50.
  50. Титов А. А. Переписные книги Ростова Великого... С. 13.
  51. Там же. С. 68.
  52. Тихомиров М. Н. Указ. соч. С. 173.
  53. Брюсова В. Г. Русская живопись XVII в. М., 1984. С. 83.
  54. Добровольская Э. Д. Приложение. С. 45.
  55. Веселовский С. Б. Сошное письмо. Т. 2. М., 1916. С. 90.
  56. Собянин В. А. Ростов в прошлом и настоящем. С. 18.
  57. "Ярославские Губернские Ведомости". 1855. № 5.
  58. Милов Л. В. О так называемых аграрных городах России XVIII в. // "Вопросы истории". 1968, № 6. С. 59.
  59. Там же.
  60. Бахрушин С. В. Научные труды. Т. 2. М., 1954. С. 118-119.
  61. "Ярославские Губернские Ведомости". 1853. № 3.
  62. Владимировы, Ломтевы, Ксеневы по переписной книге 1678 г. значатся в суконной сотне.
  63. Книги Московской Большой Таможни. 1693-1694 гг. Новгородская, Астраханская, Малороссийская. Труды ГИМа. Вып. 38. М., 1961. С. 52. 62.
  64. Там же.
  65. Там же. С. 66.
  66. Там же. С. 60.
  67. Там же. С. 55.
  68. Титов А. А. Переписные книги Ростова Великого.... С. 68.
  69. Клокман Ю. Р. Социально-экономическая история русского города второй половины XVIII в. М., 1967. С. 39.
  70. Демкин А. В. Русское купечество ХVII - ХVIII вв. Города Верхневолжья. М., 1990. С. 5.